«Необходимости в этой структуре не было». За что Субботкин получал 45 миллионов гонорара в месяц

В деле бывшего босса хоккейного «Динамо» допрашивают ключевых свидетелей.

– Тише! – бритый наголо конвоир четко следует инструкции и сурово смотрит в затылок супруге Максима Субботкина. – Никаких разговоров с обвиняемым.

В суде гнусно и грустно. Гнусно от атмосферы. Грустно от того, что некоторым людям приходится переживать такие события.

Максима Субботкина в последний раз видел больше года назад. Действительно, СИЗО нехило изменил бывшего динамовского В целом, Максим Владимирович держится бодро. Хотя настроение его меняется очень уж часто: в клетке Субботкин то внимательно слушает допрашиваемых, то улыбается после их реплик, то резко начинает что-то записывать в тетради.

Вообще, дело бывшего гендиректора «зубров» подходит к своей кульминации – начался допрос самых важных свидетелей. Хотя для начала, наверное, стоит вспомнить предысторию.

***

Субботкин обвиняется в причинении ущерба в особо крупном размере, завладении денежными средствами клуба с использованием служебных полномочий и в превышении служебных полномочий. Основным материалом дела является деятельность ЗАО «Маркетинг ХК «Динамо» – организации, которую следствие считает фиктивной и которую учредил сам Субботкин, и на счета которой, а не самого клуба, поступали основные перечисления за рекламу. Функционер возместил ущерб и попросил о помиловании, однако в помиловании ему было отказано – суд начался 8 сентября.

«Дело пахнет керосином». Субботкин предстал перед судом

В четверг начали допрашивать самых важных свидетелей. В частности, к трибуне были приглашены бывшие работники минского «Динамо» Маргарита Заяц (работала менеджером по рекламе) и Татьяна Калюжная (занималась организацией предматчевых шоу). Обе девушки изначально находились в подчинении Лидии Семеновой (бывший начальник отдела маркетинга), однако после создания ЗАО «Маркетинг ХК «Динамо» стали частью этой структуры. Показания Заяц и Калюжной разошлись кардинально.

Заяц показала, что ей было указано перейти в ЗАО под угрозой потери работы в «Динамо». Также бывший менеджер сообщила, что была вынуждена оформлять контракты рекламодателей не с клубом, а с ЗАО. То есть, фактически, деньги шли мимо клуба в «Маркетинг». К слову, в течение нескольких месяцев Заяц была вынуждена заключать контракты от лица ЗАО, хотя фактически сотрудником этой организации не являлась.

Показания Калюжной (к слову, сейчас девушка трудится в команде Владимира Бережкова в федерации футбола) носили иную тональность. Бывший организатор предматчевых шоу минского «Динамо» положительно оценила совместный опыт работы с Субботкиным, а сезон-2014/15 (год функционирования ЗАО) назвала лучшим за три года, которые она провела в клубе. Также Калюжная назвала отношения Субботкина и своей бывшей начальницы Семеновой натянутыми. Связывала она это с тем, что многие поручения Максим Владимирович давал подчиненным Семеновой в обход непосредственного начальника.

***

В пятницу к трибуне вызвали саму Лидию Семенову, которая виделась в деле Субботкина едва ли не ключевым свидетелем.

Такое чувство, Семенова в зале суда даже не взглянула в сторону клетки. Субботкин же, напротив, долго смотрел на Лидию Анатольевну, после чего ухмыльнулся и опустил голову. Во время допроса свидетельницы обвиняемый  несколько раз встречал реплики Семеновой ухмылками. Особенно весело бывшему менеджеру становилось, когда женщина на вопросы прокурора и адвокатов отвечала «не знаю» и «не помню».

Семенова отмечала, что ее управление в клубе давало хорошие результаты, а вообще ее отдел был на хорошем счету, о чем говорит хотя бы тот факт, что она сохранила свой пост после «передела власти» в 2013-м, когда клуб покинули председатель наблюдательного совета Юрий Бородич, генеральный директор Алексей Торбин и спортивный директор Игорь Матушкин.

