Не любит тосты и свадьбы, уверен, что белорусам в Тбилиси придется туго. Знакомимся с чемпионом Грузии, который приехал в «Шахтер»

Георгий Диасамидзе предпочитает, чтобы его называли Гегой.

Минувшей зимой «Шахтер» пополнился очередным грузинским футболистом. К Лаше Шиндагоридзе, выступающему за «горняков» с начала 2019-го, присоединился Гега Диасамидзе. Полузащитник предпочитает, чтобы его называли именно Гега, а не Георгий, как написано в паспорте.

Кажется, «Шахтер» уже забыл о потере Бакая. На его позиции хорош «грузинский Зидан» (он похож на албанца и уже забил клевый голешник!)

28-летний игрок из Тбилиси уже успел провести два полных официальных матча за новый клуб. Дебютировал на прошлой неделе – «Шахтер» уступил Суперкубок брестскому «Динамо». А в понедельник помог солигорчанам одолеть «Торпедо-БелАЗ» в первом матче четвертьфинала Кубка. Правда, грузинский легионер, помимо всего прочего, запомнился эпичным промахом с метра по пустым воротам.

Первые фейлы сезона. Привоз Сямука и промах со считанных метров по пустым

Тем не менее Гега верит, что в Солигорске у него все получится, хоть раньше на пределами Родины на серьезном уровне не играл (попытка закрепиться в Дании вообще получилась неудачной). Дмитрий Руто познакомился с новичком «Шахтера», и Диасамидзе дал первое в жизни интервью на русском языке, в котором рассказал о карьере, пышных свадьбах, тостах и скором матче с белорусами в Лиге наций.

– Давай начнем с твоего дебюта за «Шахтер». Он получился не самым удачным – команда на смогла обыграть брестское «Динамо» в матче за Суперкубок.

– На самом деле очень обидно, что проиграли, на следующий день я реально был очень расстроен. Понадобилось время, чтобы прийти в себя. Впрочем, сейчас начинается сезон, мы будем бороться за чемпионство.

Если же говорить непосредственно о Суперкубке, то, конечно, свою роль сыграл быстрый мяч брестчан. Потом этот второй гол… У нас, как помнишь, был шанс вернуться в игру, забили, но почему-то определили офсайд. Не знаю, насколько это верно. Во втором тайме мы очень хорошо выглядели, да еще и удаление соперник заработал. У меня был отличный шанс забить. Мы старались, но, к сожалению, просто не хватило времени. В раздевалке, естественно, все были расстроены, но тренер призвал не отчаиваться, все еще впереди.

Конечно, отмечу атмосферу на матче. Получилось реально круто. А что касается поля, хорошо, что перед матчем прошел дождь, мяч быстрее ходил по газону.

– Насколько знаю, в Грузии запрещено играть на синтетике.

– Да. Уже года четыре команды играют только на натуральных полях. При этом если у клуба нет такого поля, ему приходится брать стадион в аренду. Так что можно сказать, что впервые за четыре года я сыграл на искусственном поле. Ничего плохого о нем не скажу, в принципе, газон, на котором мы играли, хороший.

– Расскажи, как тебя вообще занесло в Беларусь.

– Два предыдущих сезона выступал за «Сабуртало», в 2018 году мы стали чемпионами, а на следующий год выиграли Кубок Грузии. Я играл неплохо, и в середине сезона-2019 «Шахтер» проявил ко мне интерес, но, к сожалению, тренер «Сабуртало» не отпустил. Во-первых, у меня был действующий контракт. А во-вторых, тренер считал меня важным игроком команды. В общем, я отыграл до конца года, контракт закончился, и я спокойно перешел в «Шахтер».

– Но летом тебя звал один тренер – Сергей Ташуев, а сейчас командой руководит Юрий Вернидуб.

– Ничего страшного, для меня это не важно. В любом случае коллектив в «Шахтере» очень хороший. В прошлом году внимательно следил за выступлением команды. Матчи, конечно, не смотрел, но результаты знал. Так что представлял, куда перехожу. К тому же Лаша Шиндагоридзе, который уже год в «Шахтере», советовал мне сюда переезжать. Мы с ним, кстати, знакомы очень много лет. Вместе играли и в Дании, и в «Сабуртало», и вот сейчас снова вместе – в Солигорске.

