«Я на стороне батьки. Получаю удовольствие от жизни в Беларуси». Огненное интервью украинца, который стал своим в белфутболе

Про необычных партнеров, странные матчи «Гомеля», фурор «Крумкачоў» и потерянные деньги.

Украинец Александр Батищев выступает в Беларуси с 2014 года. Он уже настолько стал в стране своим, что даже получил вид на жительство. Хавбек успел причаститься ко многим белорусским проектам. Видел, как Александр Седнев выжимает из «Белшины» максимум. Помогал Олегу Дулубу и «Крумкачам» будоражить элиту (стал свидетелем непростых отношений брата Александра Глеба и Евгения Шикавки). Засвидетельствовал кончину минского «Торпедо» и «Дняпра» - оба клуба внушительно задолжали футболисту. Играл в «Гомеле» (и сейчас снова в этом клубе), когда там проворачивались договорные матчи, и вообще легионер имеет опыт общения с нечистыми на руку футболистами, хотя сам в такие игры не играет. 

В общем, за шесть лет у Батищева накопилось немало историй. Их он рассказал Дмитрию Руто, заодно вспомнив самых ярких партнеров и тренеров, с которыми пересекался в Беларуси.

– Чемпионат Беларуси в первой лиге еще не стартовал, высшая идет. До сих пор есть сомнения, стоит ли продолжать турнир в связи с распространением коронавируса. Что думаешь ты?

– Весь мир остановил соревнования и, по сути, нам тоже стоит это сделать. Но я на стороне батьки [Александра Лукашенко]. Он не видит поводов для паники, не дает ее разжечь. В Беларуси все продолжают работать, жить обычной жизнью. У меня семья, дети, я, конечно, за них переживаю, но они продолжают ходить в сад, мы с женой ходим на работу. Все нормально. Мы просто следим за здоровьем, выполняем все рекомендованные меры безопасности. В таком случае все будет хорошо.

– Ты назвал президента батька. За столько лет обелорусился?

– Да. Вот тебе нравится Украина, а мне – Беларусь. Я получаю удовольствие от жизни в этой стране, тут уже нахожусь больше шести лет. Нравится абсолютно все, даже поменял бы гражданство. Пока же у меня есть вид на жительство. Как его получить? Есть два способа. Либо если у тебя есть белорусские корни, либо если ты как футболист играешь здесь три сезона, и потом можешь подавать документы. В моем случае получилось так, что у жены отец – белорус. Ее родители развелись давно, поэтому когда мы переезжали сюда, особо не задумывались о том, кто по национальности ее отец. Но приехали, покопались в биографиях родственниках, и оказалось, что он – белорус. Подали документы, все получили. И сейчас даже есть предпосылки, что, возможно, получим белорусское гражданство.

– Зачем тебе это?

– А почему бы и нет? У меня здесь работа, жилье, мне здесь нравится. Не вижу ничего плохого в смене гражданство. Тем более, признаюсь, готов остаться в Беларуси навсегда. Столько лет уже тут играю, хотя на самом деле была возможность вернуться в Украину, поиграть там в высшей лиге. Не срослось. Да и вижу, что в Украине ситуация в футболе все хуже и хуже. Команды снимаются с чемпионата, творится непонятно что. А в Беларуси играют, все хорошо, все нравится, все работает.

– Но и здесь хватает нестабильности.

– Да, согласен. И я несколько раз в эту нестабильность попадал. Но, как говорится, не хочется шило на мыло менять. Не поеду не пойми куда, если предложат на 100-200 долларов больше. Например, этой зимой предлагали варианты из высшей лиги Узбекистана и Казахстана, второй лиги Польши. Те деньги, что обещали, не намного больше тех, что я могу получить здесь. Так что не вижу смысла все менять.

– В Беларусь ты приехал в 2014 году. Какие-то вещи в нашем футболе и стране в целом не понравились?

– Что касается футбола, то, переезжая из Украины, понимал, что чемпионат Беларуси по уровню чуть ниже. Некоторые моменты по условиям в клубах не совсем нравились. А если говорить о стране в целом, о быте, то, знаешь, в этом плане, наоборот, все сразу понравилось. Если сравнивать с Украиной, тут во всем – в быту, в отношении к людям – сумасшедший порядок. В Беларуси все для людей, для жизни. Президент молодец. Хотя, знаю, некоторые жалуются на него, на жизнь в Беларуси, но они просто не знают, что происходит в Украине.

– Слышал от украинцев такую фразу: «Нам бы вашего президента». Лукашенко навел бы там порядок?

– Да, однозначно. В Беларуси чувствуется рука президента. Несмотря на то, что Украина во много раз по площади больше, уверен, Лукашенко навел бы там порядок. Видны рычаги управления, как он держит страну под контролем. Уверен, он бы сделал все грамотно и в Украине.

– Многие украинцы говорят, что после прихода к власти Владимира Зеленского в стране стало чуть лучше, проще.

– Им, наверное, виднее. Судя по тому, что пишут в интернете, тоже могу сказать, что в стране стало лучше. Дай Бог здоровья и сил Зеленскому, чтобы он смог наладить все, сделать так, как нужно для людей. И навести такой порядок, как в Беларуси.

– Приход Зеленского на пост президента, выбор его народом – это некий шаг отчаяния людей, которые готовы видеть во главе государства даже известного шоумена, а не политика?

– Тут больше надежда на лучшее, на то, что что-то изменится. Что творилось в Украине в последние годы – куда уж хуже? При Порошенко, Януковиче все было очень плачевно, никакого порядка. Все устали от этого. А Зеленский – человек от народа, все его знают, сделали выбор в его пользу. Это как один из последних шансов, что жизнь в Украине изменится к лучшему.

– Ты давно был в Украине, в родном городе Рубежное?

