Александр Мартынович: «Самый техничный защитник сборной? Плюс-минус мы все приличные топоры»

Капитан главной команды страны дает интервью Никите Мелкозерову.

Арбуз, труды, королева бензоколонки

– Вы теперь дважды отец.

– Да. Конечно, в основном это забота супруги. Но я все равно отец на полную ставку :). Плюс няня помогает. Так что у меня есть время отдохнуть после двух тренировок, домашних игр или выездов, с которых мы в последнее время прилетаем в пять-шесть утра.

Получается, с утра завожу старшую дочь в сад, после отправляю жену гулять с младшей – в итоге дома тихо. Это опыт. Научился распределять своих женщин :). Правда, в Екатеринбурге побыть дома днем практически не получается. С утра веду ребенка в сад. Потом еду на тренировку. Появляюсь за полтора часа до начала, чтобы позаниматься в тренажерке, потянуться. Тренировка с Михалычем (Виктором Гончаренко – Tribuna.com) проходила минимум полтора-два часа. Возможно, теория. После процедуры. В итоге на часах уже пять вечера. Вот и день прошел. Еду забирать ребенка из сада.

Старшую мою дочку зовут – Анастасия. Младшую – Ксения. По поводу первого имени вообще не было никаких семейных советов. Анастасия – и даже не обсуждается. Мне всю жизнь нравится это имя. А Ксению обсуждали. Никаких лунных и православных календарей. Просто набросали на листике какое-то количество интересных имен и стали вычеркивать. Получилась Ксения.

– Целый дом женщин – это как?

– Да ничего. Если есть, где спрятаться, все нормально. Тем более когда старшая прибегает к тебе обниматься, любая усталость пропадает. Балуемся, играемся, весело проводим время. Младшая у меня очень спокойная. Пока. А старшая да – любит покапризничать. Характер показывает. Приходится иногда тормозить. А то думает, что она уже королева бензоколонки, будто все вокруг для нее :).

У нас так. По дороге в сад Настя должна открыть все двери сама. Нажать на все кнопки в лифте. Если нет, будут слезы и капризы. В этом смысле я не пытаюсь даже спорить. Просто открываю с утра дверь квартиры: «Беги вызывать лифт».

Естественно, лучшие друзья моих детей – гаджеты. Старшая засыпает под планшет. «Папа, – говорит. – Я две минуточки – и все». В итоге подхожу через пять минут. «Папа, все-все – я выключаю». И спать. Тут дисциплина уже присутствует.

– Каким было ваше детство?

– Ничего сверхъестественного. Родители из рабочего класса. Мама – кондитер. Папа – дальнобойщик. Простые радости. Все необходимое и никакого шика. Ну, и старший брат. Сейчас работает оператором на какой-то фирме. Я на три года младше его.

Помню, что папа ездил по заграницам. Порой привозил какой-нибудь дефицит. У нас-то в 90-х ни шоколадок, ни жвачек. Потому иногда я мог похвастаться. Однажды пришел домой, а у нас на балконе целая «Комаровка» арбузов и дынь. Папа из рейса привез. Еще ананасы помню. Правда, отец почти все время отсутствовал. Это его осознанная жертва. Лишь бы дети были одеты и обуты. Все-таки мамино кондитерство приносило мало дохода. Зато у нас с братом никогда не возникало проблем, когда требовалось что-то принести в школу на сладкий стол. Я просто говорил маме заранее, после подходил к ней на работу, сгребал приготовленное и нес в класс.

Пока папа работал, бедной маме приходилось воевать с двумя сыновьями. Может, кому-то сейчас я и кажусь тихим и умиротворенным, но в детстве все было по классике. Если кто-то мне скажет, что брат с сестрой, либо брат с братом, у которых два-три года разницы в возрасте, не дрались, пока росли, я никогда не поверю. У нас по дому летала мебель. Советские такие, простенькие кухонные табуретки на четырех ножках. Брат был похитрее ввиду возраста. А я малой, прямолинейный. Ну, он меня дергал исподтишка. И что делать? Мозгов-то не хватало. Так что я хватал табурет и кидал его вдогонку брату. В общем, папа в рейсе, мама на работе, а по квартире летают дети и табуретки :).

