Воспитал двух сыновей для сборной Беларуси, но как общаться с детьми, если они уехали в США? Отец Мещеряковых – о пользе технологий (а раньше тратил большие деньги)

Не представляет работу без «айфона», не боится узнавать новое.

Минчанин Валерий Мещеряков с детства активно увлекался спортом и играл за баскетбольную команду архитектурно-строительного колледжа. Но профессиональным спортсменом так и не стал, зато вместе с супругой Ларисой воспитал для Беларуси двух замечательных сыновей-баскетболистов. Старший, Егор, едва не попал на драфт NBA, сделал хорошую карьеру в Европе и вошел в Зал славы университета Джорджа Вашингтона, а младший, Никита, не один сезон провел в Единой лиге ВТБ за «Цмокаў», питерский «Спартак» и «Нижний Новгород». Оба играли за сборную Беларуси. В интервью для «Трибуны» и волонтерского движения #яонлайн компании А1 Мещеряков-старший рассказал, каким образом общался с сыновьями, когда они находились в США, об участии Егора в исследовании пользователей мобильников, а также о незаменимости гаджетов в современной жизни и о том, по какой причине его ровесники-пенсионеры порой не очень жалуют современные технологии.

«Один из первых предметов роскоши -- кнопочный телефон Nokia»

– Начало отъезда белорусских баскетболистов в США положил молодежный чемпионат Европы в 1994 году. Никто от ребят не ожидал тогда прыти, но наша молодежка завоевала золотые медали. Еще до ЧЕ способных белорусских парней знали в США, но после этой победы к ним на Западе стали проявлять еще больший интерес. И после ЧЕ целую группу белорусов пригласили на учебу в университет Джорджа Вашингтона. Как так случилось? Звезды сошлись. В этом университете специалистом по общефизической подготовке работал бывший гребец Гена Братишко. С белорусскими гребцами тогда очень хорошо общался тренер молодежки Михаил Тайц, и Гена ему как-то в телефонном разговоре сообщил, что есть серьезный интерес к нашим парням, их хотят пригласить в университет. Дело в том, что американские университеты находятся на хозрасчете, и хорошее выступление спортивных команд на студенческих соревнованиях приносят хорошие деньги преподавателям. Забегая вперед, скажу, что до приезда белорусов университет Джорджа Вашингтона в баскетбольном рейтинге NCAA (Национальная ассоциация студенческого спорта – Tribuna.com) занимал, если не ошибаюсь, 132-ю строчку, а с белорусами сумели подняться на сто позиций.

Тренеры университетской команды Майк Джарвис и Скотти Битен даже прилетали в Минск, наблюдали за баскетболистами и проводили мастер-классы. Крупных ребят – Сашу Куля и Андрея Свиридова – забрали сразу, а второй волной, после окончания РУОРа, в университет поехали Андрей Кривонос и Егор. Сын очень хотел в США – буквально грезил об НБА. Самым авторитетным для него баскетболистом был хорват Тони Кукоч, игравший за «Чикаго Буллз».

– Не страшно было отпускать сына в незнакомую страну?

– Повезло, что в Вашингтоне жили наши люди – Лена и Гена Братишко (Елена Братишко – серебряный призер Олимпиады в Москве в парной четверке с рулевым – Tribuna.com), которых хорошо знала моя супруга Лариса Васильевна – она греблей тоже занималась. Так что когда Егор уезжал, мы понимали, что в США есть те, на кого можно положиться. На первых порах Гену к ребятам приставили вообще в качестве методиста. Английским все владели на школьном уровне, в университете приходилось много учиться, и он помогал белорусам, был связующим звеном.

– Не имея интернета, как поддерживали связь с сыном?

– Очень тяжело. У нас был телефонный номер кафедры Егора, но мы не владели настолько хорошо английским, чтобы звонить самим. Звонил он нам через обычный телефонный аппарат. Время у нас не совпадало, поэтому сын набирал или маме на работу, или на наш домашний. Как правило, происходило это или очень поздно, или очень рано. Звонки были короткими. Набирал обычно в конце недели, и мы заранее примерно знали, когда ждать звонка из Америки. Но однажды Егор пропал на целую неделю. Мы разволновались, позвонили Гене Братишко, и он сказал, что команда уехала на какой-то турнир. А были случаи, когда он наоборот, неожиданно появлялся в Минске. Вместе с командой Егор как-то отправился на Рождественский турнир в Италию. Туда прилетел, а назад в США не выпускали – визу нужно было в Беларуси продлевать. В итоге прямо из Италии сын полетел в Минск и пришел домой среди ночи. Мы, конечно, переволновались. Что такое? Откуда?! В результате за неделю сделали визу благодаря знакомым, и он улетел обратно.

