Захаров дал много советов, Наумов – адекватный дядька, финны оказались слишком дорогими. Как строили «Минск-Арену»

Рассказывает главный архитектор комплекса Валерий Куцко.

В нынешнем году одному из главных спортивных объектов Беларуси – «Минск-Арене» – исполнилось 10 лет. Многопрофильный культурно-спортивный комплекс возводился специально к чемпионату мира по хоккею-2014. Работы по созданию арены начались в 2006-м, торжественное открытие состоялось 30 января 2010-го Матчем всех звезд КХЛ.

Главным архитектором всего комплекса является Валерий Куцко. За свою работу член Союза архитекторов Беларуси, автор многих знаковых объектов Минска, в 2012 году был удостоен Государственной премии РБ, а в 2011-м получил Большой Гран-при IX Национального фестиваля архитектуры.

Сейчас, когда «Минск-Арена», домашняя площадка столичного «Динамо», снова готовится принять матчи чемпионата мира по хоккею-2021, Валерий Куцко рассказал, как строил самый главный проект в своей карьере – про общение с тренером Михаилом Захаровым и министром МВД Владимиром Наумовым, нехватку точек общепита на старте и проблемы с парковкой, а еще о том, были ли на арене такие же косяки, как на стадионе «Динамо».

– Как давно вы занимаетесь архитектурой?

– В 1977 году закончил БПИ, нынешний БНТУ, по распределению попал в «Белгоспроект». И с тех пор работаю тут. То есть уже почти 43 года занимаюсь архитектурой. И за это время под моим руководством было создано много знаковых для Минска объектов. Во-первых, конечно, «Минск-Арена», кинотеатр «Беларусь», здание «АСБ «Беларусбанк» на проспекте Дзержинского, денежно-расчетный центр Национального банка на улице Могилевская, паркинги на Комаровке, бассейн университета физкультуры. Также я являюсь главным архитектором учебного корпуса № 3 Полесского государственного университета и универсально-спортивного зала «Локомотив» в Гомеле. Это основные мои работы.

– Но «Минск-Арена», я так понимаю, это самый значимый объект в карьере.

– Естественно. И самый сложный, и самый интересный.

– Когда вам поступило предложение поработать над созданием «Минск-Арены»?

– Изначально, насколько знаю, «Минскпроект» отказался от работы над этим объектом, так как они только-только сдали Национальную библиотеку плюс занимались другими строениями. Также в то время фигурировал «Белпромпроект», но и он отказался, потому что у организации была своя нагрузка. В итоге, насколько помню, президент издал Указ о том, что «Белгоспроект» станет проектировщиком «Минск-Арены», а руководители поручили работу мне. Почему именно мне? К тому времени самым крупным сданным объектом от «Белгоспроекта» был денежно-расчетный центр Нацбанка, которым занимался как раз я. Мои начальники, видимо, посмотрели на это, взвесили все за и против и решили доверить работу над «Минск-Ареной» мне.

Но я же не единственный автор арены. Являюсь главным архитектором самого здания «Минск-Арены» и паркинга. А вот автор велодрома – Владимир Будаев, конькобежного стадиона – Александр Натиевский. То есть можно сказать, что весь комплекс «Минск-Арены» придумали три автора. В работу над созданием проекта были включены и другие люди, но они, скорее, выполняли административные функции.

– И с чего вы начали?

– Сначала был создан эскизный проект, он был согласован со всеми комиссиями. Потом – архитектурный проект, который прошел необходимую экспертизу. А дальше началось параллельное проектирование и строительство: выпущены фундаменты, проводились сети и прочее.

– Место строительства выбирали вы?

– Нет, я даже не в курсе, как и кто выбрал это место. Еще до того, как работы над ареной были поручены «Белгоспроекту», место стройки было утверждено. Думаю, многие организации провели анализы, все рассчитали и приняли такое решение.

– «Минск-Арена» находится недалеко от водохранилища Дрозды. При строительстве пришлось столкнуться с грунтовыми водами?

– Нет. Дело в том, что при строительстве любого объекта проводятся инженерно-геодезические изыскания, то есть изучается рельеф, наличие грунтовых вод. В случае необходимости, при подъеме вод, делается гидроизоляция. Все решаемо. И у нас каких-то проблем в этом плане не возникало.