– Ждете от своих детей примерно того же?

– Все табуретки уже прибил к полу :). Надеюсь, девочки не будут столь агрессивны. Посмотрим. Мне кажется, у них комфортная разница в три года, которая оберегает друг от друга. Все-таки интересы до какого-то периода будут отличаться.

– Как вы выбрались из табуреток в футбол?

– Так получилось. Перед футболом я активно занимался настольным теннисом. Месяца четыре. Было довольно интересно. Но после на урок пришел тренер и сказал: «Ты, ты и ты. Жду вас на тренировке». Естественно, меня затянуло. Это же футбол. Мне с детства нравилось. Все эти квадраты, которые мы рисовали на асфальте, матчи по полдня. Круто было.

Я рос в Кунцевщине. Правда, когда начал активно заниматься футболом, пришлось перебраться в школу из другого микрорайона – «Запад». Ездил на уроки минут по 20, чтобы потом было проще добираться на тренировки. Перед школой, помню, был сад, через него ходил на уроки. Как-то на 1 сентября родители вручили нам с другом цветы. Классной подарить. А у нас пятый класс. Представление, будто бы цветы дарить – вообще неприлично, типа ты подлизываешься к учителю. В общем, решили избавиться от букетов в том саду. Правда, пока решался вопрос, нас запалила завуч. Получили под хвост по полной программе прямо на месте преступления :).

Естественно, первое время в новой школе вообще не мог адаптироваться. Решал проблему прогулами. Месяца полтора это все продолжалось. Иногда ходил в старую школу. Правда, потом родителей вызвали к завучу: «Простите, но ваш сын вот уже месяц не появляется в школе». Папа, помню, сильно удивился: «Саша, блин, где ты ходишь, я понять не могу. Вроде бы тебя нету дома с восьми до двух. Домашние задания ты делаешь. А в школе одни пропуски. Это вообще как?»

– И как вы учились?

– Не отличник, не троечник. Проблем с учебой не было. Схватывал все быстро. Помимо физкультуры нравился белорусский язык. Литература – так себе. Читал, но не скажу, что любил. Труды. Да, труды – это прикольно. Классика, конечно. Нам еще трудовики слабохарактерные попадались. Поэтому на уроках постоянно происходил бардак. Если идешь мимо кабинета трудов и не слышишь шума, значит, там стабильно никого нет. Балдели по полной. Хотя у родителей дома до сих пор стоят какие-то пенечек и мини-топор, которые я сделал на трудах.

С годами, естественно, футбола становилось все больше и больше. Поначалу я играл в команде, которая называлась «Белстинол». У нее были серьезные для детского футбола спонсоры. За каждый гол давалась пачка жвачки Stimorol. Помню, самая крупная наша победа – 33:0. Разбомбили кого-то, а потом прилично наработались челюстями :). Так что теперь я очень осторожен по части жвачки. После мой «Белстинол» всем возрастом ушел в школу «Динамо».

В лет 15 я официально попал в РУОР. До того только играл за училище. В итоге пришлось пропустить почти весь девятый класс. Постоянные заявления и записки. Уважительные причины, чтобы отсутствовать. В общем, учеба – совсем мимо. Отсюда моя единственная тройка в аттестате. По математике.

Гении, топоры, сало с вареньем

– Александр Мартынович – как минимум не самый техничный футболист на свете.

– Техничный защитник – враг команды :). При всех своих минусах я и не самый нетехничный футболист на свете. Что-то могу. Набить там три раза. Но за что-то же меня постепенно брали в РУОР, юношескую сборную, дубль «Динамо», первую команду «Динамо», молодежную сборную, «Краснодар» и национальную сборную. Наверное, есть какие-то сильные стороны.

– Как реагируете на фразу вроде «Да он совсем деревянный»?

– Ну, деревянный... Всякие моменты бывают. Не надо столь критично относиться к игрокам. Порой мяч бьется о кочку, порой ты к нему не так подбираешься. К тому же и в мировом футболе хватает не самых техничных исполнителей, которые компенсируют свои слабости выбором позиции, самоотдачей, подсказом. Мне кажется, это момент профессионализма – в любой сфере нужно стараться играть на своих сильных качествах. Плюс надо понимать, сильно деревянный игрок не попадет в нормальную команду. Никогда в жизни.

