«Люблю вашу страну. Только повысьте зарплаты учителям и медикам». Как поживает герр Штанге – первый немец белфутбола

Тарас Щирый все разузнал.

Немецкий тренер Бернд Штанге – пока первый и последний иностранец, руливший нашей футбольной сборной. Его часто критиковали за сравнение националки с маленькой собачкой, за фото с Фабио Капелло после матча с Англией, припоминали поражение от Люксембурга, но именно при нем Беларусь побеждала Францию и Голландию, играла вничью с Германией и Аргентиной и поднялась на 36-е – рекордное для себя – место в рейтинге ФИФА. В 2011-м Штанге Беларусь покинул, и в дальнейшем тренировал исключительно в Азии – сборные Сирии и Сингапура. В начале года он закончил работу с сирийцами, и, судя по всему, с тренерством завязал.

«Зучков – пиян! А Филипенко – курьйица». Как Бернд Штанге познавал наш футбол

Незадолго до отборочного матча к Евро-2020 между Беларусью и Германией, который пройдет 8 июня на «Борисов-Арене», Тарас Щирый дозвонился до Бернда и поговорил с ним о жизни немецкого пенсионера. А еще 71-летний Штанге вспомнил время, проведенное в Беларуси, и признался, что озабочен маленькими зарплатами наших медиков и учителей.

– Бернд, как поживаете? Чем занимаетесь прямо сейчас?

– Сейчас я во Франции – приехал помочь по дому своему сыну Михаэлю. Он работает в Ниме директором Дома Европы (информационный центр Европарламента Tribuna.com) и живет в небольшой деревушке Монфрен, которая расположена между Авиньоном и Нимом в области Прованс. Михаэль женат на девушке из Тайваня Каи Чун, и они воспитывают двух прекрасных дочерей – Лили и Миа. В Монфрене в том числе помогаю с детьми. Так что вот такая у меня работа за несколько дней до матча Беларуси и Германии. Здесь всегда голубое небо и очень много солнечного света. Прекрасное место.

– Дегустируете прованские вина?

– Да, но, знаете, я много не пью. Когда бываю в Минске, то покупаю одну или две бутылки водки для своих друзей в Германии. Она очень популярна у них: чистая и не очень дорогая. Хочу сказать, что на протяжении всей своей жизни я не курил и чрезмерно не употреблял алкоголь. Могу позволить себе одну или две [рюмки водки]. Не более. Мой организм не готов к подобным вещам.

– Когда в последний раз покупали для друзей «чистый белорусский продукт»?

– О, возможно, полгода назад. Я иногда бываю в Беларуси, чтобы повидаться с друзьями. Однако делаю это в тишине, потому что в вашей стране у меня так много хороших приятелей, что многие потом злятся: «Почему ты не позвонил, и мы не встретились?» Но у меня нет столько времени, чтобы увидеться со всеми.

– В январе вы покинули сборную Сирии. Чем занимались все это время?

– У меня прекрасный дом в городе Йена. Сейчас это немецкая силиконовая долина. В городе находятся офисы компаний, которые работают в сфере высоких технологий. К примеру, Сarl Zeiss работает в оптической индустрии. И если, например, в Минске проводят операцию с помощью лазера, то, скорее всего, оптику для этого прибора произвели на Carl Zeiss.

Кроме того в нашем городе находится большой университет имени Фридриха Шиллера, в котором учатся порядка 24 тысяч студентов. Йена – очень и очень красивый небольшой город, который расположен в горах Тюрингии.

Город Йена.

Скажу честно, после Сирии я ничем в футболе не занимался. Лишь участвовал в нескольких семинарах и небольших конференциях для тренеров. Через две недели поеду на семинар в Линдабрунн, где соберутся тренеры со всей Австрии. Они будут получать и подтверждать свои лицензии. Я же готовлю презентацию о своем тренерском опыте. Заострю внимание на работе в зарубежных странах, на том, что за опасность может подстерегать тренеров за границей, и что нужно знать, дабы не совершать ошибок.

Еще несколько дней назад я получил приглашение посетить матч в Баку между «Чесли» и «Арсеналом». Но так и не смог найти удобный рейс в Азербайджан – из Франции и Англии все было забронировано, и в итоге решил посмотреть финал Лиги Европы по телевизору.

– Вы упомянули Йену, Carl Zeiss, и я сразу вспомнил, что за одноименную команду лет десять назад выступал наш вратарь Василий Хомутовский.