– Вы как архитектор как оцените местоположение объекта?

– Я много поездил по миру, был на многих европейских ледовых аренах. Например, в Санкт-Петербурге, Москве, Гамбурге, Таллине, Вильнюсе, Нюрнберге, Будапеште, Катовице. Посмотрел, оценил. И, вы знаете, как правило, они размещаются не в самом центре города, где эти площади уже заняты. В основном такие арены строятся на окраинах. Во-первых, так проще решить вопрос парковки. Во-вторых, не надо строить массу развязок.

– Если бы вам предоставили самому выбирать место для строительства «Минск-Арены», где бы хотели ее видеть?

– Начну с того, что, например, «Чижовка-Арена» расположена в очень неудачном месте. Туда и добираться тяжело, и публика, которая живет в том районе, своеобразная. Отсюда и проблемы с заполняемостью арены. А «Минск-Арена», в принципе, расположена в относительно удачном месте. Район Лебяжий заселен, он продолжает застраиваться, налажено хорошее транспортное сообщение. Если бы еще метро туда провели, то место было бы просто идеальное.

Помните, там был настоящий пустырь, не надо было ничего сносить, выкапывать. Так что, считаю, место выбрано хорошее.

– На первоначальной стадии работ, в процессе проектирования, брали за пример какую-нибудь другую ледовую арену, в частности, заграничную?

– Понятно, зарубежный опыт изучался, но, поймите, все арены функционально одинаковые. Просто дизайн разный. Сама ситуация диктовала нам свои решения, поэтому «Минск-Арена» получилась, с одной стороны, уникальной, но, с другой, функционально повторяющей другие объекты. Строят и проектируют везде как? Сначала идут трибуны нижнего яруса, потом – вип-этаж, а над ним – балконы и верхний ярус. По периметру – фойе с разной степенью насыщенности.

Хоккейные арены, как правило, бывают двух типов – круглые и эллипсообразные. Так как «Минск-Арена» создавалась в комплексе с велодромом и конькобежным стадионом, построить основную арену в виде эллипса не представлялось возможным. Была выбрана круглая форма. Она дала массу преимуществ. Например, у нас была реализована уникальная система кровли – вантовая. Вообще, в мире она много где применяется, просто для Беларуси в то время данная система являлась чем-то новым, уникальным. Что это за система? Наверху натянуты металлические тросы, на них уложены сэндвич-панели. Сами ванты французского производства. Но всю разработку – как в итоге все должно лежать и выглядеть – разработал главный конструктор «Белгоспроекта» Сергей Березовский. Естественно, с помощью коллег. А за состоянием вантов следят специалисты во Франции, отслеживают все на специальных мониторах.

– Не поверю, что никакая арена, которую вы видели ранее, не вдохновила вас при создании «Минск-Арены».

– На самом деле я бы и не говорил, что работал по какому-то примеру. Как уже сказал, такие арены типовые. И даже если вы поставите их все в ряд, большой разницы не заметите. Функционально – все однотипно, лишь элементы дизайна разные.

***

– Каковы были сроки создания арены?

– К слову, они были директивными, отступать от них нельзя было. От начала проектирования до окончания строительства прошло ровно четыре года – с 2006-го по 2009-й.

– Четыре года для строительства такого объекта – это оптимальный срок?

– Наверное, да. Быстрее вряд ли можно его возвести. Хотя, честно скажу, изначально была попытка привлечь к работам финскую фирму «Hansa». Они под ключ готовы были проектировать и строить. Единственное, раньше они не строили 15-тысячники. Возводили арены меньшей вместимости, и поэтому у них была отлажена своя схема работ. «Hansa», насколько знаю, делала арены в Санкт-Петербурге, Ярославле, в бывших соцстранах Европы. Так вот, финны готовы были взяться за «Минск-Арену», они строили бы быстрее, но проектировали бы дольше. Получились бы примерно те же сроки. Но, с другой стороны, финны запросили много денег, их работы были дороже. Думаю, именно финансовый вопрос и повлиял на то, что выбор не пал на фирму «Hansa». А, может, просто было решено отдать предпочтение отечественным разработчикам. Не знаю. Но то, что финны предлагали свои услуги, это факт.

