Кики обожает кепки, Фамейе простил болельщику ДТП. Чем живут легионеры брестского «Динамо»

Много историй от клубного переводчика.

Переводчик Николай Андриевич – просто незаменимый человек для брестского «Динамо». Он – уши и язык африканских и европейских легионеров команды. Бывший преподаватель лингвистического университета не только переводит иностранным игрокам установки тренеров, но и является их гидом по Бресту, а также помогает решать разнообразные бытовые вопросы. В большом интервью Тарасу Щирому Николай вспомнил самые необычные просьбы от футболистов и рассказал о том, как устроен в Бресте быт динамовских легионеров.

– Николай, для начала вспомни, как ты вообще оказался в Бресте.

– На самом деле, история моего приезда в Брест очень интересная. Перед ним я летал в США к двоюродному брату – встретить новый 2017-й год. На тот момент рассматривал разные варианты переезда в Америку и стажировок в Нью-Йорке или Бостоне. И в последний день моего пребывания в Штатах мне от коммерческого директора брестского «Динамо» Максима Краснобаева поступило предложение пройти собеседование на позицию переводчика в клубе. Он узнал, что я хорошо владею английским языком, преподавал в инязе и работал в министерстве природных ресурсов и охраны окружающей среды, где был задействован в одном проекте по электроэнергетике.

До меня в «Динамо» уже работал мой знакомый Владимир Мачульский, который мне как-то рассказывал, что в Бресте создан интересный футбольный проект. Поэтому, когда на меня вышли, я представление о «Динамо» уже имел. Однако не ожидал, что меня туда позовут. На первом же собеседовании сказали «Отлично!», объяснили, что придется не только переводить игроков на тренировках, но и помогать решать бытовые вопросы. По сути, на первом этапе я становился гидом для иностранцев по Беларуси и должен был знакомить их с нашей инфраструктурой: банками, магазинами, ресторанами и поликлиниками.

– До «Динамо» ты имел какое-нибудь отношение к спорту?

– Зимой 2011 года, а я тогда еще был студентом пятого курса, работал переводчиком-волонтером на этапе Кубка мира по фристайлу в Раубичах. Наибольшее число англоговорящих спортсменов было в канадской делегации, поэтому меня отправили к ней. Но они и так себя неплохо чувствовали – прилетели со своим переводчиком, который хорошо знал русский. Если сборная Беларуси на тот этап выставила опытных олимпийцев, то из Канады прилетела молодежь. Ребятам, наверное, и 19 не было. Особенно запомнились мне тем, как тусили после окончания соревнований. На церемонии закрытия, которая проходила в гостинице «Планета», они активно танцевали под белорусские мотивы, а потом начали спрашивать: «А где тут у вас ближайшая дискотека?» В итоге пошли зажигать в какой-то клуб дальше. Им вообще в Беларуси было очень привычно. Они мне говорили: «У вас отлично! Только снега маловато». Ну, им еще наши девушки понравились. Хотя они всем иностранцам нравятся.

А еще мне довелось поработать в Минске на финале детского «Евровидения» на «Минск-Арене». И вот там я помогал не конкретной делегации, а нашим телевизионщикам. Мне было интересно увидеть, как весь процесс снимают шведы. Они приехали в Минск примерно за две недели до события. Я не знаю, известен этот факт или нет, но весь финал снимают дважды. Накануне всем объявленного финала снимают точно такой же концерт со зрителями. Это делают на тот случай, чтобы оперативно можно было заменить картинку, если произойдут какие-то срывы в живой трансляции. Так что два дня подряд там идут одинаковые съемки.

– Помнишь первый рабочий день в Бресте?

– Перед приездом в Брест мне сразу сказали: «Ты не работал в футболе, не работал с командой, поэтому тебе нужно присмотреться. А вдруг не поймешь, как все работает?» Как сейчас помню, первая тренировка проходила на «Юности». Это был конец января. Холод. Вокруг лежал снег. И первыми я увидел дрожащих на лавочке африканских легионеров. Чиди Осучукву ноги в бутсах поставил на шлепанцы. Просто на земле его ногам становилось еще холоднее. И почему-то снег он называл льдом и постоянно говорил: «Айс! Откуда здесь столько льда?! Почему его так много?!»

Чиди Осучукву.

Я наблюдал за тренировкой, и для меня было неожиданно, что могу поздороваться с футболистом, которого раньше знал исключительно из новостей или видел только по телевизору. Было ощущение, что человек сошел с экрана. Или что меня самого пустили на экран :).

На самом деле все очень легко далось. Попросили сказать легионерам, что конкретно будет на тренировке и объяснить смысл каких-то упражнений. Главным было вовремя и громко переводить тренера [Владимира Журавеля], чтобы все иностранцы слышали. Многие белорусы, которые играли за границей и имели дело с переводчиками, говорили, что у меня звонкий голос и его слышно отовсюду. Даже просили тише разговаривать.