– Да! У него закончился контракт с прежним клубом, и я рекомендовал Хомутовского [«Карл Цейссу»]. Позже у нас была товарищеская игра со сборной Германии в Кайзерслаутерне. Мы завершили ее со счетом 2:2, а Хомутовский неплохо зарекомендовал себя, и сразу несколько немецких клубов заинтересовались Василием. За команду из моего родного города он играл очень хорошо, но, к сожалению, решил ее покинуть. Хомутовский перешел на более серьезные деньги в «Аугсбург», однако стал там лишь вторым вратарем. Лично я считаю, что это была ошибка. Футболист должен играть, а не сидеть на лавке.

Василий Хомутовский.

– В том матче с Германией Беларуси удалось вырвать ничью. Дублем в ворота немцем отметился Виталий Булыга.

– Он забил два гола. Если не ошибаюсь, у Булыги был вариант подписать контракт с голландской «Фортуной» из Ситтарда, но в самый последний момент он отказался и уехал играть в «Луч-Энергию» из Владивостока. Ему в России предложили хорошие условия, и он решил пойти по своему пути.

– На ваш взгляд, у кого из белорусских сборников при вас сорвался самый интересный зарубежный вариант? Возможно, кто-то из боссов европейских клубов звонил вам и общался по поводу футболистов.

– Тарас, никогда в своей жизни я не был причастен к каким-то рекомендациям. Мог просто высказать свое мнение по футболистам, однако специально никогда не звонил в команды.

Как-то общался с Арсеном Венгером... И, на мой взгляд, уход Александра Глеба из «Арсенала» стал большой ошибкой. В то время я говорил Глебу, что в «Барселоне» есть шесть или семь полузащитников – топовых игроков, – и пробиться в основу будет очень сложно. Пообщавшись с Венгером, я понял, что Глеб для «Арсенала» – герой. Он и метра не мог пройти, чтобы с ним кто-то не сфотографировался. И покинуть такой клуб было огромной оплошностью, и я никак не мог повлиять на это. Игрок должен сам выбирать свой путь. Думаю, это была самая большая ошибка в карьере Александра. Она затронула и национальную команду. Ведь в «Арсенале» он был исполнителем топ-класса, а после на прежнем уровне больше нигде не заиграл.

– У вас сейчас появилось очень много свободного времени. Чем заполняете его кроме тренерских семинаров?

– Многие из моих бывших подопечных работают тренерами, и каждую неделю я смотрю первую и вторую Бундеслигу. Сажусь на автомобиль и еду на какой-нибудь матч. Благо на автобанах дорога занимает два или три часа, иногда останавливаюсь в гостинице. Кто-то из моих бывших игроков стал достаточно известным тренером. Например, Нико Ковач из «Баварии». Ему было всего 17 лет, когда я заметил его в маленьком клубе «Герта» из берлинского района Целендорф. И свой первый официальный матч за большую «Герту» он провел под руководством Бернда Штанге.

Еще один из моих футболистов – Дитер Хекинг. До недавнего времени он тренировал «Боруссию» из Менхенгладбаха, сейчас будет руководить «Гамбургом», а когда-то играл за мой «Лейпциг» в Бундеслиге.

Матиас Заммер (сейчас является консультантом дортмундской «Боруссии» – Tribuna.com). Свой дебютный матч за национальную команду ГДР он тоже сыграл под руководством Штанге. Я очень рад видеть, что мои бывшие игроки работают в командах Бундеслиги.

– Вы собираетесь продолжить свою карьеру в качестве главного тренера?

– Нет. У меня сейчас не тот настрой, чтобы работать главным тренером в сборной или где-то еще. Думаю, все в этом плане подошло к концу. На данный момент я провел 167 матчей в качестве главного тренера национальных команд, было множество игр и на клубном уровне, и у меня получилась очень длительная карьера.

– То есть вы закончили?

– Да. Считаю, что карьера вышла успешной, но даже в ней нашлось место для негатива. Думаю, я не должен был ехать тренировать в Сирию. Меня просили поддержать сирийский футбол и из ФИФА, и из АФК, но возникли обстоятельства, которые сделали работу там очень плохой. Я не смог найти согласия с президентом Сирийской арабской федерации футбола. У нас были разные мнения по определенным вопросам. Так и не сумел добиться там успеха, и этим был разочарован.

– Объясните, из-за чего вы покинули Сирию.