– «Минск-Арена» могла выглядеть по-другому?

– Естественно. Иное видение, иные предложения. Правда, то, как в представлении финнов могла выглядеть будущая «Минск-Арена», я не видел, просто ориентировался на те здания, которые они возвели ранее. Первая ознакомительная поездка была в Санкт-Петербург. Местный ледовый дворец был построен к чемпионату мира 2000 года, мы его изучили. Полезная поездка была поездка в Москву в 2006-м. Тогда на Хадынском поле строился дворец спорта, сейчас он называется «Мегаспорт». Мы очень плотно общались с проектировщиками из «Моспроекта», они оказали нам большую помощь, рассказали о функциональных нюансах объекта. Но если вы сейчас сравните «Мегаспорт» и «Минск-Арену», увидите, что между ними ничего общего нет. Единственное, там тоже применена вантовая система кровли, с той лишь разницей, что в «Мегаспорте» металлические профили, а не тросы.

 

– В итоге создание «Минск-Арены» было отдано на откуп «Белгоспроекту».

– Весь институт работал над этим объектом, не только я. Но надо учесть кое-какие нюансы. На субподряде у нас работали иностранные фирмы. Например, велотрек помогала делать немецкая компания «Шуэрманн Архитект». Эта фирма создавала велотрек в олимпийским Пекине. В итоге в Минске получился объект мирового стандарта. Систему хладоснабжения проектировала и устанавливала итальянская фирма Джузеппе Бароне. Это касается и конькобежного стадиона, и непосредственно «Минск-Арены». Плюс они отвечали за кондиционирование в залах.

– Когда вы проектировали арену, к хоккеистам обращались за помощь, советами?

– Все началось с этого. Хотя и понятно, что на «Минск-Арене» можно сейчас проводить соревнования по 26 видам спорта, но арена в первую очередь возводилась к чемпионату мира-2014. В следующем году, дай Бог, матчи турнира снова пройдут здесь.

Так вот, началась тогда работа с согласования всех вопросов со спортивными федерациями Беларуси. Федерациями по тем видам спорта, которые могли бы провести свои соревнования на «Минск-Арене». Они прислали нам свод правил и требования к площадкам, которые способны провести у себя чемпионаты мира по конкретным видам спорта. И мы должны были все требования учесть и соблюсти еще на стадии проектирования. Выполнили, согласовали с федерациями. И, например, в прошлом году во время Европейских игр на «Минск-Арене» прошли соревнования по спортивной, художественной гимнастике. Естественно, были соблюдены все требования и для того, чтобы в 2014 году принять чемпионат мира по хоккею.

– Какие требования было сложнее всего соблюсти?

– А таких, по сути, и не было. Когда ты изучаешь вопрос, понимаешь весь функционал, каких-то сложностей при соблюдении определенных требования нет.

– С кем из хоккеистов, тренеров советовались?

– Большую помощь в этом плане оказал Михаил Захаров, нынешний главный тренер сборной Беларуси. То, чем он мог помочь в тот момент, помог. Со временем он, конечно, приобрел новые знания и, возможно, что-то бы еще подсказал. Например, когда возводилась «Чижовка-Арена», по его совету блок раздевалок был сделан на порядок лучше, чем на «Минск-Арене». Например, хозяйская раздевалка там больше. Если откровенно, я бы тоже хотел видеть раздевалки такого размера на «Минск-Арене».

 

– Какие советы давал Захаров?

– Все с точки зрения удобства и комфорта для хоккеистов и тренеров. Просто в то время у нас была немного корявая нормативная база. В каком смысле? Например, площадь на одного хоккеиста и все в таком роде. Нормативы были еще с советских времен. Сейчас они уже немного изменились и больше соответствуют мировым стандартам.

Михаил Михайлович советовал очень много ценного, и если бы все, что он говорил, было выполнено, арена была бы просто идеальной. Но получилось как? Сперва Захаров советовал нам, помогал, потом случилась пауза, и тренер вновь стал помогать, когда уже шло активное строительство. Можно было бы что-то переделать по просьбам Захарова, но пришлось бы демонтировать, например, часть перегородок. Чтобы ту же раздевалку увеличить. Это были затраты, на которые руководство стройки не пошло бы, считалась каждая копейка. Было решено так: если соответствует норме, тогда оставим. Да, могло быть лучше, но остановились на том, что есть.

