Белоруска была вынуждена стать гражданкой России, чтобы реализовать себя в хоккее. И теперь она – в женской НХЛ!

Для тех, кто мало знает о женском хоккее и о северо-американском женском хоккее, в частности, Национальная женская хоккейная лига (НЖХЛ) проводит свой пятый сезон. Лига была образована в марте 2015 года. На данный момент в ней принимают участие пять профессиональных женских команд из США. Главным трофей – Кубок Изабель (Isobel Cup) вручают победителю плей-офф.

В НЖХЛ не обходится без белорусок. Татьяна Шаталова – топ в женском хоккее. Первая белоруска в НЖХЛ рассказала о том, как боролась за свою мечту, почему поменяла гражданство и как оказалась в Америке.

На время двухнедельной паузы в чемпионате Татьяна прилетела в родной Минск и очень удивились тому факту, что у нее кто-то хочет взять интервью. Спортивный клуб «Минск», в котором хоккеем занимаются девчонки, пригласил Таню на тренировку юных хоккеистов.

– У вас в школе есть девочки? – удивилась Таня. – Это очень круто! В мое время с этим было сложно, а теперь у малышек есть возможность заниматься тем, что им нравится. Пусть мечтают и знают, что все возможно. У меня же получилось!

Девчонки стеснялись, но все-таки согласились на фото с Таней, а после белорусская хоккеистка рассказала о том, как сбылась ее мечта.

– Начнем с того, как девочка Таня попала в хоккей?

– В хоккей играл мой старший брат Андрей, я смотрела на него и мне тоже хотелось попробовать. Постоянно просила родителей, чтобы отвели меня в секцию, но они были против. Потом решила, что хочу заниматься боксом и папа сказал: «Ладно, лучше иди в хоккей». Так я начала свой путь в хоккейной школе «Юность» вместе с мальчиками 1999 года рождения. До 11 лет играла в своем возрасте, потом еще пару лет тренировалась с ребятами на год младше.

– То, что ты играла с парнями, не было проблемой?

– Было. Постоянно приходилось писать какие-то бумаги в федерацию хоккея, чтобы мне разрешили играть с мальчиками. Чем старше становилась, тем тяжелее. Когда мне было лет 14, я играла в Могилеве. Там меня уже просто «убивали». Поняла, что мне нужно играть с девочками и уехала из Беларуси.

– Когда ты поняла, что хочешь профессионально играть в хоккей?

– Всегда любила то, чем занимаюсь, поэтому даже мысли не допускала, что уйду из спорта или буду заниматься чем-то другим. Я фанатик хоккея. Очень переживала, когда меня тренеры не ставили в состав или говорили, что я девочка, а куда дальше и тому подобное. Меня это злило, может быть назло всем у меня и получилось.

– Когда-то в Беларуси был женский хоккейный клуб «Пантера».

– Я застала это время, мне было лет 12-13. Думала, что уйду от мальчиков и попаду в этот клуб, но я была совсем маленькая, нужно было хотя бы еще два-три года потренироваться. А потом команды не стало.

– Как думаешь, почему у нас в стране нет женского хоккея?

– На то время были люди, которые хотели этот проект развивать, а когда «Пантеры» по каким-то причинам распались, других желающих, наверное, не нашлось. В общем-то, никому это и по сей день неинтересно и не особо нужно.

– Как состоялся твой переезд в Россию?

– Все очень просто: нашла сайт хоккейного клуба «Торнадо» и написала им. Мне дали номер генерального директора – позвонила, и он пригласил меня на просмотр. Я еще немного поиграла с мальчиками в Беларуси и в конце сезона поехала в Дмитров. Оттуда меня направили в Красноярск, в хоккейный клуб «Бирюса», потому что там мне быстрее бы дали российское гражданство, что и произошло через год.

– Расскажи о Красноярске.

– Там очень холодно :). Первый год было тяжело. Со мной там жил папа, и я постоянно ныла: «Поехали домой». Очень скучала по маме, по брату, по друзьям. Папа поддерживал как мог, говорил, что нужно потерпеть. Начался сезон, мне еще нельзя было играть, а очень хотелось. Заявили только ближе к плей-офф и уже со следующего года, скажем так, началась моя полноценная карьера. На тот момент мне уже исполнилось 15. На протяжении пяти лет я играла за «Бирюсу».

– Тяжело было адаптироваться к женскому хоккею?

– После мальчиков было непривычно. Всегда играла в силовой хоккей, могла кого-то припечатать в борт, здесь же все было по-другому, приходилось отвыкать. Когда вышла первый раз на лед, подумала: «Да я их сейчас всех уделаю». Меня быстро осадили и сказали: «Девочка, здесь немного другой хоккей». Короче, не всех я там обкатила и маленько подуспокоилась. Меня начали обучать хоккею в плане тактики, в женском хоккее ведь все немного по-другому.

– Сколько раз в неделю вы тренировались в «Бирюсе»?

– Тренировок было достаточно, по две в день – это на предсезонке, в сезоне – лед и земля каждый день. Сейчас в Америке у меня всего по две тренировки в неделю, но там я целыми днями не ухожу со льда, тренируюсь сама или тренирую других.

– Какие зарплаты в ЖХЛ? На что ты потратила свой первый заработок?

– Моя первая зарплата была очень маленькая, что-то около 100 долларов. Это типичный доход новичка, на грандиозные покупки конечно же этого не хватало. Если кто-то думает, что мы получаем огромные деньги, как мужики в КХЛ, то это конечно не так.

– Ты бронзовый призер молодежного ЧМ в составе сборной России. Никогда не было мысли: «Жаль, что медаль с Россией, а не Беларусью»?

