Кежман после БАТЭ: не любили как босса клуба в Сербии, стал агентом топа из Серии А (со слухами о распилах на трансфере) и удивлял небритостью

31 августа 2011-го БАТЭ подписал форварда Матею Кежмана. Новичков такого уровня ни до, ни после у клуба не бывало – с игрой в основе «Челси», «Атлетико» и «ПСЖ» за спиной. Но в Беларусь реанимировать карьеру и, по задумке, помогать в групповом этапе ЛЧ серб приезжал из гонконгского «Саут Чайна», где за полгода забил один раз. В итоге за Борисов получилось ненамного лучше: шесть матчей высшей лиги да пять ЛЧ (ни одного полного), два голевых паса (против «Белшины» и «Минска») и ноль мячей. После последнего матча года с «Барселоной», что на 14 минут вернул Кежмана на поле «Камп Ноу», серб, как рассказал тогдашний тренер борисовчан Виктор Гончаренко, просто исчез – как оказалось, потом слал прощальные СМС тренеру и Анатолию Капскому. Босс БАТЭ же отбивался от претензий к бесполезности трансфера – говорил, что, несмотря на отсутствие голов, Кежман принес пользу уже хотя бы тем, что с радостью делился знаниями, и «тренеры узнали, как те или иные процессы выстраивал Моуринью, какой была атмосфера в его раздевалке, а это колоссальная помощь».

Сам серб признавал, что разочаровал болельщиков отсутствием голов, но тоже считал, что все было не зря. «Мне не о чем жалеть. БАТЭ однозначно останется в моей памяти. Никогда ранее не встречал коллектив, в котором президент клуба, тренерский штаб и игроки жили одной семьей. И болельщики мне тоже понравились. Искренне любят свой клуб, сопровождают команду на еврокубковых матчах, несмотря на тяжелое экономическое положение вашей страны», – отреспектовал Кежман всем в интервью, подытожившем беларусский период карьеры. В январе 2012-го серб слетал в Гонконг на небольшой турнир с участием «Саут Чайна» – но команда с Кежманом проиграла оба матча (второй в серии пенальти, где Матея не забил) и заняла последнее место. На этом футболист решил завершить карьеру.

Однако Кежман не покинул футбол – уже совсем скоро обнаружился в нем в качестве агента, обучаясь ремеслу под руководством своего бывшего менеджера Александра Грубера (этот серб сам когда-то играл за мозырскую «Славию» и трудоустроил в Беларуси далеко не только Матею). Однако в начале лета 2013-го свою деятельность Кежман вроде бы прервал, так как принял приглашение на должность вице-президента «Войводины». Новый функционер привел в клуб пару добротных игроков – и команда дошла до плей-офф квалификации Лиги Европы (уступили «Шерифу») и ни разу не проиграла в первых пяти матчах чемпионата Сербии. Однако фанаты были резко против Кежмана – обвиняли его в заработке на трансферах и подписании агентских контрактов с молодыми талантами клуба. Матея все отрицал и говорил, что клуб при нем заработал 700 тысяч евро, а в наличии миллионных долгов у «Войводины» обвинял прежнее руководство. Однако уже в сентябре вице-президент покинул клуб – сказал, что фанаты с призывами к отставке выполняли чей-то заказ, а он сам понял, что «проект, о котором мечтали, оказывается невозможным».

После этой истории Кежман вернулся к агентской деятельности. Две самые успешные сделки датируются трансферным окном лета 2015-го, причем в обоих случаях сербские игроки переходили в топ-чемпионаты из Бельгии. Чуть раньше это сделал форвард Александар Митрович – в середине июля того года он уехал в АПЛ, оставив «Андерлехт», за который забил 36 голов в 69 поединках за два сезона. До того Кежман расхвалил клиента: «Я думаю, что Митрович лучше меня. У него большой талант и он очень силен физически. Он такой же игрок, как Дрогба. Он должен быть в АПЛ, в клубе верхней половины турнирной таблицы». Правда, интерес из «Ливерпуля» монетизировать не удалось – и в итоге 20-летний талант, попадавший в топы молодых мирового футбола, уехал лишь в тогда 15-ю команду АПЛ «Ньюкасл», который заплатил 18,5 миллиона евро. Впрочем, в той сделке участвовали и более крупные агенты – в том числе один из магнатов рынка Пини Захави, под крыло которого Митрович впоследствии и перешел. В итоге в 2019-м бельгийская полиция по подозрению в «откатах» на трансфере серба обыскивала даже местную футбольную федерацию, но имя Кежмана в той истории не всплывало. У Митровича же не получилось большой карьеры – в «Ньюкасле» он сразу же вылетел из АПЛ, а в начале 2017-го перешел в команду-«лифт» «Фулхэм», поднимающейся в АПЛ из Чемпионшипа и тут же возвращающейся – сейчас играет в Д2. Хотя в этом сезоне у уже 27-летнего серба пока небывалая статистика: 13 голов в 13 матчах.

