Правозащитник на коляске, критиковавший власть, теперь политзаключенный – его сестра-чемпионка в исполкоме НОК (избежала бана) и за Лукашенко

Очередной пост в блоге «О духе времени» завязан на событии, как нельзя лучше характеризующем нынешнее государственное время – Департамент финансовых расследований Комитета госконтроля (того самого, из-за которого сначала посадили, а потом без суда отказали в регистрации кандидатом в президенты Виктора Бабарико) пришел в Офис по правам людей с инвалидностью и домой к его сотрудникам. Причина – «возможное неправомерное завладение денежными средствами, полученными для целей оказания помощи гражданам с инвалидностью». Основатель Офиса Сергей Дроздовский особо прокомментировать ситуацию не смог (похоже, вынужден был дать подписку о неразглашении) – лишь сообщил, что сотрудников оставили на свободе, но конфисковали все ноутбуки и телефоны, на которых были документы организации, а без них будет очень сложно продолжить свою важную работу – консультировать и представлять интересы людей, которым защищать их самостоятельно объективно сложнее.

Но потом все стало еще жестче – юриста Офиса Сергея Граблевского раздевали догола и пытались заставить так сидеть на допросе, а потом ему и Дроздовскому предъявили неизвестное уголовное обвинение. Теперь Граблевский в ИВС (боимся представить, что способны придумать там), а Дроздовский под домашним арестом без права на коммуникацию с миром. Оба уже признаны политзаключенными.

https://s5o.ru/storage/dumpster/e/91/7d9f0ce4c64a52cfa4159b51ed19f.JPG

Это не первый случай внезапных проблем у организаций в сферах, которые затрагивает работа Офиса. Ярчайший пример преследования организации, занимающейся помощью людям с проблемами со здоровьем – история детского хосписа в Гродно, куда тоже приходил ДФР, обвинял в неуплате налогов, конфисковал жизненно важный аппарат ИВЛ (недавно искали еще один), другая госсструктура разорвала договор аренды помещения, а директора хосписа вынудили уехать за границу из опасения уголовного преследования на ровном месте. Правозащитным организациям в наше время тем более сложно – не далее как в январе силовики пришли с обыском в гомельский офис правозащитников «Весны», а вскоре арестовали его главу Леонида Судаленко, которого обвинили в «подготовке лиц для участия в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок». Судаленко, который помогал готовить пережившим насилие силовиков людям обращения в Комитет ООН против пыток, успел оставить письмо, в котором заявил, что оплачивал пережившим суды за мирные акции штрафы и счета за административные аресты, то есть помогал не «для участия», а уже после. Коллеги признали правозащитника политзаключенным. У самого Офиса по правам людей с инвалидностью проблемы уже тоже были – в октябре задержали и посадили на 15 суток их юриста Олега Граблевского, который наблюдал за соблюдением прав на одном из профильных маршей – как называли их белорусы, людей с неограниченными возможностями.

Уже упомянутый выше Сергей Дроздовский, который является директором Офиса, в юности подавал вполне приличные спортивные надежды – занимался греблей, лыжами, но по-настоящему увлекся восточными единоборствами. И отдал им семь лет – ровно до того момента, как получил инвалидность. Произошло это банально и очень обидно – Сергей неудачно нырнул в неглубоком месте реки, а дно было очень жестким. Случилось это за месяц до защиты диплома в технологическом институте – молодому человеку было всего 22.

О том, что чувствовал в первое время после роковой травмы, Дроздовский вспоминать не любит. Спасла его забота друзей и родных – в особенности матери, посвятившей трудовую жизнь минскому полиграфкомбинату. Она прекрасно понимала, что в квартире на седьмом этаже сын больше жить не может – и смогла выпросить блок в общежитии своего предприятия на первом этаже, куда и переехала вместе с сыном, чтобы помогать ему. Не оставили в беде многолетнюю сотрудницу и коллеги – сделали отдельный подъемник для коляски, без которой Сергей больше не мог. Мужчина в 2008-м признавал, что ему откровенно повезло в вопросе самой коляски – абсолютному большинству нуждающихся выдавали экземпляры, сделанные из стальной трубы, которые настолько тяжелы, что управлять ей самому сидящему практически невозможно. Но в 1997-м Сергей попал в программу, спонсируемую из Швеции – и получил заграничную, легкую коляску.

https://s5o.ru/storage/dumpster/a/20/551726a98bb982f7d81801c4677c8.JPG

Тогда же Дроздовский принял участие в первых белорусских сборах по активной реабилитации инвалидов – и понял, что хочет помочь тем, кто оказался в подобной его ситуации. Вскоре была создана Ассоциация инвалидов-колясочников, и ставший ее активистом Сергей (в 1998-м, кстати, получивший диплом БГТУ) через какое-то время пошел учиться на юриста – понял, что без знаний в этой сфере в Беларуси помогать не получается. В 2006 году с новым дипломом мужчина стал юрисконсультом в Белорусском обществе инвалидов. «Возможно, именно в этой должности острее всего осознал, что, для того чтобы эффективней добиваться поставленных целей, обязательно нужно к профессиональной деятельности добавлять еще общественную работу. К сожалению, мы часто слышим о разделении этих понятий. Дескать, на работе должно быть только то, что подходит под критерии «государственности», а мыслить можно как угодно. Категорически не согласен с таким подходом, ибо это и ведет к тому двуличию, которое сегодня стало едва ли не доминирующим в белорусской общественной жизни», – говорил Дроздовский еще в 2012-м.

