«На последний матч футболисты ехали с чемоданами – не могли продлить аренду квартир». Биончик – о мытарствах «Дняпра»

Жестокий облом в Могилеве.

«Дняпро» вылетел в первую лигу. Команда, созданная путем объединения минского «Луча» и могилевского «Днепра» зимой 2019-го, продержалась в элите один сезон и завершила его с огромными долгами.

«Дняпро» хотят забрать у Тельпука. Долги – около 400 тысяч долларов, клуб может опуститься во вторую лигу

По слухам, «Дняпро» может вовсе прекратить существование, а в Могилеве создадут новую команду, основу которой составят местные воспитанники. Тогда коллектив начнет свое выступление во второй лиге. Контракты с «Дняпром» имеют всего четыре игрока, а тренерский штаб во главе с Иваном Бинчиком после отпуска покинет клуб.

Сейчас по «Дняпру» очень много вопросов. Главный из них – почему команда вновь оказалась в столь плачевном положении? Почему совместные усилия частного инвестора Владимира Тельпука, до того владевшего «Лучом», и могилевских властей обернулись пшиком? Кто виноват в том, что областной центр вновь остался без большого футбола? Биончик пока отказывается затрагивать эти темы. Зато тренер рассказал о проблемах, с которыми жил «Дняпро» весь год, о болельщиках, которые не сразу приняли команду, о футболистах, находившихся на пределе, и неоднократно возникавшем желании все бросить.

– Некоторые игроки Дняпра» выкладывают в инстаграм фотографии того, как они проводят отпуск, например, греются на пляжах. А как вы отдыхаете?

– Никак, можно сказать. Отдыхом нынешнюю жизнь не назову, потому что присутствует тревога за финансы, за будущее. Плюс те дела, которые не успел сделать в течение года, сейчас пытаюсь реализовать.

– Каждый день просыпаетесь с надеждой, что наконец-то будут какие-то новости по погашению долгов клуба перед игроками и тренерами?

– Тревожно, как и любому другому человеку. Но я эти вопросы давно отпустил. Лучше беспокоиться о том, где и как ты дальше будешь работать, как сложится будущее. А ситуация по финансам, на мой взгляд, более-менее прозрачна. Сейчас она такая же, как и на протяжении всего года. Сезон мы прожили в напряжении, в условиях, когда для работы и существования не было ни условий, ни денег.

– Высшая лига нужна была только вам и футболистам?

– Не только нам, но и болельщикам. Стоит заметить, что когда мы только приехали, нас не хотели принимать, люди нас не поддерживали. Понятно, почему было такое отношение. Но в последних играх поддержка была шикарная. Народ приходил на стадион, люди замечали старание футболистов, тренерские идеи. Так что высшая лига нужна была и болельщикам, это точно. А насчет остальных мне сложно говорить, да и не очень хочется. Каждый сам для себя определяет цели и направления развития, чего он хочет добиваться и к чему идти. Мы преследовали прозрачные цели: побеждать, идти вперед, развиваться. Но игроки и тренеры были ограничены в ресурсах, и все это в той или иной степени влияло на результаты.

– Вам легко было сконцентрироваться на работе, когда на протяжении пяти месяцев не платили зарплату?

– Вы выделяете последние пять месяцев. Но такая ситуация была на протяжении всего года. Мы не комплектовались, селекционная работа, можно сказать, не проводилась. Мы просто набирали игроков. Получилось так, что мы провели первый сбор, формировалась команда, мы видели, к чему идем, к чему готовимся. Но после сбора приехали новые ребята, у каждого из них свои цели и задачи. И на тренировке работала не футбольная команда, а команда по американскому футболу. По 35-40 человек были на тренировках. Этих ребят отбирали и двигались дальше. Вот такое комплектование было.

Много было факторов, повлиявших на наше выступление в сезоне. А игра с «Энергетиком-БГУ» в последнем туре, переходные матчи – это кульминация всей ситуации в клубе. Ресурс у игроков закончился, что и повлияло на результаты. Когда ты весь год находишься на пределе, в напряжении, в ситуации непонимания, что вообще происходит и что с этим делать, в конце сезона все это сказывается. Так что последние пять месяцев я бы не выделял. Весь год был крайне тяжелым.

