«Белорусский хоккей – это стартап, в котором мы постоянно ищем путь». Бывший шеф «Динамо» рисует идеальную пирамиду

 

Павел Бурба – о том, как скрестить клуб, сборную и федерацию.

Павел Бурба руководил «Динамо», пускай и в должности и.о. гендиректора, в сезонах-2015/16 и 2016/17. При нем минчане выдали пока что лучший результат в КХЛ за свою историю. В регулярке-2016/17 «зубры» набрали 105 очков и уверенно вышли в постсезон, где проиграли «Локомотиву» 1:4. Однако заняли общее восьмое место в лиге. После ухода из клуба функционер работал в федерации хоккея, где вместе с Семеном Шапиро разрабатывал и осуществлял реформы. Сейчас деятельность Бурбы никак не связана со спортом. И, по собственным словам, на работу в минском «Динамо» он не претендует. При этом он готов говорить о клубе.

В интервью Андрею Масловскому менеджер делится мнением о текущих делах команды, а также рассказывает о том, как сделать «Динамо» лучше – например, сделать его окупаемым и по-настоящему полезным для сборной.

– Как вам последние результаты «Динамо»?

– Не радуют. Мне, как и любому болельщику, хотелось бы понять, почему команда плохо выступает уже второй сезон подряд. Но для этого нужно узнать, что происходит внутри коллектива. Команда – она ведь как оркестр. Если дирижер или худрук что-то сделали не так, музыканты будут играть неправильно, но при этом каждый по отдельности будет оставаться хорошим исполнителем.

– Можете высказаться как болельщик, который ходит на «Минск-Арену».

– А я уже практически не хожу. Смотрю некоторые матчи по ТВ. Как и большинство моих знакомых, заядлых болельщиков, перестал следить пристально.

Но на одну тему все же выскажусь. Как болельщик не понимаю, как можно было оставить на этот сезон тренера, провалившего прошлый. Да еще заявлять, что он набрался опыта и теперь-то все у него получится. Мы нанимаем канадца, который должен давать результат, а он, оказывается, целый сезон набирался опыта?! Этого я понять не могу.

– В вашу бытность таких провальных серий не было?

– Были по пять матчей без побед, но уже после трех поражений подряд кричали, что Бурбу и Вудкрофта надо в отставку. Но я тогда понимал, что делает тренерский штаб и чего он добивается. Мы вместе разбирались с проблемами. Порой приходилось принимать сложные решения – а-ля отправить Бэйлена и подписать новых игроков.

– Понимаете, почему Дуайер не уходит сам?

– Практически любой тренер на его месте делал бы то же самое. Дуайер работает так, как умеет. И я верю, что он пытается исправить ситуацию, но не получается. И тут уже давно должно было вступить в дело руководство клуба, разобраться, почему не получается и что нужно сделать, чтобы получалось. У него или у кого-то другого. Возможно, какие-то меры предпринимаются, но болельщики об этом не знают.

– Не уходит, чтобы получить компенсацию в случае досрочного расторжения контракта?

– Естественно. А вы бы отказались от весьма неплохих денег, полагающихся по контракту, тем более если считаете, что работаете хорошо?

– До плей-офф не добраться?

– С высокой вероятностью – не добраться. Об этом говорит турнирная таблица и календарь. Во-первых, «зубрам» предстоит дальний выезд. Во-вторых, многие матчи прямым конкурентам за восьмерку проиграны. Понятно, что еще впереди 40 игр, но по большому счету меры по спасению сезона надо было предпринимать три недели назад.

У «Динамо» сейчас нет хоккеистов топ-уровня, наподобие Капризова, которые могут решать матчи. И взять их неоткуда – рынок в это время года пуст. Да и денег такие игроки стоят огромных – не факт, что у клуба они есть. Команда может брать только одним: четкой организацией и борьбой, физической готовностью – а этого не видно. И я не очень верю в то, что сейчас можно быстро все это подправить.

– Новый директор клуба Дмитрий Басков начал так же, как и вы в свое время – в раздевалке появились мотивационные плакаты. Это правильные шаги?

