«В Беларуси все ездят по правилам. Я сначала думал: что за фигня?» Хобленко – о Дулубе из космоса, доверии Лички и шутках Нойока

Работал в Киеве с Хацкевичем, пережил странный период в Польше, считает Милевского легендой.

Украинец Алексей Хобленко прямо сейчас заметная личность в атаке брестского «Динамо». На старте чемпионата экс-форвард «Леха» и «Черноморца» проводил на поле не больше десяти минут, но постепенно стал основным нападающим бригады Марцела Лички и уже записал на свой счет три мяча и две голевые передачи. Местами Алексей творит настоящую красоту.

6 голов, респект Савицкого и фаеры. Брест, ты прекрасен!

Воспользовавшись перерывом в чемпионате, Тарас Щирый встретился в Бресте с Хобленко и поговорил о силе «Динамо», невероятном Дулубе и поляках, которые злятся на одноклубников, если не учишь język polski.

– Алексей, как живется после блогерского наплыва? Сначала из Киева в Брест приезжал «Трендец», потом – «Красава» из России.

– Отлично. Внимания к клубу было достаточно много. И наш «Трендец», и «Красава» – очень грамотные блогеры. Ребята молодые, и видно, что менталитет у них другой – современный. Я посмотрел их выпуски и мне понравилось. В команде тоже все довольны остались.

Нойок, Милевский и Хобленко стали героями выпуска YouTube-канала «Трендец». Просто огонь! 

– Работать не мешали?

– Нет, «Трендец» на тренировку к нам не попал – был лишь на восстановительном занятии, а там ничего особенного не происходило. Пообщались с ним, вспомнили какие-то моменты, за Украину чуть-чуть поговорили. А с «Красавой» не общался – он к Миле приезжал. Они вдвоем больше времени проводили.

– После выпуска «Трендеца» тебе не названивали из Украины?

– Мне писали ребята из академии киевского «Динамо», с которыми когда-то вместе играли, и говорили: «Смотрим вас! Удачи!» Хорошую программу создал этот журналист [Дмитро Поворознюк], и в Украине все в этом плане сейчас тоже налаживается.

– Судя по некоторым комментариям, в Украине заносчиво смотрят на нас. Ты не считаешь, что подобный выпуск познакомил украинских болельщиков с хорошим белорусским футболом?

–- Может быть. Но, если честно, не слышал таких высказываний о вашем чемпионате. Когда я переходил в Брест, общался со многими ребятами, которые уже играли в Беларуси. С теми же Саней Нойоком, Димой Хлебасом, выступавшими за минское «Динамо». Я с Димой посоветовался и он сказал, что турнир хороший. Просто, как мне кажется, пресса недостаточно уделяет ему внимания, и он не раскручен.

Чемпионат тут действительно неплохой и нынешний сезон оставляет очень хорошие впечатления. Качественный футбол показывают и БАТЭ, и «Шахтер», и «Ислочь», и «Торпедо-БелАЗ». В нем много борьбы. Если в европейских лигах дают играть, то в Беларуси соперники всегда рядом, идут в стык, действуют персонально. Мне нравится здесь. Особенно когда играем в Бресте.

– А что скажешь о других городах?

– «Динамо» – неплохой стадион, но в прошлом году, когда мы играли в Минске, на нем были проблемы с покрытием. Газон проваливался, двигаться было сложно, и возникало ощущение, что ты по сену бегаешь. Еще отмечу «Борисов-Арену». Там чисто футбольный стадион. Сейчас такими все должны быть. Чем ближе к полю болельщики, тем сильнее ощущаешь себя футболистом. Когда на «Олимпийский» в Киеве приходит очень много болельщиков, поддержка ощущается. Но когда их на таком стадионе мало – это выглядит ужасно. Пусто. Возникает ощущение, как будто играешь где-то на сборах.

В Беларуси есть определенные проблемы, когда сталкиваемся с искусственными полями. Все-таки переходы с натурального поля на синтетику чреваты травмами.

