У Бельгии такие же проблемы, как и у Беларуси. Но там создали зрелищный чемпионат

Дело не только в сумасшедшем формате.

Совсем недавно швейцарский институт спортивных исследований опубликовал исследование, в котором сравнил посещаемость всех лиг Европы за последние 15 лет. Беларусь находится на 48-м месте со средним показателем в 1,8 тысячи человек на одном матче – с долей условности это характеристика зрелищности высшей лиги. 

Грубо говоря, белорусский футбол сейчас находится в нулевой точке, из которой можно пойти (или остаться на месте) в абсолютно любом направлении. В том же отчете от Football Observatory есть пример Бельгии, которая за последние 10 лет наростила 11% посещаемости, привлекая почти 12 тысяч болельщиков на один матч. Это хороший уровень хотя бы потому, что у Бельгии всего 11 миллионов населения, которое далеко не поголовно увлекается спортом.

Бельгийский чемпионат и бельгийский футбол можно брать за основу, как построить конкурентный и зрелищный чемпионат. Опыт Бельгии для нас важен еще и потому, что проблемы внутри футбола у нее очень похожи на белорусские. Но решают их бельгийцы с завидным упорством. 

В подготовке молодых футболистов сделали акцент на технику

Знакомьтесь – Мишель Саблон.

Он был помощником главного тренера сборной Бельгии на ЧМ-1990, но вошел в историю футбола этой страны совсем в другую эпоху. В 2001 году Саблон занял пост технического директора местной футбольной федерации и полностью переформатировал подготовку новых футболистов в Бельгии. 

Первым делом он связался с университетом в Левене, с помощью которого провел масштабное исследование матчей детских команд. Основным куратором проекта стал Вернер Хельсен, который играл во второй лиге Бельгии, но потом решил пойти по университетской карьере и стал профессором. Всего было отснято материала на 1500 игр, после чего команда Саблона получила научное обоснование грядущим переменам в системе. 

– Именно поэтому мы стартовали с научного подхода, – объяснял Саблон. – Мы поняли, что в таких матчах дети до 9 лет в среднем за полчаса касаются мяча всего два раза. Даже с подопечными такого возраста тренеры были слишком зациклены на результате, а не качестве работы с детьми. У нас были доказательства и были цифры, но нужно было убедить всех остальных в своей правоте. 

Саблон и Хельсен провели больше 100 презентаций с футбольными тренерами и функционерами Бельгии, рассказывая, почему стоит:

• отказаться от подсчета результатов в матчах команд десятилеток и младше;

• перед переходом к обычному футболу 11 на 11 отрабатывать до совершенства системы 4 на 4 и 8 на 8, для поощрения индивидуальной игры футболистов;

• внедрить в молодежных сборных одинаковую схему на всех уровнях – 4-3-3.

На деньги, вырученные от проведения Евро-2000, на окраине Брюсселя в Тюбизе построили футбольный центр. Тренерские курсы сделали свободными, и на них поступило в десять раз больше людей, чем в девяностые. Бельгийская федерация до 2002 года совместно с правительством открыла по всей стране восемь школ для дополнительного футбольного образования ребят от четырнадцати до восемнадцати лет – они занимались там не вместо, а после тренировок в своих клубах. Через систему двухразовых тренировок прошли Кевин де Брюйне, Дрис Мертенс и Тибо Куртуа.

Старая система подготовки отправилась в мусорное ведро – новый подход подразумевал прямой отказ от оборонительной игры на контратаках, чем всегда раньше жил бельгийский футбол. Хельсен часто приводил пример обучения скрипачей в Германии – много часов тренировок определенных моментов, после чего переходили на следующую стадию. И для этого нужно терпение. Переход на атакующую модель был болезненным, Бельгия сначала ощутимо просела в мировом рейтинге, опустившись к концу нулевых на шестьдесят шестое место, и пропустила пять крупных турниров подряд. Но новое поколение выстрелило настолько, что такого не ожидали даже создатели новой системы. 

Федерация поощряла и нестандартные решения от бельгийских клубов. В 2007 году «Андерлехт» запустил программу Purple Talents: в двух брюссельских школах ввели часовое занятие, в ходе которых у детей развивали технические навыки. На такие занятие ходили братья Ромелу и Джордан Лукаку. Вскоре схему «Андерлехта» перенял «Генк» – с Дефуром и де Брюйне. В академии «Андерлехта» полностью отказались от силовой борьбы на тренировках – молодым футболистам разрешается только перехватывать мячи и прессинговать. 