– Ты уже ощутил разницу между белорусским и грузинским футболом?

– На самом деле да. Это в первую очередь касается стиля игры. В Беларуси, например, много единоборств, не сказать, что быстрый темп игры. Футболисты сильны в физическом плане. А в Грузии делается ставка на техничных игроков, они приносят результат.

***

– Ты практически всю жизнь играл в Грузии. Почему раньше не удалось уехать за границу?

– На самом деле еще в начале карьеры, в 18 лет, мне удалось попасть в датский «Орхус». Вроде бы, все шло хорошо, у меня был действующий контракт, но буквально на первой же тренировке получил тяжелую травму спины. При этом никто из врачей не мог определить, в чем именно проблема. И клубные врачи смотрели, и другие специалисты. Я был вне игры целых девять месяцев. Вернулся в Грузию, начал здесь проходить обследования. Кто-то говорил одно, кто-то – другое. Прописали какие-то процедуры, упражнения, в течение 20 дней занимался, посещал врачей. Вроде, стало полегче. Вернулся в Данию, начал постепенно работать в «Орхусе». Но до конца контракта оставалось всего четыре месяца, со мной решили не продлевать соглашение. А потом были исключительно грузинские клубы: «Дила» из Гори, «Локомотив» из Тбилиси и «Сабуртало» из одноименного города.

– А как ты вообще оказался в Дании?

– У нас с Лашей был один агент, он устроил просмотр. Лаше было 17 лет, мне – 18. Мы приехали, зарекомендовали себя и остались. Но, к сожалению, толком заиграть в Дании у нас не получилось.

– Получается, дебютировал на взрослом уровне ты не в Дании, как везде пишут, а у себя на Родине.

– Ну да, так и есть. По сути, на серьезном уровне я начал играть в 21 год. В Дании, как уже сказал, не получилось, а до «Орхуса» какое-то время выступал в третьей лиге Португалии. С 15 до 17 лет играл за полулюбительскую команду «Одиашере». Туда помог попасть отец, его зовут Тамаз. Он с 2000 года живет в Португалии. Два года я играл в «Одиашере», а потом понял, что нужно переходить на новый уровень. И отправился на просмотры в разные команды. Был в «Порту», в «Спортинге», но там не впечатлил тренеров. Плюс тяжело было выдержать конкуренцию со стороны игроков из Латинской Америки. Побывал на просмотре в «Витессе». А еще раньше, в 13, ездил в «Аякс». Туда я попал благодаря Шота Арвеладзе, который как раз с 1997 по 2011 годы выступал за «Аякс». Ему нравилось, как я играю, он хотел, чтобы у меня все получилось. Наверное, я бы и мог остаться в голландском клубе, но футбольные законы в Нидерландах жесткие. Для того, чтобы заявить иностранца не гражданина ЕС в чемпионат страны, даже на детском и юниорском уровнях, клубу нужно было заплатить 400 тысяч евро. «Аякс» на это не пошел.

А в Грузии, как уже сказал, моя карьера полноценно стартовала в 21 год. Постепенно прогрессировал, и сейчас чувствую себя отлично. Думаю, если бы не поехал по Европе, а остался в Грузии, моя карьера бы развивалась совсем по-другому. И, наверное, все сложилось бы куда более удачно.

– Раньше не пробовал вернуться в Европу? Может, отец бы помог трудоустроиться в команде Португалии.

– Думаю, мне еще не поздно. Всего же 28 лет :). А так, если бы были предложения и возможности, я бы поехал. Хотел снова оказаться в европейском чемпионате, но никто не звал.

– После возвращения в Грузию ты оказался в команде «Саско».

– Но и за нее я не играл. Пришел в клуб за три месяца до начала чемпионата в первой лиге. Потренировался и перешел в «Дилу». С этим коллективом, к слову, «Шахтер» встречался на сборах в Турции, сыграл 0:0. Что могу сказать об этой команде? Тогда это был действительно очень сильный коллектив. Мы даже играли в квалификации Лиги Европы в сезоне-2013/14. Я играл не так часто, в основном, был в числе запасных, но стал свидетелем того, как «Дила» дошла до раунда плей-офф турнира. Там, правда, не смогли переиграть венский «Рапид». Сначала в Австрии минимально уступили, а вот дома уже проиграли крупно – 0:3.