– После второго матча с «Рухом» вы сказали, что вас поимели.

– Это фигурально говорилось обо всем, о ситуации за полем. Да, нас поимели. Это были эмоции? Нет. Нормальное слово, мысли, логика. Было четко понятно, что во втором матче с «Рухом» нам нужно поле. Но…

«Нас поимели прилично и разнообразно». После матча «Дняпра» с «Рухом» плакали дети, а футболистов успокаивала милиция

– Была же возможность провести ответный матч с брестчанами в Минске. Почему все-таки играли на могилевском «Спартаке»?

– Это не я решал. Да, было предложение сыграть в Минске, к тому же в плане логистики это намного удобнее для команды. Из Бреста поехать в Дзержинск на «Весту», там поработать на синтетике, а потом переехать в Минск и провести матч на Маяковского. Была такая возможность, но нам сказали, что поле на «Спартаке» подготовят, что матч нужно проводить в Могилеве. Но, честно, когда мы увидели поле накануне игры, все стало понятно...

– Если бы «Дняпро» остался в высшей лиге, это было бы вопреки, а не благодаря?

– Думаю, да. Надо называть вещи своими именами.

– Когда во втором матче с «Рухом» могилевчане повели 2:0, стало полегче?

– Нет, еще же впереди были 10 минут игры. Имелись опасения. И однозначно не надо было садиться, каким-то образом перестраиваться и насыщать оборонительную линию. Но на некоторые моменты ты не можешь повлиять с лавки. Тут уже встает вопрос саморегуляции команды. Да, повели 2:0, но нужно было забивать третий мяч, четвертый. А мы тут же пропустили сами. С чем это связано? С тактическими ошибками? С вопросами сохранения концентрации? Концентрация зависела и от комплекса всех ситуаций, которые происходили с нами в течение года.

Вы представьте: перед игрой с «Энергетиком-БГУ» футболисты вынуждены были ютиться по пять-шесть человек в одной квартире, потому что просто не могли себе позволить, не было возможности продлить аренду своих квартир хотя бы на некоторое время. На это необходимы финансы. И в итоге на игру в Минск многие ехали с сумками, чемоданами, со своими вещами. Когда с тяжелыми ситуациями ты сталкиваешься в течение года один-два раза – это еще ничего страшного. Но если такая обстановка весь сезон – это не может не повлиять на игроков.

В игре с «Энергетиком-БГУ» хотелось это все завершить, закончить сезон и всю ситуацию в целом. И тренерам хотелось, и игрокам. Но не хватило концентрации, усидчивости. С «Рухом» получилась такая же ситуация.

– За серией пенальти в матче с брестчанами следили или отвернулись?

– Смотрел, зачем отворачиваться? По факту можно говорить, что серия пенальти – это в какой-то мере неконтролируемый процесс. Ты назначаешь ряд футболистов, в которых уверен. А дальше идет процесс, проходит внутренняя психологическая работа у каждого игрока. Уверен ли я был в тех, кого назначил? Да. А то, что некоторые промазали... Так Роберто Баджо тоже промахивался. Единственное, есть сожаление, что четвертым бил не Кац, а Марушич. Хотя изначально Зоран должен был бить шестым. Но игроки сами попросили поменяться.

– Первое слово, которое вы произнесли после окончания серии пенальти?

– Вообще ничего не сказал. Что тут кричать? Произошло – произошло. Поблагодарил судей, подошел к болельщикам, семье. И ушел в раздевалку.

– В подтрибунном помещении возник конфликт у Козлова и Букаткина, у вас с Букаткиным. Почему сцепились с игроком «Руха»?