– Самый техничный защитник нашей сборной?

– Плюс-минус мы все приличные топоры :).

– Откуда появились эти «топоры»?

– Это жаргон. Я не помню, когда его подцепил :). «Топоры», «якоря». Бывает, в нефутбольной компании общаешься и вдруг выдаешь: «Да он совсем топор». А люди вокруг вообще не одупляют :). Хотя для тебя это слово – норма.

Если заканчивать про критику, то я себя ограничиваю. Форумы и комментарии – вообще не читаю. СМИ – по минимуму. Только беспристрастные жанры. Новости – и хорош. Потому что в Беларуси порой поливают ребят, уровня которых никто не достигнет еще лет сто. Это удивительная ситуация. Для меня непонятно, за что. Для меня непонятно, зачем. Для меня непонятно, почему поливают и топоров, и гениев.

Но ведь благодаря некоторым спортсменам жители других стран узнали о существовании Беларуси. При этом на Родине они конкретно получают по жопе. Да, у кого-то может быть не самый удачный сезон. Но это явно не повод для агрессивной критики. 

Еще меня удивляет, что есть люди, которые находят негатив даже в выходах БАТЭ и «Динамо-Минск» в группы еврокубков. А, Борисов проиграл «Партизану»! А, «Динамо» скрутилось бы, если бы не Гутор! Понимаете, у нас в стране сейчас все очень сложно в плане футбола. И предпосылок для, допустим, побед над сборной Испании пока нет. Да, мы можем предъявить сумасшедшую самоотдачу. И очень стараемся. Но против класса не попрешь. Поэтому нынешний успех ребят из БАТЭ и «Динамо» – это очень хорошо, это выжатые тысяча процентов из ста.

Я иногда думаю о природе подобных вещей… Не скажу, что у нас в стране есть прямо-таки зависть, но неприязнь по поводу чужих успехов точно существует. Человек смотрит и думает: «Да я ведь такой же. Но какого он в телевизоре, а я на диване?!» И это почему-то не рождает желание сделать больше, чтобы все-таки попасть в телевизор и как-то удовлетворить свои амбиции.

– Ваш путь в телевизор начинался в дубле «Динамо».

– Хорошая команда. Путило, Кисляк, Гигевич, Чухлей, Шитов, Серега Концевой. Отличный собрался возраст, плодовитый. По детству всегда выделялся Путило. Сейчас Антоша чуть успокоился и начал играть в более взрослый футбол, а раньше любил подхватить мяч и начать усаживать на сраки по пять соперников. Обмотает их всех, а потом забудет ударить. Смотрелось это довольно забавно. Иногда травили его. Иногда откровенно пихали. Команде нужен результата, а Путило начинает – от себя, под себя, от себя, под себя. Ему здорово. А все бесятся.

От Антона профессионального успеха ждали больше всего. И до сих пор ждут. Путя – футболист удивительного таланта. Правда, теперь Антоха не может себе позволить издеваться над защитниками. Один раз прокатит, на второй – в ответ прилетит подкат с двух ног.  

– Вы ведь не общажный.

– Нет, не пробовал деликатесов вроде сала с вареньем, о которых рассказывали пацаны. Это не про меня. Ребята же жили по расписанию электричек: «Ага, поезд из Орши прибывает в 21:15. Значит, 22:00 будет что поесть». Общага – это вечный голод. У меня в данном отношении не было проблем. Не скажу, что такой расклад обособлял меня как-то. Но в любом случае общажные ребята проводили круглые сутки вместе. Когда ближе к вечеру они начинали тусить на своем районе, я находился где-то в Кунцевщине.

Отчасти из-за этого я считаюсь не особо залетным футболистом. Плюс уже лет в 16 понял, что режимить – это вообще неплохо. Серьезно. Были какая-то дисциплина и серьезность. Не знаю даже откуда.

– Вы весь такой положительный.

– Пусть таким и останусь :).

– В вашей жизни были хоть какие-то залеты?

– Наверное, какие-то были. Но давайте не будем разрушать мой положительный образ. Я очень-очень правильный футболист :).