– После «Дилы» был «Локомотив» из Тбилиси.

– Три сезона там выступал, с 23 до 26 лет. И на самом деле довольно успешно. Это очень хорошая команда. Вот только из-за того, что в составе у нас каждый год было немало молодых футболистов, до чемпионства всегда чего-то не хватало. Именно в «Локомотиве» мне удалось по-настоящему раскрыться, привлечь внимание «Сабуртало» – клуб предложил хорошие условия, и я уехал. Хотя в то время еще две грузинские команды хотели видеть меня у себя: тбилисское «Динамо» и «Дила». Но все-таки подумал, что именно в составе «Сабуртало» удастся стать чемпионом – и не прогадал. Пришел – и в 2018-м мы взяли «золото». На следующий год уже выиграли Кубок Грузии. А вот в Лиге чемпионов в сезоне-2019/20 выступили не очень удачно. Сначала прошли молдавский «Шериф» (3:0, 0:1), а потом, во втором квалификационном раунде, проиграли загребскому «Динамо». Мне тренер доверял, поэтому лишь в последнем нашем поединке в турнире я вышел на замену, а так – всегда в стартовом составе.

Затем в Лиге Европы мы играли с «Араратом» из Армении. Не смогли пройти этого соперника, но битва получилась интересная. Сам же понимаешь – грузины против армян. При этом мы даже в гостях, в Ереване, победили 2:1. Но дома играли просто ужасно. Пропустили быстрый гол, а потом еще во втором тайме нам забили с пенальти. В итоге армяне отошли назад, играли в защите и сохранили преимущество.

– Расскажи об атмосфере, что царила во время этого матча в Грузии.

– Стадион на поединке был заполнен – больше 27 тысяч человек, было очень красиво. Но вот что касается поддержки фан-сектора, то о нем ничего особенного не скажу. Просто у «Сабуртало» не так много активных фанатов – всего 30-40 человек. Почему так мало? Клуб основан относительно недавно, в 1999 году. Плюс у «Сабуртало» нет собственного стадиона, команда выступает на арене имени Михаила Месхи. Этот стадион принадлежит Федерации футбола Грузии.

Если говорить об инфраструктуре клуба, о базе, то, например, база у «Шахтера», конечно, получше. В Грузии отличные условия для тренировок у тбилисского «Динамо», «Локомотива» и «Кутаиси». В общем, там, где деньги, там и инфраструктура на высоком уровне.

– Какие деньги крутятся в грузинском футболе? Например, какие зарплаты у игроков?

– Честно, не знаю точно, никогда не интересовался. Средние зарплаты? В районе трех-четырех тысяч долларов. Но в топ-командах, естественно, есть футболисты, которые получают и по 10 тысяч долларов.

– Бывший игрок минского «Динамо» Георгий Наваловский рассказывал, что в Грузии у пяти команда хорошие условия, а у остальных дела похуже. Доходило до того, что игрокам не за что было купить бутсы.

– Да, слышал такое. Вообще, у нас бывало, что сегодня у команды много денег, а в следующем сезоне их нет вообще. Почему так происходит, даже не могу понять. Федерация помогает клубам, вкладывает какие-то средства, но все равно бывают финансовые проблемы. Благо, я играл в тех коллективах, где никогда не было таких вопросов. Сейчас, переехав в Беларусь, по зарплате я выиграл, признаюсь честно. Не намного, но выиграл. Да, в принципе, деньги не играли решающую роль в этом трансфере. Мне просто очень хотелось выступать в заграничном чемпионате. С «Шахтером» у меня контракт на два года. Посмотрим, может, потом будут еще какие-то предложения.

– Насколько реально уехать в Западную Европу из чемпионата Грузии?

