У Италии в РБ очень классный посол: он обожает футбол и сделал тату в честь клуба из Серии D

 

А еще он надеется, чтоб сборная Беларуси наконец-то начнет побеждать.

Итальянскую дипмиссию в Беларуси возглавляет очень интересный человек. Уроженец Апулии Марио Бальди увлекается футболом и всю жизнь болеет за скромную «Фоджу» из Д4. Тарас Щирый поговорил с Бальди о локальном футбольном патриотизме, белорусском футболе и татуировке, которую дипломат сделал себе в честь любимого клуба. Ну а начали разговор с Европейских игр, к которым, как оказалось, в Италии отнеслись очень серьезно.

– Мы очень довольны выступлением сборной Италии на Европейских играх и тем, как были организованы эти соревнования, – начинает разговор господин посол. – Я говорил с итальянской командой, а она включала 188 атлетов. Спортсмены были приятно удивлены качеством организации. Они сказали, что Европейские игры в Минске прошли лучше предыдущих стартов, которые принимал Баку, а в вопросах логистики, транспорта и питания даже превзошли Олимпиаду в Рио-де-Жанейро. Думаю, Беларусь должна гордиться таким событием. Это прекрасная визитная карточка, показавшая всему миру, а особенно Европе, что Беларусь – современная страна. Страна, в которой очень важен спорт, и которая хорошо оснащена спортивными объектами.

Во время Европейских игр все было здорово – и атмосфера в городе, и шоу на церемониях открытия и закрытия, и восемь тысяч волонтеров, которые выполнили невероятную организационную работу. Спортивные результаты тоже оказались замечательными: белорусы заняли второе место в медальном зачете, а итальянцы – четвертое. Как я уже сказал, важно было показать, что Беларусь – современное европейское государство. И я уверен, что имидж страны в плане привлечения туристов только повысился.

В рамках Европейских игр 24 июня мы провели День Италии в фан-зоне у Дворца спорта недалеко от нашего посольства. Так совпало, что в тот день было объявлено о том, что столицами зимней Олимпиады-2026 станут Милан и Кортина-д’Ампеццо. Для белорусов и итальянцев это стало праздником в честь нашего успеха.

– Кто предложил Вам провести День Италии?

– Предложение поступило от организационного комитета Европейских игр, который разрабатывал культурную программу под соревнования. Мы были счастливы принять это предложение, и примерно в марте начали работу над проектом. В итоге мы решили организовать концерт с участием итальянских музыкантов, установить фотостенды, по которым можно больше узнать о красивых и интересных местах Италии. Мы остались довольны результатами проделанной работы.

– Вы посещали соревнования?

– Да, я был на пляжном футболе, но в том матче Италия проиграла испанцам. Кроме того, я посетил соревнования по велоспорту и соревнования по художественной гимнастике в «Минск-Арене». Находясь в городе, я ощутил атмосферу соревнований и увидел много туристов.

– Интересно, а что впечатлило итальянцев в Минске?

– Погода. Они не ожидали, что она будет такой хорошей. Кроме того, организация, о чем я уже говорил, и тот факт, что некоторые волонтеры общались с ними на итальянском языке.

– Какие забавные истории приключились с Вашими соотечественниками за время Европейских игр?

– Это покажется странным, но один спортсмен прибыл в Минск без паспорта – только с идентификационной картой. Нам пришлось обращаться в иммиграционную службу с просьбой, чтобы этого человека все-таки пропустили – на следующий день у него были соревнования. Этот спортсмен рисковал вообще остаться без участия в Европейских играх, но получил временные документы, и в итоге завоевал медаль. Мы были счастливы, что сумели ему в этом помочь.

– Многие белорусские болельщики не восприняли Европейские игры всерьез. Дескать, эти соревнования без долгой истории, и не все топовые спортсмены сумели приехать. Интересно, а что про Игры писали итальянские журналисты? К примеру, La Gazetta dello Sport.

