Братья Старостины. Месть Берии, или арест «по делу»?

В конце 30-х годов ХХ века даже большой авторитет не спасал футболистов от обвинений органов НКВД с последующей их отсидкой в тюрьмах и лагерях ГУЛАГа. Самые известные в этом смысле братья Старостины из московского "Спартака", которые в 1942 году подпали под маховик сталинских репрессий. Хотя после прочтения нескольких книг и достаточного количества материалов на эту болезненную тему, лично я уже не берусь со стопроцентной уверенность утверждать, что те репрессии были вовсе уж безосновательны.

 alt

 

Братья Старостины – Петр, Андрей, Александр, Николай. Пока молодые, полные здоровья и вполне довольные жизнью.

 

 

Про то, что братья Старостины отбывали свои сроки в местах не столь отдалённых, в брежневские времена открыто не говорилось. Так же, как и не упоминалось имя Лаврентий Берия, которое было поддано забвению. Правда, лично я неоднократно слышал из уст взрослых футбольных болельщиков со стажем, что Старостиных посадили за то, что они во второй половине 1930-х годов отказались перейти из «Спартака» в «Динамо», вот их и  невзлюбил могущественный нарком внутренних дел Берия. Кто не знает, все «Динамо» в те неоднозначные далекие времена презентовали как раз ведомство Берии, НКВД. И шеф «тайной полиции» Советского Союза очень болезненно переживал неудачи динамовцев на футбольных полях, ведь он являлся главой общества «Динамо». Применяя свою практически неограниченную власть, Берия часто вмешивался в футбольные дела страны, если результаты подведомственных питомцев его не устраивали. Как вот в 1939 году, когда после выигранного финала Кубка СССР спартаковцам по указанию сверху довелось заново переигрывать полуфинал с тбилисским «Динамо». Невиданное дело в футболе! Причём, как тогда, так и теперь. А всё потому, что «Спартак» выиграл полуфинал, забив спорный гол. Говорят, что в назначении той переигровки не обошлось без прямого вмешательства Берии. Но справедливость восторжествовала и после первой победы – 1:0, «Спартак» торжествовал и переигровке – 3:2 (кое-где читал, что 2:1).

 alt

 

Грозный нарком внутренних дел СССР Лаврентий Берия, сыгравший трагическую роль в судьбе братьев Старостиных.

 

 

Да и вообще Лаврентий Павлович, по словам Николая Старостина (хотя достоверность этих рассказов вызывают смутные сомнения), невзлюбил «Спартак», ещё с тех далёких времен, когда он назывался «Красная Пресня». В 1920-х годах эта команда проводила поездку по Грузии, и в одном из матчей Старостин играл против… Берии и полностью переиграл будущего шефа НКВД. Вот и затаил обиду Берия на Николая Старостина, а заодно и на «Спартак».

Когда началась горбачёвская «перестройка», сразу же во всеуслышание заговорили по всей стране про жертвы сталинских репрессий, среди которых были и братья Старостины. Только почему-то, когда говорили об этом, либо умалчивали дату ареста Старостиных, либо говорили про конец 1930-х – самое начало 1940-х годов. И когда автор этих строчек узнал, что произошло сие грустное событие уже во время Великой Отечественной войны весной 1942 года (Александра арестовали 29 октября 1942-го), то понял, что дело здесь нечисто и пахнет керосином.  

Сейчас кое-кто из исследователей того периода утверждает, что когда гитлеровцы осенью 1941-го года впритык приблизились к Москве, Старостины со своими жёнами (сразу оговорюсь - не все) намеревались перейти линию фронта. И вовсе не для того чтобы партизанить в тылу врага. Они хотели просто перебежать в лагерь врага вместе со всеми фамильными драгоценностями и накопленными деньжатами. Мол, эти репрессии в Союзе так задолбали, что просто невмоготу терпеть. А их талантам не дают развиваться завистники, потому и строчат на них, таких хороших, доносы. От этих стукачей просто таки жизни нет (кстати, это правда)! Немцы же, культурная нация, оценят все их добродетели сполна. Эти же исследователи утверждают, что Старостины, и семья Николая Петровича в частности, ожидали прихода немчуры – как манны небесной! «11-й день наступления немцев, ну, через недельку они будут здесь. Нам надо поторопиться с квартирой и завтра всё оформить», «…если брать комнаты, то только у евреев, потому что они больше не приедут сюда». Это так «здраво» рассуждал прославленный футболист. Вторила ему и его жена: «…Голицыно находится в10 километрахот Москвы, Лялечка (дочка Старостина – К.А.) идёт учить немецкий язык, я тоже поучусь, а то немцы придут, а я и говорить не умею…». «Да, жизнь наступает интересная» - радовался изменениям Н.Старостин. Только вот не знал он, что уже давно  эНКаВэДэшники записывают все разговоры его семьи и братьев, да направляют свои отчёты об этом куда нужно. Когда же гитлеровские полчища были отброшены от столицы СССР, силовые органы взялись за семью Старостиных впритык: "Так говорите, немцы - культурная нация и через недельку они будут здесь? Собирайтесь, Николай Петрович, для вас теперь жизнь точно станет интересней. А ваша жена пускай всё же подучит немецкий. Может в лагере и сгодится. Там пленных немцев много! Собрались уже? Пройдёмте!".