Семенова сообщила, что разговоры о создании ЗАО «Маркетинг ХК «Динамо» начались примерно весной 2014 года, но целесообразности в этом проекте главный динамовский маркетолог не видела.

– Никакой необходимости в создании ЗАО «Маркетинг ХК «Динамо» не было, – заявила Семенова на допросе. – Я не знаю, какую конкретно деятельность выполняло ЗАО. Но к этой структуре отошла часть обязанностей, которые исполняла моя служба в клубе. В том числе франчайзинг. Таким образом, клубу отходило лишь 50 процентов выручки. Вторая половина отходила в пользу ЗАО.

По предположениям Семеновой, создание ЗАО было выгодно только самому Субботкину, который после учреждения организации был избран председателем ее наблюдательного совета. Также, еще на предварительном допросе, Семенова предположила, что Субботкин создал ЗАО, чтобы иметь источник дополнительного заработка, мол, зарплата в качестве директора клуба у Максима Владимировича была небольшой, если сравнивать с заработком других руководителей клубов в КХЛ.

В июне 2014 года Субботкин предложил Семеновой подписать проект о переводе маркетинговых направлений из клуба на ЗАО, однако та отказалась это сделать. Постепенно основные направления все-таки был переданы в ведение ЗАО. Среди них:

1. Продажа рекламных площадей;

2. Франчайзинг;

3. Организация матчей (в том числе, группа поддержки Hot Cristals).

Таким образом, клубу приходилось платить ЗАО за эти услуги. В ведении клуба же оставался лишь торговый отдел. Постепенно в ЗАО были переведены основные работники управления – Андрей Маркович, Маргарита Заяц и Татьяна Калюжная. Семенова оказалась в полной изоляции, которая продолжалась около двух месяцев. Важные документы до главы маркетинговой службы не доходили – вопросы решались через бывших подчиненных Семеновой. Сам же Субботкин с Семеновой не общался и не здоровался – игнор, по ее словам, был стопроцентный.

Перед началом сезона все подчиненные Семеновой были переведены в ЗАО. Директором «Маркетинга» стал Егор Цынгалев – друг Субботкина. Семеновой же предложили лишь должность продавца. От предложения та, разумеется, отказалась.

– Я потеряла не только любимую работу, а в принципе осталась безработной с кредитом на руках. Мне было непросто. Есть ли у меня сейчас чувства мести к Субботкину? Нет, таких чувств не испытываю. Я пережила ту ситуацию внутри себя. Она принесла мне большой опыт.

У Субботкина вопросов к Семеновой не было.

***

После Семеновой в зал суда была приглашена Инесса Готто. На протяжении почти семи лет женщина работала в «Динамо» юристом. Кстати, помните, как зимой Субботкин из-за решетки подал иск на клуб о восстановлении на работу, который в итоге не был удовлетворен? Тогда интересы клуба представляла именно Готто.

Субботкин проиграл суд минскому «Динамо». Как это было

Сейчас Готто уже не работает в клубе и по делу Субботкина проходит в качестве свидетеля. Прокурор опрашивал бывшего динамовского юриста по двум моментам: деятельность ЗАО «Маркетинг ХК «Динамо» и трудоустройство в клубе Леонида Сагындыкова, который якобы трудился в «Динамо» в качестве скаута. Выступление Готто Субботкин слушал внимательно – совсем не ухмылялся, иногда одобрительно кивал головой.