– Дмитрий Юрьевич таким образом показывает игрокам, чего он от них ожидает: идите и бейтесь! Но насчет того, готовы ли игроки биться, у меня большие сомнения. Со стороны кажется, что многие из них утратили мотивацию, поняли, что они незаменимы. Если это так, то проблему нужно решать и вводить много «свежей крови». Но беда в том, что «кровь» совершенно неподготовлена.

Новый гендиректор придумал, как мотивировать «Динамо». В игре с «Амуром» вообще не помогло

У Вудкрофта на второй его сезон был интересный план развития команды. Цель была сложная – прохождение первого раунда Кубка Гагарина. Мы провели анализ предыдущего сезона по каждому хоккеисту и составили список тех, с кем будем продолжать работать. Из белорусов в основе должно было остаться человек семь. Насколько помню, остальные не подходили для решения задач и на их место предполагалось взять молодых, растущих, энергичных игроков. А чтобы дать результат главный тренер просил чуть больше иностранцев и сохранить неизменным его тренерский штаб. Легионеры своим мастерством должны были обеспечивать требуемый результат и должны были стать менторами для молодых белорусов, способствуя их прогрессу. А молодые белорусы должны были дать энергию команде.

Так вот мы не знали в тот момент, каких именно игроков и где брать. Не было такого, что мы обсуждали: «Возьмем Иванова из «Юности», а из «Немана» Петрова». Ребят надо было искать. Советовались с тренерами «молодежки». У нас была цель: найти десяток абсолютно новых ребят, которых можно было развивать для клуба и сборной.

Но тогда на это не пошли руководители клуба и с того момента упущено два года в развитии команды. Нет ни штаба, ни менторов, ни энергии. Поэтому сегодня, на мой взгляд, вопрос в том, стоит ли продолжать борьбу за плей-офф или лучше сказать себе честно: «Бой проигран, но войну хотим выиграть». Война – следующие сезоны КХЛ, квалификация к Олимпиаде-2022 и домашний чемпионат мира-2021. Если выбираем второе, то надо отобрать перспективных молодых ребят и дать им возможность поработать на высоком уровне уже в текущем сезоне, с хорошим тренерским штабом, умеющим развивать игроков. Да, мы наверняка будем на последнем месте в таблице, но Рига в свое время это сделала и сегодня конкурентоспособна, как и сборная Латвии.

***

– Говоря про утративших мотивацию хоккеистов, имели в виду белорусов?

– Нет. Там, как мне кажется, все ее утратили. Вы же видите, что даже Энрот уже не тянет, как раньше. Если прежде мог себя проявить Павлович, то сейчас он травмирован, а Лисовец катастрофически сдал. Я не вижу людей, которые могут на себе потянуть команду. На общем фоне выделяются лишь Хенкель и Пулккинен, но этого мало.

– Для этого приглашали братьев Костициных.

– Ну и где от них что-то?

– Какое мнение у вас сложилось о белорусских хоккеистах за время совместной работы?

– Такие же живые люди, как и все. Со своими повседневными делами, заботами, радостями и сложностями. Они не гадкие поганцы, которые получают много денег и ничего не делают, какими их обыватели представляют в дни поражений. Игроков иногда, что называется, «заносит», и спорт отходит на второй план, но для оперативного решения таких проблем и существует тренерский штаб, начальник команды, руководство клуба.

– Видели в белорусах стремление к развитию?

– Тут есть проблема. Желающих расти профессионально на деле, а не на словах – единицы. Не знаю почему, но как только достигают определенного уровня, останавливаются. Вот сейчас из молодых на слуху Шарангович, но он у нас в АХЛ один такой форвард! А таких, как он, каждый год система подготовки должна выдавать пять-семь, чтобы парни заходили в третье-четвертое звено клуба КХЛ или АХЛ и там росли. Чтобы подпирали тех, кто застоялся в развитии, в том числе и в «Динамо». Травмировался кто-то из второго звена или плохо сыграл – подняли нашего молодого на время, глядишь, он зацепится. И каждый год один из этих пяти-семи прорывался бы на высокий уровень. Но у нас этого, к сожалению, нет – система подготовки молодежи не выдает сегодня этих пять-семь игроков, которые хотят и могут выйти качественно новый уровень.