В 2011-м, далеко не с первой попытки, Сергею удалось зарегистрировать Офис по правам людей с инвалидностью. «Долгое время государство всячески пыталось оградить людей с инвалидностью от общества. А ведь если учесть число людей, имеющих к этой проблеме прямое или косвенное отношение, то получится почти 50 процентов населения! Инвалиды воспринимаются у нас исключительно как пациенты и объекты социальной помощи. Но, на наш взгляд, фокусировать внимание нужно не на том, что человек чего-то не может, а на том, что сегодня общество неспособно принять его таким, какой он есть», – объяснял мужчина необходимость создания организации. Ей довелось решить значительное количество проблем своих соратников – от игнорирования со стороны чиновников до финансовых махинаций при обустройстве пандуса. В 2017-м Дроздовскому пришлось бороться за собственные права – его решили выселить из того самого общежития. Сергей предал историю широкой огласке и даже выиграл суд, но в итоге госмашина оказалась сильнее – мужчине все равно не продлили договор.

По признанию Дроздовского, белорусской вертикали с самого начала совсем не нравилась деятельность Офиса – ведь он ставил перед чиновниками неудобные вопросы, на которые до того удавалось годами закрывать глаза. «Для многих из власть имущих я оппонент, а некоторые даже пытаются сделать из меня едва ли не оппозиционера», – сетовал Сергей, пытавшийся сотрудничать с государственниками. Но в пору президентских выборов-2020 Дроздовский выбрал ясную позицию несогласия с фактическими властями – поставил аватар с БЧБ еще в середине лета, сам подписал письмо сообщества людей с инвалидностью за новые выборы и против насилия, Офис уже 14 августа устроил акцию солидарности. Лента Дроздовского в ФБ полна прямого осуждения провластных действий.

В такой позиции Сергея поддержат многие и многие белорусы – в отличие от родной сестры. Она никак не критиковала режим, а в декабре встала в первые ряды подписантов провластного письма. А ведь Дроздовский гордился ей – ведь в ней все-таки воплотилась мечта родителей о выдающемся спортсмене в семье. Речь о Татьяне Дроздовской, чемпионке мира в парусном спорте и единственном незабаненном члене исполкома НОК – исключение на ОИ ей выдали из-за статуса действующей, несмотря на 42 года, спортсменки.

Тренер Самсонова, продюсер флага России на Паралимпиаде, бывший физрук – кого еще МОК забанил на ОИ, кроме двух Лукашенко и Баскова

https://s5o.ru/storage/dumpster/2/8e/c6044942e5947f8bdf22a06e02571.JPG

При этом в биографии Дроздовской, помимо ряда спортивных достижений, есть и одно очень интересное интервью в конце 2014-го. В нем Татьяна выразила немало мыслей, которые для нынешней белорусской власти близки к экстремистским: что единственный более-менее похожий на белорусов народ – поляки, что курс белорусской политики не направлен на защиту исторической правды о достижениях эпохи ВКЛ, что «абсолютно не понимает» негласного (тогда) запрета на БЧБ-флаг. Более того, Дроздовская призналась, что в 1998-м на чемпионате мира в Голландии, когда организаторы принесли бело-красно-белый и красно-зеленый флаги и попросили подсказать, какой вешать на судно, она с тренером выбрали бело-красно-белый!

Коллега сына Лукашенко подписалась за власть, хотя раньше респектовала БЧБ

В том интервью спортсменка также положительно отзывалась о влиянии брата – и очень уважительно отзывалась о среде правозащитников. «Мое мнение: умных людей [власти] просто боятся. Это уже почти не секрет. У меня, честно говоря, был шок, когда я попала в это окружение [правозащитников]. Я просто сидела, молчала и слушала. Люди прекрасно знают историю, которой не учат в школах, вузах. Мне нравится их слушать, потому что они рассказывают такое, чего я на самом деле не знаю. И это даже не политические вещи, нет – мы говорим о Беларуси, о нашей истории. Теперь довелось на многое открыть глаза. Когда я все больше узнаю круг отношений Сергея, мне все более интересно открывать для себя что-то новое, потому что я попадаю в совершенно другой мир. Для меня это действительно люди из какого-то другого измерения. Они действительно очень умные, очень много знают и реально действуют для страны». А давление на оппозицию Дроздовская совсем не одобряла: «Я считаю, что это так неправильно! У каждого человека есть своя точка зрения, зачем кого-то за это душить? Да, люди разные, но они не враги своей страны! Может, я не знаю, наверху боятся переворота? Но это ерунда! Переворот будет, если людям не позволят говорить».

Нынешнее преследование Дроздовского выглядит именно как очередная попытка властей «душить». Встанет ли сестра на защиту хотя бы на этот раз?

Фото: facebook.com/disrightorgspring96.orgsport.tut.by

+21
Написать комментарий
Реклама 18+