Лучший игрок чемпионата Бельгии в нынешнем сезоне – Леандро Троссард – воспитанник «Генка». Тут создали целую систему взаимосвязи между местными клубами региона, и теперь в клубе есть отчеты на каждого молодого игрока, проживающего в Лимбурге – одной из десяти провинций в Бельгии. Точно такая же система построена в «Брюгге» и Западной Фландрии, а всего в федерации насчитывают около 2000 любительских клубов при всего 24 профессиональных. К 2020 году там планируют, что у любого любительского клуба будет тренер с дипломом, выданным одной из лицензированных школ.

Придумали самый нестандартный формат розыгрыша чемпионата

В 2007-м в Бельгии еще только подрастало следующее великое поколение, а старое неумолимо старело – и чемпионат ощутимо замедлялся. Поэтому клубы решили ввести искусственное повышение интриги, поменяв формат чемпионата. Так появился раунд плей-офф после основного раунда – все те же 6 команд, которые борются за чемпионство. С одним уточнением: в Бельгии очки после первого этапа всегда делились пополам.

Но в Бельгии решили на этом не остановиться. К 2016 году формат соревнований стал настолько переплетенным, что в Голландии, которая всерьез хотела перенять опыт бельгийцев, отказалась от этой системы из-за слишком запутанных правил. Это действительно сложно. 

Очевидный плюс – в среднем клубы забивают в полтора раза больше, чем до введения всех этих правил. Хотя в формате остаются спорные моменты: победитель дивизиона 1В не может побороться за попадание в Лигу Европы в отличие даже от четвертой команды этого же дивизиона. В Бельгии уже заговорили о доработке системы, но клубы далеки от окончательного решения, предлагая от собрания всех 24 команд в одну лигу до объединения с Голландией в 2024-м. 

Все будет зависеть от требований телевидения, контракт с которым подходит к концу в 2020 году. Сейчас бельгийские клубы за сезон на пропорциональной основе получают 82 миллиона евро – это даже больше, чем в Голландии (70 млн евро). В 2009-м было меньше 5 миллионов, поэтому за сохранение как минимум чемпионского плей-офф выступает и генеральный директор высшей лиги Пьер Франсуа.

– Для телевидения нет особого значения, будет плей-офф или нет – лига уже достаточно выросла за последние десять лет, – считает Франсуа. – Но с этой формулой даже в феврале команды демонстрируют бешеную интенсивность, чтобы попасть в топ-6. Нельзя так быстро отказываться от плей-офф, речь сейчас о том, чтобы думать и предлагать адекватную замену. Тот же «Стандард», который активно выступает против этой формулы, в прошлом сезоне благодаря плей-офф сумел квалифицироваться в Лигу чемпионов, хотя закончил основной раунд на шестом месте. 

Пять топовых команд Бельгии – «Брюгге», «Андерлехт», «Генк», «Гент» и «Стандард» при голосовании по любым вопросам имеют сразу по три голоса. Остальные клубы дивизиона 1А – по два, а клубы дивизиона 1В – по одному. Для изменения формата чемпионата нужно набрать 2/3 всех голосов, но из больших клубов изменения поддерживают только «Брюгге» и «Стандард» – этого пока маловато. 

Проблемы все те же: зимний футбол, стадионы и договорняки

Переход на новый формат породил перенасыщенность календаря. Команды из верхней половины таблицы играют 40 матчей в сезон только во внутреннем чемпионате. Есть еще Кубок и еврокубки – в Бельгии приходится активно играть зимой, включая рождественские матчи. Но еще десять лет назад инфраструктура команд даже высшей лиги была настолько отсталой, что бастовали даже футболисты. 

В 2009 году Стивен Дефур, выступающий тогда за «Стандард» организовал акцию протеста против матчей зимой. Тогда только у трех команд лиги был работающий подогрев – у «Генка», «Стандарда» и «Вестерлоо». Остальные клубы были вынуждены играть на мерзлом поле – и это возмутило Дефура. Он объявил сбор подписей, и петицию поддержали 15 из 16 капитанов команд высшей лиги. Дело в том году так и не сдвинулось с мертвой точки, но стало поводом для модернизации инфраструктуры клубов. 

Был принят жесткий регламент допуска к соревнованиям: прописано даже количество ламп освещения на стадионе. Так в профессиональный футбол не смогло отобраться несколько любительских клубов, у которых недостаточно вместительные арены. С другой стороны, руководство лиги постоянно выбивает налоговые льготы у государства, что привело к первому построенному с нуля стадиону в Бельгии с 1974 года – арена «Гента» полностью возведена за муниципальный бюджет за 50 миллионов евро. И была сдана в аренду клубу на 50 лет (по миллиону евро в год город получает обратно), что тут же вернуло «Гент» в топ бельгийского футбола.

Еще одна проблема бельгийского футбола – договорные матчи. Буквально в конце прошлого года был арестован арбитр Себастьян Дельферьер, которого местная полиция связала с агентом Деяном Вельковичем.