С еще одним проданным летом 2015-го игроком Кежман работает до сих пор – это Сергей Милинкович-Савич. И тут фанаты «Войводины», кажется, были справедливы – в 2013-м при Кежмане в руководстве игрок как раз начинал карьеру в этом клубе (к слову, вместе с будущими заметными игроками БАТЭ Мирко Иваничем и Бояном Настичем). Милинкович-Савич летом 2014-го уехал из Сербии в бельгийский Генк, де провел один сезон как опорный полузащитник, еще и забив пять мячей, а в конце июля 2015-го за сумму около 10 миллионов евро (позже выросшую за счет бонусов) перешел в «Лацио». При этом бельгийский клуб сначала договорился о трансфере с «Фиорентиной», но 20-летний игрок отказался туда переходить – Кежман говорил, что «Лацио» было обещано раньше, и не собирался нарушать слово. А в качестве похвалы Милинковичу-Савичу снова применял сравнение с теми, с кем играл сам, но не только: «Вы не найдете другого игрока в мире с такой мощью, мускулами и ростом в сочетании с техникой и тактической подготовленностью. Кое-что из того, что он делает, напоминает мне Зинедина Зидана. Я играл с Арьеном Роббеном, Фрэнком Лэмпардом, и я думаю, что Сергей сможет превзойти их, если будет продолжать в том же духе». Слухи в разные моменты отправляли серба в «Манчестер Юнайтед», «Челси», «Барселону», «ПСЖ», «Ювентус», «Интер» – но в итоге он до сих пор играет в «Лацио», с которым ни разу не попал на итальянский пьедестал и лишь в прошлом сезоне дебютировал в ЛЧ, дойдя до 1/8 финала. Однако же Милинкович-Савич по-прежнему достаточно молод (26 лет) и является лидером своего клуба и одним из лучших в Серии А. В нынешнем сезоне у него 3 гола и 2 ассиста за восемь матчей.

Кежман участвовал в еще двух переходах сербов в «Лацио»: 29-летний Адам Марушич (играет за Черногорию) в 2017-м пришел опять же из бельгийского «Остенде» и теперь является одним из основных защитников итальянского клуба, а 21-летний деф Димитрие Каменович только переехал в Италию из сербских «Чукаричков» и пока за основу не играет – говорили, что не впечатлил тренера Маурицио Сарри и может сразу уехать в аренду, но Кежман это опроверг. Интересно, что официально дела Марушича и кипера Вани Милинковича-Савича, брата Сергея из «Торино», ведет черногорская фирма Magnum, которой заправляет называемый в СМИ близким другом, а то и родственником Кежмана Урош Янкович. В 2018-м в отношении него в Сербию прислала запрос в бельгийскую полицию – Янкович с его братом Углешей обвинялись в отмывании денег на трансферах игроков и даже договорных матчах и даже были задержаны. А издание Kurir даже сообщало, что ознакомилось с внутренним документом сербских силовиков – и в нем якобы содержалось обвинение и в сторону Кежмана о присвоении 400 тысяч евро на трансфере Милинковича-Савича в «Генк». Однако с тех пор о мутном деле так и не появилось новой информации.

Слева направо: Матея Кежман, Ваня Милинкович-Савич, Урош Янкович, Сергей Милинкович-Савич

Был скандал и в личной жизни Кежмана. Еще в 2012-м его жена и мать троих детей Эмилия подала на развод, обвинив супруга в изменах – футболист не избежал этого греха, хотя во время карьеры в интервью представал весьма набожным человеком, а с женой венчался в церкви. Официально распалась пара только в 2014-м – до этого у Кежмана родился сын от любовницы Марии Перкович, с которой он в итоге тоже разошелся. «Вы не услышите от меня ни единого плохого слова о моей бывшей жене и девушке. Они обе прекрасные матери, преданные своим детям», – говорил после Матея. А уже в 2015-м Кежман завел новые отношения – с Тарой Шумоней, которую местные СМИ называли «светской львицей» из богатой семьи и писали, что с Матеей она начала встречаться, еще будучи в браке. В 2018-м пара поженилась, а на следующий год у Кежмана появился уже четвертый сын – к слову, у всех них церковные имена: вслед за Лазарем, Яковом и Филимоном пришел Лука.

Со второй женой экс-игрок БАТЭ отдалился от лишнего шума – переехал в дом в горный массив Копаоник и удалил соцсети (у его жены они закрыты). Но это не помешало фото Кежмана в 2020-м попасть в интернет и взбудоражить болельщиков – казалось, что уход от цивилизации принял слишком категоричную форму, ведь Матея весьма зарос.

 
 
 
View this post on Instagram

A post shared by Skorer #Masketak 😷 (@skorercom)

Впрочем, недавно сербские СМИ достали более свежее фото – похоже, волосы Кежману совсем надоели, за исключением тех, что под носом.

 
 
 
View this post on Instagram

A post shared by HOT SPORTSKE VESTI (@hotsport.rs)

Фото: Иван Уральский/goals.by, kurir.rs

 

+5
Написать комментарий
Реклама 18+