Реклама 18+

«Предсезонка была плохая. Не выполнили то количество работы, чтобы потом бежать». Лисовец – о сборной, «Динамо» и Шуневич

Дуайер считал, что креативный хоккей – не для «зубров».

Минское «Динамо» провело провальный сезон в КХЛ, завершив его на предпоследнем месте конференции «Запад». Не был он простым и для защитника Евгения Лисовца. Да, впервые за шесть лет в КХЛ он играл так много (в среднем больше 20 минут за матч) и впервые набрал так много очков (24 против прежних рекордных 19), однако и ошибок хватало.

Тарас Щирый расспросил уроженца Гродно и о самом сезоне, и о том, что ему предшествовало. Так узнал о разнице между Сидоренко и Дуайером, реакции легионеров на суперсерию, волнении перед чемпионатом мира и любви к футболу.

– Перед сбором националки у игроков «Динамо» был небольшой отдых. Ты вместе с Кристианом Хенкелем заполнил перерыв в том числе посещением домашнего матча «Барселоны» в Лиге чемпионов. С чего вдруг?

– Это был матч «Барсы» с «Лионом» (13 марта. 1/8 финала – Tribuna.com). В конце сезона мы уже знали, что у нас будет пауза перед сборной и думали, чем интересным бы нам заняться. Кто-то это время хотел провести на море, но мне неинтересно лежать на пляже, а футболом увлекаюсь с самого детства и часто играю в Xbox. «Барселона» – одна из моих любимых команд.

– Может, и в футбольном «Немане» играют твои знакомые?

– Нет, за белорусским футболом не особо слежу. Только за европейскими турнирами. Ну и я как-то задумался, а почему бы не съездить на «Барселону». Предложил Хенкелю – он согласился. Потом сам начал сомневаться, стоит ли лететь, а Крис говорит: «Блин, да поехали!» – «Ладно, давай». Одно зацепилось за другое, мы нашли билеты на матч в интернете и полетели с пересадкой в Вене. Вечером, накануне матча, были на месте.

– Ты впервые посетил Барселону?

– Да. Фантастический город. Жили в центре неподалеку от Диагонали (проспект Диагональ – Tribuna.com), которая пересекает весь город. Как утром в день матча проснулись, так и гуляли почти до начала игры. Удивило, что все старинные дома в центре один на другой не похожи. Ты смотришь на дома Гауди и собор, который вечно строится, и думаешь: «Да ладно, как такое вообще возможно! Класс!» Не зря туда съездил. Ну а футбол – это отдельная история.

Евгений Лисовец и Кристиан Хенкель.

– Рассказывай.

– За три часа до игры решили вызвать такси. Позвонили на ресепш, а нам ответили: «Скоро начнется матч, вокруг ажиотаж. Не сможем вызвать такси. Ищите машину сами». Окей, пошли искать. В итоге нашли авто, сели, едем, а вокруг пробки. Через минут пятнадцать доезжаем до какого-то перекрестка, и таксист говорит: «Парни, дальше без шансов – будем стоять. Вы быстрее пешком дойдете, чем доедем до стадиона». Шли пешком, наверное, полчаса.

– Вас долго досматривали на входе на «Камп Ноу»?

– Меня поразило, что все это длилось совсем недолго. Дорога с очередью на входе до сектора заняла, наверное, минут десять. Стюарды досмотрели, быстро проверили, и мы двинули дальше. Все. Обошли по периметру стадион, купили майки Месси, шарфики, колу, и пошли на трибуну. Кстати, колу нам дали без пробок, и я сначала свою разлил, а потом еще и колу Криса :). Арена заполнилась полностью. Смотрел вокруг и думал: «Е-мое, да ладно! Просто 95 тысяч голов!» Месси первый положил с пенальти и все сразу взорвались.

В отель тоже сначала добирались пешком. Представляешь, масса в 95 тысяч хлынула со стадиона, и шли все поначалу в этой толпе как зомби. Мы еле вышли на Диагональ, долго голосовали, пытались словить попутку, но ничего не получалось – все были заняты. Однако в итоге нашли такси.

– К какому выводу пришел, посетив матч?

– Надо делать это чаще. Мне кажется, если поедешь на футбол в Англию, там вообще будет космос.

* * *

– Хорошо. Давай поговорим про сезон. Он, судя по индивидуальным показателям, вышел хорошим для тебя. Как ты сам его оцениваешь?