– Ежедневно La Gazetta dello Sport отдавала одну газетную полосу исключительно под Европейские игры. А итальянская вещательная компания Sky на время соревнований организовала телеканал Sky Sport Minsk, по которому шли прямые трансляции.

Я согласен с Вами в том, что Европейские игры – соревнования новые. Впервые они прошли всего лишь четыре года назад, и до этого не существовали. Как и всему новому, им тоже нужно время. Думаю, в дальнейшем они станут еще более успешными и будут постепенно развиваться.

Немаловажно, что Европейские игры имеют значение не только для стран из Восточной Европы, но и для сильных, мощных спортивных наций с Запада, таких как Великобритания, Франция и Германия, направивших на Европейские игры своих спортсменов. Возможно, не сильнейших атлетов, но определенно высокого уровня. И я рад, что Италию представляла в Беларуси большая делегация, которая заняла четвертое место в общем зачете.

– Недавно один итальянский тренер, работающий в белорусской академии «Интера», рассказал мне, что для многих итальянцев Беларусь – это неизведанная страна. Она ассоциируется у них с Восточной Европой и холодной погодой. Вы согласны, что те итальянцы, которые приехали в Минск, открыли Беларусь по-новому?

– Согласен. Европейские игры стали своеобразным демонстрационным залом Беларуси. Многие из тех, кто побывал или увидел ее во время трансляций, воспринял Беларусь как современную страну с высоким уровнем развития и сильными спортсменами.

Немаловажную роль в узнаваемости играет футбол. Я помню, как в Милан из Украины приехал Андрей Шевченко. Тогда, а мы говорим о конце 1990-х, никто не знал, где находится эта страна. Многие считали, что эта территория связана с Москвой, Россией и Советским Союзом. Но уже через год или два все в Италии знали, что такое Украина. Нечто подобное я могу сказать и про Каху Каладзе – одного из успешных футболистов из Грузии, – переехавшего в Милан в начале 2000-х. Опять-таки никто не знал, где расположена Грузия, и то, что столицей государства является город Тбилиси. Но Каладзе стал кем-то вроде посла своей страны. Не только в Италии, но и во всем мире.

Да, я в курсе, что у вас есть чемпионы в биатлоне, сильная теннисистка Азаренко, хорошие велосипедисты, но на данный момент вам не хватает топового футболиста, как было в недавнем прошлом, когда играли Александр Глеб, Виталий Кутузов и Сергей Гуренко. И я надеюсь, что вскоре в Беларуси появится свой чемпион, топовый игрок уровня Шевченко, Каладзе или, возможно, Мхитаряна, благодаря которым об их странах узнали больше информации за рубежом. Однако сложно получить звездного игрока без сильного внутреннего чемпионата. Поэтому вы должны развивать свой футбол. Это займет некоторое время и потребует финансовых вложений, но если вы сфокусируетесь на решении этого вопроса, то это тоже положительно повлияет на имидж вашей страны.

И я надеюсь, что благодаря стараниям академии «Интера» в Минске, основанной при футбольной школе Николая Мурашко, у вас появятся новые таланты.

– Вас удивило, что «Интер» начал сотрудничать с белорусской школой?

– Не сильно. Это на самом деле очень интернациональная команда. Ее название произошло от более развернутого слова «Интернационале». Состоятельный и крупный клуб, которым владеет китайская компания Suning Commerce Group. У «Интера» хорошие финансовые возможности, и в клубе готовы вкладываться в детские футбольные школы, в том числе и за рубежом. Это делается не только для своего имиджа. Функционеры считают, что, если вложиться в развитие молодых талантов по всему миру, то кто-нибудь из них вырастет в топовых игроков и в будущем сможет играть за основную команду «Интера». Сейчас за Nerazzuri выступают аргентинцы (Лаутаро Мартинес, Факундо Колидио – Tribuna.com), вратарь Самир Ханданович из Словении, защитник Давид Годин из Уругвая, бразилец Далберт Энрике… Так что я не был удивлен, а был счастлив, что академия появилась в Минске.