Как только я начал работать и обменялся с футболистами контактами, сразу пошло огромное количество звонков. Игроки звонили практически постоянно. Все находились в разных точках города и каждый что-то хотел: «Мне нужно вот это купить!», «А где это находится?», «А как я могу поменять деньги и отправить их жене?» Часто в первое время звонили другие сотрудники клуба с поручениями для иностранцев. Иногда я просто ненавидел свой телефон и вечером даже не хотел разговаривать со своими друзьями, так как просто уставал от постоянных разговоров. В данный момент все, наверное, пакуют чемоданы на сборы (разговор состоялся накануне вылета «Динамо» на сбор в ОАЭ – Tribuna.com) и я очень рад. Я как-то даже подсчитал, что за день мне в среднем поступает 100-150 звонков. И это нормально. Я привык. Если меньше, то я уже начинаю переживать, что что-то случилось.

– Кто в первое время был чемпионом по запросам?

– Наверное, наш французский вратарь Жереми Малерб. Возможно, он не самый талантливый голкипер и допускал много ошибок, однако, если говорить об отношении к работе, – это профессионал. Малерб как можно быстрее хотел наладить свой быт в Бресте, чтобы спокойно сконцентрироваться на тренировках. Жереми достаточно серьезно подходил к подготовке, постоянно посещал спортзал и вообще каждый день у него был расписан. Он даже к выбору матраса подошел серьезно. Ему было важно, чтобы спина отдыхала, чтобы он высыпался, и матрас не был чересчур мягким или жестким. Малерб стремился к тому, чтобы в квартире было все необходимое, и ему не пришлось бы куда-то идти, чтобы решать эти вопросы. Стоимость аренды не так была для него важна, как комфорт.

Жереми Малерб.

– Он долго выбирал жилье?

– Довольно долго. Мы вместе ездили смотреть варианты. Было несколько квартир. Одна была очень интересная: дизайнерская, с красивым интерьером. Четырехкомнатная, если не ошибаюсь. Но она оказалась очень дорогой. За нее просили порядка тысячи долларов в месяц. Когда я услышал, что в Бресте такие цены, у меня глаза округлились. По ним Жереми, наверное, понял, что многовато, и мы поехали дальше. В итоге нашли ему большую двухкомнатную квартиру в новом доме в центре – на бульваре Космонавтов. Малерб сразу же попросил повесить темные шторы, чтобы не будил солнечный свет.

Жил он один – без девушки. Насколько я знаю, к нему приезжали только родители. Кроме того, он очень щепетильно относился к своему питанию. Наша команда постоянно питается в трактире «У озера». Он тоже туда несколько раз приходил, но чаще любил куда-нибудь прийти и заказать именно то, что хочет. Завтракать ему нравилось в кафе Times. Ел он часто куриную грудку, овощи и пил всегда свежевыжатый сок. Жереми один из немногих легионеров команды, кто ел брокколи. Нравилось ему.

Как отдыхал? Сидел дома и в кафе ходил. По сути, ему для отдыха, как и другим ребятам, в Бресте было найти что-то сложно. В кинотеатрах на английском практически ничего не показывают. Лишь в конце декабря в Бресте демонстрировали кино в оригинале и с субтитрами.

– Со стороны казалось, что Малербу в Беларуси как-то грустновато.

– Может быть. Его родной язык французский, и ему особо не с кем было поговорить. Знаю, что ради общения он даже ходил во французское консульство, которое работает в Бресте. И он даже познакомился с девушкой, преподавательницей французского, которая давала ему уроки русского.

И, кстати, мне в нем понравилось стремление к изучению языка. Еще на первом сборе он попросил у меня список слов, необходимых вратарю на поле: спина, вышли, шире или уже. Во время матчей он их старался использовать, но часто забывал и немножко путал. К примеру, была ситуация, когда из-за этой путаницы наша команда пропустила гол. Уже не помню, что это был за матч. Мяч летел на Андрея Лебедева, соперник был далеко, и можно было спокойно его пропустить – оставить вратарю. Но Жереми неожиданно закричал: «Спина!», Андрей подумал, что возле него противник, пошел на мяч, подбил вверх, а на отскоке соперник его подобрал, после чего мы пропустили. Все случилось из-за языковой ошибки. Ко мне потом подходили ребята и спрашивали: «Почему он так говорит?» Задали этот же вопрос Жереми. Оказалось, что перевод того, что сказал, он знает, но вот слова перепутал.

– На него в Бресте обращали внимание девушки?

– Думаю, конечно. Все-таки он – высокий симпатичный и спортивный парень. Я ни разу его в городе с девушкой не видел, но не исключаю, что Жереми с кем-то встречался.

– Помнишь самую удивительную просьбу от Малерба?

– Однажды он позвонил ночью, наверное, в половине первого. Возникло ощущение, что что-то случилось и ему нужна срочная помощь. А оказалось, что у него просто не работает интернет :). Я подумал, что это не очень серьезная просьба для ночного звонка. Утром я ему все объяснил и больше после полуночи он мне не звонил.