 alt

 

Советский зек Александр Петрович Старостин. Фотография явно из личного дела.

 

 

Снова же оговорюсь, что подобного лично я не утверждаю. Но в те нелёгкие для страны времена множество известных людей из интеллигенции и спортсменов на самом деле ждали прихода немцев и готовились к этому. А кому было невтерпёж, так сами шли навстречу наступающему вермахту. И если даже Старостиных подслушивали и конспектировали за ними все их высказывания, то это были всего лишь разговоры, привычные для того времени во всех слоях населения. К действиям ведь семья Николая Петровича не переходила, Родину не предавала. Это главное. А наговорить с горяча можно что угодно. Тем более в той нервной обстановке, которая царила в столице осенью 1941 года.

А вот другие исследователи и друзья Старостиных утверждают, что братьев арестовали неизвестно за что. И в терроризме их обвиняли (бред, да и только), и в краже вагона мануфактуры (что вполне могло быть, учитывая, какой бедлам был в Москве в октябре 1941-го и ввиду огромного авторитета Старостиных до войны среди населения страны), и в "спекуляции валютой и разворовыванию имущества промкооперации" (по такому обвинению братьев Старостиных арестовали), и в незаконном освобождении военнообязанных от призыва (что в военное время вполне могло потянуть на расстрел, так что Николай Старостин своей драгоценной жизнью рисковал, когда всеми силами отмазывал от призыва на фронт спортсменов из общества «Спартак»), и в шпионаже, и в получении взятки, и в даче взятки и посредничество во взяточничестве, и в покушении на измену родине, и в антисоветской организации, и в антисоветской агитации и пропаганде, и в пропаганде буржуазного спорта. Такое множество обвинений действительно заставляет задуматься в их правильности и правомерности. Вроде бы кто-то специально придирчиво собирал весь этот «букет», чтобы уже наверняка засадить братьев Старостиных надолго. Хотя в военное время почти каждое из этих обвинений тянуло на высшую меру наказания – расстрел. Знакомые братьев утверждали, что все эти обвинения чушь несусветная. А приписывание Старостиным «пропаганды буржуазного спорта», так вообще маразм! Разве можно обвинять в этом людей, которые были безмерно преданы советскому спорту, за что ещё до войны получили высокие государственные награды и звания?!

В том то и дело, что можно! Братья Старостины неоднократно защищали честь советского флага за рубежом. По этому поводу даже есть одна очень остроумная история.

Значит, выступала как-то, ещё до войны, спартаковская команда за рубежом. И однажды местный журналист решил записать себе в блокнот состав московского клуба. Интересуется:

- Кто играет правым защитником?

- Старостин, - прозвучало в ответ.

- Центральным полузащитником?

- Старостин.

- А рядом с ним кто?

- Старостин, - здесь заграничный щелкопер поднял глаза и посмотрел с недоверием на своего собеседника: "Часом, не насмехается ли он с меня? Да нет, вроде бы говорит серьезно".

- А правый край?

- Старостин.

- Понял, - осенило корреспондента, - Старостин - это по-русски значит футболист!

 alt

 

Московский «Спартак» созыва 1935 года. Среди футболистов есть и братья Старостины. Интересно, узнаете ли вы их, уважаемые любители футбольной истории?