– Знаю, что Вы как-то посещали тренировочный кэмп на стадионе по улице Серова.

– Я впервые посетил лагерь академии осенью прошлого года, когда в Минск прилетал Хавьер Дзанетти. Помню, что там все было новым, пыльным и не полностью подготовленным. Но, когда я вновь посетил академию в начале июля, то увидел явные улучшения в инфраструктуре, и услышал от Николая Мурашко, что у академии амбициозные планы по развитию и расширению. Знаю, что с академией сотрудничают итальянские тренеры. Я общался с Франческо Николи, и он сказал, что они очень довольны уровнем организации работы в академии, детьми, которые тренируются под их руководством, и с радостью приезжают в Минск.

* * *

– Давайте поговорим о Вас. В курсе, что Вы родились в городе Фоджа и всю жизнь болеете за местную команду. Я даже вижу на Вашем сейфе магнит с клубным логотипом.

– Да, но это не все. Я покажу еще кое-что. Это не секрет, но держите это в тайне :). – собеседник снял пиджак, закасал рукав сорочки и показал тату с эмблемой «Фоджи» на внутренней стороне руки. – Я ее сделал, когда был молод. Футбол для Италии – это большая страсть, а страсть – это важно. Мы не можем жить все время лишь одной работой, и даже любовью. Ты должен оставлять свою страсть для чего-то еще. Это может быть футбол, опера, путешествия или отдых с друзьями. Моя страсть принадлежит футболу. Иногда она делает меня счастливым, но в большинстве случаев – несчастным. Дело в том, что «Фоджа», команда с традициями и историей выступлений в Серии А, сейчас выступает в четвертом дивизионе – в Серии D. У клуба финансовые проблемы, а в итальянском футболе, как вы знаете, очень конкурентная среда. Если бы я поддерживал «Ювентус» или «Интер», то был бы счастлив, но моя команда, к сожалению, приносит плохие новости.

– Сколько Вам было лет, когда Вы сделали тату?

– 24 года. Среди моего поколения тату популярными не были. Их в основном делали моряки и криминальные элементы. И если кого-то из них находили мертвыми на пляжах или улицах, родители могли опознать по этим татуировкам своих детей – у многих из них не было документов.

Так что люди моего поколения практически не делали себе тату. Из-за них даже могли возникнуть проблемы с работой. Если ты шел устраиваться в полицию или в суд и признавался, что у тебя есть татуировка, то тебе могли просто отказать. Сейчас ситуация изменилась, и я вижу, что в Беларуси, да и в Италии, наверное, 50 процентов молодежи ходят с татуировками. А про свое поколение я уже говорил. Cделав тату,я стал в каком-то роде революционером.

Стадион «Пино Закерия» в Фодже.

– Что родители говорили об этом?

– Сначала они ее не видели – я учился в Милане, а когда заметили ее во время летних каникул, то были шокированы. Отец, а он тоже фанат «Фоджи», сразу же мне ее простил, а вот для мамы это было чем-то ужасным.

– Помните время, когда начали болеть за «Фоджу»?

– Маленьким ребенком. Когда мне было 12, впервые сходил на «Фоджу». Я помню то время. Придя на стадион, я увидел 25 тысяч человек. Было очень много шума, все были в клубных цветах. Это была какая-то фантастика. Таковым было начало моей футбольной зависимости.

– Фоджа – не такой и большой город. Что для него означала футбольная команда?

– У нас говорят, что мы питаемся хлебом и футболом. Это очень важная составляющая жизни современных итальянцев. Когда «Фоджа» играла в Серии А, 10 тысяч болельщиков приходили на стадион по абонементам! Это свидетельствует о большой популярности команды в городе. Стадион всегда был полон – на трибунах присутствовало по 20-25 тысяч человек. А в прошлом году, когда мы играли во втором дивизионе, в среднем собиралось по 10 тысяч человек.