Поэтому реформы, проводимые федерацией – те, что начал Семен Борисович Шапиро и, надеюсь, продолжит Геннадий Геннадьевич Савилов, – направлены на то, чтобы вся хоккейная система страны заработала и начала давать молодых, злых, голодных, желающих расти игроков. Сегодня многие, даже молодые, игроки экстралиги по-прежнему живут в зоне комфорта и не стремятся в КХЛ или выше. Неплохие деньги, напрягаться не надо. Знаю историю одного хоккеиста, который отказался переходить в «Динамо» со словами: «А зачем? Я у себя в клубе получаю почти такую же зарплату. Мне не надо летать по всей Евразии, играть по 60 матчей и попадать под Артюхина. Я ночую дома».

Мне кажется, сейчас из экстралиги нельзя поднять человека на уровень КХЛ, чтобы он не напортачил. Разница в требованиях между лигами очень большая. У нас были молодые игроки, которым Вудкрофт просто говорил перед выходом на лед: «Не нервничай. Понимаю, что тебе страшно. Когда побежишь на лед, смотри за шайбой и просто выброси ее из зоны. Ничего не придумывай». И парни это делали. Вроде ничего сложного, но даже таких ребят были единицы.

– «Динамо» всегда позиционировало себя как клуб, в котором должны играть преимущественно белорусы. Это не мешает нашим игрокам развиваться и прогрессировать? Попали условные Павлович и Дрозд в команду – и все, дело сделано.

– Павлович и Дрозд – прекрасные ролевые игроки. И, это мое болельщицкое мнение, Дрозд в этом составе «Динамо» был нужен. Сергей и Александр были одними из лучших пенальти-киллеров лиги, а четверка Павлович-Дрозд-Коробов-Лисовец могла решить вопрос практически с любым большинством соперника. В НХЛ говорят: Кубок Стэнли выигрывают не первые два звена, а третье и четвертое. Павлович и Дрозд – классические игроки третьего и четвертого звена. Когда надо, они могут подняться во второе и там, на коротком промежутке времени, не провалятся.

Если говорить шире, проблема действительно есть, и она – в отсутствии конкуренции. Система ее не порождает. Ребят в составе снизу никто не подпирает. Думаете, после прошлого сезона Дуайер не хотел обновить состав? Наверняка хотел. Просто неоткуда игроков брать.

– В структуру «Динамо» входит «Динамо-Молодечно», где играет молодежь. Там нет никого?

– В том то все и дело, что нет. Это звено первой команде ничего не дает. В Молодечно, по крайней мере при мне, попадали не лучшие молодые игроки – лучшие шли или в топ-клубы экстралиги, или переходили в сборную U-20. Мы же брали того, кто остался. Изначально планировалось, что «Динамо» может получить любого игрока экстралиги. Вся лига должна была стать своеобразным фармом. Но она не производила, да и сейчас практически не производит ничего для клуба.

Именно поэтому, не видя особой перспективы в Молодечно, мы стали вкладываться в школу. Создали команду БФСО «Динамо», запустили ее в высшую лигу и сделали так, чтобы для каждого выпуска школы это была первая профессиональная команда. У ребят появилась возможность шагнуть в профессиональный спорт с пониманием того, что «Динамо» за ними наблюдает.

– Вы много говорите о ФХРБ. Недавно появилась идея по уплотнению отношений федерации и «Динамо». Понимаете, как это должно работать?

– При возрождении «Динамо» первоначальным учредителем была как раз федерация хоккея. И идея была в том, что «Динамо» будет финальным элементом в системе роста игроков в Беларуси.

Белорусский хоккей, как и большинство видов спорта, сегодня без господдержки не существует. Соответственно, нужно, чтобы государство получало отдачу. А отдача, интересующая государство, состоит из двух вещей: пропаганда ЗОЖа и достойное представление страны на международной арене, чтобы на больших экранах планеты мелькал наш флаг, играл гимн и чтобы мы все испытывали патриотические чувства и объединялись как нация. Вот на это государство и дает деньги. Профильным координирующим органом, помимо Минспорта, является именно федерация того или иного вида спорта. И то, что ФХРБ должна иметь свое слово в «Динамо», – факт.