– Раздутая история. Лично я не слышал, что говорил Букаткин, но его слова дошли до Козлова, других игроков и Игоря Кунаша. Когда я зашел в подтрибунку, уже была куча мала, выяснение отношений, ОМОН. Что я подумал в тот момент? Наверное, кто-то что-то ляпнул на эмоциях – и началось. Ничего особенно, такое может быть в любой игре. Мне потом сказали, в чем суть дела. То, что футболисты заступились за тренера, говорит о единстве команды, о том, что мы всегда друг друга поддерживали. Это здорово. А говорить о том, какие слова произнес Букаткин, не хочется. Если человек не умеет держать в себе эмоции, то это психологически незрелый человек. Либо ребенок, либо идиот. Как говорил Черчилль, проигрывать надо с честью, а побеждать великодушно. А если от человека идет мерзость, это о многом свидетельствует.

– Со стороны Букаткина были оскорбления в ваш адрес?

– Да. И меня удивляет, что КДК наказал Букаткина, совершившего пакость, ровно так же, как и Козлова, который заступился. О каких принципах морали и честности мы говорим? Какой пример мы подаем молодому поколению такой ситуацией? Не понимаю. Выходит, приравняли мерзопакостный поступок и поддержку, товарищество. Даем футболистам выбор: либо оскорбить, либо заступиться за партнера, тренера. Последствия все равно будут одинаковыми. Не вижу тут ничего равного. И то, что в КДК подошли к решению вопроса таким образом, говорит, что там нет разграничения ситуаций, нет пластичности.

Букаткин устроил скандал в Могилеве: обозвал тренера «Дняпро», злил болельщиков. Он – главный провокатор белфутбола

***

– Данная неприятная ситуация стала по-своему логичным итогом эмоционального и мерзопакостного сезона «Дняпра»?

– Знаете, не могу сказать, что хочу вычеркнуть этот этап своей жизни из памяти, сказать, что год получился паршивым. Это определенный отрезок. В нем можно найти и положительные моменты, и их будет даже больше, чем отрицательных. Считаю, в тех реалиях, которые у нас были, мы сделали многое. Не отступили, сохранили свое лицо, структуру. Да, вопрос исполнения, реализации в той или иной игре влиял на результат. Но, в целом, структуру игры мы всегда сохраняли.

Другой вопрос – где мы работали, в каких условиях готовились к матчам. Мы говорили, что хотим увеличить интенсивность игры и динамику передач, создать плотность в линиях. Но как это сделать на поле, которое не пригодно для работы? На протяжении месяца мы тренировались в Шклове, и там поле получше, чем то, на котором мы тренировались до этого. Благодаря переезду нам удалось увеличить скорость игры, динамику, смогли моделировать маленькие квадраты. Но, вернувшись, уже не могли этого делать. Работали только большими группами, потому что для другой работы не было условий. Но, учитывая все эти нюансы, считаю, сезон мы провели хорошо.

Плюс у наших докторов были тяжелые условия для работы. От них нужно было самопожертвование.

Так что за этот год мы все приобрели колоссальный опыт, поняли, как в рамках ограниченных ресурсов добиться определенного результата.

– После второго матча с «Рухом» руководство «Дняпра» в раздевалку заходило?

– Директор приходил, учредители. Что они делали и говорили? Не знаю, если честно, потому что я сам не был долго в раздевалке. Зашел – вышел.

– После матча вы говорили, что не верите, что руководители клуба отдадут долги.

– Да, не верю и сейчас. Есть опыт целого года, понимание ситуации. Хочется верить в лучшее, но если на все смотреть логически… Последние полгода мы играли практически за спасибо. Но меня больше гложат не долги, а то, что не удалось достичь поставленной цели.

– Новости о возможном создании в Могилеве новой команды и ликвидации «Дняпра» пугают?

– Это право руководства делать так, как оно считает нужным. Я не вправе оценивать эти действия. Я это могу только принимать или не принимать.

– В таком случае тренеры и футболисты останутся без работы.

– Как есть, так есть. Что мы можем сделать? Такой итог был понятен на протяжении всего сезона. Вот остались бы мы в высшей лиге, а что дальше? В прошлом году «Луч» остался в элите, но дальше что? Что было бы с «Дняпром», если бы сохранили прописку в вышке? Ситуация бы не решилась. Ведь зимой нужно проводить комплектование, а тут еще ввели новый лимит на легионеров. И на эту ситуацию нужно как-то реагировать.