– Вы были сумасшедшим болельщиком?

– Когда был молод, то болел очень эмоционально, но сумасшедшим болельщиком не был. Возможно, из-за того, что у меня были еще и другие интересы. Мне нравилось путешествовать, я любил изучать иностранные языки…

Антонио Бальди вместе с экс-председателем Минского горисполкома Михаилом Шорцем.

– И учились в католическом университете.

– Да. Несмотря на мой интерес к девушкам :). Но не думайте, что там был какой-то монастырский уклад. Нет. Это частный университет, в котором ты просто придерживаешься определенных правил. К примеру, в начале каждого учебного года ты должен был принимать участие в мессе, и сдавать ежегодно экзамен по теологии. А так это обычный университет, в котором учатся вместе парни и девушки. Никакого монастыря.

– Вы посещали футбольную секцию?

– Нет. Я хоть и выглядел хорошо на поле, но этого было недостаточно для чего-то большего. Мои родители никогда не думали над тем, чтобы отправить меня в футбольную школу. Этих школ тогда просто не было. Дети учились играть во дворе, в сельской местности…

У меня две дочери, но если бы был сын, то я отвел бы его в футбольную секцию. Не ради того, чтобы он вырос в чемпиона. Просто для того, чтобы научился играть. Считаю, что для мальчика это хороший вид спорта. Если теннис учит тебя концентрации и быть сфокусированным на чем-то, то футбол – держаться друг друга, работать в коллективе и жертвовать собой ради цели. Да и вообще спорт учит тебя уважать правила и своего оппонента, и я бы советовал семьям отдавать детей в футбол. Не только мальчиков – сейчас и женский футбол тоже популярен.

– Кто был Вашим любимым футболистом?

– Их много, но игрок, который мне нравится больше всего, – нападающий Джузеппе «Беппе» Синьори. Он на самом деле мой герой. Синьори играл за «Фоджу» в Серии А в начале 1990-х. Блондин, который очень здорово играл левой ногой. Вместе с Роберто Баджо он выступал за сборную Италии Арриго Сакки на чемпионате мира-1994. Та команда в финале по пенальти уступила Бразилии.

– Какой футбольный матч для Вас стал самым фантастическим?

– Серия А, декабрь 1991-го года. Стадион «Сан-Паоло» в Неаполе. «Фодже» удалось сыграть вничью с «Наполи», хотя по ходу матча счет был 1:3. Если не ошибаюсь, Синьори в той встрече отметился дублем. Тот матч я посетил один. Жил в Риме, учился на дипломата и поехал поездом в Неаполь.

– У Вас когда-нибудь были проблемы с фанатами команды соперника?

–- Да. В Италии были и остались проблемы с насилием на стадионе. Я с друзьями как-то поехал на выездной матч «Фоджи» в Пескару. Мне было 16-17 лет, и я запомнил, как болельщики местной команды со своего сектора начали забрасывать нас камнями и монетами. Это было довольно-таки опасно, но, к счастью, никаких увечий я не получил.

– Как я понял, для Вас «Фоджа» – это одна любовь на всю жизнь.

– Как любовь к маме. Эти чувства на всю жизнь.

– А в «Фодже» есть ребята, которые поддерживают успешные клубы из Серии А?

– Да, и это проблема. Одна половина города болеет за «Интер», «Милан» или «Ювентус», а другая – за «Фоджу». И они не любят друг друга.

– Вы подобные симпатии понимаете?