Алексей Хобленко: «Стадионы в Беларуси намного слабее, чем в Украине. Болельщиков тоже меньше ходит»

– Поле стадиона ФК «Минск» – это боль?

– Обычное искусственное поле. Как и везде. Кстати я очень удивлен, что на нем играют три или четыре команды. Мне кажется, после таких нагрузок поле уже должно было бы провалиться. На мой взгляд, в таком городе, как Минск, стадионов должно быть больше и больше внимания следует уделять футболу. Проводить три или четыре матча в туре на одном стадионе с искусственным полем – это как-то неправильно.

– Ты отметил классную атмосферу на «Брестском». Играя в Украине и Польше, ощущал нечто подобное?

– Атмосферу, при которой все больны футболом, я прочувствовал в Познани. Болельщики нас поддерживали сильно, примерно так, как и на матчах «Динамо», но, если ты провел пару неудачных игр, то уже на следующий матч приходило значительно меньше людей. Меня это удивляло. Поражения болельщики воспринимают очень болезненно. Когда покинул «Лех», заметил, что посещаемость упала до 8-10 тысяч. А в Бресте все ровно. Без перепадов. Болельщики всегда приходят примерно на одном уровне. Мы им благодарны за такую поддержку.

* * *

– Изучая твою биографию, узнал, что ты родился в Екатеринбурге, где когда-то служил твой отец. Как его туда забросило?

 Папа попал туда после учебы в суворовском училище в Киеве. Ему после выпуска сказали: «Будешь служить в Екатеринбурге!» – он вместе с женой и поехал. Это еще до развала Советского Союза было.

Отец служил в штабе. Родителям выделили квартиру в 311-м городке, где до сих пор живут военные. В Екатеринбурге мы и родились со старшим братом. Я прожил там всего три года, и наша семья вернулась в Украину – в Сумскую область, в город Путивль. Родители занимались бизнесом, а я со временем пошел в школу. Когда мне было 10 или 11 лет, мы ездили в гости в Екатеринбург к друзьям родителей. Хороший большой город, но помню я его смутно.

– Почему переехали жить в Путивль, а не в крупные Сумы?

– Потому что вся моя семья родилась в Путивльском и Бурынском районах. Они расположены рядом. Все мои родственники из села. Папа родился в деревне Червоная Слобода, а мама где-то поблизости от Бурыни. Приехав из России, родители купили квартиру в Путивле, и мы там обосновались.

– Путивль – это же совсем маленький городок.

– Районный центр с населением в 15 тысяч человек. Школа, друзья, футбол – так проходило мое детство. С шести до 12 лет я буквально жил на городском стадионе. Это ужасный горбыль. На нем запросто можно было голеностопы поломать.

Профессиональной команды там нет, но есть ДЮСШ, в которой я и начал заниматься. Практически каждый месяц тренер Николай Дмитриевич Дружинин возил нас на соревнования в Ромны. Выглядело это так. Родители скидывались по 100 гривен, а это было примерно 10 долларов, и мы ехали обычным рейсовым автобусом. Он часто был заполнен, и три часа приходилось стоять, держась за поручень. А дороги сами знаете, какие в Украине… На то время они были просто ужасные, а сейчас я вообще молчу. Хочу купить вторую машину – ВАЗ-2106, чтобы ездить по колдобинам :). Дороги реально плохие. Иногда просто хочется выйти из авто и пойти дальше пешком. Это уже больная тема, и она просто бесит.

– Так повсюду?

– Конечно. «Ковель – Киев» еще нормальная дорога, а вот в Сумской области они просто ужасные.

– Думаешь, Зеленский за них возьмется?

– Думаю, да. Я сейчас смотрю много роликов о том, как он работает. Как мне кажется, президент делает все для людей. Такой подход мне нравится. Он был моим кандидатом, и как только решил баллотироваться, я сказал в интервью, что у Зеленского хорошие шансы одержать победу в выборах. Так в интернете потом писали, мол, футболист, что ты несешь?! Как ты вообще можешь так мыслить? Какой Зеленский? Но, на мой взгляд, сейчас в Украине к нему отношение меняется.