Когда я работал, это слово было весомым. Мы постоянно общались с Игорем Анатольевичем Рачковским и [генеральным секретарем ФХРБ] Ярославом Михайловичем Завгородним. У нас был практически ежедневный диалог по всем рабочим вопросам. Мы смотрели – кого из ребят пробросили в клубах, кому надо подставить плечо и так далее. Например, в ходе последнего моего сезона подписали 10 белорусских хоккеистов. Понимали, что надо помогать и им, и сборной.

В мое время председатель федерации был постоянным членом Наблюдательного совета. Есть и другой вариант сотрудничества – ФХРБ возвращает себе акции клуба и работает как акционер. Механизм придумать не так и сложно. Важно, чтобы он работал. Но уплотнение отношений должно произойти.

– Допустим, так случится. И тогда «Динамо» будет совсем заточено на подготовку игроков для сборной. Но ведь клубы не должны этим заниматься. В НХЛ никто это не делает. Даже рижское «Динамо» не готовило игроков для сборной – в составе рижан 10 легионеров, а в сборной не так много динамовцев. И при этом Латвия прочно сидит в «элите», а мы вылетели.

– Не вижу никакой проблемы в том, чтобы клуб выполнял еще и эту задачу. Когда я пришел в «Динамо», разработал программу развития, в которой основные цели – побеждать и готовить игроков для сборной.

Для побед у команды должен быть соответствующий состав, тренеры и мотивация. Мотивация не только денежная, но и эмоциональная – внутренняя. Я на 100 процентов уверен, что внутреннее желание должно базироваться на сопричастности. А это могут дать только белорусы. Помню, меня «били» после того, как я сказал про «Зубра в сердце». Так вот я в это верю. Поэтому мы и школу развивали и воспитывали ребят соответственно. И если кто-то из них дорастет до того, чтобы остаться в «Динамо» в роли игрока первого и второго звена, никто не скажет: «Нет! Там должны быть только канадцы». Вот вам и подготовленные игроки для сборной.

К подобному совмещению клуб подталкивает еще и бюджет. «Динамо» всегда было, и будет, финансовым середнячком в КХЛ. И единственный механизм, позволяющий эффективно выполнять вышеуказанные задачи при таком условии, выглядит так: в составе должны быть молодые агрессивные белорусские игроки, получающие хорошие (по нашим меркам) деньги, но имеющие шанс уехать и получать больше. А разбавлять их должны легионеры, которые будут давать результат. И неважно, сколько их будет – пять-семь или восемь-девять. Сколько надо для победы, столько и будет. Например, так у нас было с Петтерссоном. Нужен был праворукий бросающий на большинство. Мы взяли Фредди сверх легионерского лимита, и он нам за 19 игр принес 19 очков.

Давайте из другой области пример приведу. Мадридский «Реал» сейчас в кризисе. Но если внимательно посмотрите, то в клубе дали широкую дорогу молодежи из собственной академии. Сейчас она завалилась, но выстрелит. Игроки, взявшие три Лиги чемпионов подряд, пресытились, а молодняк – нет. Руководство понимает, что это тот движок, который перезапустит команду. Да, у «Реала» есть Марсело, Бэйл и Модрич, но под ними Лукас Васкес, Асенсио и другие.

Хоккейное «Динамо» нашло, чем оно круче «Реала»

– «Реал» не ставит задачу готовить игроков для сборной Испании. Там по-прежнему думают только о том, чтобы побеждать.

– Мы этот механизм пытаемся отладить 12 лет. Считайте, что белорусский хоккей – это своеобразный стартап, в котором мы постоянно ищем путь. Поэтому и происходят перемены. Может быть, пару раз смена вектора была очень резкой, но это поиски.

Сегодня «Динамо» должно быть частью общей системы подготовки игроков в Беларуси. Будет у нас через несколько лет несколько клубов в КХЛ – прекрасно. Тогда в «Динамо» будет только одна задача: побеждать. Но сегодня ресурсов с трудом хватает на один клуб. Поэтому у него должна быть вторичная задача – развивать и поднимать молодых белорусских хоккеистов.