– Очень давно, вообще туда не езжу. Тяжело туда добираться: дорога разбитая, множество постов, люди с оружием стоят. На окраинах городов в Луганской области до сих пор иногда стреляют. А я беспокоюсь за безопасность своей семьи. Да и, честно, не вижу смысла туда ехать, ничего меня туда не тянет. Хотя да, там мои бабушки, дедушки, друзья – те, ради кого можно было бы съездить.

– По-твоему, сколько времени еще будет продолжаться такая ситуация на востоке Украины?

– Думаю, еще очень долго. Эта «игра» выгодна определенным людям, они хотят, чтобы это длилось как можно дольше. Может, не стрельба и убийства, но атмосфера напряженности.

Историю о том, как на КПП в Луганской области тебя и твоего друга с львовской пропиской остановили люди с автоматами и едва не убили, вспоминаешь как что-то из ряда вон выходящее?

– Да, это было очень страшно, жуткая картина. Такое только в фильмах можно было представить. Нас остановили, наставили автоматы, перезаряжали оружие, все вооруженные люди сбегались, окружали нас. В тот момент было очень страшно. Благо у меня характер крепкий, я не дрогнул в тот момент, спокойно объяснил людям, что мы футболисты, ничего страшного не делаем.

– Если бы с этим же другом ехал по той же дороге сейчас, ситуация бы повторилась?

– Думаю, да. Вопрос же не разрешен, есть противостояние ЛНР и Украины. Если бы все закончилось и народ объединился, было бы хорошо. Но, как я уже сказал, определенным людям это не нужно. Поэтому и многие украинцы не хотят возвращаться на Родину.

***

– Ты уже сказал, что не раз попадал в ситуации нестабильности в нашем футболе. Когда приезжал сюда, думал, что можешь оказаться в не самых приятных ситуациях: долги, суды, ликвидации клубов?

– Конечно, не думал. Но этого всего хватает в любой стране, в любом чемпионате. И это касается не только футбола. Что уж говорить, если брат брата обманывает, родственники не хотят помогать друг другу. Поэтому если залезать глубоко, то можно сказать, что бардак есть везде.

– Но когда ты приехал в 2014 году в «Белшину», с бардаком не столкнулся?

– Нет. Потому что там был тренер [Александр Седнев], который держал все под контролем. С теми не самыми лучшими условиями, которые у него были, он оставался профессионалом, выжимал из команды все. И достигал реального результата. Сейчас Седнев возглавляет «Рух», и, признаюсь, интересно будет последить за этим коллективом, за специалистом. Александр Сергеевич оставил большую частичку себя в моем сердце, он раскрыл меня как футболиста в Беларуси. Всегда приятно видеть его, слышать о нем. Желаю ему успехов.

– Но ты же застал и смутные времена в «Белшине»?

– Да, было такое. Но, опять же, и Седнев, и многие игроки команды даже в таких тяжелых условиях, в смутные времена сумели выйти из ситуации с высоко поднятой головой. Мы работали, когда больше восьми месяцев не платили зарплату. Но парни терпели, преодолевали трудности и при этом умудрялись показывать хороший футбол. Помню, мы выдали серию из 14 матчей без поражений. Ребята и тренер молодцы, держали команду под контролем, не дали ей в тяжелейших условиях развалиться и скатиться в первую лигу.

– Когда в «Белшину» пришли иностранные инвесторы, не возникло ощущение, что это все – шарашкина контора?

– Возникло, конечно. Да вся Беларусь говорила об этом, люди предсказывали, что результат будет не самый лучший. Только почему-то вышестоящие люди этого не понимали. Как можно было развалить команду, которая едва не взяла медали чемпионата, обыгрывала фаворитов? Ладно, все это история, ее и так все знают. Не будем повторяться.

Почему проект обновленной «Белшины» терпит крах

– Когда ты уходил из клуба, тебе все выплатили?

– Да, хотя изначально долги и передо мной, и перед другими ребятами, которые покинули «Белшину», были. Сколько? У кого-то чуть больше, у кого-то чуть меньше. Мне, например, должны были несколько тысяч долларов.

***

– В «Белшине» ты поиграл с несколькими интересными личностями, о которых хочу поговорить. Например, был в составе испанец Мануэль Бледа.

– Скажу больше, мы жили с ним в одном номере. Очень хороший парень, правда, ему было не очень легко. Когда ты легионер, живешь в таком городе, как Бобруйск (пусть не обижаются на меня его жители), а тебе еще и не платят, то психологически очень тяжело. Но на поле, казалось, он обо всех проблемах забывал. Потому что и коллектив ему помогал во всех вопросах, и тренер постоянно общался, объяснял, что трудности нужно перетерпеть, переждать. Скажу, что даже в той ситуации Мануэль старался оставаться профессионалом, работал на сто процентов, забивал мячи. В итоге получил предложение из Таджикистана и переехал туда.

– Как ты общался с Бледой?

– По-разному. И с помощью жестов, и переводчик помогал, и на ломанном испанском, английском. Весело было общаться, особенно если посмотреть со стороны :)

– Ты учил его русскому?

– Конечно. Но он и без меня узнал несколько слов на русском языке. Естественно, сразу же его познакомили с нецензурной лексикой. Хотя, насколько помню, он часто повторял слово crazy. Оно у него было любимым.

– Как испанец выживал в Бобруйске в плане быта?

– В основном ходил в кафе, пиццу ел. Часто задерживался на базе, мы играли в теннисбол. Девушки, по-моему, у него не было, поэтому много времени уделял изучению русского языка. И, конечно, куда же без помесения «Короны». Каждый день там бывал.

– В «Белшине» в то время было много легионеров, особенно украинцев.

– Седневу нравились украинцы. И как-то он сказал: «Если бы была возможность, выставил бы в стартовом составе 11 украинцев». Нравился подход футболистов из этой страны к делу. Нас же воспитывали профессионально работать, не валять дурака. Украинцы в плане футбола агрессивны, многого хотят. И Седневу это нравилось.