– С появлением мобильных звонить за рубеж было хоть и дорого, но проще. Когда у вас первый сотовый появился?

– Уже после возвращения Егора в Европу в 1999-м. У него были хорошие шансы попасть в НБА, о чем даже заявляли в США. Шли разговоры, что его выберет на драфте «Нью-Джерси Нетс», но не вышло. Егор уехал в итальянский «Авеллино», и карьера сложилась иначе. Тогда благодаря старшему сыну уже другой достаток был в семье. Егор со своего первого профессионального контракта построил нам квартиру. Если бы не он, то мы как проектировщики еще долго жили бы с женой в нашей старой хрущевке. Так что с возвращением сына у обычного советского инженера появились предметы роскоши в виде автомобиля и кнопочного телефона Nokia. Не помню, как сотовый телефон покупался, но наверняка из средств, которые мы откладывали для сына. Просто в какой-то момент стало ясно, что Егор нам помогает, а не мы ему. Что говорить, если он присылал нам по 20 долларов из США. Для американцев это были небольшие деньги, а мы могли неделю на них прожить.

Кстати, есть интересная история про мобильные телефоны. У нас в США остался приятель – доктор Джордж Карло. Он работал в университете Джорджа Вашингтона. Куль, Кривонос, Свиридов и Егор были у него на учебной практике, и под его руководством проводили достаточно интересную работу. В конце 90-х пошли слухи о том, что мобильные телефоны якобы вызывают раковые заболевания мозга, и большие компании заказали у Джорджа Карло исследование на эту тему. Детально не скажу, чем занимались наши парни, но работали хорошо, и Джордж потом говорил: «Благодаря ребятам мне удалось закрыть сложные вопросы!» Итоги первого исследования не подтвердили опасений. Как потом оказалось, большей частью опрашивались дальнобойщики. Да, они много разговаривали по мобильникам, но делали это преимущественно с помощью наушника. Дистанционно. Поменяв респондентов в исследовании, Карло пришел к страшным результат, и ему даже не дали в США свободно опубликовать свою работу. Но все-таки одну книгу на данную тему он издал, и она есть у Егора.

–  Вам приходили огромные суммы за международные переговоры?

– Да, иногда приходилось звонить Егору, и в пересчете на нынешние деньги нужно было платить по сто при зарплате в 220. Сегодня ты на такие деньги по дурости влетишь, а тогда приходилось платить.

«Интернет начал осваивать после отъезда младшего сына в США»

–  Когда начали осваивать интернет?

– Намного позже. Наверное, в 2005-м. Тогда я работал в компании МИГ, выполняющей проектные работы по системам газоснабжения и отопления, и и мы уже постепенно стали использовать его в работе. А дома я установил себе интернет еще позже, когда младший сын Никита, тоже мечтавший стать баскетболистом, уехал учиться в США, и без интернета уже было просто невозможно обходиться. К слову, история отъезда младшего сына совершенно другая, нежели у Егора. Никиту поначалу сватали в Украину, и я едва не согласился, но у Егора на брата были другие виды, и он по своим связям пристроил его в подготовительную школу одного из университетов. Там же он играл в баскетбол, и по итогу поступил в Джорджтаунский университет, находящийся в пригороде Вашингтона. Это очень престижный вуз, в котором учатся будущие политики. В частности, там образование получала спикер Палаты представителей США Нэнси Пелоси. Со временем из-за небольшой игровой практики он сменил университет и уехал в Уэйк-Форест – в Северную Каролину.

– Кто из сыновей вас учил работать с компьютером и интернетом?

– Поначалу Егор все программы устанавливал, а потом уже Никита. Он, на мой взгляд, больше интересуется подобными вещами. Но, поскольку сыновья были часто заняты, то стал обращаться за помощью к компьютерным специалистам. Они чистили компьютер, устанавливали антивирус.

– Сложно было осваивать компьютер?

– Ни грамма. Я всю жизнь чему-то учился. Еще в детстве параллельно со школьной программой занимался техническим творчеством. Окончив БПИ, пошел служить в армию, в учебку генерального штаба, где пришлось изучать военные приборы. Так что все время чему-то учился, и компьютер проблемой не стал.