 Конечно, очень приятно, что набрал очки. Здорово понимать, что ты достиг какого-то уровня. Вместе с этим я недоволен определенными вещами. Есть моменты, в которых мне нужно быть более сконцентрированным. Ты где-то на льду отдаешься эмоциям, после чего выключается голова, а это на площадке непозволительно. Позиционно обороняясь, ты должен все видеть и за всем следить.

– Приведи конкретный пример.

– Матч с «Адмиралом» во Владивостоке. Нас немного заперли в зоне, мы везде отборолись, а потом я проспал момент, когда нужно было сыграть ближе с соперником. Просто отвлекся на игру, повернувшись спиной к «своему» игроку [«Адмирала»]. Делать этого не стоило. Я все-таки выдвинулся на него, но в этот момент ситуацию попытался спасти мой напарник, и нас просто разорвали. Вот в таких моментах не хочется терять концентрацию.

Если говорить про всю команду, то, безусловно, сезон получился неудачным. Один из самых неудачных из тех, что я провел за «Динамо». У нас мало что получалось. И было очень много матчей, которые просто отдавали сопернику. Когда должны были побеждать, мы почему-то этого не делали. Кто виноват, не знаю, и говорить об этом не буду. Пускай в этом разбираются другие люди. Но сезон реально плохой. Ничего с этим уже не поделаешь.

– В каком состоянии пребывал после заключительного матча регулярки?

– После игры в Хельсинки с «Йокеритом» у меня было ощущение: «Наконец-то это закончилось!» Вот такое было состояние. Но потом прошла серия с «Юностью», включил плей-офф КХЛ и подумал: «Блин, а я сейчас поиграл бы с большим удовольствием!»

– Команда очень много проиграла спаррингов в предсезонке. Понимаю, что результат этих матчей не так важен. Но было ли уже тогда ощущение, что все-таки что-то идет не так?

– Товарищеские матчи на то и товарищеские, чтобы увидеть, как команда играет. В таких играх результат уходит на второй план, но, опять же, когда ты все их проигрываешь, – это тоже не есть хорошо. Это в любом случае звоночек для тренеров, хоккеистов и руководства по поводу того, что в подготовке что-то пошло не так. Что-то нужно делать и решать вопросы. По предсезонке могу сказать, что в товарищеских матчах не было видно хорошей командой игры, четкости действий, того, что все [хоккеисты] думают в одном направлении, одинаково. То есть если все должны делать давление, то делают это все. Если все играем плотно в зоне, то, опять-таки, делаем все, а не по отдельности.

– Как Дуайер исправлял ситуацию в сезоне?

– Не хочу комментировать работу тренера – не мое это дело. Он, конечно, пытался что-то изменить, но у него не сложилось. Видимо, делалось что-то не так. Возможно, предпринимались не те шаги. Не знаю.

– Дуайер был такой же, как и в первом динамовском сезоне?

– Считаю, он не изменился. У него есть свое видение хоккея, но он, возможно, не такой сильный психолог, как Кравченко или Льюис. Дуайеру чего-то не хватало.

– Главные его антикризисные решения?

– Пытался что-то убрать и добавить новое в тактике, но все равно старался придерживаться своей позиции. Скажем так, нам нужно было всегда играть попроще. Без риска. Якобы у нас была не команда из разряда тех, что показывают сейчас на экране (в момент интервью на телевизорах фан-дома «Динамо» транслировали матч плей-офф КХЛ между СКА и ЦСКА – Tribuna.com), и мы не могли позволить себе каких-то авантюрных действий.

– Мол, такой подход, что если пропустите, то не отыграетесь.

– Да. Действовать нужно было строго, четко, гнуть свою линию до конца, а там что-то да забьем. Примерно вот так.

– Он срывался, когда ничего не получалось?

– Горди достаточно выдержанный мужчина, но мог и крикнуть, если что-то не нравилось.

Горди Дуайер.

– Как он попрощался с командой?

– Мы утром пришли на тренировку. Тренеры ходили туда-сюда, никто ничего нам не говорили, а потом сообщили, что нас собирает руководство. Директор сказал, что принято решение расстаться с тренерским штабом, поблагодарил за работу и так далее. Дуайер толкнул речь: пожелал всем удачи, поблагодарил за работу и пожал руки. По-человечески он хорошо попрощался с нами.