– Кто еще из легионеров тебе запомнился из «Белшины»?

Галюза, Рожков. У нас была отличная тройка в центре, мы даже играли без номинальных нападающих в то время. Очень хорошо получалось, чувствовали друг друга. Интересно, что я в свое время Илье еще мячи подавал, а в Беларуси вместе играли. Парни прекрасно выглядели. А кто еще? Из легионеров больше никто не запомнился. Зато огромное впечатление на всю жизнь произвел Саня Шагойко. Своим профессионализмом, отношением к делу, к быту, действиями на поле – настоящий пример для всех.

Есть одна история, связанная с Шагойко. Когда я только приехал в «Белшину», был молодой, азартный, кровь кипела. В матче с «Неманом» Саня допустил небольшую ошибку, мяч неудачно отскочил, и я на эмоциях подскочил к Шагойко, начал ему кричать: «Соберись, что ты делаешь». Не знал ведь, сколько ему лет. Саня посмотрел на меня и говорит: «Малый, успокойся». А я дальше на него наезжаю. Шагойко промолчал, ничего не ответил и продолжил играть. Спустя время я узнал, сколько ему лет, увидел, как он работает, и, честно, стало стыдно. Через интервью хотелось бы извиниться за то, что неправильно в той ситуации повел себя. Не на того наехал.

– Ты же играл с Дмитрием Хлебосоловым.

– Жалко, что у него после «Белшины» не пошло, загубилась карьера. Но нападающий он классный: и головой хорошо играл, и бил прекрасно, техничный. Много мячей со штрафных забил. Он мне как футболист очень импонировал. Не знаю, почему у него не получилось в дальнейшем. Тем более он работал усердно, часто после тренировок оставался, дорабатывал. В свои выходные занимался. Наверное, причина в психологии, ему нужно было внутри себя разобраться.

***

– Про некоторых персонажей из «Белшины» поговорим позже, а сейчас давай перейдем к «Крумкачам», за которые ты выступал после Бобруйска.

– Там довелось поработать под руководством Олега Дулуба. Хороший специалист, тренер. Провел с ним неплохое время. Жалко, что мы с ним упустили возможность попасть в призеры. Но Дулуб раскрыл многих футболистов, помог им в карьере, да и у самого тренерский путь пошел вверх. Мне импонировал Дулуб и как человек. Помню, как он приводил нам цитаты из Библии на установках. Очень заряжало, придавало сил и эмоций. Заставляло задуматься. Хотя, соглашусь, немного непривычно было слушать такое на предматчевых установках.

– Как думаешь, почему Дулуб до сих пор без клуба?

– У каждого бывают взлеты и падения. Не дали ему шанса в БАТЭ. Все так хорошо начиналось, а потом получилось так, как получилось. Думаю, у Дулуба сейчас непростой период, но он найдет свою команду и покажет, что знаний у него много и что он хороший тренер.

– Кто из игроков команды тебе запомнился?

– В первую очередь легионер Давид Симбо. Интересный парень, футболист перспективный, это было видно, но он, похоже, не понимал, где вообще находился. В каком плане? Понимаешь, у него всегда было повышенное давление, клубные врачи не могли разобраться, что происходит у него с организмом. А потом выяснилось, что перед тренировками он выпивал спиртное, заливал это бёрном. В итоге приходил с давлением. Провел две-три игры и поехал домой. Странное отношение к делу, если честно. Да и в коллективе он себя не особо проявлял, постоянно на своей волне, под бёрном :)

 

– На своей волне был и Сергей Кошель?

– Ну, о нем все знают :). Хотя когда ты с ним общаешься, вполне нормальный парень, просто со своими взглядами на жизнь. Есть и космические взгляды, есть и вполне человеческие :). Чтобы его понять, я бы, например, хотел с ним прожить в одном номере годик-два, тогда бы сложилось полноценное представление. Может, и понял бы, что он имеет в виду в своих рассуждениях о космосе. Но так, в принципе, нормальный парень, ничего плохого о нем не скажу. Тем более, согласись, все мы со своими странностями.

– Как Кошель настраивался перед матчами?

– А ничего особенного, как и все. Ни в какие свои пространства не уходил.

– Что скажешь о другом нападающем команды Вячеславе Глебе?

– Интересный персонаж, классный парень. Один из лучших футболистов, с которыми мне довелось поиграть. Хотя изначально я не понимал, чем он занимается на тренировках, во время матчей. Придерживает мяч, тормозит атаки. Но когда начал следить за ним внимательнее, увидел, что он на поле делал очень многое, пользу приносил огромную. Думаю, до 40 лет в белорусском футболе точно может доиграть. Приятно с ним было общаться и в быту. Очень открытый, всегда поможет, вносил позитив в коллектив. При этом общался абсолютно со всеми. И никакой заносчивости, потому что в свое время поиграл за сборную, за ним не замечал. Хотя иногда шутил так, что, казалось, перегибал палку. Например? Саню Скшинецкого называл дровосек. Говорил всем, чтобы пас ему не давали. Может, со стороны это звучало обидно, но Саня и все в команде понимали, что это в шутку.

– Был там еще один нападающий – Евгений Шикавка.

– Он молодец. Помню, как ему много помогал Дулуб. Когда «Крумкачы» играли в высшей лиге, Женя часто не реализовывал свои моменты, но тренер всегда поддерживал его. Думаю, если бы Женя все свои мячи забил, то два раза бы стал лучшим бомбардиром. Радует, что потом он раскрылся, в «Слуцке» хорошо играл, попал в греческий чемпионат, а сейчас в минском «Динамо». Желаю ему удачи.