Помню еще один интересный эпизод, связанный с Жереми. В день какого-то матча он припарковал автомобиль возле тренажерного зала, но поставил его очень близко к тротуару. В итоге мне набрали из клуба и сказали, что машину эвакуировали. До предматчевого сбора оставалось совсем немного времени, и мне нужно было найти и Малерба, и машину. Звоню Жереми: «Ты знаешь, где твой автомобиль?» – «Да, рядом стоит» – «Не рядом. Его эвакуировали». Он очень удивился и разволновался. Мы приехали на штрафстоянку, начали объяснять, что срочно нужно забрать машину, но человек говорил, что все равно придется сделать отметку в правах. А Малерб еще и права с собой не взял... И тут я говорю: «Поймите, мы из «Динамо». У нас сегодня игра!» И тогда мужчина посмотрел на нас, подумал и сказал: «А, ну тогда не надо лишнего стресса. Отметку делать не будем, а вот штраф все равно придется заплатить».

* * *

– Забавно. Как я понял, первым иностранцем, которого ты увидел в Бресте, был Чиди.

– Да. Он, кстати, меня сейчас подбросил на интервью. Ездит на машине, которую для него арендовал клуб. Так получилось, что мы одновременно влились в «Динамо», и Чиди был первым, с кем я обменялся контактами. Честно говоря, поначалу сложнее всего понимать было именно африканцев с их акцентом. Хотя с Осучукву, как раз таки, тогда было проще всего. Его жена Ришель, нигерийка, живет в Англии, училась в Манчестере, и он старается лучше разговаривать на английском. У них с Чиди двое детишек. Живут они постоянно в Великобритании, но достаточно часто приезжают в Брест.

Чиди не очень разговорчивый парень, но если начнет говорить, то побеседовать с ним интересно. Рассказывал, что Нигерия очень большая страна и в ней не так опасно, как об этом рассказывают у нас по телевизору, хотя есть неблагополучные районы и города. Он, как и все африканцы, очень сильно любит Родину и скучает по еде – по блюду фуфу (густая каша из корнеплодов маниока, ямса, батата или банана – Tribnua.com). Когда наши африканцы вернулись из отпуска, они, наверное, привезли с собой полугодовой запас банок со смесью для приготовления фуфу – целые чемоданы :).

Чиди и его агент Педру Мендеш.

Осучукву сразу мне показался очень юморным парнем. Чиди все время пытается над кем-то подшутить: пробрасывал мяч тренеру между ног, привязывал шнурки бутс Фамейе к батарее, вводил человека в заблуждение. На днях я, Кики и Давид Текло должны были ехать [с тренировки] вместе с Чиди. Ребята особо не знали, какая у него машина, и он специально повел их к чужому автомобилю. Когда они начали дергать ручки закрытого авто, он сказал: «Что вы делаете? Вот же моя машина?» А рядом стоял точно такой же «Шевроле». Только арендованный для Чиди.

А вот с белорусами Чиди шутит реже. Все-таки в команде мало ребят, которые разговаривают на английском. И если Осучукву делает что-то смешное, сразу старается сказать, что это шутка. Кстати, он один из тех легионеров, кто очень медленно учит русский. Какие-то определенные слова он, конечно, знает, но вместе с Саливом Бабаво он больше остальных полагается на меня.

Поначалу жил в двухкомнатной квартире, а потом переехал в трехкомнатную. Объяснял это тем, что так удобнее для семьи. Повторюсь, жена и дети к нему приезжают достаточно часто – раз в пару месяцев – и остаются в Беларуси на недели три. Осучукву очень скучает по семье и даже купил для дочки в Бресте двухколесный велосипед со страховочными колесами, чтобы каталась, когда приезжает сюда.

Ко мне он обращался с разными вопросами. Часто ходили в банк для перевода денег жене в Англию, но он уже научился делать это самостоятельно, и мне больше по этому поводу не звонит.

– Как на него поначалу реагировали жители Бреста?

– В целом нормально. Хотя у африканцев, приезжающих в Брест, сразу создается впечатление, что на них постоянно все смотрят. Джоэл Фамейе – вообще отдельная история. Ему кажется, что за ним все время наблюдают, потому что он африканец. А вот Чиди такое внимание как-то не смущает. Он пожил в Португалии, где, как мне кажется, тоже не так много африканцев, и относится к подобному спокойно. На этот счет он всегда говорит следующее: «Ну, я же суперзвезда!» Это, естественно, наполовину шутка, однако, на мой взгляд, он чувствует себя особенным. Все-таки в Брест он пришел из «Браги», хорошего клуба, и в первом сезоне ему делали много комплиментов. Кроме того, мне кажется, агент ему тоже объяснил, что он не самый простой футболист. А еще у Чиди есть другое любимое выражение: «Ники, деньги – это не моя проблема!»

