Раймон Копа – легенда Франции. Работал в шахте, брал «Золотой мяч», делал успешный бизнес и победил рабские контракты

От редакции: это пост из блога «Рилток», тут классное ретро – его действительно стоит заценить. Подписывайтесь, плюсуйте и обсуждайте в комментах! А теперь – читаем историю парня, который был хорош везде.

– Ну что, парень, едешь с нами?

Раймон Копашевски попытался улыбнуться. Проводник положил руку ему на плечо. 

Их ждала шахта номер два, самая неглубокая в Не-ле-Мин, всего 602 метра. Горный мастер взял Раймона за запястье, повел его к своему отряду и, чувствуя себя немного взволнованно, сказал: «Успокойся, парень, мы еще не пришли. Еще километра три». Чтобы добраться до забоя, к которому прикреплен отряд, нужен добрый час подземной прогулки по туннелям или проходам, где можно пройти только согнувшись.

Так Раймон Копа, будущая суперзвезда мирового футбола, начинал свой путь к величию.

Копа не хотел работать в шахте, но поляков больше никуда не брали. Пришлось работать в забое – до оползня, в результате которого Раймон потерял две фаланги указательного пальца

Парень родился в 1931-м в семье польских иммигрантов в городе Не-ле-Мин (север Франции, 50 км до границы с Бельгией). Его дед приехал туда с семьей – работать на угольных шахтах после Первой мировой. Земля была разорена: кругом обломки стен и поваленные деревья. Поляки жили в бараках, затем – в кирпичных домах, они тянулись вдоль дорог, образуя поселки шахтеров.

В 1931-м на севере Франции жили 192 тысячи поляков, из них почти треть трудилась в шахтах (в рамках договора 1919 года между Францией и Польшей): на северные регионы приходилось 75% добычи угля. Многие работали на глубине, выполняя самую тяжелую работу: опускались в забой, добывали уголь, нагружали и отвозили тележки наверх.

Копашевски осели в районе Chemin-Perdu («потерянный путь»). Красок в жизнь добавляли огороженный деревянным частоколом сад и футбольное поле за ним. Копа трудно давались уроки в школе, не очень помогало и то, что дома все говорили только по-польски.

В восемь лет Раймон создал свою уличную «Команду Потерянного пути», состоявшую из поляков, французов и итальянцев. Они быстро завоевали популярность в рабочих районах Па-де-Кале. В 1941-м Раймон с братом Генри попали в «Не-ле-Мин» – городскую любительскую команду, вместе с ней они выступали в региональных турнирах Франции.

В 1940-1944 годах север Франции был оккупирован, и департаменты Север и Па-де-Кале вместе с Бельгией входили в одну военную администрацию. Копа говорил, что они не сильно замечали присутствие немцев. С ними связано появление первого кожаного мяча у Копа. Однажды, когда фашисты играли на стадионе рядом с его домом, Раймон с приятелями заметили в сетке ворот мяч, незаметно подкрались и забрали его. «По-своему мы чуть было ни совершили акт сопротивления, не так ли?»

В 14 лет, чтобы избежать работы шахтером, Копа устраивался электриком: «Электричество, сам не знаю почему, привлекало меня. Мне очень хотелось стать подмастерьем электрика». Но мешала его фамилия. «Каждый раз, когда я приходил в трудовое бюро, ответ был один и тот же: «Как тебя зовут?» – «Раймон Копашевски». – «Извините, но для вас работы здесь нет». После таких ответов думал, что я займусь плотницким делом или изготовлением котлов. Но – тот же ответ. Никакой надежды».

Договор между Францией и Польшей регламентировал приезд поляков на работу именно в шахтах, поэтому французы не были заинтересованы, чтобы поляки работали где-то еще. Инженером шахты был президент клуба «Не-ле-Мин». «Он мог бы сделать все возможное, чтобы найти мне лучшую работу, но ничего не сделал», – говорил Копа.

Чтобы успевать на тренировки, Раймон вставал в пять утра и до 13:00 толкал нагруженные углем тележки. Копа часто выходил на поле с углем вокруг глаз. В октябре 1947-го в шахте случился оползень, на левую руку Раймона упал большой сланцевый камень. Он потерял две фаланги указательного пальца, но как говорит, мог потерять и все пять. Копа дали полтора месяца отпуска и назначили пенсию 200 франков в месяц. После паузы его перевели в котельную.