– Понял. Что начал менять Андрей Сидоренко?

– Я в принципе воспринял его приход положительно. Никогда не работал с этим тренером и лично знаком не был. Знал его лишь по разговорам. Кардинальных изменений с его приходом не было. Зачем? Была середина сезона. Он сказал, что первым делом нужно подтянуть игровую дисциплину – у команды было много удалений. И потихонечку, день ото дня, он что-то менял в тактике. Все было предельно ясно и понятно. Кроме того, больше не было языкового барьера. Я, конечно, знаю английский, но не на сто процентов. Какие-то моменты во время установки Дуайера терялись.

– Сидоренко эмоциональнее, чем Горди?

– Да, во время матча заметно, что Андрей Михайлович реально переживает за результат и этого не скрывает. Постоянно ходит и подсказывает на повышенных тонах. Старается контролировать весь процесс. Человек по-хорошему переживает. Он горит на лавке, и это, конечно, здорово.

– Простой вопрос: игра команды при Сидоренко стала лучше?

– Мне кажется, что немного, но стала. Помнишь, я говорил, что Дуайер требовал строгости? Сидоренко тоже ее хотел, но в атаке разрешал творить. Когда входишь во вкус, это развязывает руки, ты начинаешь комбинировать. Так интереснее и болельщикам, и тебе самому.

Андрей Сидоренко.

– Вопрос о дисциплине. За что Костицыных лишили капитанства? Или это прошло мимо хоккеистов?

– Нет, это не прошло мимо хоккеистов. Мы ведь одна команда. Нас собрали и объявили о решении, которое было принято. Но я не хочу все это комментировать.

– Решение было связано с хоккеем?

– Думаю, да. Однако от этого ничего в плане авторитета Костицыных не изменилось. Все в коллективе прекрасно понимают и знают, кто такие братья. Видимо, все это было связано с нашими результатами.

* * *

– «Динамо» очень часто критиковали за плохую физическую форму…

– Предсезонка была плохая. Мы не выполняли то количество работы, чтобы в сезоне могли бежать, бежать, бежать. Вроде, работа и была жесткой, но все равно ты понимал, что что-то не то. Далеко за примерами ходить не буду. Я работал в сборной с тренером по ОФП Владимиром Буре. И все видели, как мы [хорошо] бежали на чемпионате мира в Чехии [в 2015-м], когда вышли в четвертьфинал. Буре нас подготовил за полтора месяца и вывел на пик формы. А ведь при нем было очень много тяжелой работы. В семь утра вставали, в восемь были на катке и начинали бегать. 50 минут. Все плевались, посылали всех и не понимали, что происходит: «Что это такое?! Для чего нам это нужно?!» А потом в итоге мы поняли, что все хорошо и смысл в этой работе есть. Мы побежали. Стало ясно: люди понимают, что и для чего делается.

– А что было в «Динамо»?

– Было не так. Вот что я могу сказать.

– Проблемы с физподготовкой стали проявляться сразу?

– Нет. Мы играли серии по три матча подряд и ближе к середине чемпионата стали понимать, что физически тяжело. Но, опять же, я не назову это главной проблемой неудачного сезона. Нет. Я могу проводить на площадке по 22 минуты.

– Послушай, но ведь Геннадий Лянго был с командой и год назад, но разговоров о плохой физической подготовке не было.

– С Лянго работа не изменилась. То, что мы делали с ним год назад, делали и сейчас. Наверное, все. На эту тему я больше ничего не могу сказать.

– Вместо Лянго пришел Даниэль Корсо, который прежде никогда не работал тренером по физподготовке. За это в интернете его изрядно троллили. Напрасно?

– Напрасно. До этого я с ним не был знаком, но все вокруг говорил, в какой он классной физической форме. И все подчеркивали, что он готовится сам. Как мне рассказывали, он приходил в тренажерный зал раньше других и уходил раньше других. Просто делал все, что нужно, и потом шел на лед. Корсо и выступал так долго на неплохом уровне в том числе благодаря тому, что был в такой форме. Наверное, логично было к нему обратиться. Тем более если не было подходящих кандидатур. А он не самая плохая кандидатура. Все восприняли его нормально.

Даниэль Корсо.

– Каков Корсо в работе?