Алексей Хобленко: «Зеленский станет президентом, и будет все в порядке в Украине»

– Понял. Давай вернемся к твоим роменским приключениям.

– Так и ехали стоя три часа. Нас было 15-17 пацанов. Если кого-то укачивало, тренер отправлял в начало салона и просил между зубами зажать зубочистку, чтобы не вырвало. Повторюсь, мы так каждый месяц ездили. Я в школе практически не находился.

– В Ромнах с вас не стебались, дескать, деревенские приехали?

– Да они нас постоянно обыгрывали. У них тогда была сильная детская команда «Электрон», которой даже оказывали спонсорскую помощь. Я потом туда перешел. Тренировался дома самостоятельно или с дедушкой, маминым отцом, и играл за команду на первенство Сумской области. Получал за это деньги.

– Твой дедушка в Путивле чуть ли не футбольная легенда?

– Можно и так сказать. Играл все время на первенстве области за команды из Путивля и Бурыни. Но с [большим] футболом у него немного не получилось. Он в свое время почувствовал в себе предпринимательскую жилку и занялся бизнесом. Сначала ездил на шабашки в Польшу, Германию, а потом открыл фермерское хозяйство, купил земли на тысячу гектаров и начал выращивать пшеницу, овес, ячмень и буряк. Он хорошо развивался, но в определенный момент его подставили друзья, начались проблемы, и теперь он уже меньше занимается фермерством.

Помню, как дедушка в семь утра забирал меня из дома и вез на стадион, где проводил со мной тренировки. Так происходило в любое время года, независимо от погоды. Все было с мячом, на скорость и технику. Ежедневные тренировки с дедом – это было нечто. Сейчас, правда, у дедушки колени уже не те, и ему даже мяч тяжело подбить. Время, конечно, идет и никого не щадит. Я очень скучаю по тренировкам и по тем старым временам. Я тебе скажу, что они мне очень помогли.

– В Ромны дед тебя возил?

– Сам ездил. Мне тогда 13 лет было. За игру тренер давал 80 гривен, а если забивал, то еще доплачивал. А потом меня отвезли на просмотр в черниговскую «Юность», где я и остался.

-- Какие приключения с тобой происходили в то время?

– Мы жили в школе-интернате, и нам постоянно не хватало еды. Кормили отвратительно – еда была плохого качества, и нам ее просто не хватало. Помыться под горячей водой можно было лишь в понедельник или во вторник. Провел там всего лишь два месяца, и приезжал туда только ночевать. Я даже не питался в столовой. Просто покупал буханку хлеба в магазине и ел.

Жизнь в интернате была интересной, и с детьми, которые там жили, мы дружили. Они к нам всегда прибегали, когда кто-то еду привозил. Но, помню, я как-то приехал в интернат с большой посылкой. Поставил ее в комнате, отлучился в туалет, вернулся, а ее уже и нет – украл кто-то. Жилось весело, но после Путивля это был контрастный душ.

– Через пару месяцев тебя забрали в «Динамо»?

– Да, после игры с юношами киевского «Арсенала» ко мне подошел селекционер «Динамо» и предложил приехать на просмотр. После игры поехал с родителями в Путивль, рассказал им про селекционера, так они мне никак не могли поверить, считали, что придумал. Но прошло несколько недель, мне набрал тренер Сергей Николаевич Журавлев и сказал, чтобы приезжал. Приехал. Неделю длился просмотр, забил три или четыре гола в спарринге, и со мной подписали юношеский контракт.

Я оказался тогда в таких условиях, о которых никогда не мог и подумать. Академия имени Валерия Лобановского очень сильно отличается от других. Начиная с полей и заканчивая проживанием и воспитанием. По футбольной дисциплине раз делали замечание, и второго уже не было. Если опять косячил, то тебя просто отправляли домой.