Еще один момент. В США и Канаде проживает почти 400 миллионов человек. И на них приходится 30 мощных команд из НХЛ. На 10 миллионов одна команда. А там уровень подготовки хоккеистов и тренеров, состояние населения и условия жизни гораздо более серьезные, нежели у нас. В Беларуси уже не 10 миллионов населения. И страна не может себе позволить больше одной профессиональной команды уровня «Динамо». Под ней можно иметь свою команду в условной АХЛ, юношеской лиге и собственную регионалку. Так было в советские времена. Я не сторонник восстанавливать все старое, но это была работающая система. И если правильно все делать, то у нас должна быть одна большая команда – «Динамо». Фарм – условный «Неман», который должен играть в российской «вышке». Молодежный состав – условная «Юность», – который должен играть в МХЛ. А Экстралигу сделать равной по возможностям, с хорошо укомплектованной школой в каждом клубе. Это идеальная пирамида развития белхоккея.

– Вряд ли «Неман» и особенно «Юность» будут в восторге от этого.

– Они имеют право на это. Я просто высказал свое мнение и догадываюсь, что Михал Михалыч отреагирует примерно так: «Да кто это такой вообще здесь выступает?!»

– А если вообще отвязать «Динамо» от сборной? Пусть побеждает, собирает «Минск-Арену» и популяризирует хоккей, но при этом остается государственным. Стоит это 20 миллионов долларов, которые на клуб тратятся.

– Во-первых, бюджет у команды значительно ниже. Будь бюджет 40 миллионов долларов, можно было бы сказать: «Да гори оно все огнем». Покупаем отставных НХЛовцев, берем нормальный тренерский штаб, и команда в тройке. Но денег таких нет. Во-вторых, я считаю, что это будет неэффективное использование средств – они пойдут не на те цели, на которые их направляет государство. А чтобы с имеющимся бюджетом сформировать конкурентоспособную команду, все равно придется действовать по описанным выше принципам. Придется брать пять-десять легионеров (а скорее пять-семь, потому что не хватит денег), а остальной ростер закрывать хоккеистами среднего уровня. Ну и вопрос: зачем это делать россиянами или украинцами, когда можно белорусами? Да еще и параллельно помочь сборной и развить наших же ребят. Я, кстати, не понимаю, зачем в нынешнем составе «Динамо» российские легионеры. Они заняли места белорусской молодежи. Наверное, какая-то логика есть, но мне ее не понять.

Клубу нельзя возвращаться к истории первых лет после воссоздания, когда в команде было столько шлака, который промывался через команду ящиками. Из первого сезона в КХЛ там был один игрок – Плэтт. Остальные непонятно кто. Нельзя к этому возвращаться.

***

– Вы сейчас озвучили идеальную легионерскую формулу для «Динамо», однако она постоянно меняется. Как относитесь к этим шараханьям?

– Шараханья – это поиск пути. У нас нет четкой истории, которую кто-то уже проходил. Мы сейчас ее пишем и не можем взять рецепт Швеции, Канады или Швейцарии. У нас нет больших денег и людского ресурса. В стране была одна единственная школа, которая давала игроков и позволяла телепаться между лигами чемпионата СССР. Просто в начале 90-х выстрелило прекрасное поколение, на котором страна продержалась почти 20 лет, добавив только двух Костициных и Грабовского. Наш путь не очерчен. Мы его пытаемся нащупать. Может быть, на каждый поворот надо было давать не два года, а пять лет, но это стартаповский метод: не работает – поворачивай, и ты найдешь правильный путь рано или поздно. Важно продолжать искать.

Лимит должен быть такой: стремимся к 5 иностранцам на льду, но если понадобится, будет больше.

Шефы «Динамо» годами обходят формулу, которую сами же придумывают. Не абсурд ли это?

– Так можно оправдать любое количество иностранцев. Понадобилось – и закупай.

– С 15 легионерами будем побеждать, но готовим ли мы белорусских игроков? Нет? Тогда надо искать баланс. Для этого и пишется стратегия развития клуба, в которой указываются миссия, видение, цели и задачи. Стратегию нужно четко исполнять в течение нескольких лет, а потом пересматривать и корректировать по мере необходимости. Из нее вытекают операционные планы, бюджеты, управление производительностью – от всего этого зависит комплектация.

***

– Есть ли у вас видение того, каким «Динамо» должно быть в плане приглашения тренеров?