– Если ты молодой, перспективный футболист, играешь хорошо, то почему бы и нет. Например, в свое время в Европу из Грузии уехал Каха Каладзе. В Украине поиграл, в «Милане» был лидером. А в Грузии он вообще легенда. Все-таки дважды выиграл Лигу чемпионов, брал много других трофеев. Вот только на Родине пока памятник ему не поставили, хоть и считают легендой :). Сейчас Каха мэр Тбилиси. До этого несколько лет был вице-премьером и министром энергетики Грузии, а с 2017-го – мэр. И, честно скажу, при нем город преобразился, изменилось очень многое – инфраструктура, транспорт. Например, по городу сейчас ездят только белые такси, а для автобусов выделены специальные полосы. С каждым годом Тбилиси становится только лучше, Каху уважают. Впрочем, есть и оппозиция, которая хочет смены власти. Не без этого.

– Ты в детстве ориентировался на Каладзе?

– Нет, моим кумиром он не был, потому что Каха – защитник, а я всегда был полузащитником. Но, как и он, мечтал играть в классном европейском клубе. Не в «Милане», правда, а в «Барселоне». Мой любимый клуб с детства. И мне всегда нравилось наблюдать за Ривалдо, а затем – за Рональдиньо.

– Зидан никогда не нравился? Все-таки ты любишь исполнять «финт Зидана».

– Он, конечно, классный игрок, но я был фанатом «Барселоны» и сборной Бразилии. А финт еще в детстве научился делать. Я играю для команды, для болельщиков, хочется, чтобы им нравился мой футбол, и чтобы они были счастливы.

– Кто еще помимо Каладзе считается легендой грузинского футбола?

– Если говорить о достижениях, то Каха вне конкуренции. Но уважают и Георгия Кинкладзе. Он долгое время играл в «Манчестер Сити». Очень техничный футболист, мог пять человек обыграть. А в Англии сделать это очень сложно.

***

– Борис Пайчадзе – легенда?

– О да, легенда. Его же именем даже назван стадион в Тбилиси – «Динамо-Арена» имени Бориса Пайчадзе. Не видел, как он выступал, но знаю, что он был великолепен. На этой арене, к слову, скоро сыграют сборные Грузии и Беларуси в полуфинале Лиги наций.

– Сейчас в Грузии по поводу этого матча присутствует ажиотаж?

– Да, только о нем и думают. Все билеты, а стадион вмещает 55 тысяч человек, были раскуплены за три дня после старта продаж. Все надеются, что грузины все-таки победят белорусов. Думаю, если хозяева будут играть быстро, постоянно атаковать, тогда все получится. Ну и, конечно, весь стадион будет болеть за нашу сборную. Поверь, белорусам будет очень сложно :). Даже если приедет из Беларуси несколько сотен болельщиков, все равно их никто не услышит – наши люди их точно заглушат.

Грузия перед решающим матчем с Беларусью: аншлаг на стадионе (даже несмотря на коронавирус), никаких сборов и проблемы в защите

– Ты же в курсе, что ради сборной в Беларуси перенесли начало чемпионата, команда проводила февральский сбор и спарринги. Почему грузины так не готовятся?

– Я считаю, что для сборной, для главной команды страны, делаться должно абсолютно всё. И у вас в стране поступают правильно. А почему грузины так не делают? В белорусской сборной выступает много игроков из местного чемпионата, а вот в грузинской команде – всего пару человек. Все остальные играют за границей. Например, многие – в кипрском «Анортосисе», два человека в США – в MLS, два – в Бельгии. Есть представители чемпионатов Турции, России, других лиг. Наш козырь в матче против Беларуси – это Георгий Чакветадзе из «Гента». Очень хороший игрок, да еще и стоит девять миллионов евро.

– Какой счет, по-твоему, будет 26 марта?

– Если грузины забьют быстрый мяч, белорусы пойдут в атаку, будут еще больше времени проводить впереди, мы сможем отличиться еще раз. Так что, предположу, счет будет 2:0.

– Ты говоришь, что был одним из лидеров «Сабуртало». Но почему же ни разу не сыграл за сборную Грузии?

– Если ты играешь в национальном чемпионате, на тебя не будут обращать особого внимания. В сборную в основном вызываются те, кто играет за границей. Если я буду хорошо играть в Беларуси, то, может, и меня заметят. Все зависит только от меня.