В нашей команде 1994 года рождения было много иногородних ребят из Полтавы, Хмельницкого, Ивано-Франковска, Алчевска, Киргизии, а Ислам Абдулавов, приехавший из Махачкалы, сейчас играет за команду Дулуба в чемпионате Казахстана. Такое большое количество приезжих тренеры объясняли тем, что у нас больше желания чего-то добиться, нежели у местных. Вспомнил одну историю. С нами играл парень, которого, пускай будет так, звали Сергеем. Я с ним очень хорошо общался, но через год после выпуска академии все узнали, что у него совершенно другой год рождения, другая фамилия и имя. Я без понятия, как такое могло произойти, но теперь даже не знаю, как к нему обращаться :).

– Не верю, чтобы киевляне не относились ревностно к парням из провинции.

– Некоторые относились к нам нормально, а другие – не очень. Футболисты бурчали, однако на это внимание мы не обращали. Доказывали все на поле. Мы реально больше заслуживали и больше хотели быть в составе, нежели они.

– Кто был самым сумасшедшим в вашей команде?

– Хлебас. Мой футбольный друг. Мы с ним жили долго в одной комнате. Он всегда был на своей волне, но я умел находить с ним общий язык. Скажем так, не у всех это получалось. Просто у него есть свое мнение, которое он не боится высказывать.

– На дискачи из академии убегали?

– Да, было такое время. После десяти вечера базу закрывали, и мы уже никуда не могли выйти. Это трехэтажное здание в лесу, огороженное забором. Везде установлены камеры. Два охранника, собаки. Все очень серьезно контролируется после десяти вечера. Мы просто прыгали со второго этажа на козырек, с него спускались и через место в заборе, которое не просматривалось камерой, убегали на дискотеки, а у кого были девочки, те с ними шли гулять. Но я не скажу, что такое происходило постоянно. Наверное, занимались подобным всего раза три или четыре. Нам тогда было лет 14-15. Тренер Сергей Николаевич Журавлев нам, кстати, запрещал общаться с противоположным полом.

– Ничего себе.

– Помню, примерно в 15 лет я начал встречаться с девочкой, с которой познакомился в интернете. Она была старше меня на два года. И Журавлев меня как-то увидел с ней возле базы. Когда я вернулся, позвал к себе в комнату и сказал: «Ну что, встречаешься уже?» – «Ну да» – «Если еще раз увижу тебя с этой девушкой, поедешь к себе домой!»

– Ты расстроился?

– Очень. На следующий день позвонил ей, извинился и реально расстался. Я в тот момент доверился тренеру и понял, что в этом возрасте, от 15 до 18 лет, девушки мне не нужны. Считаю, что поступил правильно.

– Думаешь, она могла тебя свести?

– Да многих девушки сводили в этом возрасте! Были примеры, когда кто-то начинал встречаться, и футбол уже забывался, а он в ту пору должен быть на первом плане. Люди начинали несерьезно относиться к тренировочному процессу, не работали дополнительно, не прогрессировали и смотрели на футбол уже не с горящими глазами. Сразу после тренировки бежали в душ, а потом – на свидание. Ведь они должны погулять до десяти – после базу закроют. Все. Многих это погубило.

* * *

– Понял. Когда ты познакомился с Александром Хацкевичем?

– В 16 лет он вызвал меня из академии на сборы дублирующего состава на Кипр. Они с Валентином Белькевичем, Царство ему небесное, тогда команду тренировали.

– Какое мнение сложилось о Хацкевиче?

– Очень строгий. Хорошо работает с молодежью. Как тренер он мне нравится.

– Бадри Акубардия рассказывал, что однажды на тренировке попытался пробросить Хацкевичу мяч между ног, но не вышло, и он получил от тренера хорошего пенделя.

–- Когда он играл с нами на тренировках, класс его, конечно, чувствовался. Но пошутить с ним действительно было нельзя – сразу заводился. Если проигрывали, то в раздевалке тоже серьезно доставалось. Но, честно говоря, я бы не хотел говорить на эту тему. Я уже как-то рассказывал о нем.