– В течение сезона у вас были моменты, когда хотелось опустить руки?

– Такое желание возникало очень часто. Поймите, постоянно плыть против течения тяжело. Все время шли против многих обстоятельств. Что-то похожее было в прошлом году, с «Лучом», но разница заключалась в том, что у клуба был наработан определенный ресурс. И на разные обстоятельства мы могли быстро реагировать. А сейчас решение одного, даже минимального, вопроса тянулось неделями. Поэтому, конечно, хотелось на все плюнуть. Пусть будет так, как будет. Сейчас понимаю, что, наверное, так и надо было поступить. В рамках цивилизованного общества как поступают? Нет зарплаты – подождем неделю-вторую, потом приезжайте, объясните обстоятельства, и мы войдем в положение, поймем и подождем еще. Но когда даже этого нет… Бесплатно работать не надо. У нас был год идейно-патриотической работы.

– Что останавливало от того, чтобы все бросить?

– Мы профессионалы, любим свою работу, хотим работать, реализовывать свои идеи. Мы много идей воплотили в жизнь, половину точно. Спасибо игрокам за это.

– Были моменты, когда команда оказывалась на грани бунта?

– Нет. Бунт – это громко сказано, но напряжение было. Например, сразу после переезда. Нам как преподнесли все? Мол, вы приедете – у вас будет абсолютно все. А мы приехали – и все прямо противоположное. После победы над минским «Торпедо», при подготовке к матчу с «Неманом» в первом круге команда была на грани бунта. Да вообще таких ситуаций было много, каждый месяц.

***

– Какая последовала реакция руководства клуба на материал о финансовых проблемах «Дняпра»?

– Искали врага, думали, кто предатель. Но какой тут враг может быть?

«Если в такой ситуации «Дняпро» останется в вышке, это будет подвиг». В Могилеве снова туго с финансами

– Руководители клуба решили найти предателя, а не менять ситуацию?

– Наверное, так и есть. Странно? Не знаю, какая логика была у начальства. Может, решили пойти по пути наименьшего сопротивления. «Отрубить» голову тренеру, игрокам – и все, на этом вопрос закрыть.

– В начале сезона у вас не возникло мысли, что новый проект – «Дняпро» – это утопия?

– Вы помните, что первые два тура были у нас в гостях. После игры с брестским «Динамо» мы приехали в Минск, кто-то поехал в Могилев. Через неделю у нас была домашняя игра со «Славией». И, честно скажу, не было времени думать, утопична эта идея – создание нового клуба – или не утопична. Нам надо было искать места, где команда сможет питаться. Кто-то находился в поисках квартир. В общем, решались организационные вопросы. Лишь за день до игры со «Славией» ситуация более-менее успокоилась. Но должны ли тренеры профессиональной команды ездить перед играми по городу и решать вопросы с питанием? Думаю, нет. Однако мы это делали.

Очень странный союз: старый «Днепр» берет господдержку, «Дняпро» гасит его долги, команда долго сидела без зарплаты

***

– Негатива в этом сезоне было немало. А что из позитивного?

– Приобретенный опыт, новые знакомства, целый год работы в хорошем коллективе, общение с простыми могилевчанами. С ними было приятно поговорить. Очень благодарен всем за поддержку, люди переживали за команду. Показательная ситуация произошла в матче с «Рухом». «Дняпро» в серии пенальти проиграл, и ребенок на трибуне после этого плакал. Это свидетельство того, как к нам относились болельщики.

– Люди поддерживали команду, а не клуб.

– Футболистов, тренеров. На поле они видели неравнодушных людей, которые играл и за себя, и за партнера, и за тренеров, и за болельщиков. У нас было единение. Хотелось дальше двигаться, побеждать. Каждая домашняя игра ожидалась с нетерпением, мы понимали, что поддержка будет обеспечена. Команду приняли в Могилеве.

– В прошедшем сезоне капитаном был Юрий Козлов. Довольны, как он проявил свои лидерские качества?