 

 

И четыре брата Старостина, Николай, Александр, Андрей и Пётр, такими являлись с большой буквы. Во всяком случае, так утверждают свидетели их игры. Сам не видел, не знаю. Так вот братья Старостины в своих вояжах по Европам собственными глазами видели разницу в оплате между отечественными и зарубежными спортсменами. Может они хотели вместо медалей с орденами получать деньжата и жить, как "белые люди", среди европейской элиты, а не в окружении безграмотного и некультурного "быдла" под названием "рабочий класс". А если верить отчётам сотрудников НКВД, такие высказывания с уст Старостиных звучали неоднократно. Как для меня, полностью нормальное желание для высококлассных спортсменов - материально обеспечить в годы своих активных выступлений собственные семьи на всю жизнь. А так как они относили себя к высшим слоям общества - отсюда и неуважение к тем людям, которые их кормили и поили. Совсем не удивляет (если это правда, конечно), что братья Старостины хотели отсидеться в сельской местности до прихода туда нацистов. В те времена многие из советской интеллигенции считали сталинский режим большим злом, чем гитлеризм. И в высшем руководстве СССР были в курсе этих дел. Поэтому и не расстреливали "вшивых интеллигентов", а отправляли их ударным трудом искупать собственную вину перед своей Родиной (читай, перед сталинским авторитарным режимом) на длительные сроки. Братьев Старостиных, например, приговорили к десяти годам лишения свободы с поражением в правах на 5 лет и с конфискацией всего лично принадлежащего им имущества.

Хотя не все осужденные валили деревья в тайге и искупали свою вину перед родиной ударным трудом, требующим значительных физических усилий. По крайней мере, на протяжении всего срока. Многих "использовали" по специальности. Вон и Николай Петрович Старостин (которого я лично очень уважаю) в ссылке в 1945-46 годах возглавлял футбольную команду "Динамо" Комсомольск – на - Амуре, а в 1952-53-х - алма-атинское "Динамо". Андрей Старостин тренировал в 1944-1953 гг. «Динамо» Норильск. Александр Старостин во время войны неоднократно посылал прошения лично товарищу Сталину о направлении на фронт, ударно трудясь на общих работах на железной дороге, за что добрался до должности бригадира. А после окончания Второй Мировой войны Александр Петрович возглавлял пермское «Динамо».

После смерти Сталина и «разоблачения» Берии, как изменника родины и английского шпиона, все братья Старостины были реабилитированы и освобождены. Александра Петровича, например, решением Военной коллегии Верховного суда СССР освободили от ссылки на поселении 28 июля 1954 года. А Николая Петровича, так вообще после двух лет отсидки. Поговаривают, обвинение было с него снято при непосредственном участии Василия Сталина, который кровь из носу нуждался в квалифицированном тренере. Хотя наиболее романтические натуры утверждают, что освобождению поспособствовала необычайная популярность Николая Старостина, как футболиста. Хотя Николай Петрович завязал с большим футболом ещё в 1936 году. Освободили известнейшего в прошлом игрока с формулировкой «- 16», которая означала запрет на проживание в 16-и центральных городах Союза. Но уже хорошо то, что освободили. А это главное. После всех своих злоключений братья Старостины заняли высокие посты в российском футболе и «Спартаке». Самый старший из них, Николай Петрович, занимал должность начальника команды «Спартак» Москва почти до самой своей смерти (17. 02. 1996) с 1955 по 1995 года с двумя небольшими перерывами в середине 1960-х и 1970-х гг.

 alt

 

Начальник команды «Спартак» Николай Петрович Старостин в своем знаменитом картузе.

 

    

Вообще-то я хорошо помню начальника московского "Спартака" (по телевизору видел), заслуженного мастера спорта Николая Петровича Старостина в неизменном картузе на седой голове. Частенько советские журналисты просили этого мэтра высказать своё мнение относительно игр его родного "Спартака" и сборной страны. И комментарии седовласого ветерана всегда были глубоко осмысленны и обоснованы. Он всегда умело отстаивал свою точку зрения, оперируя, при этом, фактами. Это именно Николай Старостин в конце 70-х годов ХХ века на специальном совещании Федерации футбола СССР разнёс в пух и прах предложение украинских футбольных руководителей относительно проведения чемпионата Союза по системе "осень-весна": "Нет смысла всем без исключения "месить" грязь на полях в осенние и весенние месяцы. И делить один чемпионат на две части с большим зимним перерывом. В нашей стране в футбол нужно играть летом". Сказал, как отрубил. И правильно, в общем-то, сделал. А вот правомерным ли был арест братьев Старостиных в 1942 году, или то была месть Берии – этот вопрос пока остается открытым и ждет своих исследователей.

Этот пост опубликован в блоге на Tribuna.com. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Футбол. Прошлое и настоящее
+3
Написать комментарий
Реклама 18+