«Бабушку расстреляли прямо у калитки». Как беженец, едва не сыгравший за «Динамо» Киев, оказался в «Гомеле»

– У тебя был шанс попасть в основу?

– Да, был. Но когда играл в «Динамо-2», им не воспользовался. Позже была возможность вернуться в «Динамо» из «Черноморца», однако как-то не сложилось. Если честно, думал, что меня пригласят в Киев. Полагаю, у Хацкевича были свои хорошие нападающие – Беседин, Мбокани, Мораес, – и он сделал выбор в их пользу.

– До этого «Динамо» тебя неплохо по арендам отправляло. Сначала была «Полтава», потом «Говерла».

– Андрей Леонидович Гусин, Царство ему небесное, при мне тренировал «Динамо-2». Команда у нас была хорошая, но сезон провели неудачно, и Суркис решил уволить Леонидыча вместе с тренерским штабом, распустить всю команду, а вместо нас взять в нее дубль с Хацкевичем. Меня Александр Николаевич оставил, но сказал: «Леха, съезди, пожалуйста, в аренду в «Полтаву» и наберись игровой практики, потому что у меня ты будешь мало играть». В итоге поехал в Полтаву к бывшему голкиперу Илье Близнюку, а потом вернулся.

– По Близнюку было заметно, что это бывший вратарь?

– Да, высокий и харизматичный, а по характеру – ух, мужик так мужик. Как-то разбудил нас на базе в семь утра и говорит, мол, все, едем на тренировку. На улице минус 25 градусов, садимся в автобус, и он сообщает: «Так, бежим сегодня 10 раз по тысяче». Многие не добегали, падали в снег и сходили с дистанции. Это была утренняя тренировка. А вечером мы еще бегали с рюкзаками, в которых лежали мячи, набитые песком. Беговой работы у него было действительно много. Но это дало какие-то плюсы и очень сильно закалило в плане футбольного характера. В этом плане очень классная школа.

* * *

– В Одессе ты поработал под руководством Олега Дулуба. До него и при нем «Черноморец» – совершенно разные команды?

 Верно. В первую очередь это касается понятия футбола, тренировочного процесса и тактики. Мы сразу перестроились и начали играть по схеме 5-3-2. С Бабичем, который тренировал нас до Дулуба, нам тоже хорошо работалось. Он сделал в Одессе очень хорошую команду, дал шанс многим футболистам, но, наверное, просто засиделся в «Черноморце».

– Какой была первая реакция, когда команде сказали, что едет тренер из Беларуси?

– С нами в то время играл центральный защитник Артем Рахманов. Мы как-то подошли к нему с ребятами и сказали: «Артем, расскажи, что это за тренер». Рахманов на радостях и говорит: «Пацаны, классный тренер! Не переживайте. Приедет и наладит нам игру!» А Дулуб как только приехал, сразу же убрал из команды Рахманова и еще кого-то.

– Артем же вызывал Дулуба на разговор.

Рахманов об уходе из «Черноморца»: «Мне пришлось вызвать Дулуба на разговор»

– Так и есть. Мы ему сказали: «Тема, блин, это же футбол. Сам пойми. Не расстраивайся». А он, конечно, завелся и очень переживал. Ну, сам посуди, пришел тренер-соотечественник и сразу тебя убрал. Он недельку еще потренировался с нами и уехал. Рахманов – большой такой. Как солдат. Вылитый Капитан Америка. Приехал к нам со своим поларом и специальными часами. Хороший парень.

– Что тебя сразу удивило в Дулубе?

– Его английский, наверное. На нем он общался с нашими французами. Олег Анатльевич разговаривает по-английски неплохо, но проскакивали какие-то смешные слова. На тренировку все время приходил с компьютером и показывал различные тактические ситуации.

Олег Дулуб.

– Вы понимали, что вообще происходит?

– Поначалу реально не понимали. Думали, откуда Анатольич к нам приехал. Из космоса, что ли? А потом стало ясно, что это очень грамотный тренер. О нем я могу сказать исключительно положительные слова. Поддержал, поверил в нас, и мы заиграли по-другому. Мы при нем играли на уровне лидеров таблицы.