– На протяжении всей карьеры всегда старался искать молодых и талантливых игроков. Что касается Беларуси, думаю, на меня злился тот же Сергей Штанюк, потому что я не нуждался в его услугах в сборной и искал более молодых защитников. Того же Филипенко я выпустил в победном матче с Голландией, когда ему было 19 или 20 лет. В том же матче с Германией в Кайзерслаутерне он провел 90 минут.

Штанюк о завершении карьеры в сборной: «Не понравилось отношение людей из АБФФ. Могли бы позвонить и объяснить ситуацию»

В Сирии все было совершенно иначе. Там вся страна очень гордится сборной. Главным звездам было по лет 36. Я же хотел чего-то добиться и найти молодых звездочек. Но президент федерации и даже общественность были настроены против меня. Они хотели видеть в национальной команде даже тех, кто действует уже медлительно и не имеет постоянной игровой практики. Тренер должен иметь право на то, чтобы сказать: «Я хочу работать по своим методам, и никак иначе». Но все это не работало в Сирии. Я не вызвал в сборную двух футболистов, одним из которых была местная суперзвезда Фирас Аль-Хаттиб. После этого у меня не было возможности работать в Дамаске. Мне все говорили: «Что ты делаешь?!» Я почувствовал, что ничего не добьюсь. Это был конфликт. Последние три месяца у меня не было настроения и отсутствовала мотивация. Это было не лучшее время моей жизни, и я больше не хочу говорить об этом.

Cборная Сирии.

– Поездка в Сирию – главная ошибка в вашей карьере?

– Да.

– Какой была ваша жизнь в Дамаске?

– Вместе со своим ассистентом Харальдом Ирмшером, а он работал со мной в Беларуси, жили в отеле на территории, которую контролировала ООН. C нами обращались очень корректно, у меня был личный водитель, и я никогда не попадал в какие-либо опасные ситуации. Но аэропорт в Дамаске был заблокирован. Улететь можно было лишь в несколько стран, и мы постоянно ездил на автобусе в Ливан – в Бейрут, где проходили все наши матчи. Играть же дома ФИФА нам запретила. Для профессиональных футболистов это не очень удобно. 

– Война в Сирии продолжается до сих пор. Вы ее прочувствовали?

– Да. Я видел, как падают бомбы в Гуте и Думе. Все это было, наверное, в 60 километров от отеля, но звук ракет сирийской армии все равно был слышен. Знаете, война – самая глупая штука в мире. Она причиняет боль, на улицах очень много бедных людей, страна полностью разрушена. Мой первый матч проходил в Басре против Ирака. Завершился он со счетом 1:1. Спустя долгое время я увидел Басру и был шокировн (Штанге работал в Ираке с 2002-го по 2004-й год – Tribuna.com). Город находится в богатом месторождении нефти и газа, но с момента завершения войны в нем ничего не изменилось.

– Кто-то из ваших подопечных участвовал в боевых действиях?

– Нет. Футболистами гордятся. Если ты хорошо сыграешь за сборную, то получишь шанс уехать выступать за границу: в Катар, ОАЭ, Иран или в Голландию. Вот почему многие так стараются себя проявить в футболе. В Сирии очень плохие условия для занятий футболом. Многие поля земляные. Они такого качества, что на них нельзя демонстрировать техничный игру. В стране есть лишь несколько полей, принятых ФИФА.

– Назовите самую тяжелую ситуацию, с которой приходилось столкнуться в Сирии.

– Самые тяжелые впечатления на меня произвел следующий момент. На очередной матч я подготовил список футболистов сборной, но президент федерация без объяснения вычеркнул из него сразу несколько фамилий и сказал: «Они не могут с нами тренироваться». Во время игр сборной президент федерации сидел на лавке запасных. Это очень необычно, и я с подобным никогда прежде не сталкивался.

– Это удивительно. Кто предложил вам этот вариант трудоустройства?

– Мой факс. В один из дней мне пришло письмо из Сирии, в котором предлагалось возглавить сборную и готовить ее к Кубку Азии… Тарас, мы говорим так много о Сирии, а ведь это всего лишь маленькая часть моей карьеры.

– Да, но ведь это ваш последний тренерский опыт. С кем вы чаще всего общаетесь из белорусов?

– Продолжаю общаться со своим переводчиком в Беларуси Сашей Рухлей. Кроме того по-прежнему общаюсь с [бывшим генсеком АБФФ] Леонидом Дмитраницей и Виктором Гончаренко. Это мои постоянные контакты.