– Слышал, что матч Лиги наций был под угрозой срыва из-за коронавируса?

– Да, конечно. Но матч сто процентов пройдет. Да и все зрители придут, поверь мне. Потому что в Грузии все понимают, что при пустых трибунах нам будет очень тяжело. Все-таки болельщики в Грузии – это преимущество для команды. Они болеют всем сердцем, поддерживают коллектив на протяжении всего матча. Уверен, будут на матче и перфомансы. Белорусским болельщикам будет непросто, сколько бы их ни приехало :) К сожалению, я на матч не смогу попасть, у «Шахтера» будет тренировка. Но вместе с Лашей будем смотреть дома и, конечно, болеть за сборную Грузии. Команда никогда не была так близка к выходу на чемпионат Европы. Белорусы, конечно, тоже постараются использовать свой шанс, поэтому матч, уверен, получится интересным. По крайней мере борьба будет жесткая.

– Если Грузия выйдет на Евро, что будет происходить в стране?

– Ох, болельщики точно будут в экстазе. Люди будут праздновать успех на улицах не просто целую ночь, а целый месяц. Очень хочется, чтобы мы все-таки попали на чемпионат Европы.

– У каких команды в Грузии самые рьяные болельщики?

– У «Динамо» и «Кутаиси». Они друг друга ненавидят, иногда даже бывает, что дело доходит до драк. Благо трагедий не было. У остальных же клубов нет больших фан-секторов. Я тебе даже скажу, что когда «Сабуртало» стал чемпионом страны, в городе особых празднований не было. Мы взяли золото досрочно, за пять туров до конца чемпионата, и, по-моему, никто даже не ожидал, что мы сможем это сделать. В общем, город продолжил жить своей спокойно жизнью. Отмечали успех только близкие игроков, воспитанники академии и тренеры.

***

– Давай поговорим о тебе. Расскажи, как ты попал в футбол.

– У меня отец выступал на позиции центрального защитника за «Динамо» Тбилиси, даже в 17-летнем возрасте играл за команду в чемпионате СССР. Но как-то на тренировке сломал руку. Прошла операция, пришлось пропустить год. Потом еще реабилитация. Отец мог продолжить карьеру, но уже не хотел. Все-таки перелом был очень тяжелым, у него в руке сейчас металлический штырь. В итоге в 18 или 19 лет завершил карьеру.

Также у меня два старших брата играли в футбол. Иракли, он старше на 10 лет, играл за «Динамо», но рано завершил в 21. Так скажем, просто надоело играть. Но в свое время он был очень техничным футболистом. Второй брат, Леван, играл в детстве, но на профессиональный уровень не вышел.

А я играю с шести лет. И первым моим тренером был фактически отец. С детства я был техничным игроком, поэтому и пошел в полузащиту. Кроме футбола другими видами спорта даже не интересовался. Получалось так, что утром уходил в школу, возвращался домой и целый вечер гонял мяч во дворе. Прерывался лишь для того, чтобы поесть. Учеба, естественно, от этого страдала. До восьмого класса успеваемость была еще хорошая, но потом стал двоечником. Просто жил футболом. Учителя видели, что я играю хорошо, что у меня что-то может получиться, поэтому поддерживали, в школе не наказывали. Но я и сам старался кое-что учить. Например, русский и английский языки. Мне это даже нравилось. И сейчас, к слову, все фильмы я смотрю только на русском.

– У тебя отец и один из братьев играли за «Динамо» из Тбилиси. А почему ты там не оказался?

– Даже не знаю, почему так получилось. Хотя до перехода в «Сабуртало» меня туда звали, нынешней зимой мог оказаться в «Динамо». Но я уже был настроен переехать в Солигорск.

– Кем мама работает?

– Ее зовут Дали. Она домохозяйка. И раньше ею была, и сейчас.

– Не отговаривала тебя от футбола?