– Он только начинает как тренер. Как всем нам, ему тоже есть над чем работать, но он может вырасти в хорошего и квалифицированного специалиста. Даниэль сказал, что будем готовиться примерно так, как в НХЛ. Ты подходишь к нему, говоришь, что тебе нужно поработать над тем-то и тем-то. Если тебе нужна нагрузка на ноги, он ее дает, если на спину – тоже. Набросает тебе упражнений, и ты идешь заниматься. Это другая работа, нежели то, что делали с Лянго, но упражнений все хорошо известны. Вот сейчас, когда начали тренироваться, в один день выполнили работу на руки, на следующий – на ноги, а потом велосипед крутили.

– Какой выезд в этом сезоне во всех отношениях был самым энергозатратным?

– Самым сложным выездом для меня всегда будет Дальний Восток. Это 12-часовой максимально трудный перелет. Смена часового пояса – нечто невероятное. Как мне кажется, после такого нужно отходить минимум неделю. Ты из самого самолета приезжаешь в гостиницу, светит солнце, а тебе, если отталкиваться от минского времени, по которому старались жить, нужно спать. Мы пили снотворное, зашторивали окна, чтобы хоть как-то поспать. А потом собирались и играли просто потому, что нужно.

* * *

– В конце ноября «Динамо» подписало контракт с возрастным российским нападающим Алексеем Терещенко. Считается, что это было попадание в яблочко. Алексей за короткий срок стал настоящим лидером команды?

– Леха – отдельная тема. О нем можно говорить и говорить. Я таких хоккеистов еще не встречал. Просто мировой мужик. Не видел игроков, которые бы так горели командой. Человек, которому реально не пофиг. Если возникали какие-то вопросы, подъезжал и все всем объяснял. Повторюсь, мировой мужик. Очень быстро влился в команду. Для Терещенко коллектив стоял на первом месте.

Алексей Терещенко.

– Он был ответственным за хороший микроклимат и классное настроение?

– Это не тот хоккеист, который будет все время сидеть и смеяться. Это человек, который помогает, объясняет, заводит и подбадривает хорошим словом в раздевалке, на лавке: «Давайте выйдем и отработаем!» или при заброшенной шайбе: «Не расслабляемся!» В общем, говорит все то, что должен говорить лидер команды. Такие фразы слышать приятно. Возможно, кому-то все равно, а для меня это важно, и где-то на подкорке ты заводишься, когда слышишь подобное.

– Как выглядит совет от Терещенко?

– По-разному :). Тому, кто помоложе, он мог спокойно напихать – объяснить что-то на повышенных тонах. Что-то вроде: «Послушай меня сюда! Лучше сделать вот так!» Что касается меня, он подъезжал и обсуждал со мной определенные моменты. Так приходили к общему знаменателю.

– Вся его жизнь в Минске была полностью завязана на хоккее?

– Ну, о его личной жизни я не знаю, но могу сказать, что он поклонник хорошей и вкусной кухни. Может что-то и дома приготовить – показывал нам фото блюд. Мы вместе ходили в ресторан Café de Paris. Ему там очень понравилась кухня и обстановка. Одно из лучших заведений Минска.

– Пафосное место.

– Нормальное. Не пафосное, если приходишь туда хорошо покушать и провести время в хорошей компании. А вкус у Терещенко реально хороший. Он разбирается.

* * *

– Давай поговорим о серии с «Юностью». Как ты отреагировал на новость о том, что придется играть с командой Захарова?

– Подумал: «Да вы что?! Это шутка, что ли?!»Узнал об этом, когда сели в автобус после игры с «Йокеритом». Кто-то за спиной сказал: «Пацаны, по ходу мы играем с «Юностью…» В ответ на это мы все дружно рассмеялись. В самолете начали эту тему обсуждать серьезно, однако я все равно просто сидел и не верил. Зачем? Для чего? Во-первых, у «Юности» игры в чемпионате, а во-вторых, сезон был непростой, мы вымотались, и здоровых парней в команде можно было по пальцам пересчитать. Но через день нас всех собрал Дмитрий Юрьевич [Басков] и сказал: «Ребята, мы играем».

– Как повели себя легионеры?

– Они были в шоке. Никогда с таким не сталкивались и не понимали что, зачем и почему. Такая вот была реакция.

– Заявлялось, дескать, кто победит, тот и будет играть в КХЛ в следующем сезоне. Каким образом готовилась команда в подобной атмосфере?