Но были и некоторые неприятные моменты, связанные с Шикавкой. Например, он часто ссорился с Глебом. У обоих детство в жопе иногда играло. Один сказал другому что-то неприятное, тот ответил. У нас даже было собрание по поводу того, что Женя и Слава часто конфликтуют, думали, как сделать так, чтобы это не отразилось на команде, на результатах. Дулуб как-то даже со мной советовался, ставить ли этих двух нападающих в стартовый состав на следующий матч. Я, конечно, сказал, что нужно ставить, потому что это хорошие футболисты, лидеры, а со своими проблемами и конфликтами должны разбираться сами. Дулуб последовал моему совету, парни вышли на поле, все сложилось хорошо. По-моему, в той игре Слава даже отдал отличный пас на Женю, но тот, к сожалению, снова не забил.

– Одним из лидеров той команды был еще и Филипп Иванов.

– Да, он еще и капитанил иногда. С ним было комфортно играть. Очень умный футболист, владеет хорошим пасом, видит поле.

– Ты знаешь Иванова как человека, как футболиста. Веришь, что он мог оказаться пьяным на сборах минского «Динамо»? Его же из-за этого из команды выгнали.

– Думаю, такое возможно. Дыма без огня ведь не бывает, и если говорят, то это может быть правдой. А Фил такой парень, что может позволить себе лишнего. И в «Крумкачах» позволял себе расслабиться, но палку точно не перегибал.

Пришел в отель после отбоя, но был трезвым. Версия Филиппа Иванова, почему его убрали из «Динамо»

– В «Крумкачах» ты успел поиграть еще под руководством Алексея Кучука. Что это за тренер?

– Интересный специалист, со своими взглядами. Как понимаю, он многое взял от отца, работать под его руководством было интересно. Он много внимания уделял действиям атакующей тройки, каждому игроку в команде объяснял, что от кого требуется. И, по-моему, при этом тренере «Крумкачы» действительно неплохо выступали.

– До Кучука командой руководил Владимир Пятенко.

– Хороший специалист, со своими взглядами. У него была дисциплина, много внимания уделял функциональному состоянию игроков. С ним мы провели качественные сборы, хорошо подготовились к сезону. Но так получилось, что в «Крумкачах» ему обещали одно, а в итоге получилось совсем другое. И по условиям, и по финансам. Обещания руководителей не подтвердились, тем не менее тренер старался, выжал из себя максимум, но все-таки уехал. Да и команда уже не была мотивирована, не давала результат.

***

– Давай расставим точки на «i» в одном моменте, связанном с «Крумкачамi». В свое время ты через АБФФ судился с клубом, так как тебе должны были больше двух тысяч долларов.

– Со мной и со многими другими игроками полностью рассчитались. Пришел новый инвестор, и так как команда хотела заявиться в высшую лигу, им нужно было погасить все долги. Но потом по непонятным причинам клубу не дали заявиться. Хочу передать большой привет федерации футбола по этому поводу. Как можно было снять одну команду и дать лицензию другой, минскому «Торпедо»? Во-первых, пустили коллектив в высшую лигу не по-спортивному принципу. А во-вторых, потом команда из-за финансовых проблем снялась с чемпионата. Футболисты оказались в еще худшем положении, чем в «Крумкачах».

– Но ты говорил раньше так: «Зная ситуацию в «Крумкачах» изнутри, могу поддержать АБФФ».

– Да, было такое. Но сейчас могу сказать, что федерация порой реально непонятно себя ведет. Как они могут допускать к чемпионату команду, которая по ходу сезона, после первого круга, снимается, оставляет за собой долги? При этом «Торпедо» в начале года присылает в АБФФ письмо, в котором обязуется соблюдать все финансовые вопросы на протяжении сезона. Команда снялась – письмо пропало. В таком случае должна федерация брать на себя ответственность за проблемы клуба и рассчитываться с футболистами.

– Если с долгами понятно, то что за ситуация с двумя контрактами? Ты говорил о соглашении на один год, Денис Шунто – о двухлетнем контракте.

– Получилось так. Когда я подписал контракт, мне его на руки не отдали. Мол, в Беларуси так принято, потому что контракт нужно зарегистрировать в АБФФ. И пока футболист не начнет бить тревогу, договор ему не отдадут. Да и то отдадут не всегда, могут кормить завтраками. Я подписал, бумаги не получил. Посчитал, что мы договорились на год. А какая цифра была прописана в контракте? По-моему, год. Но, рассуждая сейчас, возможно, и ошибаюсь. Денис Шунто с уверенностью заявлял, что соглашение рассчитано на два года. Возможно, повторюсь, я ошибаюсь. Но факт в том, что мне контракт в руки никто не давал, я его после якобы регистрации в АБФФ не видел. Доверился Шунто.

В итоге получилось как? Отыграв год в «Крумкачах», я поехал в другую команду, донецкий «Олимпик». Уже согласовал все условия, оставалось только подписать бумаги. Но Шунто вернул меня в Минск, мотивировав это тем, что у меня еще соглашение с «воронами» на год.

– В «Олимпике» не знали, что у тебя контракт не истек?

– Так они узнали только после того, как им позвонил Шунто и сказал это.

Были разговоры, что Шунто блокировал твой переход в «Олимпик».

– Там дело получилось так. У меня были договоренности с Денисом после первого года в «Крумкачах»: или мне повышают условия, или я буду искать лучший контракт. В итоге он мне сказал: «Условия поднять не могу, поэтому, если найдешь предложение получше, я не против твоего перехода». Я нашел – «Олимпик». И, как уже сказал, практически подписал контракт. Но в этот момент Шунто резко передумал, не захотел меня отпускать. Говорил, что у меня якобы контракт, которого я вообще не видел, на два года. Я Шунто просил, чуть ли не на коленях умолял. Даже хотел отдать «Крумкачам» из личных средств определенную сумму, чтобы отпустили. Но в клубе не согласились. И сейчас меня больше всего удивляет тот факт, что Шунто знал, что у него нет денег, но при этом не отпускал. И в итоге через два-три месяца нам перестали платить зарплаты. Я задавал ему вопрос, почему он не хочет меня отпускать. Денис ссылался на другого учредителя клуба, Майоровского. Мол, именно он не хочет. Я звонил Майоровскому, так и он начинал всякие небылицы придумывать, на кого-то ссылаться.