– Конечно. Козлов – это мужчина, лидер, целеустремленный человек и футболист. Когда были сложные моменты, он действительно брал на себя инициативу и решал ситуацию. В быту был лидером и на поле. Но я бы не отмечал только Юру. Среди лидеров коллектива были и Залеский, и Степанов, и оба наших голкипера, и Подстрелов. Практически всех ребят, которые на том или ином этапе сезона брали на себя инициативу, можно выделить.

– Гол Козлова в ворота «Торпедо-БелАЗ» признан лучшим в чемпионате-2019.

– Очень рад з Юру.

– Этот гол сопровождается странной для профессионального футбола историей. Забивал Козлов играл в чужой обуви.

– У него была обувь, но ее надел Яшин. А Юра был в обуви Димы. Поле «Спартака» в том матче было дубовое, непригодное для того, чтобы играть в бутсах. То, что не было у игроков бамп, – да, это не совсем правильно для профессионального футболиста. Но не все оказались готовы к условиям могилевского стадиона. Чтобы купить бампы, нужно было ехать в Минск. И просто не было времени, чтобы их приобрести, хотя в субботу искали. Еще один вопрос – за что купить. Перезанять, снова одолжить? Знаю, что у некоторых ребят долги уже запредельные, а отдавать же надо.

Лучший гол чемпионата Беларуси похоронил «Гомель» и был забит в чужой обуви – фантастика!

– Как вы относитесь к решению АБФФ проводить матчи чемпионата с 1 мая по 1 декабря только на натуральных полях?

– В наших реалиях осуществить такое нереально. И переходные матчи это тоже показали. Что делать «Минску», «Ислочи»? Если пинская «Волна» выйдет в высшую лигу, ей что, перестилать газон и менять синтетику на натуральное поле? Регламент должен соответствовать текущей ситуации. Тот же «Энергетик-БГУ» будет скитаться? Не понимаю этих решений.

В АБФФ решили, что с мая по декабрь надо играть только на траве. Минские клубы в шоке: 4 команды, 2 стадиона, один из них «Динамо»

– Вернемся к теме игроков «Дняпра». Вы довольны селекцией в этом сезоне?

– А ее, по сути, не было. Как я уже говорил, в команду приехала большая группа футболистов, и из них мы выбирали тех, кто может нам помочь. Могу лишь сказать, что игроки, которые были у нас, в большинстве своем за прошедший год прибавили. Особенно если сравнивать с тем состоянием, в котором они были в начале года. Но есть и люди, которые прибавили в меньшей степени. А селекция? Она закончилась в начале январе, когда в команду пришли Залеский, Марушич, Побудей, Хвалько. Потом селекции не было, был набор игроков.

– Не понял наличия в команде игрока сборной Мавритании Мустафы Диавы.

– Он усилил команду, добавил огня. Но Мустафа – легионер, ему нужно было время для адаптации. Этот период затянулся. Осенью был напряженный график, околофутбольные моменты – и адаптация затянулась.

– Марушич стал лучшим в «Дняпро»?

– Одним из лучших.

– Что за история с его шестым пальцем, рассказанная вами на одной из пресс-конференций?

– Мы думали, что он будет, но палец отказался расти :). У Зорана имелась определенная травма, которую нам было тяжело диагностировать. Снова – из-за возможностей для работы. С одной стороны футболист мог играть. Но при этом он испытывал определенный дискомфорт, нога болела. Учитывая место, на которое указывал Марушич, я предположил, что, наверное, растет шестой палец. Правда, Зоран потом обиделся, его это задело. Но мы объяснились, все нормально.

– Продолжая тему игроков, почему на переходные матчи поставили Бегларяна?

– Был тренерский совет, приняли такое решение. На Сороко на важном отрезке и так обрушилась большая нагрузка. Он сыграл много матчей, многие из них – успешные. Но мы дали возможность сыграть Бегларяну. Считаю, что в «Дняпро» два равноценных вратаря.

– То есть отсутствие Сороко в «рамке» – не следствие пяти пропущенных мячей от «Энергетика-БГУ»?

– Нет, ни в коем случае. Это рабочий процесс, в котором мы должны разбираться.