– С хоккеистами советовались?

– На первоначальном этапе прибегал к их помощи. С кем общался? Не помню, честно говоря. Наверное, всю сборную собрали и общались с ними :). Но понимаете, как там получилось. Игроки там увидели что-то, там – и постоянно предлагали свои варианты. Я понял, что сработаться будет очень тяжело. А вот почему было комфортно работать с Захаровым? Он видел все на перспективу, у него объемное представление. На стадии проектирования он рассказывал свое видение по функционалу, а когда прошла информация, что, возможно, «Минск-Арена» будет отдана «Юности», у Михаил Михайловича появился больший интерес и желание нам помогать. К слову, прибегнуть к помощи Захарова мне посоветовали в федерации хоккея.

– Ею в то время руководил Владимир Наумов?

– Да, и он принимал многие решения, давал указания, согласовал все планировочные решения. Вы знаете, на удивление очень адекватный дядька. У многих представление: как силовик может руководить хоккеем и данной стройкой? Объективно с Наумовым было приятно работать. За строительством объекта он следил, контроль был жесткий, но при этом все замечания и пожелания были достаточно конструктивные. Наумов – прирожденный руководитель, он все схватывал очень быстро и, повторюсь, оставил о себе очень приятное впечатление.

– С какими еще чиновниками вы общались в процессе создания «Минск-Арены»?

– С бывшим мэром Минска Владимиром Ермошиным, он был как представитель президента. Очень грамотный человек, умный, хозяйственник. Он прекрасно владел вопросами строительного комплекса.

– Почему было решено строить именно 15-тысячник?

– А это уже не мои вопросы. Нам пришло задание на создание арены именно с такой вместимостью. Конькобежный стадион – три тысячи человек на трибунах, велодром – две тысячи. Почему так было решено изначально, не знаю. Но, в принципе, считаю, это достаточно оптимальные цифры. Есть арены и больше, есть и меньше. Но для Минска это хорошая цифра. И, как вы помните, долгое время арена была самой посещаемой в КХЛ. Пока «Динамо» играло. Может, когда-то команда снова заиграет нормально, тогда и арена будет заполняться.

– При проектировании «Минск-Арены» основной упор делался именно на хоккей?

– Нет. Объект создавался как многопрофильный спортивный комплекс. А сама «Минск-Арена», по своей сути, многофункциональная спортивно-зрелищная арена. Вы же видите, какие мировые звезды тут выступают. Если бы не было такого объекта, в столицу Беларуси, может, никогда бы не приехали ни Элтон Джон, ни Стинг.

Все подобные объекты проектируются по схожему сценарию, просто в каждой стране есть профилирующие виды спорта. В Канаде первичен хоккей, но на местных аренах можно проводить соревнования по другим видам спорта, концерты. В Гамбурге приоритет отдан гандболу, но это не значит, что и там нельзя проводить, например, хоккейные турниры. То же касается и «Минск-Арены». Основной упор – на хоккей, но при этом спокойно можно проводить другие мероприятия. Лед не растапливается, на него кладется специальное покрытие. Буквально за ночь можно все подготовить, поменять.

Кстати, мы как-то были в Катовице, и там при нас меняли покрытие на арене. Растопили лед, завезли опилки, постелили их по всей площади, соорудили трамплины, трассы – и проводили соревнования по прыжкам на мотоциклах.

***

– Давайте поговорим о парковках. По-вашему, мест для посетителей хватает?

– По расчету «Минск-Арена» вмещает 15 тысяч зрителей, суммарная емкость парковок – полторы тысячи. То есть соотношение 1 к 10. В качестве сравнения приведу «Альянц Арену», там соотношение 1 к 8. Но уровень автомобилизации в Германии в разы выше. И там постоянно возникают проблемы с выездом, люди покидают территорию парковок около 40 минут. Но, с другой стороны, «Альянц Арена» построена около кольцевой, можно сразу на нее выехать. Плюс общественный транспорт хорошо работает. Тем не менее даже в таких условиях у немцев возникают проблемы при разъездах. «Минск-Арена» по количественному соотношению посетителей и машиномест близка к немецким показателям, но у нас есть один существенный нюанс. Вы приходите и видите: часть мест уже занята. Где-то продают машины, где-то стоят люди, а где-то паркуются посетители гостиницы. И получается, что парковка забита еще до начала мероприятий, для посетителей арены мест остается не так много.