Новый персонаж в криминальной истории «Динамо»

Готто сообщила, что в клуб Сагындыков пришел по протекции Владимира Бережкова, который в тот момент отвечал в «Динамо» за спортивную составляющую. Для нового работника (опять же по настоянию Бережкова) в штатном расписании создали должность – специалист по развитию детско-юношеского спорта. В обязанности Сагындыкова входила селективная работа – взаимодействие с хоккейными школами, просмотр матчей и тренировок, поиск молодых талантов для «Динамо». При этом Готто отмечала, что пыталась найти информацию о новом работнике в интернете, но ничего о хоккейном прошлом Сагындыкова ей «нагуглить» не удалось. В сети остались лишь следы его бардовского прошлого.

– Нашла несколько ссылок, из которых стало ясно, что он пишет и исполняет песни, – заявила юрист.

Однако, по словам Готто, в клубе Сагындыкова она почти не видела. В офисе своего места у него не было. А когда юрист спрашивала у Бережкова о местонахождении Сагындыкова, тот отвечал, что он либо в командировке (при этом документально командировки не оформлялись), либо находится вместе с командой. Однако, по устному распоряжению руководства, офисным работникам «Динамо» был воспрещен доступ в командную зону. То есть проверить местонахождение Сагындыкова на рабочем месте не представлялось возможным. Уволили селекционера в 2015 году, причем в офис Сагындыкова привел сам Бережков.

По словам прокурора, назначение Сагындыкова в клуб было фиктивным. Получив карточку в банке, селекционер передал ее Субботкину и Бережкову, а деньгами с нее управленцы распоряжались по своему усмотрению. Зарплата Сагындыкова в «Динамо» составляла 15 миллионов рублей. При этом неоднократно специалисту начислялись премии.

Допрос по второму эпизоду затянулся и был прерван и перенесен судьей. Тем не менее, Готто успела сообщить, что вместе с динамовским бухгалтером входила в наблюдательный совет ЗАО «Маркетинг ХК «Динамо». Председателем органа являлся Максим Субботкин. При этом адвокаты не преминули заметить, что эту позицию бывший динамовский гендир имел полное право занимать. Причина проста: наблюдательный совет является совещательным органом и не является организацией. То есть, у Субботкина в ЗАО была исключительно позиция, а не должность руководителя.

При этом Готто отметила, что на собрании акционеров «Маркетинга» были установлены заработные платы членов наблюдательного совета. Ежемесячный гонорар Субботкина составлял 45 миллионов рублей. Бухгалтер Рымашевский и юрист Готто за членство в наблюдательном совете имели по 8 миллионов рублей в месяц. Также Готто объяснила свое понятие, для чего создавалось ЗАО. По мнению юриста, «Динамо» пыталось пойти по стопам клубов КХЛ и НХЛ, в которых тоже зачастую маркетинговые функции сосредоточены в руках сторонних организаций.

Допрос Готто продолжится в понедельник. Также в скором времени запланированы допросы парочки весьма любопытных свидетелей. В том числе, Владимира Бережкова.

Похоже, развязка дела Субботкина очень-очень близка.

Фото: sport.tut.by/ Дарья Бурякина;

+26
Популярные комментарии
Андрей Кибальчич
0
Бережков там быть должен
sash0704
+11
У нас выходцев из советского союза что-то не так с понятием что хорошо, что плохо! Сообщить о правонарушении даже коллеги - это не крысятничество, это оздоровление общества!!!

Я когда перешёл на новую работу и разговорились с людьми - я сказал что ни когда с работы ни чего не выносил (работал на молочном заводе) - все не удивились, а возмутились!!! как так - это не правильно, надо как все, тащить!!!
Ответ на комментарий nikitamoto
Такие факты, фиктивная зарплата с последующей передачей денег руководству...кто то конкретно Субботкина сдал, свой, очень свой человек из динамовской "кухни"...гниловатая атмосфера значит царит (или царила) в клубе.Как бы ни складывались отношения, но сдавать коллег, пусть и жадного руководителя, это последнее крысятничество
Леонид Подлипский
+11
Харашо што да Наваполацка эти усе менты не дабрались.

Хаця я ж сам бывшы мент, шо мне баяцца?
Написать комментарий 22 комментария
Реклама 18+