Окончательно Копа покинул шахту только в 1949-м, когда занял второе место на конкурсе молодых футболистов и перешел в «Анже».

Поехать на конкурс уговорил тренер. Здесь Копа попал в профессиональный футбол, клуб обещал дополнительно устроить электриком

Тренер «Не-ле-Мин» Констан Тисон ежегодно представлял своих игроков на фестивале «Юный футболист», который проходил в пригороде Парижа на стадионе «Коломб» (сейчас арена «Ив дю Мануар»). Парни состязались в технике, скоростном дриблинге, ударах по воротам.

Тисон приехал к дому Копашевски на рассвете и забрал Копа, который не проявлял особого энтузиазма, со словами: «Я знаю, что ты мне скажешь. Но думай, думай о своем будущем. Все руководители, все президенты и тренеры будут в Коломбе. Чтобы получилось что-то большое, иногда достаточно даже самого маленького шанса!»

Раймон поехал: все же он выиграл отбор в Бетюне и Лилле, а затем отправился на стадион «Коломб». Однако начало финала получилось не впечатляющим: он занял одиннадцатое место, но квалифицировался во вторую часть. Там он забил три из четырех пенальти и занял второе место, уступив 0,75 балла Жану Сопену.

Одним из судей на конкурсе был тренер «Анже» Камилль Коттен. Он взял и Сопена, и Копа. Раймон подписал полупрофессиональный контракт, а клуб пообещал найти ему работу электриком (не получилось, поэтому пришлось подписывать контракт на 21 тысячу франков в год).

Считается, что фамилию Копашевски до более привычного варианта «Копа» сократил его тренер Коттен. Это не так. В апреле 1948-го Копа получил вызов в юношескую сборную Франции, но отказался от него. «В переполнявшем меня энтузиазме я забыл только одну вещь: я еще не был французом. Моя фамилия всегда была Копашевски». Хотя до французского варианта «Копа» с ударением на последний слог его фамилия сократилась еще в детстве.

«Анже» играл во втором дивизионе: сил Копа не хватило, чтобы за два сезона подняться выше четырнадцатого места. Раймон, лучший бомбардир клуба в сезоне-1950/51, захотел сменить обстановку. Им как раз интересовались «Бордо», «Ланс» и «Реймс», который в итоге и приобрел футболиста.

Копа и Батте создали «Великий Реймс» – первый французский топ-клуб

В «Реймсе» и сборной Франции многие годы Раймона тренировал знаменитый Альбер Батте – один из трех лучших французских тренеров XX века по мнению France Football. Именно Батте уговорил тогдашнего президента «Реймса» Анри Жермена заплатить 1,8 млн франков (большие деньги на тот момент, сейчас это около 30 тысяч евро) за 19-летнего Копа.

В начале сезона-1951/52 основной нападающий команды Пьер Синибальди получил травму, и Батте даже раздумывал сыграть самому, но все-таки поставил 19-летнего Копа. В том сезоне Раймон забил восемь голов.

Уже в «Реймсе» Копа стал игроком мирового класса: в 1955-м его впервые позвали в сборную мира.

Но работу главного тренера «Реймса» Альбера Батте тоже трудно переоценить: почти все титулы клуба приходятся на его период. Вместе с ним Копа дважды выигрывал чемпионат и один раз Кубок Франции, выигрывал Латинский кубок (разыгрывался до Кубка чемпионов) и доходил до финала Кубка чемпионов, где со счетом 3:4 проиграл «Реалу».

В «Реале» Копа играл с Ди Стефано и Пушкашем. Здесь он получил «Золотой мяч»

«Реал» обратил внимание на Копа во время матча сборных Франции и Испании (2:1) на «Сантьяго Бернабеу» в 1956-м. На следующий день Marca назвала Копа футбольным Наполеоном за его умение вести игру и маленький рост (1,68 м). «Реймс» принял предложение мадридцев в рекордные 52 млн франков (на эти деньги французы купили троих: Пьянтони, Венсана и Фонтена) и отпустил Копа перед финалом Кубка чемпионов в «Реал». Сейчас сложно представить такую ситуацию, когда игрок переходит в команду соперника перед очной игрой. Но Копа не дал Батте повода для сомнения и здорово отыграл финал.

В Испании (как и во Франции) действовал лимит на легионеров: в команде могло быть не более трех иностранцев. До получения Альфредо Ди Стефано испанского гражданства Раймон выступал за резервную команду «Реала».