– Нет, никогда. Она меня водила на каждую тренировку, забирала. И всегда во всем поддерживала. Плюс я занимался в очень хороших условиях. Был в академии тбилисского «Динамо», а у этого клуба для детей были постелены пять полей, два мини-стадиона. Все очень качественное. Но потом клуб продал комплекс бизнесменам, и все пропало. Честно, очень любил это место. И даже сейчас, когда проезжаю мимо, становится грустно от того, что нет этого комплекса.

Хорошие условия для детского футбола сейчас созданы в «Сабуртало», «Локомотиве», «Динамо» Тбилиси, «Кутаиси», «Динамо» Батуми. Но вот мой сын, например, не хочет заниматься футболом. Ему интереснее посидеть в планшетах, в телефоне. Зову его играть на улице, но он совсем не хочет. Не боюсь ли, что футбольная династия Диасамидзе прервется? Так у меня время есть, если что, третьего мальчика родим :).

– Ты перевез семью в Беларусь?

– Пока нет. Через месяц перевезу.

– Как жена отреагировала на твой переезд в Беларусь?

– По крайней мере жена была не очень довольна. Все-таки у нас маленькие дети – сын и двухлетняя дочка. Думаю, сын останется дома с бабушкой, он все-таки ходит в школу. А вот жена с дочкой переедут сюда.

– Как детей зовут?

– Ираклий, что переводится как «царь». Моего брата так же звали, поэтому и сыну дали такое же имя. А дочку зовут Анна. Жену – Светлана, она у меня наполовину русская, а наполовину, по отцовской линии, грузинка. Она работает в представительстве компании Booking.com в Грузии. Я ей говорил, чтобы не работала, все-таки я могу обеспечить семью. Но она захотела трудиться, тем более очень хорошо говорит на русском, грузинском и английском языках.

***

– Расскажи о своем детстве. Ты же родился в не самое легкое для Грузии время: с 1991-го по 1993-й годы страна переживала гражданскую войну.

– Я тогда был совсем маленький, родился ведь в 1992-м. Но родители говорили, что время было очень тяжелое. Например, стояли огромные очереди за хлебом, достать еду было нелегко. У папы был бизнес – он владел небольшим магазинчиком. Но во время войны, естественно, пришлось его закрыть. Тем не менее папа продолжил бизнес – только уже нелегально. Так что несмотря на то, что в стране было тяжело, мы не бедствовали. В 2000 году отец принял решение уехать в Португалию, в город Лагос. Сейчас работает в компании, занимающейся установкой бассейнов. Получил гражданство Португалии, потом это же сделала мама. Но она, кстати, все равно живет в Грузии. Думаю, потом переедет. А у меня португальского гражданства нет, я и не особо этого хочу. Я патриот Грузии. И после окончания карьеры хочу там жить.

Я как-то смотрел фотографии того времени, когда была гражданская война. Просто ужасно. На проспекте Руставели находились люди, разделившиеся на два лагеря. И они фактически стреляли друг в друга. В городе  периодически раздавались взрывы.

– Когда тебе было 11 лет, в Грузии снова возник конфликт – «Бархатная революция». Тогда свергли президента Эдуарда Шеварднадзе.

– Да, тоже нелегкое время. Но, как и в начале 90-х, ни на мне, ни на моей маме и братьях это не отразилось. Помню, был перекрыт центр Тбилиси, там проходили митинги. А я, например, продолжал жить обычной жизнью, спокойно ходил на тренировки, в школу. Даже ночью можно было гулять.

Свергнув Шеварднадзе, все были очень счастливы. Когда он был у власти, в стране было очень много безработных. Реально тяжело жилось. На смену Шеварднадзе пришел Михаил Саакашвили, который пропагандировал европейский курс. Вначале все было хорошо, но затем президент и его люди стали делать плохие вещи, народ оказался недоволен. Сейчас же в Грузии, во главе которой стоит женщина Саломе Зурабишвили, демократия на высоком уровне, все спокойно. Хотя, признаюсь, безработных тоже хватает. Вообще, в Грузии есть как богатые люди, так и совсем бедные. И их достаточно много.

– В 2008 году страна снова пережила непростые события.