– В каких случаях он ее произносит?

– Ну, например, когда нужно через меня вызвать клининговую службу, чтобы убрать квартиру. И вот когда я говорю ему о стоимости услуги, Чиди произносит: «Money is not my problem» Таким образом он хочет сказать, мол, ты не переживай – деньги у меня всегда есть. Когда он просит купить билет на поезд на Минск, чтобы встретить семью, то всегда говорит: «Ники, мне, пожалуйста, VIP-вагон» Так он называет купе :). У него все должно быть VIP, все должно быть на высшем уровне.

Его любимое занятие – съездить в Минск за покупками. В Бресте, к сожалению, жителям не хватает хорошего большого торгового центра типа минского Dana Mall, в котором можно было бы купить хорошую одежду. Чиди говорит, что тут ничего настоящего не купишь, здесь все фэйк, поэтому гонит в столицу. Он фанат бренда Zara. Наверное, не упускает ни одного шанса, чтобы купить что-то из новой коллекции. Когда мы играли товарищеский матч с «Легией» в Варшаве, Осучукву из-за травмы с командой не поехал, но все равно попросил меня привезти определенные вещи. Ассортимент магазина Чиди узнал заранее. Большой модник. Старается всегда купить что-то новое себе.

Его отдых – это просмотр футбольных матчей. Особенно любит «Барселону», смотрит английскую премьер-лигу и переживает вместе с женой, насколько я знаю, за «Манчестер Сити».

– Как ему Беларусь?

– Он уже привык, но все равно говорит, что у нас не совсем так, как в Западной Европе. Объясняет, что в Португалии и той же Польше намного больше развлечений. Его смущает, что у нас не так много людей общается на английском. Ну и то, что он не знает русский, его тоже сильно ограничивает. К изучению языков, как я понял, у него нет особого таланта. На русском знает всего пару слов.

– Но, как я понял, он вечно на позитиве.

– Да, расстраивается лишь тогда, когда не играет из-за травмы. Сейчас у него тоже повреждение, Чиди не летит на сбор, но полон энтузиазма и надеется вернуться в команду. Скоро будет в строю.

* * *

– Самым капризным африканцем «Динамо» считается Джоэл Фамейе?

– Наверное, да. Внешне может показаться, что Джоэл всегда чем-то недоволен и редко пребывает в хорошем настроении. Сейчас тоже прилетел немного угрюмым. Не знаю, возможно, из-за того, что половину отпуска провел с молодежной сборной и не так много времени был с семьей.

С Фамейе мы познакомились в первый же день. Поначалу я его плохо понимал и постоянно переспрашивал. Он говорил очень быстро, с акцентом и проглатывал окончания слов, но со временем акцент чувствовался все меньше и меньше. Джоэл сразу был общительным, пошел на контакт и сначала смущался, что я не всегда его понимаю. Обычно он говорил: «Все нормально. Еще пару дней и будешь меня понимать». Так и случилось. Но потом я понял, что Фамейе практически не выходит на улицу. Все его развлечения – это сидеть дома и смотреть сериалы на «Нетфликсе» или американские боевики. Как уже говорил, ему не нравится, что все на него смотрят, из-за чего он чувствует себя неуютно. Как будто он какой-то не такой. Хотя я бы не сказал, что брестчане ведут себя очень странно и тычут в ребят пальцами. Наоборот. Когда мы идем по улице, к нему часто подходят люди и просто просят сфотографироваться. Возможно, с подобной реакцией он столкнулся в Бобруйске, когда играл за «Белшину». В любом случае сейчас он стал больше появляться на улице и уже довольно хорошо изъясняется по-русски.

Николай Андриевич, Джоэл Фамейе и Чиди Осучукву.

За эти два года Джоэл обращался ко мне очень часто. Всегда интересовался разными вариантами доставки еды в Бресте. И когда на сайте menu.by появилась англоязычная версия, для него это был праздник. Благодаря ей можно никуда не ходить, а просто заказать все, сидя дома, и тебе еду принесут прямо в квартиру.

– Ты знаешь, что он ненавидит супы?

– Да, когда мы перед выездами приходим в трактир, он наотрез отказывается есть наши супы. Считает, что они жидкие, не понимает, почему там столько воды, и не знает, как это все есть. Фамейе рассказывает, что в африканский суп забрасывается очень много ингредиентов, а потом все это тушится. Насколько я понял из его рассказов, африканские супы гораздо более наваристые, густые и похожи на рагу. Так что европейский суп для него – это не суп.

При этом я не скажу, что он разборчив в еде. Ест все мясо, не очень любит рыбу, может даже заскочить в KFC, но больше всего обожает фуфу, о котором я уже говорил. Я у него как-то спрашиваю: «Джоэл, что у тебя в тяжелом чемодане? Золото, слитки?» А он отвечает: «Нет, там только фуфу!» Африканцы готовят это блюдо по очереди и ходят друг к другу в гости.