Денис Шунто: «У Батищева контракт действует до конца ноября 2017 года. Зачем агенту футболиста такие игры, непонятно»

– «Олимпик» после этого на тебя еще когда-нибудь выходил?

– Нет. Тогда не срослось, а потом даже вариантов из Украины не было. Я изначально жалел, но потом решил, что все, что ни делается, к лучшему. Если бы уехал в Украину, не получил бы, наверное, вид на жительство в Беларуси. Верю, что Бог ведет меня правильной дорогой.

– Какие у тебя сейчас отношения с Шунто?

– Нормальные. При встрече обнимемся, поговорим. Я обиды на него не держу, да и не за что. Он молодец, только не хватило ему финансовой поддержки. Чьей? Или спонсоров, или своих ресурсов.

– Правда, что Шунто в команду вкладывал свои личные деньги?

– Да, именно так и было.

– По слухам, Денис играл на ставках.

– Да, тоже такое слышал. И меня это очень беспокоило. Как это было возможно, что человек занимается профессиональным клубом и при этом играет на ставках? А сейчас задумываюсь, как так получилось, что после первого круга мы шли в числе лидеров, могли взять медали, но после летней паузы начали всем проигрывать. Возникают разные мысли.

– Ждешь игры с «Крумкачамi» в этом сезоне?

– Конечно. Тем более провел там хорошее время, с прекрасными тренерами поработал, партнерами по команде. С теплотой отношусь к этому коллективу. Болельщики хорошо ко мне относятся, надеюсь, встретят меня тепло. Да и игра, думаю, получится интересной.

– Расскажи про товарищеский матч ЦСКА – «Крумкачы», который прошел в июле 2016-го.

– Это незабываемый матч. Но, забегая вперед, скажу, что это была наша ключевая ошибка в том сезоне. После первого круга мы шли на третьем месте в таблице, и нужно было отдохнуть, набраться сил, укрепить позиции. У нас были проблемы в защите. А мы вместо того, чтобы заняться этой работой, поехали в Москву играть с ЦСКА. Думали, что после этого поединка половину нашей команды заберут в московский клуб, выложились на сто процентов, если не на 200. Неплохо провели тот матч, проиграли 0:2. Но там судья придумал один пенальти. «Армейцы», насколько помню, тогда активно готовились к чемпионату, были под большими нагрузками, а так могли бы обыгрывать нас крупнее. Так что, с другой стороны, мы легко отделались.

Понравились шикарные условия, которые нам предоставили москвичи: гостиница, поле, раздевалки. Плюс почти у всей команды ЦСКА на память взяли потом майки. У меня оказалась футболка Романа Еременко. Только жалко, что его потом дисквалифицировали за наркотики. В общем, мы сыграли, посмотрели, к чему нужно стремиться. Но, повторюсь, выезд стал ключевой ошибкой в плане продолжения борьбы в чемпионате. Нужно было все-таки отдохнуть.

Впрочем, прекрасно понимаю, что матч с ЦСКА сделал нам небольшую рекламу. В этом польза точно была.

***

– После выступления за «Крумкачы» состоялся твой переход в «Гомель».

– Да, и если говорить о партнерах по команде, которые мне запомнились, сразу вспомню ивуарийца Дао Лассина. Нападающий неплохой, но приехал с очень большой попой. Все смотрели на него и не понимали, как он будет бегать. Но что в итоге? Играл очень много, только почему-то ему так и не удалось отличиться в высшей лиге. Не знаю, в чем причина. Или не фарт, или он чувствовал давление со стороны партнеров. Он не забивал, и к нему, грубо говоря, плохо относились. Постоянно припоминали, что он нападающий, а не умеет забивать. Жалко, что у Дао в Беларуси не сложилось, в «Гомеле» он, мне кажется, потерял годы карьеры.

– В команде в то время было много темнокожих игроков.

– Так потому что клуб активно сотрудничал с агентом [Дмитрием] Селюком. Он преследовал свои цели. Привозил в «Гомель» своих темнокожих футболистов, там их воспитывали, они приобретали техническую оснащенность, а потом Селюк перевозил их в более сильные клубы и получал большие деньги. Яркий пример – Исмаила Соро, который сейчас играет в шотландском «Селтике». Но, скажу честно, из-за такого сотрудничества «Гомеля» и Селюка многие белорусские футболисты страдали и были обделены игровой практикой.

– Как африканцы чувствовали себя в Гомеле в бытовом плане?

– Им, конечно, было тяжело. Почему-то к ним ребята относились чересчур негативно, не хотели помогать. Африканцы спрашивали у меня, почему так происходит.  Сказывались на их жизни и климат, и питание, и языковой барьер. Африканцы держались вместе, ни с кем особо не общались.

– Ты успел поиграть под руководством Алексея Меркулова и Вячеслава Геращенко. Как охарактеризуешь их?

– Понимаешь, чем старше становишься, тем больше понимаешь, что под руководством одних специалистов ты можешь прогрессировать, а под руководством других останавливаешься в своем развитии. Для меня в Беларуси, например, сильнейшие специалисты – это Биончик, Седнев и Дулуб. А Меркулов и Геращенко? В плане футбола многое ушло впустую. О них не хочется вспоминать. Меркулов, например, больше говорил, чем делал. Обещал, что при нем команда будет бороться за высокие места, а в итоге она боролась за выживание. Хотя не понимаю, как можно было набрать столько легионеров, неплохих иностранцев, а в итоге вылететь из вышки.

– Как тренеры общались с темнокожими футболистами?