– Скучаете по Беларуси?

– Я должен вам сказать, что люблю эту страну. Люблю прекрасную белорусскую природу и менталитет ваших людей. Думаю, Беларусь может стать одной из лучших стран в Европе, если у вас повысят зарплаты учителям и врачам. Когда встречаю друзей, и они говорят мне, сколько зарабатывают у вас в месяц, я реально пребываю в шоке. И это [маленькие зарплаты] огромная ошибка.

Что касается футбола, то за последние годы многое улучшилось. В мое время сборная играла на старом «Динамо», болельщикам приходилось сидеть на несчастном стадионе под дождем, а сейчас есть прекрасная «Борисов-Арена», возле федерация открыли технический центр… Повторюсь, люблю вашу страну, но есть некоторые вещи, которые я понять не могу.

–  Какие у вас любимые места в Беларуси?

– Мне очень нравится городок Мир, где находится старинный замок. Это то место, которое очень часто посещал. И, конечно, Минск – окно в страну. Кроме того несколько раз бывал на «Славянском базаре» в Витебске, посещал музей Марка Шагала, бывал в Гродно и Бресте. Мне нравилось путешествовать по замечательной стране и любоваться вашими лесами и озерами. Да, это было хорошее время…

К сожалению, мы так и не смогли достичь со сборной того, чего хотели: поучаствовать в Евро-2012 в Украине и Польше. И я до сих пор считаю, что если бы Александр Глеб в то время был в хорошей форме, мы бы решили поставленную задачу. Сборная была очень близка к этому. Мы показали замечательные результаты в матчах с Францией (1:1, 1:0), были две ничьи с Румынией и только уступили Боснии и Герцеговине после красной карточки Калачева. Мы играли в фантастический футбол, у нас был симбиоз опытных и молодых игроков, и, повторюсь, к достижению цели мы были очень близки.

Кроме того у меня были комфортные отношения с тогдашним главой АБФФ Геннадием Николаевичем Невыгласом. Он был одним из лучших функционеров, с которыми я когда-либо сталкивался в футболе. А мне довелось поработать со многими. Помню, БАТЭ проиграл матч в Лиге чемпионов, в 8 часов утра раздается звонок из секретариата, и мне говорят, что я должен приехать к Невыгласу, объяснить причину неудачи и то, как мы должны улучшать наш футбол. Сильный лидер, и я рад, что мне удалось поработать вместе с ним. Он очень любил футбол. Надеюсь, что на пенсии он чувствует себя хорошо. Желаю ему хорошей жизни и крепкого здоровья. Он был реально лучшим.

– К слову, как поживают ваши помощники по сборной Беларуси – Харальд Ирмшер и Нелло Ди Мартино?

– Оба в прекрасной форме. Нелло сейчас работает менеджером в «Герте», отвечает за переезды, перелеты и проживание команды в отелях. Что касается Харальда, то он работал со мной в Сингапуре, Сирии, а сейчас он пенсионер и ничем не занимается. Живет в Йене примерно в двух километрах от меня. Иногда мы собираемся и смотрим вместе футбол, а по средам сами час играем с некоторыми другими ветеранами.

Нелло Ди Мартино.

Вы следите за нашим футболом?

– Я слежу за тем, как складываются дела у моих бывших сборных, команд, игроков и тренеров, с которыми работал. И вы знаете, моей ошибкой было то, что в свое время я забыл про одного игрока – про Стасевича. Он сыграл при мне против Англии, но потом я стал подыскивать других исполнителей на его позицию. В последствии он проявил себя как футбол топ-уровня. И я очень доволен, что Игорь постоянно выступает за сборную Беларуси.

Думаю, сейчас настало время для того, чтобы мой коллега Игорь Криушенко обновил сборную. Считаю, что вы нуждаетесь в молодой крови и в новых Глебах.

– А за белорусскими командами наблюдаете?

– БАТЭ продолжает оставаться единственной командой, которая может достойно представлять Беларусь на высоком уровне. Это хорошо, что для конкуренции с БАТЭ в стране есть еще несколько команд, включая «Шахтер» и брестское «Динамо», но, мне кажется, играть в Лиги чемпионов для них – это пока почти невыполнимая миссия.

– Буквально через несколько дней наша националка сыграет против сборной Германии. Что вы можете рассказать о новой Бундесманшафт?