– Однажды Велькович позвонил мне и спросил, может ли привести товарища, которым оказался Дельферьер, – рассказывал владелец автосалона в городе Аалст каналу RTV Oost. – Мы сделали ему скидку на Volkswagen Tiguan. Он не была ошеломительной, как пишут, но все-таки больше, чем мы даем обычно. Скидка – 1%, а при 30 000 евро это 300 евро. Про это не скажешь «Вау!», но получается неплохо.

Полиция в ноябре 2018-го провела обыски в 9 клубах высшей лиги Бельгии на предмет незаконной связи с агентами. Судебное разбирательство над рефери и тренерами, завязанными в процессе, пока в самом разгаре, но в федерации уже собираются ужесточить работу с посредниками, полностью взяв на себя контроль над всеми юридическими тонкостями. Руководство бельгийского футбола очень болезненно воспринимает скандалы с договорными матчами – этот случай уже третий после 1982-го и 2005-го. 

В судебной полиции Бельгии было создано подразделение по борьбе с футбольным мошенничеством, а сама королевская бельгийская футбольная ассоциация выстроила свой аналог федеральной прокуратуры – со своим прокурором, который следит за чистотой игры на поле и за его пределами.

Бельгия – яркий пример, что бывает, когда проблемы пытаются решить, а не замалчивают или игнорируют. В прошлом году Deloitte опубликовал отчет по влиятельности футбола в стране: годовой оборот – больше 1 миллиарда евро, создано больше трех тысяч рабочих мест. 

– Мы вылезли из ямы, и эти цифры – явное тому подтверждение, – считает Пьер Франсуа. – Двадцать лет назад мы не могли даже подумать о таком влиянии этого вида спорта на экономику страны. Больше 150 миллионов евро косвенных и прямых налогов в государственный бюджет – только начало, которое теперь нужно закрепить результатами бельгийских клубов на европейской арене. 

Фото: Nicolas Maeterlinck/ZUMAPRESS.com, Globallookpress/Kristof Van Accom, Bruno Fahy, Gerry Schmit, Getty Images, FoxSport, Reuters.

+24
Популярные комментарии
Aliaksei Tumilovich
+21
"У Бельгии такие же проблемы, как и у Беларуси."
У них тоже федерацией футбола генерал рулит?
Sam
+10
Статья годная и интересная.
Но, в нашем футболе проблем огромная куча. 

 - В руководстве федерации работают люди, которым футбол как таковой не интересен и не нужен, они не заинтересованы его улучшать, как есть так есть и норм 

- футбольные клубы дотационные. То есть у руководства клубов нет желания как-то продвигать свой бренд, искать спонсоров и прочее. Работают по принципу, нам же деньги государство дает, зачем еще что-то делать

 - банально нет денег. Нет денег на инфраструктуру, на стадионы. Все минские команды играют на одном стадике на камволе, тут вообще нет слов, Это не нормально

 - игроки не заряжены вообще, им не интересно тренероваться, как например роналду, приходить раньше всех на тренировку и уходить позже всех, отрабатывать удары на стадионе. Они не пытаются играть в комбинационный футбол, учить новые финты, играть в квадрат. Весь белорусский футбол, по-сути, бей беги. Нет игроков, которые видят поле, которые способны принять, обработать мяч на лету одной ногой и забить другой. Нет понятия даже такого что бы развивать две ноги. Всегда мяч обрабатывают только под рабочую, пока обработаешь, так уже накроют 10 раз. Нет обостряющих пасов. Отсюда и скукотища на играх. Обычный (не фанат) человек не пойдет такое смотреть 

- опять же календарь... Идиотская пауза месячная летом, именно тогда, когда можно и нужно играть, зато в ноябре, очень приятно на обледенелых стульях сидеть под ветром. И ради чего? Ради трех клубов, которые теоретически пройдут в группу? И два из них обязательно вылетит в никуда. 

 -Была идея сделать проф лигу, но и она зарублена на корню. Так что как-то так.

В общем, это далеко не всё, но основное из того что я вижу. Замкнутый круг. Что бы из него выйти, нужны заряженные люди с горящими глазами на всех этапах, руководство федерации, тренера, собственники клубов, что бы находить новые источники финансирования. Ну и конечно нужны деньги, что бы привлекать каких-то легионеров и параллельно строить стадионы.
Иван Роденков
+6
Бельгийский футбол приносит в бюджет 150 миллионов евро. Белорусский футбол тянет из бюджета суммы, которые никто даже не пытается считать.
Отсюда и коренная разница между нами, бельгийцами и остальными нормальными странами. Остальное все уже детали.
Написать комментарий 14 комментариев
Реклама 18+