– Я расскажу, что происходит. У меня спрашивают: «О, Марио, ты любишь футбол?» – «Да» – «А какая твоя любимая команда?» – «Фоджа». На меня смотрят, а потом задают вопрос: «Ага, а в Серии А?» В такие моменты я начинаю злиться. Как я сказал, футбольная команда – это как мама. А у тебя не может быть двух или трех мам, и ты никогда не сможешь любить другого человека так, как свою мать. На вопрос про команду из Серии А я отвечаю: «Смотри, я могу сказать, что мне нравится «Ювентус», но единственная команда, из-за которой я страдаю или получаю настоящее наслаждение,–это «Фоджа». Да, я буду рад, если «Ювентус» победит или немного разочаруюсь из-за поражения, но это уже совсем другое дело. У тифозо может быть лишь одна команда».

* * *

– Господин Посол, а что Вы знаете о белорусском футболе?

– Еще до приезда в Минск я знал, что БАТЭ победил «Рому» в Лиге чемпионов и о том, что уровень вашего футбола недостаточно высок в отличие от Западной Европы. Работая в Беларуси, я пока еще не ходил на матчи чемпионата, но, думаю, еще посещу какой-нибудь поединок.

Был на стадионе «Динамо» во время проведения Европейских игр. Прекрасный современный стадион, при реконструкции которого сумели сохранить оригинальную структуру. Мне, к слову, не нравятся огромные стадионы типа «Сантьяго Бернабеу» или «Сан Сиро», а вот вместимость «Динамо» – в самый раз. Мне кажется, будущее – за небольшими стадионами в 40 тысяч. Такими, как стадион «Ювентуса». Надеюсь, когда-нибудь Беларусь примет если не взрослый чемпионат мира, то молодежный. Или, например, финал Лиги Европы.

Жаль, что ваша сборная в отборе к чемпионату Европы в основном проигрывает. Я в курсе, что в национальной команде сменился главный тренер, и надеюсь, что с его приходом игра улучшится.

– Вы сказали, что знаете Виталия Кутузова.

– Да, я встречал его на Дне Италии в прошлом году. Но Кутузов знаком мне еще по тем временам, когда выступал за «Бари» под руководством Антонио Конте. Кроме того, я знаю таких игроков как Глеб, Гуренко, который провел сезон за «Рому», но это пока все, что знаю о вашем футболе.

– Вы в Беларуси уже второй год. Что вас больше всего впечатлило в нашей стране?

– Чистота. Дисциплина. Искренность местных жителей.

– А в спорте?

– Хороший уровень спортивных объектов. Я имею в виду «Минск-Арену», Дворец спорта и спорткомплекс в «Уручье».

– Они как в Италии?

– Даже лучше.

– И последний вопрос. Он, правда, немного не по теме. В одном из Ваших интервью вычитал, что Вы в курсе некоторых исторических событий Беларуси. Например, знаете, что Бона Сфорца была супругой великого князя Литовского Жигимонта. Как Вы узнали об этом? Интересуетесь историей?

 Каждый дипломат обязан знать в определенном объеме историю государства, в котором работает. Потому что без знания истории ты не сможешь понять настоящего в той или иной стране. Что касается Беларуси, следует знать не только о Второй мировой войне, но и о том, что было раньше. И когда ты едешь в Несвиж, Мир, Полоцк, то понимаешь, что у этой страны, разрушенной во время войны, есть история, связанная с замками и королевской жизнью. И я был очень удивлен, когда увидел символ семьи Сфорца – змея, изображенная на значке Аlfa Romeo – в Беларуси на гербе города Пружаны.

ФОТОsportmediaset.mediaset.itvk.com/interacademyminsk

+2
Популярные комментарии
szopen
+5
Господин посол,надо открывать производство Alfa Romeo в Пружанах!✌
ship_by
+3
Кутузов, Гуренко... Первым в Италии был Алейников, а про него посол не вспомнил
Илья Азаров
+2
лучше бы альфочки вместо джили были)
Ответ на комментарий szopen
Господин посол,надо открывать производство Alfa Romeo в Пружанах!✌
Написать комментарий 4 комментария
Реклама 18+