– Тренер должен быть подготовленным специалистом, который будет не только давать результат, но и развивать игроков. Но он должен быть не один. Успех позапрошлого сезона был не в том, что Вудкрофт семи пядей во лбу. Он, конечно, сильный тренер, требовательный и понимающий игру. Но ему помогали люди, которых он привел с собой.

– Тренерский штаб должен формировать главный тренер? Сейчас в «Динамо» обычно иностранцу дают в придачу белорусов.

– Мы дали Крэйгу карт-бланш. Он предложил людей, я провел собеседование, навел справки и убедился, что это профессионалы. А то, что происходит сейчас, – ущербная управленческая практика. Когда ты назначаешь человека и говоришь ему «А работать будешь с этими людьми», это неправильно. Тренер несет ответственность за результат, и он должен иметь возможность самостоятельно подбирать себе команду, работать с ней так, как считает необходимым.

***

– Вы как-то говорили, что «Динамо» не может быть окупаемым проектом. При каких условиях это все-таки возможно?

– Когда среднестатистическая семья из четырех человек при походе на «Минск-Арену» будет оставлять за билеты, питание и прочие удовольствия 100 долларов за один матч. В Америке эта цифра в четыре раза выше: средняя цена билета в районе 65 долларов (на четверых 260 долларов), питание, паркинг, участие в разного рода активностях. Но это нереалистично в наших условиях. Поэтому задача клуба на сегодня побеждать и зажигать глаза, тянуть детишек в секции, стимулировать позитивное развитие в хоккейной системе страны.

Клуб может увеличить долю самоокупаемости за счет снижения расходов и экстенсивного повышения доходов. Нужно работать с КХЛ. При правильном подходе КХЛ можно сократить расходную часть – минимизировать дальние вылеты. Нужно больше играть с соседями, разыгрывать места в плей-офф в дивизионах, а не в конференциях. Можно, и нужно, увеличить количество игр «регулярки» еще на 20 матчей, что даст дополнительный источник доходов. Лига не должна останавливаться на паузы для сборных. Тогда добавится 10 «домашек». Это потенциально – 100-150 тысяч дополнительно проданных билетов.

Ну и есть одна штука, которая пока не используется. Считаю, игры с такими соперниками, как «Амур», нет смысла проводить на «Минск-Арене». Даже если бы команда шла в тройке, собиралось бы 10 тысяч человек. Можно на такие игры переехать в «Чижовку» и сэкономить, а «Минск-Арену» использовать на топ-матчи. И трибуны тогда всегда будут полными.

Но даже с учетом всего вышесказанного выйти, больше чем на 50 процентов окупаемости не удастся.

– Первые два пункта – работа самой лиги, а ей окупаемость клубов по барабану.

– Клуб должен с лигой работать. У нас есть представители в руководстве КХЛ. Ничего не произойдет, если об этом не говорить. Ничего! Нужно работать. 

Что касается внутренних переездов: вот будет «Динамо» в ноябре играть на «Чижовке» три матча. Давайте посмотрим. Как по мне – это только плюс. Сегодня «Чижовка» в заброшенном состоянии. Фудкорт там не может работать – нет людского потока. Добавим туда «ивентов», на которые будут приходить 8-9 тысяч, появятся арендаторы для общепита. «Динамо» может это сделать. Если оно будет проводить там 20-30 игр, это будет прекрасно. «Чижовка» встанет на ноги.

– А «Минск-Арена» просядет.

– Мне кажется, не просядет. «Минск-Арена» уже стала узнаваемым брендом в мире развлечений. Она значится во всех справочниках и энциклопедиях как одна из крупнейших и современных арен Европы. Арена получит возможность долгосрочного планирования по концертам и прочим мероприятиям. Например, концерт условного Depeche Mode планируется за два года, а «Минск-Арена» не может ничего однозначно сразу спланировать, потому что КХЛ календарь публикует ежегодно в июне-июле.

– Поэтому и переносят, когда необходимо.

– Проще переносить, когда у тебя 10-15 игр, а не 30-40.

– А как же имидживые штуки? Вы вместо «Минск-Арены» на 15 тысяч человек предлагаете «Чижовку-Арену» с девятью тысячами.

– Так людей все равно меньше девяти тысяч и приходит.

– Это сейчас, когда результата нет. При вас, например, были аншлаги.