– В прошлом году Фамейе обзавелся хаски по кличке Лили. Ты помогал ему покупать собаку?

– Он рассказывал о своих намерениях, но я подумал, что это шутка. Дело в том, что ему понравилась хаски Кирилла Премудрова. Он сразу стал спрашивать, где можно купить такую же. Однако я попытался его отговорить, объяснял, что ему такая собака не нужна: она не для квартиры и с ней придется постоянно бегать. Но он все равно купил хаски, самостоятельно найдя в интернете продавца.

Фамейе не очень компанейский парень, но в Бресте нашел друга – его хаски даже бывает на тренировках

Сразу после покупки он мне набрал и сказал: «Привет, у меня собака. Ее нужно отвезти к ветеринару» В лечебнице хаски проверили, сделали прививки, объяснили, как ее нужно правильно кормить и ухаживать. Джоэл все слушал внимательно и даже записывал, чтобы не забыть рекомендации.

– Он же приезжал с ней на тренировки.

– Да. И тренеры, кстати, были в шоке. Потому что собака иногда появлялась на поле. Джоэл привязывал ее к дереву в теньке и она бегала по травке. Но ей в ограниченном пространстве становилось скучно. Она неоднократно перегрызала поводок, кстати, не сказать, что тонкий, и выбегала на поле – игралась с мячом и мешала футболистам. Джоэлю в таких случаях тренеры сразу говорили: «Фамейе, пожалуйста, займись своей собакой!»

Ему нужно было, чтобы кто-то ее выгуливал, когда он занят. Знаю, что иногда с ней гуляли его белорусские знакомые и даже Салив Бабаво. По итогу мы помогли ее пристроить в частный сектор, где ей, конечно, намного комфортнее, нежели в квартире. Он ее периодически берет погулять и после отпуска уже привозил собаку на базу.

* * *

– Идем дальше. Португалец Дениш Дуарте общается на английском?

– Да, и для меня удивительно, что португалец старается больше общаться на английском, чем на испанском. Я сам разговариваю еще по-испански, но когда начинаю к Дуарте на нем обращаться, он сразу говорит: «Нет, давай по-английски». Объясняет это тем, что таким образом хочет выучить язык. Я ему верю и не думаю, что это какое-то проявление португальского национализма.

Дуарте сам по себе достаточно молчаливый и тихий парень. Если с ним не заговоришь, беседу не начнет. Однако он, кстати, тоже очень большой профессионал. Дениш даже съехал с одной квартиры лишь потому, что ему там не нравилась кровать – постоянно скрипела, и был плохой матрас. После этого перебрался поближе к центру. Весь прошлый год он вместе с Нивалду ходил в фитнес-клуб MFIT, где дополнительно занимался. Отдых Дуарте – это тренажерный зал, фильмы, кафе, чтение новостных ресурсов и компьютерные игры. Он фанатеет от них. Любит Counter-Strike, какие-то другие онлайн-игры и по сети рубится со своими португальскими друзьями. Иногда даже с собой домой берет обед из трактира, чтобы успеть на свои поединки.

Дениш Дуарте.

Понятно, что лучше всего он дружил с бразильцем Нивалду, который ему помогал во многих вопросах. Все-таки язык этому способствовал. Кроме того, Нивалду хорошо говорит на русском, у него жена из Украины и он часто выступал в качестве переводчика Дуарте. Кстати, Нивалду – это тот человек, который сам может начать беседу и будет общаться на любую тему. Ему и его семье в Бресте очень нравилось. Нивалду есть с чем сравнить. Он поиграл в России, в Узбекистане, видел ситуацию в Украине, и, как сам говорил, Беларусь – это лучшее из тех мест, где он выступал.

В прошлом году Дуарте часто разговаривал и с Андреем Залеским, который вообще очень хорошо общался с иностранцами и старался подтянуть свой английский. Андрей уже покинул команду и его сейчас, конечно же, не хватает и Джоэлу, и Дуарте. Залеского сейчас замещает Паша Нехайчик. Кстати, мой «студент». Я дополнительно обучаю его английскому языку. Он молодец, старательный и сообразительный парень. Видно, что благодаря школе, возможно, сборной он что-то раньше знал, но все это было как-то разрозненно, а сейчас знания Паши уже выстраиваются в систему, он сам понимает, что к чему, задает мне правильные вопросы и старается использовать в речи фразеологизмы. Ну, и еще могу отметить Артема Милевского, Сашу Нойока, Артема Быкова и новобранца Сашу Павловца. Это люди, которым не нужна моя помощь, если они вдруг захотят поговорить с нашими легионерами.

– Для многих болельщиков загадкой остается Салив Бабаво. Парень играет преимущественно за дубль и большого интервью, если не ошибаюсь, еще не давал.