– Кто благодаря Дулубу раскрылся в «Черноморце» и сейчас реально классно смотрится в Украине?

– Кирюха Ковалец. Он сейчас очень здорово выступает за «Александрию». Кроме того Дулуб помог вернуться в большой футбол Сане Гутору. Да он практически всем дал шанс проявить себя. Кто им воспользовался, сейчас играет на неплохом уровне.

– Как я понимаю, с тренерским штабом все было нормально, а вот некоторые решения руководства клуба вызывали недоумение.

– Да, и не только у меня. У нас появился генеральный директор, и в работе начали происходить какие-то странные моменты. Люди не понимали, как нужно относиться к работе в футбольном клубе. Если ты гендиректор, то должен поддерживать клуб, а не убивать. Нам, например, не выплатили премиальные, которые мы заработали за победу над киевским «Динамо». Это очень хорошие деньги, но из той суммы нам ни копейки не заплатили. Мы еще как-то эту ситуацию понимали, а вот наши французы недоумевали. Им же нужно было как-то семьи кормить, они ждали денег и пообещали своим женам. Возможно, они даже думали, что мы эти деньги раздербанили между собой, и не захотели делиться. Но мы не такие. Когда рассказали легионерам эту историю, они были просто в шоке. С нами поступили непорядочно. Так меня никогда не кидали.

Мне понравилось, как ко всей этой ситуации отнесся Дулуб. В споре с руководством был на нашей стороне. Он нас всех сплотил, сказал, дескать, ребята, махните рукой и давайте работать дальше. Олег Анатольевич был очень близок с командой, всегда со всеми общался и с каждым находил общий язык.

* * *

– До Бреста ты играл за польский «Лех», куда перешел зимой 2018-го. Что поразило в Познани?

– Медобследование, которое проходил два дня. В первый день до четырех часов, во второй – до трех. Мне каждую косточку проверили, каждое колено серьезно обследовали, а сердце два раза смотрели. После этого сразу подписал контракт. Такого подхода прежде не видел. Хотя киевское «Динамо» проводило тоже хорошее обследование в клинике «Борис», но там все за час можно было пройти.

Жить в Познани было комфортно. Сразу бросилось в глаза, что цены другие. Это касается и квартир. Я свою двухкомнатную снимал за тысячу евро. Примерно половину стоимости оплачивал клуб, половину – сам. Но это обычная квартира. В Бресте точно такая же. Разница лишь в том, что я ее за 350 долларов здесь снимаю.

Удивило, что у «Леха» нет базы, нет заездов, и все собираются на стадионе. Ты просто приходишь, переодеваешься в клубной раздевалке и идешь тренироваться на одно из полей. Все необходимое для восстановления тоже находится на стадионе. Никто тебя не контролирует и рассчитывают на твой профессионализм. Там в первую очередь важно то, как ты показываешь себя на футбольном поле. Все строится на доверии. То же самое могу сказать и про Брест. Это показатель европейской ментальности. Марцел Личка тоже любит, чтобы все в коллективе строилось на доверии.

– Последние лет пять начали обостряться отношения поляков и украинцев на бытовом уровне. Ты подобное не ощущал?

Украинца Романчука, принявшего польское гражданство, назвали бандеровцем во время матча. Соперник опровергает

– Ощущал, но мне помогал в адаптации другой украинский легионер Владимир Костевич, с которым я проводил свободное время. У поляков не принято собираться вместе после тренировок. Говорят друг другу: «Честь! Честь!» и разъезжаются по домам.

Когда были трудные моменты, ощущал, что на меня косо смотрят. А однажды я что-то плохо по-польски сказал, и наш капитан завелся: «Курва! Цо ты не можеш вымовить по-польску?!» Я, честно говоря, просто плохо что-то произнес. Меня его слова взбесили. К нам в Украину приезжают легионеры, которые годами язык не учат, а в Познани я всего лишь пару месяцев и трижды в неделю хожу на уроки польского. Реально. У нас все иностранцы обязаны были изучать польский язык. Они гордятся своим языком, и ждут от тебя, что ты как можно быстрее его выучишь.