– Если с Егором неделями не общались, то с Никитой, наверное, уже все было по-другому.

– Мы созванивались по Skype, но не ежедневно. Никита – парень с характером, и если у него плохое настроение, то на связь сам не выйдет. Темпераментный человек. У него была своя ситуация. Какое-то время жил у опекунов – в семье, которая брала на себя по содержанию сына определенные обязательства. В том числе следила, с кем он общается, где ходит, что делает в свободное время, и, если нас что-то интересовало, мы могли выйти с ними на связь и поинтересоваться делами сына.

– За матчами Никиты в США следили через интернет?

– Да, такая возможность уже была. А чтобы посмотреть матчи Егора за рубежом, я ездил к друзьям, у которых по телевизору шел канал Viasat Sport. Чуть позже нашлись приятели Егора, которые могли записывать его американские матчи на видеокассеты, и потом присылали их мне. Я даже позже купил себе рекордер, чтобы в «цифру» перегнать все эти записи. Качество, правда, любительское, но ничего. Все равно иногда приятно включить и посмотреть.

«Практически весь день на работе провожу перед экраном компьютера»

– Вы сейчас пользуетесь айфоном. Это подарок сыновей?

– Да, Никита и Егор как-то привезли нам из США с женой по четвертому iPhone. А до этого мы обходились обычными мобильными. Сейчас у меня, наверное, пятая версия. Тоже от сыновей перешла. Честно говоря, тяжело использовать все возможности телефона. Для этого нужно время. А так задействую 15-20 процентов от того, на что он способен. Используя постоянно и в работе. У меня свое конструкторское бюро. Оно оказывает услуги по проектировке инженерных систем потенциально опасных объектов, на территории которых применяются различные технические газы. Нередко езжу в командировки, использую телефон в качестве фотоаппарата, и он в этом качестве просто незаменим. Поначалу у меня были хорошие цифровые камеры, но сделать нормальный снимок в темном цеху было проблематично, а с iPhone никаких проблем. После этого обрабатываю фотографию в фотошопе и отдаю сотрудникам, чтобы они могли уже выполнять техзадание.

– Селфи освоили?

– Ну, за это в нашей семье при встречах отвечает супруга Егора Татьяна. Она в свое время серьезно увлеклась фотографией и даже закончила курсы по фотоделу.

– Понял. А какое место на данный момент в вашей жизни занимают современные технологии?

– Много времени на это уходит. Практически весь день на работе провожу перед экраном компьютера. Постоянно работаю в программе AutoCAD (двух и трехмерная система проектирования и черчения, применяемая в различных отраслях промышленности – Tribuna.com), а когда домой возвращаюсь, захожу в телефон, чтобы новости почитать, YouTube посмотреть. Но, как правило, небольшие выпуски по истории или искусству. Телевизор реже стал смотреть. И если включаю, то ради тематических программ про рыбалку и путешествия. Помогает телефон и в бытовых вопросах. В банк уже не хожу, и практически все операции провожу через интернет-банкинг.

– Через какое приложение чаще всего общаетесь?

– Через телеграм. По крайней мере, его сейчас называют самым надежным приложением. Тем более есть функция видеозвонка, и ты всегда видишь, где человек находится, в каком он настроении и чем занимается. С появлением приложений-мессенджеров стало намного проще. Это уже совсем другая жизнь.

 

– Один из наших недавних героев сказал, что не любит зависать в телефоне, потому что предпочитает живое общение. А вы?

– Телефон удобен тем, что с его помощью в интернете можно подобрать душевное поздравительное сообщение и отправить его другу через приложение. А так я все-таки люблю общаться вживую. У меня родных три брата и три сестры, плюс племянники, и со всеми хочется пообщаться в реальной жизни.

* * *

#яонлайн — цифровое волонтерское движение, инициированное компанией A1. Стать волонтером может каждый, кто активно пользуется мобильными технологиями и готов делиться своим опытом с другими. Регистрация на официальном сайте проекта дает волонтеру бонус — возможность перевести 1 ГБ бесплатного интернета абоненту, которого он планирует обучать. Подробную информацию о движении #яонлайн, полезные инструкции и советы для волонтеров можно найти на сайте и в Telegram-канале проекта.

ФОТО: Ксения Деревяго

+14
Написать комментарий