– Для меня он очень интересный человек. Иногда складывается ощущение, что Бабаво из принципа ничего не хочет говорить по-русски. Он – еще один футболист, который испытывает жуткую неприязнь к супам. Наверное, единственным африканцем «Динамо», который их любил, был Диксон Афоаква. А когда Саливу приносят суп, он всем своим видом показывает: «Нет! Уносите. Даже не буду пробовать!» Кроме того, Салив принципиально не ест свинину – он мусульманин. Помню, в первое время, когда перед ним на стол ставили какое-нибудь блюдо с отбивными, он постоянно переспрашивал: «Это точно не свинина? Ты уверен? Там даже нет кусочка?» Я не в курсе, как сильно он верит в Бога, но я знаю, что у него есть специальный коврик, и он молится дома.

Салив Бабаво.

Бабаво надевает наушники и почти все время проводит в телефоне. Вне тренировок он немного изолированный парень и практически не общается с белорусами из основы. Человек-загадка для меня. Может, просто я не тот тип, с которым ему хочется общаться. Хотя он часто обращался с просьбами ко мне. К примеру, просил, чтобы я просто показал, где, какие продукты лежат в магазине. В том числе, чтобы понять, где нет свинины. Он, как и другие африканцы, закупается напитками, соками и ледяным чаем. Берут они еще и молочные продукты, и яйца. Иногда покупают белорусские консервы. Пробовали, кстати, шпроты – не понравились.

Еще за нас играет Айомиде Джибоду. На удивление веселый и открытый парень, который очень быстро нашел общий язык в том числе с белорусами. У него самый чистый английский из всех наших африканцев. Все-таки парень пожил в Швеции, Англии и у него есть европейский акцент. Джибоду с собой привез Play Station и тоже часто играет в компьютерные игры. Кстати, он любит творчество и занимается самообразованием. Как только прилетел, мы сразу пошли в магазин канцелярских товаров, и он купил себе альбом для рисования, тетрадки, блокнот, ручки, карандаши и гуашь. Для чего? Как я понял, он не числится ни в школе, ни в университете. Джибоду просто находит в интернете задания и изучает грамматику, математику. Занимается таким образом саморазвитием.

– Кто тебе еще запомнился из африканцев?

– Идрисса Куяте. Правда, я очень мало с ним проработал, и мы редко пересекались. Все вопросы решал сам или через знакомых, которые у него тут появились. Африканцы ведь, как и кавказцы, достаточно плотно дружат. Когда попадают за рубеж, сразу находятся люди, которые готовы им помочь. Я знаю, что Фамейе общается со всеми африканцами, которые выступают в Беларуси. Он просто подходил после матча и обменивался с ними телефонами. Кроме того, он старается поближе узнать своих болельщиков. Джоэлю много писал парень из одной могилевской школы-интерната. Он называл себя большим фанатом Фамейе и говорил, что тоже хочет стать футболистом. Джоэл очень сильно растрогался, и все интересовался, как его можно навестить. Я объяснял: «Ради этого нужно ехать в Могилев» А он в ответ: «Когда мы в следующий раз будем там играть, напомни, чтобы я сходил к этому парню. Хочу встретиться с ним».

Был еще показательный момент, когда произошло небольшое ДТП с участием Джоэля. Не по его вине. На светофоре его машину ударили сзади. За рулем был пожилой мужчина. Когда водитель вышел из машины, стал извиняться, узнал Фамейе и признался, что является болельщиком «Динамо». Джоэл начал его успокаивать и сказал, мол, ничего страшного – я сам оплачу ремонт своей машины. Его автомобиль особо не пострадал. Багажник не меняли. Провели небольшой косметический ремонт и покраску.

Так вот, Куяте. Он мне показался довольно грустным и серьезным человеком. Ему не нравилось, что ребята над ним подшучивают из-за того, что у него якобы лишний вес. Но я не скажу, что это были грубые слова. Наоборот – добрые и веселые. Как я понял, такие шутки не в его стиле. Да и я шуток от него особо не слышал.

Габи Кики.

Габи Кики. Тоже интересный товарищ. Сказал, что в «Днепре», где играл раньше, не было переводчика, и из-за этого ему пришлось выучить русский. Говорит на нем довольно хорошо. Но если совершит ошибку, и ему на это указывают, Кики делает вид, будто ничего не понимает и произносит: «Только на французском. Франсе!» Но, как оказалось, Марцел Личка пожил долго во Франции, и он все может четко и доходчиво объяснить. Так что такое от Габи уже не прокатывает:).

Габи нравится в Бресте, и я бы не сказал, что он сильно скучает по Родине. Очень веселый парень, который любит танцевать в раздевалке. Когда команда переодевается, звучит какая-то музыка, он вместе с Джоэлем начинает двигаться в такт. Они вообще мастера танца. Иногда выделывают такие африканские штуки, что не передать словами.