Раймон Копа – первая «семерка» в истории «Реала». Он играл сначала в центре атаки, а потом справа, вместе с Альфредо Ди Стефано и Ференцем Пушкашем. «Это была лучшая команда Европы. Мы были непревзойденными. За три года мы проиграли только один домашний матч. «Атлетико» Мадрид. Нам нельзя было проигрывать. Кстати, после встречи президент Бернабеу собрал всех в понедельник, и там он действительно нас раскритиковал. Сказал, что если мы еще раз проиграем, он нас уволит», – вспоминает Копа.

Раймон отправлялся на чемпионат мира-1958 в статусе одной из главных звезд «Реала». Тогда сборная Франции не считалась сильной командой, и, как признается Копа, они ехали туда на каникулы. И даже взяли с собой на ЧМ удочки.

Франция вышла из группы с первого места и в четвертьфинале обыграла Северную Ирландию 4:0. В полуфинале французы встречалась с Бразилией, в составе которой были Пеле, Гарринча и Диди. Уже на 20-ой минуте Франция осталась вдесятером: Робер Жонке получил травму, а по тогдашним правилам травмированного игрока нельзя было заменить. Матч закончился со счетом 2:5, а бразильцы в итоге выиграли турнир. Лучшим игроком ЧМ, несмотря на рекордные 13 голов Жюста Фонтена, стал Раймон Копа, и во многом это помогло ему выиграть «Золотой мяч».

Президент «Реала» Сантьяго Бернабеу был на ЧМ-58 и видел игру Копа. Уже в Испании у него спросили: «Вы нашли новых игроков?», он ответил: «Зачем? Я вернулся с лучшим игроком мира».

В декабре 1958-го Копа вручили «Золотой мяч». Журналисты из 16 европейских стран предлагали номинантов (как правило, своих соотечественников) и потом общим голосованием выбирали победителя. Награда в то время вручалась только европейцам, играющим в одном из европейских чемпионатов. Копа набрал 71 балл и опередил немца Хельмута Рана (40) и Жюста Фонтена (23).

Копа отказался от денег «Реала» и вернулся в «Реймс». Во второй раз играл за сборную мира: с Яшиным, Пушкашем, Ди Стефано и Эйсебио

После успешного ЧМ «Реал» предлагал Копа новый пятилетний контракт с зарплатой 25 млн франков в год. Но Раймон отказался и продлился только на год. Карьера Копа в Мадриде идеально закольцевалась: последним матчем стал финал Кубка чемпионов против «Реймса». «Реал» выиграл 2:0, и Копа завоевал свой третий европейский кубок.

В начале 1960-х Копа столкнулся с личной драмой: заболел маленький сын, Дени. Раймон был вынужден пропускать игры сборной, он хотел объясниться с главным тренером сборной Франции, Жоржем Верресом, но в итоге возник конфликт, который так и не удалось уладить – Копа прекратил международную карьеру. После продолжительного лечения сын Копа скончался от лимфосаркомы в феврале 1963-го.

В октябре того же года Копа выступал за команду «Остального мира» в матче со сборной Англии на «Уэмбли» (проиграли 1:2).

«Реймс» в сезоне-1963/1964 вылетел во второй дивизион, но Копа остался, чтобы помочь клубу вернуться. Последний матч в профессиональном футболе Копа сыграл 15 декабря 1968-го.

Раймон боролся за права футболистов: был вице-президентом профсоюза, помог создать срочные контракты

В 1963-м Копа во время интервью французскому изданию бросил фразу: «Футболисты – рабы. Сегодня, в середине XX века, это единственные люди, которых можно купить и продать, не спрашивая их мнения». За это его отстранили от соревнований на полгода.

В то время футболисты подписывали «пожизненный» контракт с клубом: принимать решение о карьере футболиста, вести переговоры о его трансфере могли только руководители команд.

За два года до этого интервью Копа вместе с Жюстом Фонтеном, Мишелем Идальго, Эженом Н’Жо Леа и Жан-Жаком Марселем создаb «Национальный союз профессиональных футболистов» (UNFP), где работали над созданием контрактов на определенный срок и требовали большей свободы для футболистов.

Им удалось: в 1969-м во Франции появились контракты с прописанной длительностью.