Скажу, что для идеальной логистики около объекта все-таки надо было бы сделать развязки. А то пока выезд сейчас идет на улицы Радужная и Нарочанская. А эти улицы светофорные, и поэтому всегда собираются очереди. Если бы были как минимум три развязки, было бы проще, но вы же понимаете, что это дополнительные финансовые вложения, и при этом немалые. Все упирается в деньги. Так что пока мы вынуждены мириться с существующей реальностью. Тем не менее хочу отметить, что, например, работа общественного транспорта сейчас налажена  очень хорошо. Когда заканчиваются мероприятия, иногда пускаются дополнительные автобусы, все зрители распределяются в них и быстро покидают территорию.

– Вы же являетесь и главным архитектором многоуровневой парковки около «Минск-Арены»?

– Да, она рассчитана на 1080 машиномест. Там два этажа, как изначально планировалось, так и получилось. При определенных условиях можно было бы сделать парковку и повыше, но рядом находится больница, еще какие-то здания. И мы вынуждены были следовать санитарным нормам, другим нормативам. Так что два этажа – это предельная высотность в том месте. Хотя, с другой стороны, сделай мы парковку на большее количество машиномест, люди бы выезжали с территории по три часа.

 

– Во время возведения «Минск-Арены» возникали какие-то моменты, которые заставляли стройку приостанавливаться?

– Нет, такого точно не было. Все шло своим чередом, как часики. Почему стройки останавливаются? Или проектные ошибки, или нет денег. Ошибок у нас не было, финансирование было стабильное.

– Иностранных специалистов к стройке привлекали?

– Понимаете, в Беларуси проблема нехватки кладочников, поэтому мы были вынуждены привлечь к работам вьетнамцев. Немного, конечно, но они были.

– Что изначально планировалось, но в итоге не удалось реализовать?

– На самом деле все, что запроектировали, все сейчас вы можете увидеть. И те же выдвижные трибуны в самом здании. На всех аренах предусмотрено то, что первые семь рядов при необходимости убираются, это стандартное решение.

– Когда в последний раз вы были на «Минск-Арене»?

– В прошлом году, когда там проходили соревнования в рамках Европейских игр.

– Сейчас изнутри объект вам нравится?

– Да, вполне. Но, еще раз скажу, при строительстве была поставлена задача применять только отечественные материалы. Куб над ареной – отечественная фирма «Палами», плитка в фойе – «Керамин». Наверное, хотелось бы получше, покрасивее, но она такая, какая есть. Чтобы сделать супер-пупер интерьер, нужны классные отделочные материалы. Это стоит денег. Я много арен посмотрел и заметил, что никто особо не выпендривается, даже зачастую подвесные потолки не делают. Вы видели «Сименс Арену» в Вильнюсе? Это практически сарайчик, все максимально бюджетненько.

– Гуляя по «Минск-Арене», возникают мысли, что можно было бы что-то сделать получше в плане функционала, а не интерьера?

– По большому счету нет. Все устраивает. Единственное, как я сказал, увеличил бы площадь хозяйской раздевалки. А так, в принципе, все на уровне, мне за «Минск-Арену» не стыдно.

***

– Вы были на стадионе «Динамо» после реконструкции?

– Нет, не довелось еще.

– Но, думаю, вы слышали о тех косяках, которые вылезли на стадионе после его сдачи?

– Конечно. И могу объяснить, в чем вся соль. Как правило, когда параллельно идет проектирование и строительство, есть одна неприятная штука. Сразу денег очень много, они выдаются в большом количестве, но основные работы происходят потом. Вылезают косяки, а денег на их исправление уже нет. И людям за неадекватную зарплату приходится пахать, они стараются все исправить. Знаю, что за год до сдачи объекта целая бригада архитекторов, авторов уволилась. А доводить стадион надо. И все делалось впопыхах, так как «Динамо» реконструировали к Европейским играм.