Кики очень нравятся наши девушки, но никого себе пока не завел. Говорит: «Нет, только футбол». А еще он фанат кепок. Я даже как-то попросил, чтобы он купил мне хорошую кепку, так он ответил: «Нет, Ники, у тебя слишком большая голова. На такую красивую кепку не найдешь». А вот Фамейе, к слову, покупает исключительно обувь. Ему, как мне кажется, под нее нужен отдельный шкаф. Если едем на товарищеский матч или сбор, он хоть одну пару, но обязательно купит.

* * *

– Чем тебе запомнился словенец Желько Филипович?

– Очень быстро выучил русски язык, и я даже был удивлен, как он схватывал налету все слова. В первое время обращался с просьбами, как можно сделать визу для семьи. Родные приезжали к нему не так часто. И, когда уезжал (сейчас Филипович играет за казахстанский «Атырау» – Tribuna.com), сказал, что это был самый сложный период в его карьере, потому что пришлось жить в Бресте без жены и детей. Сразу, как только приехал, раззнакомился со всеми балканскими ребятами из БГК. Он посещал гандбольные матчи и много общался со словенцем Симоном Разгором. А когда появлялось свободное время, ехал в Польшу или к семье в Словению, и тогда просил дополнительный выходной. Не привык быть один.

Николай Андриевич и Желько Филипович.

О себе Желько оставил очень приятное впечатление. Работал профессионально. Мне хорошо запомнилась одна тренировка, на которой он сделал выговор нашей молодежи, которая работала как-то монотонно, совершала ошибки в передачах. Филипович просто попросил тренера остановить одно упражнение и как авторитет обратился на русском к молодым: «У вас [тут] такая возможность для развития! Все есть! Когда я был в вашем возрасте, такого даже не видел, а вы спустя рукава тренируетесь!» После этого ребята включились и заработали активнее.

В конце, когда подписывали приказ об увольнении, он сказал: «Извините, что не смог выложиться на все сто процентов, и не сумел проявить себя так, как мог». Как Желько объяснял мне, он сам чувствовал, что не играл на своем уровне.

В «Динамо» Филипович был особенно дружен с Яннисом Каргасом. Много свободного времени проводили вместе. На улице Советской их вдвоем можно было увидеть достаточно часто. А Каргас – интересный фрукт. Приехал в Брест из маленькой греческой деревни, не зная английского языка. Заполняя его анкету в клубе, мне нужно было прописать его точный адрес. В ответ на мой вопрос Яннис с помощью программы Google translate сказал: «Там, где я живу, у домов нет номеров и нет названий у улиц. Есть просто описание дома. Мол, дом вот такой-то. У нас маленькая курортная деревушка». Поначалу с ним было тяжело общаться, так как Яннис напоминал слегка немого человека. А ведь Каргас – центральный защитник, и я не знал, как ему что-то будет подсказывать вратарь. Но он понял: если хочет играть, то должен учить язык. И со временем как-то освоил русский и английский.

Яннис Каргас и Николай Андриевич.

Яннис удивил меня в первую очередь тем, что привез в Беларусь маленького – наверное, трехмесячного – ребенка. Просто захотел, чтобы семья была рядом. Летом у него родился сын, а уже осенью Янис привез жену и ребенка в Брест. Пришлось ехать в поликлинику. Пришел туда, говорю: «У нас футболист из «Динамо» привез из Греции семью. Можно поставить ребенка на учет?» Мне сразу начали задавать вопросы: «А он здесь живет? У него есть белорусская прописка и документы? Это же иностранец. Что мы будем с ним делать?» Объяснил, что всегда буду приходить вместе с Яннисом, но ребенку обязательно нужно сдать анализы и сделать прививки. Медсестра с участка Каргаса сразу дала свой номер, чтобы при любом вопросе звонили ей. Слава Богу, не понадобилась ее помощь, но такое отношение было очень приятно. Раза четыре мы сходили в поликлинику, и Каргасам очень понравилось, как серьезно у нас относятся к здоровью малышей и граждан другой страны. После того, как сделали прививку, медики попросили, чтобы родители с ребенком еще на полчаса задержались в поликлинике. Все-таки у детей разная реакция на прививки бывает. Греки не поняли сразу и спрашивают: «Зачем?» Говорю: «За здоровье переживают» – «О, молодцы!»

* * *

– И еще двух персонажей затронем в нашей беседе. Чешский тренер Радослав Латал…

 Но я не так много с ним проработал. В первое время у него был внештатный переводчик с чешского, который летал с ним на сборы. А так Латал чаще разговаривал на немецком, нежели на английском. В этом плане мне с Марцелом проще, так как он знает больше языков.

Латал – очень серьезный человек. В нем читалась немецкая закалка, но в то же время он мог хорошо пошутить. Они с Личкой, сидя за столом административного штаба, любили открутить солонку или поменять местами специи, поставить вместо кетчупа варенье. Шутили между собой, но иногда могли [поприкалываться] с футболистами. Помню, как Марцел шел мимо Савицкого и неожиданно бросил Паше блюдце в руки. Тот мгновенно сориентировался и словил. Марцел посмотрел на него и сказал: «О, молодец!»