– Да, но я тогда находился в Португалии. Тем не менее страшно было наблюдать за тем, что происходило в Грузии. Настоящая война. Помню, когда играл в «Диле», гулял по улицам Гори и видел в стенах зданий следы от танковых снарядов. Реально очень страшно. Даже сейчас, если ты приедешь в Гори, увидишь последствия той войны. Город находится очень близко к Северной Осетии, буквально час езды. Война же, как ты помнишь, велась между Грузией с одной стороны, и Южной Осетией, Абхазией и Россией с другой.

– Какое твое отношение к событиям 2008 года?

– Конечно, негативное. Для всех грузин то время было очень сложным. Много солдат погибло фактически просто так. Кто-то говорит, что Грузия начала войну, кто-то утверждает, что это вина второй стороны конфликта, но толком никто ничего не объясняет. После той войны, к слову, очень много молодых грузин уехали из страны.

– Ты сам в армии служил?

– Нет. Там получилась интересная история. У нас призыв в 18 лет. Мне вроде как прислали повестку, но на тот адрес, где я не жил. То есть люди ошиблись. Меня никто не искал, я спокойно жил, уехал в Данию. Потом, когда мне был 21 год, к тому времени я уже был женат, родился сын – дали отсрочку на три года. Прошло это время, мне принесли новую повестку. Но я пришел в военкомат и показал справку, что моя жена снова беременна – до родов оставалось три месяца. Меня не стали трогать, снова дали отсрочку. А сейчас мне уже 28 лет – в армию не надо. И, честно скажу, я никогда не хотел служить.

***

– Кавказцы – горячий народ?

– Да, очень. Но я в жизни спокойный, даже не представляю, что меня может вывести из себя. А вот на поле, во время матчей, могу проявить эмоции.

– Правда, что в Грузии гость – это как хозяин, и ему всегда дают самое лучшее?

– Да, именно так. Когда к грузинам приходят гости, для них приготовлена лучшая еда, предоставлены самые комфортные условия. Все, что есть дома, для гостя. И если ты придешь ко мне, точно уйдешь сытым. Да и грузины славятся своими шикарными застольями. А также любовью произносить тосты. Без этого вообще невозможно представить застолье в большой компании. Хотя я, например, никогда не говорил тосты, мне это не нравится.

– Может, ты еще и вино не пьешь?

– Не, вино как раз люблю. Но пью его, естественно, немного. Один бокал красного иногда можно. А так алкоголь не нравится. Из-за этого, кстати, не нравится бывать на грузинских свадьбах. Когда не пьешь, там скучно. Много раз меня приглашали, но я отказывался. Да, это грандиозное событие, собирается по 100, 200, 500 человек. Большие гуляния, танцы, грузинские песни. Кто-то встает, говорит длинный тост, а все в это время едят, никто не слушает :). Иногда и драки бывают. Но моя свадьба была скромной – всего 10 человек. Со Светланой мы уже давно вместе – познакомились, когда мне было 18. До пяти лет она жила в Москве, а потом переехала в Грузию.

– В грузинских ресторанах в Беларуси ты уже побывал?

– Да, один раз был в Минске. Взял лобио, хинкали и хачапури. Лобио, например, мне понравилось, а вот хачапури не очень. Хинкали так вообще ужасные. Мне кажется, по-настоящему грузинский вкус за границей найти очень тяжело.

– С кем-то из грузин в Беларуси успел познакомиться?

– А у меня в вашей стране даже дальний родственник работает, в посольстве Грузии. Кто именно? У моей бабушки по отцовской линии есть сестра. И внук этой сестры как раз работает в посольстве. Но пока больше общаюсь с Лашой, иногда вместе ужинаем, в приставку играем. Если бы его не было в «Шахтере», мне было бы тяжелее. Скоро перевезу семью – станет еще легче. Пока же только адаптируюсь к новым условиям.

Фото: vk.com/fcshakhterby, 1tv.ge, sportall.geimago-images.de, инстаграм Геги Диасамидзе

+17
Популярные комментарии
LyLy
+5
Это он не забил в Жодино с 1 метра в пустую рамку?
Vladimir Delendik
+5
Ташуев приглашал...удивили...
Удачи Гега!
Антурыё Занкеўіч
+2
Поспехаў⚽
Написать комментарий 7 комментариев
Реклама 18+