– Помню, как Меркулов говорил на ломанном английском. У Дао спрашивал постоянно: «Sleep or no?» Установки проводил на русском, а потом отдельно для легионеров на своем английском, где-то жестами объяснял. Как мог. Мне казалось, что эти футболисты не понимали тренера, поэтому и давали на поле такой результат.

***

– После «Гомеля» были полгода в минском «Торпедо».

– Честно, время ничем особенным не запомнилось. Полгода буквально пролетели.

– В плане организации финансовых дел этот клуб был похож на «Крумкачы»?

– Нет. Потому что тут был богатый спонсор, учредитель [Михаил Мироненков], и у него имелись деньги. Он строил грандиозные планы по развитию молодых игроков, их дальнейшей продаже. Мироненков все делал для команды, но в итоге поступил некрасиво по отношению к футболистам. Если ты решил, что не хочешь заниматься проектом, доведи дело до конца, закрой долги перед игроками и уходи со спокойной душой. А получилось так, что сегодня ты обещаешь молодым футболистам, мол, работай и тебе за это воздастся, а потом просто уходишь и все рушишь. Это неправильно, некрасиво.

– В августе 2019-го ты был единственным, кто обратился в АБФФ по поводу задолженности по зарплате.

– Да, но мне сразу же там с ухмылкой сказали, что это мертвое дело. Мол, нет смысла чего-то ждать. Я даже предлагал этот долг не возвращать мне, а перевести его моему другу, который занимался женской командой «Славянка». Им нужно было оплатить долги. Но федерация и на это не пошла, ссылалась на то, что будут суды, что через них нужно выбивать свои деньги. При этом еще раз намекнув, что это мертвое дело. Скажу честно, «Торпедо» мне до сих пор должно зарплату за два с половиной месяца.

– Ты ушел из «Торпедо» одним из первых?

– Да. Уже на тренировках чувствовал, что не нахожу мотивации работать, болтаюсь, как сосиска, выгляжу плохо, мучил себя и остальных. Все из-за ситуации, которая сложилась в «Торпедо», из-за царившего напряжения. Многие говорят, что финансы не должны влиять на настрой игроков, но я скажу, что это все-таки один из главных вопросов. Как только я ушел из «Торпедо», подписал контракт с «Дняпром», сразу же стал тем Батищевым, которым был. Появилась мотивация, хорошая игра и все остальное.

– Ты надеешься еще на то, что с тобой рассчитаются?

– Нет, откровенно. С «Крумкачамi» получилось, потому что команда хотела существовать. А здесь нет клуба, нет денег. Так, к слову, и с «Дняпром». Получилось, что более полугода в итоге я работал бесплатно. Очень больно и обидно.

***

– Продолжим рассказом об этапе в «Дняпре»?

– Это очень хорошее время, несмотря на все трудности и финал – вылет из вышки. Мне понравился город, болельщики, команда в целом. Я познакомился с одним из лучших тренеров в Беларуси – Иваном Биончиком. Он давал понять, к чему надо стремиться в футболе, он каждый день заставлял думать об игре, ни о чем другом. Даже если кажется, что ты уже достаточно знаешь, у Биончика все равно чему-то новому научишься. Он не даст просто так расслабиться, даже если ты провел матч идеально.

– Тренер, команда и болельщики – это одно. Но вы же работали в спартанских условиях.

– Да, это одна из самых главных причин, почему мы не остались в высшей лиге. Играли неплохо, старались, но, наверное, вылет из вышки – это к лучшему. Потому что в таком большом городе должен быть футбол, но так получалось, что от руководства не было абсолютно никакой  помощи и поддержки. Наоборот, было такое чувство, что нас хотели «потопить». Поступки и поведение будто говорили: «Вы молодцы, старайтесь, но мы все равно будем делать все против вас». В чем это выражалось? Финансовой поддержки никакой, обещания не выполнялись. Говорили, что все будет хорошо, все заплатят, а в итоге ребята четыре месяца работали за спасибо. А когда мы вылетели, нам заявили: «Вы же задачу на сезон не выполнили – зачем вам платить?» Опять же, большой привет АБФФ за то, что допустила такое развитие событий.

Ну и, конечно, отдельно нужно сказать об условиях, в которых мы работали. Все прекрасно помнят, на каком поле мы играли с «Рухом». Хотя там ситуация изначально была такая: мы хотели сыграть в Минске на СОКе, на синтетике, показали бы совсем другой футбол и достигли результата, но в Могилеве нам обещали, что подготовят поле, что все будет хорошо. А по итогу что? Слова остались словами, и выполнение задачи нам только усугубили. Специально так было сделано или нет, не знаю.

– Правда, что после выхода на «Трибуне» материала о финансовых проблемах в «Дняпре», в клубе начали искать тех, кто слил эту информацию?

«Если в такой ситуации «Дняпро» останется в вышке, это будет подвиг». В Могилеве снова туго с финансами

– Ребята между собой начали обсуждать, кто что сказал, выясняли. Но, считаю, говорить – это право каждого. Наоборот, тот материал должен был дать руководству повод задуматься, что оно делает что-то неправильно. Но знаешь, что получилось? Руководители глаза на все закрыли, отстранились и, мягко говоря, ничего менять не стремились.

Я вместе с одним парнем писал письмо в Администрацию президента Беларуси с просьбой разобраться в ситуации, помочь решить финансовые вопросы. Но Администрация просто перекинула это все на мэра Могилева. В итоге вопрос завис в воздухе, никто ничем не занимался. Я бы мог подать в суд, но, честно, думал, что президент страны поможет. Не помог. Видимо, посчитали, что власти Могилева должны разбираться. Они же свое бездействие обосновывали тем, что владелец «Дняпра» – частник. К нему и нужно предъявлять претензии. Сейчас команда ликвидирована, суд будет взыскивать имущество, которого, по сути, нет.

– Кто из партнеров по «Дняпру» больше всего запомнился?