– Кто из тренеров, работавших с «Динамо», стремился все знать и расширить свой кругозор?

 Их двое. Во-первых, это Владимир Иванович Журавель. Он посещал все мастер-классы с участием белорусов и иностранцев, которые проводило «Динамо». У каждого лектора пытался что-то спросить, узнать, запомнить. Интересовался: «Почему даете такую нагрузку, а не другую? Как вы строите недельный цикл?» Ему все было интересно. Лично у меня он всегда интересовался самочувствием ребят. Он, как хороший психолог, многое читал по глазам и говорил мне: «Фамейе, по-моему, грустный. Коля, поговори с ним, что произошло».

Иванович старался сам говорить на английском. Он попросил меня составить список необходимых футбольных слов, спрашивал, как на английском будет прессинговать, отбор, навес, пас, подкат. И мне запомнилось, что Журавель к этому вопросу отнесся ответственно, хотел найти к иностранцам подход, и эти слова запомнил. И иногда, обращаясь к легионерам, говорил: «Делайте кросс!» или просто: «Пресс! Пресс!» Запомнился мне очень улыбчивым человеком, который и других людей хотел раскрепостить. Владимир Иванович на этот счет говорил: «Мне проще, когда человек смеется. Когда люди серьезные, я не знаю, чего от них ждать».

Ну а второй тренер – это Личка. Марцел тоже постоянно посещал мастер-классы, все тщательно записывал, внимательно следил за тренировками Алексея Николаевича Шпилевского. Разносторонний человек. Знаю, что ходил в Бресте на гандбол, хоккей и в кино. Он любит разнообразный отдых, и иногда подопечным говорит: «Ребята, вы должны полностью выкладываться на поле, но и не забывайте переключаться».

«Савицкий сам должен решить, кем он хочет быть». Главный тренер Бреста – о потрясениях сезона

 Кого любят подкалывать белорусские футболисты?

– Джоэля. Он любит юмор. С ним можно и на русском пошутить – все поймет. Любят парни посмеяться с причесок Джибоду, а раньше постоянно были приколы над Диксоном Афоаквой. Его почему-то в шутку называли внебрачным сыном Саши Демешко.

А самый крутой розыгрыш… Обычно ребята просто подкалывают друг друга, поддерживая таким образом атмосферу в команде. Могут и с тренером пошутить. Однажды даже открыли  автомобиль Лички и посадили на пассажирское сиденье надувной манекен, который используется во время тренировок.

– Интересно, а чем живут ваши британцы – Клейтон Блэкмор и Питер Левен?

– С Блэкмором (работает тренером в академии «Динамо» – Tribuna.com) мы пересекались всего несколько раз. С ним работает наш другой переводчик. Удивил меня Левен (помощник Марцела Лички – Tribuna.com). Ему, конечно, в Британии сделали серьезную brain wash, промывку мозгов, по поводу наших продуктов. Он ничем сырым не питается, говорит, что недалеко Чернобыль и наши овощи есть нельзя :). Питается только тем, что прошло термическую обработку. А так интересный парень, который тоже много шутит, общается с футболистами и любит каждому что-то сказать. Живет в Бресте один – семья в Ньюкасле. Старается часто летать к родным. Когда работал в нашей академии, летал еще чаще. Даже указал в контракте такой пункт, согласно которому ему можно раз в месяц навестить семью в Англии. Питер, к слову, совсем недавно оформил отношения с женой.

Питер Левен.

Левен – шотландец. Сейчас я его стал понимать лучше, а раньше было тяжело из-за акцента. Иногда, когда он забывает говорить почище, его речь немного превращается в кашу и некоторые слова разобрать сложно. Об этом он мне как-то сказал: «Да ты не переживай. Меня моя жена по телефону тоже не всегда понимает».

– Это сильно. Ты очень увлеченно рассказываешь о своей работе, и, мне кажется, что в Бресте ты получил работу своей мечты.

– Да, это была моя мечта. Мечта, которая стала реальностью. С детства я играл в футбол в своем дворе в Пинске, немного занимался в СДЮШОРе, но потом перешел на легкую атлетику. Я еще в школе писал сочинение по ЧОГ о том, что хочу быть переводчиком. Но побоялся написать, что хочу стать конкретно переводчиком в футбольном клубе. А вдруг не сбудется желание? Но и то, и другое сбылось. И я очень рад, что все именно так сложилось в моей жизни.

ФОТО: из личного архива Николая Андриевича, vk.com/dynamobrestpressball.by

+92
Популярные комментарии
Superfrank
+51
Отличное интервью! Спасибо
kerck66
+26
Очень интересное интервью. + реклама Трактира)))
A1eks
+9
А говорят у наших игроков в Европе проблемы из-за нежелания учить язык и трудностей с вхождением в коллектив.
Написать комментарий 14 комментариев
Реклама 18+