Еще один момент. По уму на таких стадионах крышей накрываются все трибуны. А у нас волевым решением сверху было указано, что накрывать нужно то ли две трети трибун, то ли еще меньше. И это привело к еще одному не самому приятному моменту – расположению и внешнему виду осветительных мачт. Так уже никто не делает, везде по периметру козырька монтируются светильники, и они освещают поле. У нас такого изначально не планировалось. Но, смотрите, когда не было крыши над трибунами, мачты стояли прямо, смотрелись более-менее. Но потом, когда появился козырек, где не были предусмотрены светильники, пришлось эти мачты наклонять. Получились эти, как в народе говорят, мухобойки. Решение, по-моему, дикое, так никто не делает. Но было приказано делать так, а не иначе. Вот мы и получили то, что есть сейчас. А то, что где-то что-то текло, где-то что-то отваливалось… Вообще, я не знаю, все ли сделано по проекту, может, был приказ все закончить побыстрее и подешевле.

Как при реконструкции «Динамо» могли допустить такие косяки? Объясняют в «Минскпроекте»

Конечно, все хотят сдать идеальный объект, но когда делается что-то новое, все предугадать просто невозможно. Косяки в любом случае будут вылезать. «Динамо» – уникальный объект, и все продумать невозможно. Тем более такой гигантский объект делала маленькая бригада, при этом впопыхах, да и еще сверху постоянно: «Давай! Давай!»

«Футбол – это просто дополнительная опция». Архитектор, который придумал новый облик стадиона «Динамо»

Честно скажу, на «Минск-Арене» тоже хватало косяков, но они не были настолько очевидны и глобальны. Например, воздуховод проходил чуть ниже, чем планировалось изначально. Но все было решаемо.

– Вы были на сдаче «Минск-Арены»?

– Естественно. Как главный архитектор подписывал акты. Как проходила приемка объекта? Не было такого, что все комиссии собрались вместе и пошли смотреть, проверять. Эмчээсники сами приезжали, проверяли и подписывали документы, архитекторы – сами, заказчик, УКС Мингорисполкома – сам.

– От Международной федерации хоккея кто-нибудь приезжал?

– Только на открытие «Минск-Арены» были представители. Был на мероприятии и Уэйн Грецки. Официальное торжественное открытие состоялось 30 января 2010 года, а до этого, в декабре, прошел финал Рождественского турнира. Хотелось испытать арену, посмотреть, что и где можно еще поправить.

– После этого матча были замечены какие-то косяки?

– Так я скажу, что потом еще на протяжении полугода что-то доделывалось, поправлялось. Например, строительные косяки. Где-то что-то протекло, отслоилось. Постепенное устранение каких-то недочетов шло еще несколько месяцев. Но ничего критичного не было.

***

– При проектировании, при строительстве важный вопрос – безопасность зрителей. Как прорабатывался этот момент?

– На протяжении всего времени шло сопровождение МЧС, пересчитывался каждый сантиметр. Важный вопрос – время эвакуации зрителей. Не помню точные нормы, там целый талмуд, но мы старались соответствовать всем требованиям. Даже если случалось так, что где-то в процессе строительства был заужен проход, то если не критичные цифры – оставляли, а если выходили за нормы, то приходилось брать отбойные молотки, все разрушать и переделывать. У нас такое бывало не раз.

В чем уникальна «Минск-Арена» в плане безопасности? За счет обходной галереи, которая опоясывает арену, эвакуация проходит очень быстро. Покинул свое место, попал в коридор – и быстро можно выйти на улицу. Также на арене установлены кресла с серьезной пожарной нагрузкой. По периметру, в самой чаше, стоят лафеты, то есть пожарные гидранты. Когда на арене проходят какие-то мероприятия, около них дежурят люди. Две струи от этих лафетов перекрывают любую точку, сила напора просто колоссальная. Кстати, помню, когда на «Минск-Арену» ехала группа «Rammstein» со своим файер-шоу, этого все боялись как огня. Но после того, как концерт прошел без инцидентов, все выдохнули – больше ничего не страшно.

– Это касается безопасности простых зрителей. А что до вип-гостей, президента?

– Там тоже были продиктованы свои требования. Приезжали представители службы безопасности президента, за всем следили, вся планировка вип-блока проходила согласование. Мы все нормы и требования выполнили. Какая там система? Этаж разбит на комнаты, есть санузел, большая барная стойка, есть телевизоры. Гость может даже не выходить в открытую вип-ложу, а находиться за стеклом, к слову, не бронированным, и следить за мероприятием даже по телевизору.