Siemens А55, кошмарить, на ободах

– Хорошо. Помните первую тренировку с основой «Динамо»?

– Мы сидели с друзьями и тут раздался звонок. У меня тогда был телефон Siemens А55. Силища! Оказалось, Юрий Антонович Пышник: «Завтра будешь тренироваться с первой командой». Я, как сейчас, помню свою тряску. Команду возглавлял Юрий Шуканов. При нем я, правда, работал совсем немного. А Кислый, Путя и Гига привлекались часто. Рассказывали после, как им прилично доставалось от Юрия Владимировича. Но у меня все прошло спокойно. Поиграл в квадраты, послушал немного стариков на уровне: «Малый, малый, ну, давай» – и все.

– Самый жестокий квадрат, в которым вы оказывались?

– В «Краснодаре», наверное. Чем сильнее исполнители, чем лучше поля, тем больше касаний проходит. В итоге голова конкретно так кружится. Хотя самый жестокий квадрат – тот, в который ты попадаешь вместе с тренером. Им иногда нужны эмоции, вот и подключаются. Далее следует легендарная фраза: «Мой опыт. Твоя скорость». В итоге ты отбираешь мяч в одиночку, а тренер делает это голосом. Бывало, на пару с тренерами меня прихватывали очень сильно.

– Юрий Пышник – любимый ваш тренер?

– Мне везло с тренерами. Многих их них я люблю. В том числе и Юрия Антоновича. Наравне с ним по заботе о воспитанниках находился Юрий Курненин. Юрий Анатольевич – полностью свой. Я запомнил Курненина именно таким. Он проявлял строгость, он гонял, он кричал. Но даже если случался какой-то залет, Курненин прощал. Потому что был таким же, как мы, когда играл. Он чувствовал, что нужно коллективу. Знал, когда нужно жать паузу, а когда устроить разнос. При этом Юрий Анатольевич очень любил нас. Мы это чувствовали и ценили. Все игроки нашей «молодежки» испытывали к Юрию Анатольевичу огромнейшее уважение. Во многом мы вышли на Евро, стараясь порадовать его.

Естественно, никто не отменял день приезда. Тогда в «молодежке» происходили основные залеты. Кто-то опоздал, кто-то не приехал, кто-то переусердствовал, увидев друзей. Курненин знал, когда можно простить. Знал, что в случае залета, команда отработает втройне. Помню, после какой-то игры мы заехали в Стайки. На следующий день Юрий Анатольевич выстроил нас, чтобы оценить состояние. Состояние было так себе. Поняв, что команда несвежая, Анатолич сказал: «Так! Побежали!» Ну, побежали. Очень плохо получалось. Бежали на ободах. Картина была настолько удручающей, что за нас стал волноваться массажист Сергей Шматко: «Анатолич, – говорит. – Надо снимать их с дистанции. Они у тебя сейчас сдохнут». – «Ни ### [чего], пусть мучаются! Темпу дайте!» И все равно мы его любили. Пусть и ползли потом в номера.

Вот моя любимая история о той «молодежке». После игры все на эйфории. Все сваливают с базы, чтобы отметить победу и покуролесить. Аккуратно так через окно, через окно, через окно, один за одним. И тут кто-то видит – Анатолич! Что делать? Ну, один наш ныряет в шкаф. Прямо в парадном. И старается на дышать… В итоге Курненин заходит в номер, а там никого нет. Ходит-ходит по комнате – и тут резко в шкаф. А там беженец в полном боевом прикиде. Анатолич смотрит на него, кривит лицо и начинает пихать: «Ну, а ты какого ### [зачем] тут стал? Давай, в окно за всеми! Быстро!»

– Из той «молодежки» вы выросли в капитана национальной сборной.

– Это большая ответственность. Но моя жизнь не особо поменялась.

– Со стороны показалось, что старики просто спихнули на вас это капитанство.

– Можно и так сказать. Понятно, что в команде есть ребята и поопытнее, и позаслуженнее меня.

– То есть вы признаете, что ваше слово весит меньше слов Глеба, Калачева и Жевнова?