– После чемпионата мира-2018, где Германия разочаровала, Лев сделал необходимые изменения. Он вычеркнул Боатенга, Хуммельса и Мюллера из сборной и взял им на замену несколько молодых игроков. На мой взгляд, это правильный путь. Но сборная играет не только молодыми ребятами. Посмотрите, Нойер все еще выступает за национальную команду, а ему сейчас 33 года. Марко Ройсу – 30 лет, Тони Кроосу – 29. И, конечно, через несколько лет в Германии вновь будет очень сильная сборная – вокруг очень много талантливой молодежи. Проблема лишь в том, что в немецких клубах нет [финансовой] стабильности, и уровень Бундеслиги в последнее время упал, но вокруг, повторюсь, все еще много хороших футболистов.

– Как вы думаете, какой итог принесет этот матч?

– Когда мы заключаем пари с друзьями, я вечно оказываюсь самым худшим. Реально. Даже не знаю, почему так происходит. Я вот что хочу сказать. Никто в мире не верит, что у Беларуси есть шансы с Германией. И именно это единственный шанс для вашей сборной, когда все так считают. Не испугаться, удивить и заставить соперника нервничать. И не стоит забывать, что чемпионат в Германии завершен, а ваши футболисты сейчас в середине сезона и должны пребывать в классной физической форме. Однако я все равно считаю, что Германия одержит победу.

– Вы собираетесь посетить этот матч?

– Нет. Буду смотреть по телевизору.

– Бернд, вам когда-нибудь поступало предложение вновь поработать в белорусском футболе после отъезда?

 Нет, никогда. После того, как я ушел, мне больше не поступало предложений ни от клубов, ни от сборной Беларуси. Хотя считаю, что у меня был успешный период. По показанному результату, я имею ввиду соотношения побед и поражений, я лучший тренер в истории сборной Беларуси. У меня сохранены все записи, и, если что, я могу вам их прислать. И это самое главное. Ведь меня как тренера всегда судить будут не по машине, фотографиям, а именно по результату. Да, я не был счастлив, что мы не вышли на чемпионат Европы, но общий результат был хороший. И он лучше того, что показывали со сборной в другое время.

Бернд Штанге и Марко ван Бастен.

– Но у нас многие считают, что лучший итог был при Эдуарде Малофееве, когда сборная едва не пробилась на чемпионат мира в Японии и Корее.

– Может быть, это правда. Но я отталкиваюсь от статистики – от побед и поражений. И я не думаю, что кто-то другой поднял Беларусь выше 36-го места в рейтинге ФИФА. А когда я принял сборную, то она находилась на 92-й позиции. Не забывайте об этом. Кроме того, у нас были хорошие матчи с Аргентиной, с Германией, победа над Францией, но этого все равно не было достаточно для достижения цели.

– Я понял. И напоследок расскажите историю о Беларуси, которой часто делитесь со своими друзьями.

– Я говорю друзьям и журналистам, что, если вы поедете в Беларусь, то будете абсолютно удивлены тем, что увидите. Считаю, бесплатная 30-дневная виза в Беларусь – правильный шаг для того, чтобы стать еще более открытыми и показать миру, какой прекрасной можно быть страной. До того момента, пока я не подписал контракт с АБФФ, немного боялся ехать в Беларусь. Но Хорст Хрубеш, один из самых знаменитых игроков сборной Германии, сказал мне: «Бернд, езжай! Ты будешь удивлен тому, какая это замечательная страна!» И это было правильное решение. Время, проведенное мной в Беларуси, было прекрасным. Я люблю эту страну, в которой живут дружелюбные и очень радушные люди. А Минск напоминает большой международный центр, который становится все больше и больше. И, буду честен, от жизни в Беларуси у меня не осталось ни одного плохого воспоминания. Только учителям и медикам повысьте зарплаты :).

ФОТО: из архива Бернда Штанге

+73
Популярные комментарии
Джексон
+68
Бернд какие учителя и медики, у нас же есть менты, КГБ и следственный комитет вот они влачат жалкое существование , зарплаты у них копейки на пенсию поздно выходят в 45 лет. А учителя и медики ещё подождут.
drakon
+61
Такую сборную, которая была при Штанге , мы, еще очень долго не увидим.
Patrick
+58
А наши "спецы" еще называли его шарлатаном... Время расставило все на свои места.
Здоровья герру Штанге!
Написать комментарий 22 комментария
Реклама 18+