– Были. И будут в будущем, но далеко не на всех матчах. Все вышесказанное насчет арен – мое личное мнение. Нужно садиться и считать с тем, чтобы не пострадали ни арены, ни клуб, ни болельщики. Если я не прав – значит, нужно оставлять все как есть.

***

– Насколько мешает или помогает управлять клубом постоянное согласование решений с наблюдательным советом и с тем, кто выше?

– Выше – не знаю. Никогда не участвовал в согласовании с президентом страны. Есть наблюдательный совет и его глава, которого утвердил президент. Он уполномочен и компетентен решать вопросы. Зачем лезть к президенту с рабочими вопросами?

Наблюдательный совет, по моему мнению, – самый важный орган в управлении клубом. Он должен постоянно участвовать в жизни клуба. И я регулярно просил созывать его, отчитывался и просил совета. Советы являются фундаментальной основной управления для любых компаний во всем мире. Есть директор и есть Совет, который ему помогает. В Совете должны быть опытные люди, которые могут и подсказать, и помочь, и направить. Совет должен быть рабочим органом. Это не должен быть орган, перед которым директор отчитывается раз-два в год. Он должен постоянно участвовать в деятельности, но при этом не лезть в мелочи.

Вот назначили Баскова. У Дмитрия Юрьевича есть какие-то мысли и идеи. И я вас уверяю, что через месяц он будет искать, с кем посоветоваться. А когда под рукой есть набор соратников, которые заинтересованы, как и он, в развитии «Динамо», ему будет намного проще. Когда членом наблюдательного совета является министр или руководитель крупного предприятия, который может провести аналогию из другой сферы и подсказать варианты решения, будет толк. Важно, чтобы в совете были люди, которые хотят этим заниматься. Это ключевой момент.

– Согласовывать что-то было сложно?

– А чего сложного?

– Руководитель – министр...

– Игорь Анатольевич [Шуневич] – адекватный руководитель, и, как мне показалось за время общения, демократичный человек. С ним можно обсуждать вопросы. У него колоссальный жизненный опыт.

– А хоккейного нет.

– Его вопросы – не хоккейные, а управленческие. Да и наблюдательный совет не сводится к одному председателю. Там должны постоянно работать и другие его члены.

– Есть мнение, что без согласия президента в «Динамо» вообще ничего не происходит.

– Я никогда не участвовал в подобных согласованиях – ничего не могу сказать на этот счет.

– Собирается совет, вы предлагаете Шуневичу идею, а он в ответ: «Президент сказал, что должно быть иначе». Такое было?

– Ни разу. Вообще, интерес президента – это благо для хоккея. Не будь его, скорее всего сейчас не было бы ни «Динамо» в КХЛ, ни экстралиги, ни сборной регулярно в высшем дивизионе.

– «Динамо» вообще нужно в КХЛ?

– Не сомневаюсь в этом. О практических целях и задачах клуба мы поговорили выше. Добавлю лишь один личный момент. Я, в целом, слабо помню начало 80-х, но хорошо помню 1982-й: победы футбольного «Динамо», зеленый газон, яркий свет, эмоции побед, шум полного стадиона. Это притягивало. И толкало к действию – в результате я пошел записываться в спортивную секцию. А еще стал болельщиком на всю жизнь. «Динамо» в КХЛ может и должно быть таким же ярким маяком, который будет отвлекать от будней и тянуть к спорту людей, особенно детей.

Все вышесказанное – мое личное мнение. Хотелось бы также услышать мнение других людей, причастных к определенным успехам и вехам в развитии «Динамо» – к примеру, Алексея Ефимовича Торбина или Владимира Петровича Бережкова. В разнообразии мнений проще нащупать правильный путь развития.

Фото: hcdinamo.by.

+28
Популярные комментарии
Slava130202
+15
Интересное вью. Как кому, а мне понравилось. Во многом он прав.
Партизан
+4
В ближайшие годы Динамо не реально стать окупаемым, по-моему во всей КХЛ нет ни одного клуба на самоокупаемости.
Pravdorub
+3
Все они так говорят, когда отходят от дел, вот типа когда я работал, то у меня была программа развития...... Вот только никто эти программы в глаза никогда не видел и не увидит
Написать комментарий 28 комментариев
Реклама 18+