Побудей, Марушич и защитники Бондаренко, Яшин, Степанов. Истории о взаимоотношениях в команде? Была одна неприятная история, которая коснулась в том числе меня. Пришел в команду, сразу же старался вести себя профессионально, как это делаю всегда, выкладывался на тренировках, в играх. Но был один матч, меня немного захлестнули эмоции, мы с игроками поругались, потом быстро помирились. Все нормально. Но это [конфликт] не понравилось нашему капитану Юрию Козлову. В командном чате наехал на меня, унижал. У нас каждая игра была как на иголках, мы старались выполнить задачу, а Козлов стал выяснять отношения. Считаю, это неправильно. Благо через какое-то время он все-таки извинился, даже перед всей командой. Но, если честно, этот инцидент подпортил атмосферу в коллективе, и это тоже сказалось на результатах сезона. Не понятно, какие цели преследовал Козлов своим поведением, своими наездами. Наверное, хотел показать, что он капитан, что он лидер. А может, была какая-то зависть.

– Какие еще истории вспомнишь из могилевского периода?

– Например, то, что тренер называл Яшина Кадыров. Защитник же реально на него похож. Что еще? Да на самом деле много всего было, сразу все и не вспомнишь. Коллектив там реально было классный.

***

– Теперь хочу пройтись по некоторым людям, с которыми тебе довелось поиграть в Беларуси. Скажи, ты следишь за нынешними судами над участниками договорных матчей?

«Чего в рваных джинсах? Буду давить на жалость». В Минске снова судят футболистов за договорняки, организатор не знал, что это незаконно

– Конкретно за тем, как проходят судебные заседания, нет, но в курсе того, как обстоят дела у тех, кто попался на договорняках.

– В «Белшине» ты играл с Игорем Лисицей, Михаилом Горбачевым и Алексеем Козловым.

– Конечно, я поражен. Когда приехал в Бобруйск, столкнулся с этими ребятами. Помню, дебютировал в матче с «Нафтаном», 19 июля 2014-го. Мы тогда проиграли в гостях 1:3. Долгое время счет был 1:1, но в конце матча пропустили два гола. Как мне уже тогда показалось, непонятных. А спустя время всплывают имена этой тройки. И понимаю, что что-то тут [в матче] было нечисто. Обидно, что в том матче состоялся мой дебют в высшей лиге Беларуси, а ребята занимались непонятно чем. Это просто преступление для футбола.

Миша Горбачев – порядочный парень, но в силу тех условий, тех финансовых трудностей, с которыми он столкнулся, вынужден был опуститься до такого. Не ищу, конечно, оправданий ему, что бы ни происходило, нельзя такое совершать. Считаю, этих игроков наказали справедливо.

– Были у тебя подозрения в то время относительно этих футболистов?

– На то время нет. В «Белшине» был такой тренер, который просто бы голову оторвал, если бы узнал о чем-то подобном. Хорошо, когда в команде есть такой тренер, который действительно влияет на коллектив, а не просто отбывает номер. Поэтому, повторюсь, в то время даже не было подозрений, что кто-то занимается подобной ерундой, как договорные матчи.

– А оказалось, что Горбачев – один из самых злостных нарушителей.

– Да, как оказалось. При этом многие скажут, что это один из самых порядочных и добрых людей.

– Что скажешь о Лисице и Козлове?

– Лисица, как мне сразу показалось, скользкий парень. И мои подозрения в итоге оправдались. Козлов? Такой же. Скользкий, все время занимал деньги, играл на ставках. Наверное, это его и погубило.

– Ты знаешь причины, из-за которых люди пошли на такое преступление?

– Нет, не знаю. Думаю, финансовые трудности. Другого быть не может.

– В «Гомеле» ты пересекся с Айдовым. Расскажи о нем.

– Один из самых возрастных игроков той команды, он был в авторитете у футболистов, у руководства. Когда мы играли, он очень много ошибался в матчах, но я списывал это на банальные игровые оплошности. А сейчас, когда все вскрылось, просто не могу поверить, что что-то было нечисто. Но, как видишь, человек занимался этой ерундой. Очень обидно, что, выступая полтора года в «Гомеле», я приходил домой, ночью копался в себе, искал причины наших неудач, а оказалось, что Айдов играл нечестно и фактически ломал судьбы многих футболистов. Хотя не верится, что один человек мог это все организовать.

 

– Как он вел себя в коллективе?

– Нормально. Добрый парень, отзывчивый, всегда всем поможет. В этом плане ничего плохого сказать не могу. Были свои друзья из команды, с которыми он проводил время, отдыхал. Не знаю, замешаны ли они в этом деле. Кто именно? Давай это опустим.

– Ты принимал участие в двух матчах высшей лиги, которые оказались договорными. Первый – БАТЭ – «Гомель», который прошел 13 июня 2018-го и завершился победой борисовчан 3:0.

– В том матче я даже был признан лучшим игроком :). А так, если честно, в шоке от того, что всплыло. Меня вызывали в Следственный комитет, показывали этот матч, чуть не предъявляли претензии и подозревали. Я просто был в шоке. Потому что когда играл, не чувствовал, что что-то не так. Да даже когда смотрел пропущенные нами голы, казалось, что они из-за наших банальных ошибок, исключительно игровых. Как оказалось, это договорняк.

Хотя, знаешь, спустя время мы общались с ребятами, и кто-то говорил, мол, Айдов как-то непонятно действовал в защите. Он оставлял большие свободные зоны, не держал соперника. Может, что-то нечистое и замышлял. Но, честно, во время матча ничего подозрительного не чувствовал. Да даже когда после игры мы делали разбор, тренер предъявлял претензии защитникам, объяснял, какие ошибки они допустили и как в следующий раз нужно действовать. Речи о том, что кто-то сдавал матч, не шло.

– Второй матч – «Гомель» – «Динамо-Брест», который прошел 29 июня того же года. Брестчане выиграл 6:0.