– Настолько большая центральная лестница была предусмотрена изначально?

– Сначала она была предусмотрена чуть уже, но когда проходили различные экспертизы, было решено сделать ее максимальных размеров. Никто ведь не понимал, каково это – выход 15 тысяч зрителей. Были опасения за безопасность. Поэтому, чтобы не рисковать, сделали такой размер. Были ли предусмотрены еще лестницы? Нет, только эта. Если поставить лестницу, например, еще и позади арены, то зрители бы пересекались со спортсменами, а этого быть не должно.

– Со стороны болельщиков раньше нередко звучало недовольства по поводу малого количества точек общепита.

– С этим согласен, есть такая проблема. И это нюансы нашей нормативной базы того времени. Когда мы проектировали «Минск-Арену», вся инфраструктура должна была соответствовать нормам, прописанным в пособии «Проектирование спортивных и физкультурно-оздоровительных зданий, сооружений и помещений», выпуск 2001 года.

По нормативных документам на сто процентов зрителей должны быть места в гардеробах. Мы так и сделали. Но, как правило, делается на процентов 10 зрителей – люди не раздеваются. Что же в итоге получилось? Куртки мало кто сдает, и руководство «Минск-Арены» сейчас приняло решение часть помещений, отведенных под гардеробы, переделать под буфеты. Плюс стоит очень много точек общепита по периметру. Сейчас, по-моему, недовольств от зрителей в этом плане нет.

Но скажу вам еще одну вещь. При проектировании у нас были предусмотрены курилки внутри «Минск-Арены». В этой книге как раз расписано, сколько их должно быть и где они должны располагаться. Мы их сделали, но когда здание было построено, но еще не сдано, в мире пошла тенденция убирать курилки из спортивных сооружений. В итоге на третьем этаже – там, где в больших холлах расположены буфеты – находятся кабинеты. Сейчас это офисы, а изначально помещения должны были стать курилками. Их планировалось очень большое количество. С вентиляцией, со столиками. Чтобы было более понятно, третий этаж должен был представлять из себя большой буфет, при этом часть помещений отводилась для курящих людей.

– А вы говорите, что все, что хотелось, удалось реализовать.

– Рано или поздно что-то пришлось бы переделывать. Арена живет своей жизнью, что-то меняется. Например, к чемпионату мира по хоккею-2021 планируется повесить новый медиакуб. Срок эксплуатации нынешнего уже вышел.

***

– По итогу можно сказать, что «Минск-Арена» – это гордость вашей карьеры.

– Конечно. Плюс я за нее получил Государственную премию. Получил Гран-при за лучший объект года.

 

– Личная благодарность от президента Беларуси была?

– Нет, он вручил Госпремию, пожал руку. И все на этом.

– Каких еще проектов от вас ждать?

– Честно скажу, сейчас для этого не самое лучшее время. Да и нет необходимости. Например, по спортивным сооружениям норма закрыта, театры реконструированы. В основном строятся бизнес-центры и торговые центры. Но, как правило, за них отвечают частные инвесторы и бюро, которые сами и проектируют, и строят. А тогда, когда возводилась «Минск-Арена», был бум, экономический рост. В Минске было построено очень много знаковых объектов. Сейчас же время совсем другое.

Фото: minskpromstroy.bylaivorita.ltsport.tut.byskyscrapercity.comctv.by, из личного архива Валерия Куцко

+23
Популярные комментарии
Galasinjo
+10
Минск-арене очень повезло построиться в сытые годы - очень правильный вывод в конце. Все остальные сооружения после нее - просто тотальная экономия на всем, и неважно в столице они или в регионе. Может только falcon arena - но это только исключение.
kdg_178
+8
Самое обидное, что не сделали на Минск-Арене, так это полноценный второй ярус.
pibi
+4
лучшее спорт сооружение в РБ это точно. Ходила байка, что никто не верил главному архитектору про вантовую систему кровли, что типа купол рухнет и когда этот купол опускали, то главный стоял внизу под ним)
Написать комментарий 12 комментариев
Реклама 18+