– Понимаете, когда Хацкевич пришел в сборную, стал вопрос о капитане. Мне казалось, что его выберут из тройки Глеб-Жевнов-Калачев. Но ребята решили, мол, нынешний цикл для них один из последних, а я еще поиграю. Честно, сильно удивился новости о своем назначении. Случилось это так. Как-то ко мне подошел Юра Жевнов: «Мы решили, ты будешь капитаном». – «А ты что?» – то есть совсем шоковая реакция. Юра все разложил и хорошо объяснил. Я понял и согласился.

– Вы играли с нынешним тренером сборной. Это предполагает какую-то специфику?

– Раньше мы были на «ты». Теперь – на «вы».  Нормально. Субординация должна быть. Прошло время – я ко всему привык. Вижу, что команда меняется. Мы как-то легче стали ко всему относиться, с доверием один к одному. Нас больше не кошмарят заездами. Хацкевич все понимает. У кого-то могут возникнуть какие-то дела. Все так же, как и в клубе. Ты же не заезжаешь на базу, чтобы просидеть там неделю. Оттренировался на полную – отправляйся куда хочешь. Свободное время – твое свободное время. Можешь лежать на кровати в гостинице, можешь провести его с пользой для себя. Тем более это важно для легионеров, которые долго не были в Минске.

– Правда, что вы полностью перебрались в Краснодар?    

– Нет. Жить я буду в Минске. Здесь у меня основная стройка. Незаконченная. Правда, когда поступают вызовы в сборную, в Минске я один. Жене нравится Краснодар. Там тепло. Там море близко. Хотя я постоянно агитирую ее за Минск. Понимаю, почему она не рвется домой. Всю свою сознательную минскую жизнь супруга провела в гимнастическом зале. Постоянный спорт, постоянный стресс, постоянные задачи. С утра до вечера в зале. Она не ощутила всю прелесть Минска.

А у меня было на это время. Проспекты, парки, широкие улицы без пробок. Да, то, что минчане, называют вечерними пробками, по российским меркам вообще ничто. Конечно, я бы добавил торговых центров более высокого уровня. Но все равно Минск – мой любимый город. Мне нравится сюда возвращаться. Тут здорово.    

– На выборы пойдете?

– Пока не думал об этом. Просто кандидатов не знаю. Ну, то есть одного знаю :). Хотя раньше никогда не голосовал. 

Фото: Надежда Бужан, Иван Уральский, официальная группа «Краснодара» ВКонтакте.

Этот пост опубликован в блоге на Tribuna.com. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Heavy bald
+58
Реклама 18+
Популярные комментарии
Superfrank
+10
"Вот моя любимая история о той «молодежке». После игры все на эйфории. Все сваливают с базы, чтобы отметить победу и покуролесить. Аккуратно так через окно, через окно, через окно, один за одним. И тут кто-то видит – Анатолич! Что делать? Ну, один наш ныряет в шкаф. Прямо в парадном. И старается на дышать… В итоге Курненин заходит в номер, а там никого нет. Ходит-ходит по комнате – и тут резко в шкаф. А там беженец в полном боевом прикиде. Анатолич смотрит на него, кривит лицо и начинает пихать: «Ну, а ты какого ### [зачем] тут стал? Давай, в окно за всеми! Быстро!»"

Долго смеялся)
andzay27
+2
Это конечно прикольно. Но даже когда вырастают, то не могут от этого отвыкнуть. Так и играем..
Ответ на комментарий Superfrank
"Вот моя любимая история о той «молодежке». После игры все на эйфории. Все сваливают с базы, чтобы отметить победу и покуролесить. Аккуратно так через окно, через окно, через окно, один за одним. И тут кто-то видит – Анатолич! Что делать? Ну, один наш ныряет в шкаф. Прямо в парадном. И старается на дышать… В итоге Курненин заходит в номер, а там никого нет. Ходит-ходит по комнате – и тут резко в шкаф. А там беженец в полном боевом прикиде. Анатолич смотрит на него, кривит лицо и начинает пихать: «Ну, а ты какого ### [зачем] тут стал? Давай, в окно за всеми! Быстро!»"

Долго смеялся)
sawas1980
+2
Отличное вью))) Мартынович - красава! Удачи в клубе и сборной!!!
Написать комментарий 10 комментариев
Реклама 18+