Уроки, кстати, тоже на стадионе проходили. Учил язык я вместе с боснийцем Элвиром Кольичем. Он разговаривал лишь на своем родном, и переводчик его не понимал. Я даже не знаю, как они общались между собой. Я пару раз сходил с Элвиром на занятия и сказал: «А можно я буду отдельно приходить?» Если бы я остался с ним, то, наверное, ничего бы и не выучил.

– Чем запомнилась Экстракласа?

– 35 тысячами болельщиков на стадионе во время домашнего матча. Наверное, все. Если бы мы с нашим стадионом и болельщиками переехали в Польшу, то по игре были бы там среди лучших.

– Что у тебя не заладилось в Польше? Слышал историю, что тренеры сами тебя приглашали в клуб, а потом не давали много играть.

– Да, тренеры меня уговаривали перейти в Познань, и я им доверился. Неплохо начал, забил, а потом выбыл из-за травмы на неделю и после этого играл уже мало. И как бы я ни тренировался, все равно играть много не давали. Ненад Белица, приглашавший меня в «Лех», говорил, что останусь на следующий год и ставку будут на меня делать. Но за три тура до конца его убрали, и всем, кто пришел вместе с ним, вскоре пришлось уехать. Ничего страшного. В жизни всякое бывает. Я ни о чем не жалею. Всегда выбирался и буду выбираться из сложных ситуаций.

* * *

– Если не ошибаюсь, тебя в Брест еще Алексей Шпилевский приглашал. Что это был за разговор?

– Он позвонил и сказал: «Леха, привет! Как дела? Давай к нам». Что-то вроде этого. Я о нем вообще ничего не знал. Когда приехал, увидел молодого тренера, который старше меня на семь лет. Это специалист, у которого есть свои правила в футболе, но я с ним поработал всего около месяца, и мнения составить не успел. Так что сказать о нем ничего не могу.

Приехав в Брест, увидел красивый город и добрых людей. Сразу почувствовал, что коллектив хороший. Сначала, если честно, было трудно, а потом, когда Марцел стал главным тренером, все нормализовалось. Личка – очень сильный человек, у которого есть внутренний стержень. Настоящий мужик и тренер.

– Кажется, он хороший психолог.

– Знаешь, в чем его отличие от других тренеров? Я не чувствую, что он тренер. Если иногда боишься ошибиться, боишься, что тебе от тренера прилетит, то в «Динамо» такого нет. Он часть нашей команды. Бывает, конечно, кричит, когда херней на поле страдаем или сонными приходим на тренировку, но это не так часто происходит.

– Артема Милевского ты как-то назвал легендой.

– Да, так и есть.

– В чем заключается его крутость?

– Миля очень сильный футболист. Ему 34, но он для этого возраста на футбольном поле выглядит весьма достойно. Кроме того, Артем очень добрый человек, который всегда меня поддерживает. Если что-то не получается, то подходит и говорит: «Леха, ты можешь и умеешь! У тебя получится! Только давай соберись!» Приятно чувствовать его поддержку.

– У вас в команде настоящий интернационал. Какими тебе видятся ваши иностранцы?

– Очень общительные ребята. Даже с Денисом Дуарте, у которого не очень хороший английский, мы находим общий язык. То же самое могу сказать и про Кацикаса. Ну а Кики – это личность. Мы иногда прикалываемся и в шутку называем его черным. Фамейе, наверное, загнался бы, а Габи все спокойно воспринимает. Еще и сам подтравить может.

– Он вам объяснил, для чего так высоко закатывает спортивные трусы?

– Не знаю. Загорать ему точно больше некуда :). Говорит, что какая-то новая система, а что за она, мы и сами пока не определили. Посмотрим, может, потом узнаем. Возможно, ему просто удобно. Пускай играет. Главное, чтобы побеждали.