– Сложно передать словами, что на самом деле было в раздевалке в эти дни. Да и не стоит этого делать. Безусловно, всем это не нравилось. Но у тебя есть контракт, и ты должен выходить на лед. Ну, как ты откажешься?

– Происходящее цирк не напоминало?

– Я бы не хотел вот так это комментировать. Нам сказали – мы сыграли. Собрались, поговорили и сплотились. Другого выхода не было. Приняли этот вызов, вышли и показали, что мы можем. Первый матч был сложным, а потом стало проще.

– Абсурдности ситуации придавало то, что против тебя вышли играть друзья из Гродно, которые при определенных обстоятельствах могли бы занять место твоих партнеров в «Динамо».

– Я бы не рассматривал все в такой плоскости. Эти матчи, как мне кажется, стали возможностью проверить свои силы на фоне друг друга. Кроме того, у сборников для подготовки к чемпионату мира всего три игры. Этого маловато. Я считаю, что эти игры даже в чем-то помогли в подготовке к чемпионату мира.

– То есть какой-то смысл в этих матчах ты нашел?

– Да.

– Говорят, одним из инициаторов матча был главный тренер «Юности» Михаил Захаров. Злобы на этого человека не было из-за того, что он творит?

 Ну, творит и творит. Все вышли, сыграли и все показали. Результат известен.

– Ты сталкивался с Захаровым раньше?

– Нет, работал лишь с Михаилом Михайловичем на прошлом чемпионате мира. Но этого мало, чтобы составить свое мнение о Захарове.

* * *

– И еще буквально несколько вопросов. Как часто вас в прошлом сезоне собирал куратор клуба Игорь Шуневич?

 Раза три, наверное. Собирал нас в конференц-зале на «Минск-Арене» и вел диалог с тренерами и хоккеистами.

– Какое впечатление он произвел на тебя?

– Создал впечатление солидного руководителя. Шуневич знает все, что происходит в клубе. И, когда говорит, то понимаю, что он в курсе всех дел, знает всех хоккеистов и ему не все равно. Он болеет за команду и переживает за результат. Шуневич хотел и хочет сделать команду еще лучше.

Крэйг Вудкрофт: «У меня никогда не было проблем c Игорем Шуневичем. Я находил его умным, честным, прямым, уважающим и уважительным»

– Его встречи с командой – это разносы или конструктивное общение?

– Второй вариант больше подходит. Ну, опять же, в этом сезоне наши встречи касались плохих результатов. Понятно, что нам за них немного прилетало. Это нормально. Ты плохо выполнил свою работ, и кто тебя за это погладит по голове?

* * *

– Через несколько недель сборная постарается вернуться в элиту мирового хоккея, однако верят в команду далеко не все. Тебе самому не волнительно за итог турнира в Казахстане?

 В 2015-м мы вышли в четвертьфинал чемпионата мира в Чехии, где проиграли Канаде. На том турнире играли очень классно, но все равно после чемпионата нашлись люди, которые были недовольны выступлением. Всегда есть болельщики и журналисты, которые найдут в хорошем негатив. В этом нет ничего плохого. Это часть нашей работы. Все лишь зависит от того, как сам относишься к подобному.

– Получается, ты спокойно смотришь на квалификацию?

– Нет. Нам нужно выйти в элиту. Как ты можешь быть спокоен?! И волнение определенное, безусловно, есть. Но, мне кажется, оно пропадет с первым вбрасыванием, как обычно происходит.

– Соперников знаешь?

– Ну да, читал шорт-лист. Все команды достаточно хорошего уровня, но, считаю, мы можем и должны их обыгрывать. Но просто, конечно, не будет.

ФОТО: tut.byinstagram.com/lisovec14belta.byvk.com/hc_dinamominsk

+15
Популярные комментарии
sharbel
+11
Хорошее интервью. Лисовец отставил впечатление воспитанного и скромного человека.
Barsik_Den
+3
Даже обыватели трибуны, без спортивного образования понимали предсезонка дно.. А 10 проиоранных матчей иди сколько там в предсезонных матчах, радости не добавил
rododendron.84
+3
Без понтов парнишка. Удачи ему. Но в этом сезоне конечно, с ростом игрового времени случился и рост косяков. Долго буду помнить, как у него шайбу за нашими воротами нап отобрал, а Карнаухов уже "батоны" расслабил...
Написать комментарий 6 комментариев
Реклама 18+