– Рабочим процессом можно назвать и пропущенный Сороко мяч в матче первого круга со «студентами»?

– Там была кочка. Хотя, с одной стороны, можно предъявил претензии защитнику Хвалько, который отдавал передачу мяч в створ. С другой – вратарю, который бил наотмашь по мячу. Но я никого обвинять не хочу. Помешала кочка. Так что Сороко никто не «пихал», да и не было причин для этого.

***

– Отдельная тема – судейство в этом сезоне. Вы не раз высказывали недовольство действиями арбитров.

Иван Биончик: «В очередной раз на результат повлияла ошибка судьи»

– Судьи у нас имеют привычку обижаться, что бы ты им ни говорил. И поэтому не хотелось бы обсуждать эту тему.

Считаю, судьи отобрали у нас достаточно очков в этом сезоне. До сих пор не понимаю, почему не засчитали наш гол в матче с «Городеей» в 20-м туре. Игнатенко исполнил пенальти, вратарь перевел мяч в штангу. Игнатенко добивал, попал во вратаря, но на добивании хорошо сработал Грибовский. Судьи зафиксировали офсайд. Им и не пахло! Получается, у нас отобрали очки.

Пенальти в нашу пользу в матче с «Динамо-Брест» не поставили. И таких примеров можно привести много.

– Вас не насмешили претензии минского «Торпедо», которое было недовольно назначением на матч с «Дняпром» Красникова? Вы же с ним в свое время вместе играли.

– Так у нас каждый с кем-то где-то пересекался или жил в одном городе. Такая ситуация в какой-то мере действительно смешна. Но, с другой стороны, каждый отстаивал свои интересы, как мог.

***

– Какие у вас дальнейшие планы?

– Поиск работы. Да, есть контракт с «Дняпром», но что-то сложно сейчас говорить. В любом случае хочется развиваться дальше. А останусь ли я в могилевском клубе – это не в моей компетенции. Пусть решает руководство.

 

– Тельпук как-то сказал, что Иван Биончик может уйти  из клуба только по собственному желанию.

– Если он так сказал, не буду опровергать его слова. Есть юридические нормы, человеческие договоренности. Но, опять же, время идет – надо развиваться.

– Вы готовы это делать не в футболе?

– Хотелось бы работать в футболе, преуспевать в нем.  Как жизнь предложит, так и приму ситуацию. В какой лиге? Вопрос не в лигах, вопрос в задачах. Для меня принципиально важно идти в ногу со временем и развиваться.

– Это был ваш второй год в высшей лиге. Что-то поменялось в сознании и в отношении к футболу?

– Ничего не поменялось, если честно. Наоборот, появилось еще больше убежденности в том, что выбранные ранее идеи имеют быть, и что мы – тренеры и футболисты – двигаемся в правильном направлении.

Фото: vk.com/mogilevskiydnepr

+43
Популярные комментарии
Топор Дыбенко
+34
Как говорил Загорцев (кто не знает босс Смолевичей) :нет будущего у Луча и Минского Торпедо.
И вот прошёл год, все сбылось, свангавал на 100%
lesawik_by
+27
Почему совместные усилия частного инвестора Владимира Тельпука, до того владевшего «Лучом», и могилевских властей обернулись пшиком?

Потому как запрягли в одну телегу (причем с разных сторон телеги) хитрожопого Оленя бизнесмена и "правильных" Баранов чиновников.
Частно-государственное партнерство в современной Беларуси возможно только в таком формате: Саша (ЛИЧНО) дает жирный кусок, а бизнесмены строят что-то что стоит денег, но доходов не приносит (ФОК, Дворец и тд.).
Совместное владение/развитие футбольного клуба в эту схему не вписывается! не работает!

П.С. И не будем забывать про карму. Могилевские чиновники в конце сезона 2018 думали, что они умнее одесского равина.
Я (сам болею за Минск) поддерживаю план - начать Днепру могилевскими ребятами (именно своими) со второй лиги.
SeuMou
+17
а разве Букаткин не чертило?
Написать комментарий 20 комментариев
Реклама 18+