А Фамейе запомнился тем, что очень трудоспособный парень, который знает, к чему идет, не обращая внимания на других людей. И ему было все равно, кто что о нем говорит. Этим он мне нравится. Мне кажется, это хороший подход.

– Нойок штампует шутки каждую минуту?

– Это ежедневные подколки и шутки, но без зашквара. Каждому в команде Саня раздал клички. Меня, например, называет Бубой. Считает, что мой голос похож на голос комментатора Александра Бубнова. Он может спародировать любого футболиста. Нойок же радуется, когда забьет, как Блохин. Руки поднимет вверх и побежит. Знаешь об этом? Нравится, наверное, ему так.

* * *

– Здорово. У тебя сейчас получается достаточно неплохой сезон – три мяча забил, отдал две голевые.

– Поначалу я мало играл – выходил на несколько минут, – и меня это немного бесило. Но я постоянно работал, и Марцел говорил, что я буду в обойме. Главное – тренироваться, держать себя в тонусе, если не играешь, и воспользоваться своим шансом, а не обижаться и говорить: «Блин, а почему я не играю?» Кому нужна твоя обида? Никому. Только сам на себя можешь обижаться. Бабич в «Черноморце», когда не шла игра, как-то хорошо сказал: «Ребята, задумайтесь над тем, что вы делаете не так в повседневной жизни. Возможно, из-за этого все проблемы. Пересмотрите отношение к жизни и к футболу».

– В Бресте чувствуешь себя счастливым?

– Это один из лучших периодов в моей карьере. Мне нравится город. Могу выйти куда-нибудь кофе выпить на Советской или съездить в баню. Я ее очень люблю. Для меня это лучший вид восстановления. Я могу просто среди недели сорваться и поехать попариться. Когда в Польше столкнулся с тем, что нет бани, не знал, что делать. Там они электрические, а это ужасно. Просто не понимал, как можно не любить баню? Как это вообще возможно?! А так я вообще не очень люблю большие города. Мне больше нравится провести время на природе и посидеть в спокойной обстановке. Я купил квартиру в Киеве, но в будущем хотел бы жить где-нибудь в километрах двадцати от города.

– Африканцев тоже водил в баню?

– Да всем она нравится. Ходили туда и Кики, и Фамейе. Пользовались ли они веником, не знаю, но сауну любят.

– Когда год назад у тебя спросили, чем тебя удивила Беларусь, ты назвал чистые улицы.

– Да. А еще удивило соблюдение правил дорожного движения. У вас все по правилам ездят, от чего поначалу было очень непривычно. Я думал: «Что за фигня? Где же эти обгоны и пересечения двойных сплошных?! Здесь реально так? Все едут 60 километров в час. Зачем?!» Но потом ты только въедешь на территорию Украины, и там ездить можешь, как хочешь :).

– Белорусы отличаются от украинцев?

– Да. Наши люди более раскрепощенные. Белорусов я бы скованными не назвал, но они мне кажутся немного зажатыми.

– Чего тебе не хватает в Бресте?

– Семьи, дома и своего народа. А так мне очень нравится в Беларуси. Ничего плохого сказать не могу. Меня здесь все устраивает.

ФОТОsport.tvp.plvk.com/dynamobrest

+91
Популярные комментарии
Lena Ivan
+54
Вы когда нибудь слышали от наших легов, что им в другой стране не хватает своего народа?)
alex13
+35
Наш народ построил диктатуру. А кто будет скучать по режиму, когда вырывается на свободу?
Ответ на комментарий Lena Ivan
Вы когда нибудь слышали от наших легов, что им в другой стране не хватает своего народа?)
Superfrank
+30
Леша - хороший парень и футболист неплохой. Трудолюбивый. Очень неплохо работает на команду, забирая защитников на себя, и открывая пространства для партнеров. Этим компонентом и завоевал себе место в составе. Связка с Фамейе была отличная при игре в 2 нападающих.
Написать комментарий 36 комментариев
Реклама 18+