– Никогда. Да, Беларусь – моя Родина, но меня здесь особо никто не поддерживал. Больше было проблем, чем какой-то помощи или содействия. В юном возрасте приходилось сражаться за свое будущее, я была настойчивой, поэтому не закончила, а добилась своего. Меня очень поддерживал отец, везде со мной ездил, за что ему очень благодарна. В России мне дали возможность заниматься тем, чем люблю, так сложилась судьба. Но однозначно скажу, что, если бы в Беларуси была женская команда, я бы с удовольствием играла дома.

– Твоя смена гражданства – мера вынужденная. Как относишься к тем спортсменам, которые меняют паспорт ради возможности выступления, например, в КХЛ или МХЛ? Зачастую болельщики таких хоккеистов считают предателями.

– Человек, который хочет связать жизнь с хоккеем, здраво понимает, что в России у него шансов состояться как профессиональный игрок больше. Ну это объективно. И это не касается денег, а именно роста хоккеиста, прогресса, достижений и так далее. Уезжают больше не за деньгами, а за мечтой.

– Когда у тебя появились мысли о НЖХЛ?

– Когда играла в «Бирюсе», уже на третий год захотела каких-то перемен. Выступая за сборную и наблюдая, как нас разрывают канадки, американки, хотелось большего, играть лучше. Лично меня этому никто не учил, я имею ввиду технику.

– Как ты оказалась в команде «Метрополитен Риветерс», которая базируется в Нью-Джерси?   

– Так звезды сошлись :). Проявила инициативу – и клубу это понравилось.

– Что сразу бросилось в глаза?

– Совсем другие скорости. На первую игру вышла с открытым ртом и не понимала, что тут вообще происходит. В России, конечно, все намного медленнее, чем в Америке. Но им где-то не хватает паса, сыграть тактически, по уму. Там больше бегут и бросают.

– Дерутся девчонки часто?

– У меня уже была одна драка. Так, потолкались немного, ничего криминального. Не скажу, что часто, но драки бывают – и это нормально. 

– Сколько болельщиков собирают ваши матчи?

– Арены у команд небольшие, но всегда забиты. Тысячи две на матчах точно есть, люди любят женский хоккей, приходят с шарфиками, в наших джерси, очень приятно.

– Как у тебя с английским? Легко нашла общий язык с девчонками?

– Сначала, конечно, мало чего понимала. Сейчас, когда говорит тренер, все понимаю. Девочки знают, что я из Беларуси, но все равно думают, что из России. Когда играли матч под открытым небом, мои одноклубницы смеялись и говорили: «Холодно, как у вас в России».

– Долго ждала свой первый гол в НЖХЛ?

– Очень долго не могла забить, игр десять. На каждый матч выходила с мыслью: «Сейчас точно забью». Но мне просто жутко не везло, собрала кучу штанг. В матче с «Миннесотой» мы сыграли 2:2 в основное время и меня поставили первой бросать буллит. В моем случае получилось эффектно. Сейчас у меня уже 11 очков – три гола и восемь передач.

 – Зарплаты ЖХЛ и НЖХЛ сильно разнятся?

– Ну конечно, доходы не такие как в НХЛ или КХЛ, но скоро женский хоккей дойдет и до такого. Развивается он в Америке молниеносно – команды и хоккеистки устраивают бойкоты, борются за свои права и заработки. Девушки уже и Матч Звезд проводят вместе с НХЛовцами – это показатель того, что скоро мы к ним, скажем так, подтянемся. Зарплата у меня больше, чем в ЖХЛ, но и расходы тоже приличные.

– Ты в Беларуси гость нечастый, но в курсе происходящего в нашем хоккее?

– Особо не слежу, знаю только, что у минского «Динамо» этот сезон не складывается совсем. Когда-то я играла с ребятами из этой команды, с Аносовым, Павленко. Знаю Протаса, Дрозда, Еременко, с ними тоже когда-то пересекалась.

– У тебя сбылась мечта попасть в НЖХЛ. Какая следующая?

– Хочу играть на высоком уровне и стать лидером лиги.

– Когда в Беларуси появится женская команда, тебе позвонить?

– Звоните, я с удовольствием бы поиграла здесь :).

Этот пост опубликован в блоге на Tribuna.com. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Записки жены вратаря
+32
Реклама 18+
Популярные комментарии
bubnoff.alexandr
+20
здаецца, з Астраўца на "Залотой шайбе" гуляла дзяўчынка. І вазіла наш Ваўкавыск...

А пасля нейкі крэтын забараніў дзяўчатам нават на гэты, вельмі непрафесійны турнір прыязджаць

Праўда, прызнаюся, за 4 гады, што трэніраваў на пасёлку пацаноў, ні адной годнай дзяўчынкі, якая б прыйшла рэальна гуляць у хакей, а не прыкалвацца, не было...

Але я цалкам за жаночы, прыгожы, камбінацыйны, малакантактны хакей, які можа нават прыгажэй глядзецца за мужчынскі...

І дурні, што не хочуць развіваць яго на Беларусі, хай ламаюць жыццё сваім дачкам, не даючы ім займацца каханай справай...
Nikita Vaskovich
+12
Далек от женского хоккея, поэтому удивительно было узнать, что существует НЖХЛ) А уж то, что удалось прорваться белоруске – это просто топ!
Влад Брезицкий
+4
Ну и какая у нас хоккейная страна, если даже у команд со стран, где снег выпадает раз в несколько лет есть женские сборные, а у нас нету!?
Написать комментарий 17 комментариев
Реклама 18+