Копа успешно занимался бизнесом: в 23 открыл производство спорттоваров, поставлял сок в сборную на ЧМ-58

«Вы должны быть очень известны, чтобы привлечь внимание покупателей. К тому же мое имя звучало неплохо», – говорил Копа. Похоже, он верил в успех. За пару лет Копа адаптировался во взрослом мире и в 1954-м запустил свой первый бизнес – производство спортивных товаров Kopa. Вместе с компанией Hungaria, выпускавшей футбольные бутсы и мячи, они сначала бодро конкурировали с adidas во Франции. Но размах немецкой компании сказался: соперник завоевывал французский рынок, а Kopa постепенно уходил на второй план.

В Мадриде Копа достиг пика популярности: чтобы зафиксировать момент, он выпустил автобиографию «Мои матчи и моя жизнь», а также продолжил развивать бренд Kopa.

В 1958-м в деревне Рабле-сюр-Лейон (недалеко от Анже) Копа запустил фабрику на 100 рабочих мест по производству сока и газировки под брендом KOPA. Раймон Копа много вкладывал в рекламу своих товаров: в Анже можно было встретить много плакатов, растяжек и машин с рекламой бренда. У компании даже было два рекламных самолета.

Копа так стремился продвигать свою продукцию, что перед чемпионатом мира-1958 года подписал соглашение с Федерацией футбола Франции, чтобы на ЧМ в сборную поставлялись его напитки.

С бизнесом связана и одна из причин возвращения Копа в «Реймс» – так как его имя уже было не настолько известно в Франции, бизнес мог обанкротиться. Как только приехал в «Реймс», Копа стал совладельцем городской гостиницы, стал заниматься местной газетой и еще больше инвестировать.

«Он клал максимум вещей в багажник машины и объезжал клубы из одного-двух местных городов. Там он тренировался или участвовал в товарищеских играх, а потом продавал снаряжение», – говорит журналист и автор одной из биографий Копа Бернар Верре.

По завершении карьеры Раймон вкладывался в бизнес только активнее: объезжал заводы и магазины. Копа оставил компанию в 1991-м и вышел на пенсию.

Копа после завершения карьеры: получил орден, был штурманом на ралли «Париж – Дакар»

Раймон Копа первым из футболистов был награжден орденом Почетного легиона: в 1970-м получил титул рыцаря, а в 2008-м был повышен до офицера.

Копа – образец спортивного долголетия: последний профессиональный матч Раймон провел в 40, потом еще 30 лет играл в любительской лиге Анже. А в 1985-м, в 53 года, он участвовал в Ралли «Париж – Дакар» как штурман Этьена Смулевичи.

Ралли состояло из 17 этапов и проходило через через стран: Францию, Алжир, Нигер, Мали, Мавританию и Сенегал (со столицей в Дакаре). Общая протяженность маршрута – 14 000 км.

Экипаж №304 Смулевичи/Копа преодолел всю дистанцию и занял 71-е место. «Чтобы я не заснул, Раймон рассказывал мне о своей карьере, о дебюте в мадридском «Реале»... Помимо того, что он был хорошим штурманом, он был прежде всего хорошим товарищем по команде, как Мишель Идальго или певец Жерар Ленорман. С ними я всегда доезжал до конца», – поделился Смулевичи.

Копа прожил выдающуюся, богатую на события жизнь – он умер в марте 2017-го в 85 лет. Раймон всегда был благодарен судьбе за опыт в шахте: считал, что именно это помогло ему стать великим.

«Если бы я родился в состоятельной семье, если бы у меня не было жизненной, непреодолимой потребности бежать из моей среды, вероятно, не было бы Раймона Копа, «Реймса», «Реала» Мадрид, сборной Франции. Если бы не шахта, я бы стал хорошим футболистом. Не больше. Но была шахта. Меня звали Копашевски. А для того, чтобы уйти оттуда, у меня был только футбол. Высшая мотивация заставила маленького польского галибота [молодого шахтера] превзойти себя, чтобы стать тем, кого одни журналисты прозвали футбольным Наполеоном, другие – лучшим французским игроком всех времен».

Фото: Gettyimages.ru/Robert Stiggins/Daily Express/Hulton Archive; globallookpress.com/Linacero/, imago sportfotodienst, Panoramic/ZUMAPRESS.com; lavoixdunord.fr; lequipe.fr

+3
Написать комментарий
Реклама 18+