– А вот тут отдельная история. Айдов тогда находился на травме, даже не тренировался. Его вообще не наигрывали в состав. Но за два дня до матча он приступил к занятиям и в итоге оказался в старте. Меня это сразу возмутило. Начался матч, Айдов на первой же минуте на ровном месте поскользнулся – нам забили. Якобы бутсы неправильно подобрал. Но я в это, конечно, уже не верю. Человек дал сопернику забить, сделал свое дело. Как мы ни настраивались перед поединком, хотели дать бой, но в итоге получили шесть мячей. Было очень стыдно и обидно, сколько грязи вылилось на всех. А все из-за человека, который занимался нечестными делами.

– Спустя время выглядит немного странным, что Меркулов выпустил Айдова, хотя тот приступил к тренировкам за два дня до матча.

– Странно, но давай лучше не будем развивать эту тему.

– Думаешь, Адова найдут?

– Не знаю даже. Он сам понимает, что если приедет в Беларусь, сладко ему не будет. Поэтому пока в розыске.

– Еще один матч в числе «странных» прошел на предсезонных сборах в 2018-м. «Гомель» играл с «Уралом». Вел 2:0, но в итоге уступил 2:5. Что это было?

– На самом деле что-то непонятное произошло. Мы готовились к игре, настраивались на хорошего соперника. Вышли основным составом, первый тайм отлично провели, выиграли его 1:0. Во втором тайме забили второй мяч. Но на 60-й минуте тренер всех поменял, выпустил второй состав, плюс парней, приехавших на просмотр. В этой компании, кстати, был Айдов. Он даже умудрялся по своим воротам бить, попадал в перекладины. Но сказать, что было что-то реально подозрительное, не могу. Это больше игровые эпизоды. «Урал» стал играть получше, мобильнее, быстрее. Мы проиграли 2:5. О том, что матч может быть договорным, никто тогда не думал. Все списали на то, что после перерыва играл второй состав, плюс россияне показали свою силу. Но когда начались все разбирательства, пошли слухи, все встало на свои места. Видимо, кому-то было выгодно сдавать такой матч. А что думаю я? По-моему, сто процентов это договорняк, потому что во втором тайме творилось что-то непонятное. Даже больше со стороны «Урала». В первом тайме россияне показывали какую-то странную игру, привозили сами себе, а после перерыва как будто резко преобразились.

А еще у нас игроки, которые приехали на просмотр, порой совершали странные действия. Я потом иногда слышал, что на сборах в коллективы приезжают группы футболистов якобы на просмотры, чтобы заниматься сдачей поединков.

– По-твоему, какого наказания заслуживают игроки, замешанные в договорных матчах?

– Максимум, который должен быть, это очень серьезный штраф и пожизненная дисквалификация. Не думаю, что их нужно сажать в тюрьму. Это слишком строго.

– Тебе никогда не предлагали сдать игру?

– Нет, ни в Украине, ни в Беларуси. Да и все знают, что я на такое точно не пойду.

– Такие игроки, как Айдов, и такие матчи, как с «Динамо», БАТЭ и «Уралом», в нынешнем «Гомеле» исключены?

– Да, однозначно. Все, считаю, зависит от тренера. Он отвечает за коллектив, за атмосферу в команде. Если что-то плохо, люди могут пойти не по тому пути. Но когда есть тренер, который является действительно профессионалом, который держит коллектив, каждый день требует результата, своим отношением не позволит думать о чем-то нечистом.

***

– Ты в Беларуси сыграл в шести клубах, и в трех из них столкнулся с финансовыми проблемами.

– Может, во мне дело :)? Хотя, на самом деле, это не очень смешно. Когда человек работает, за свой труд он хочет получать зарплату. Надо же содержать семью, жить дальше. Все должно быть по-справедливому.

– Насколько знаю, после «Белшины» ты мог оказаться в «Граните».

– Да, было такое. Когда уехал из Бобруйска, мне позвонил тренер «Гранита» Валерий Бохно, предложил приехать. Я не знал, что это за клуб. Поехал, пробыл там две недели, посмотрел на условия, которые там были, на финансовую составляющую, взял вещи и сбежал оттуда. Хотя потом жена шутила, что если бы остался, хоть клубники бы поели :).

– Ты когда-нибудь мог оказаться в топовых белорусских командах?

– Когда выступал за «Крумкачы», ходили слухи, что мог перейти в минское «Динамо». Но в итоге слухами это и оказалось, конкретно на меня никто не выходил. В свое время мог оказаться в «Торпедо-БелАЗ», когда командой еще руководил Игорь Криушенко. Но заболел, поднялась температура, тренер не стал ждать, пока я выздоровею. И контракт сорвался.

– Не жалеешь, что в Беларуси ты играешь в основном за команды второго эшелона?

– Жалею, очень сильно переживаю по этому поводу. Хочется подняться выше уровнем. Но в этом плане виню только себя, что не могу переступить барьер середняка и попасть в топ-5 команд из Беларуси. Но при этом не могу понять, почему так происходит. Ведь ничем не хуже многих других игроков. Даже если брать статистику, общаясь с партнерами, с тренерами, ощущаю, что могу себя зарекомендовать в командах-лидерах. Но пока не получается туда попасть. Тем не менее буду работать каждый день, стараться прогрессировать и стремиться к лучшему.

Фото: nfk.by, fcbelshina.by, football.by, fcgomel.by

+16
Реклама 18+
Популярные комментарии
barbabia
+33
Хотелось бы посмотреть на этого молодого человека, как бы он жизни радовался с зп в 500р
Andrei Shprenhel
+18
Как же классно в его Беларуси)
Siroi
+11
“Сильнейший» легионер !!!!Три команды с вышки утопил.....!!!!теперь в первой лиге играет!!!!Очень сильный легионер ,ну ОЧЕНЬ!!!!!!
Написать комментарий 27 комментариев
Реклама 18+