Басков хотел спасти Фазелем имидж, Лукашенко парится из-за ЧМ, но больше ему нужны деньги. Некляев – о хоккее и борьбе

Экс-кандидат в президенты готов к любому решению ИИХФ.

Недавний визит главы ИИХФ Рене Фазеля и его встреча с Александром Лукашенко – одна из самых обсуждаемых тем последних дней. До сих пор не решен вопрос о том, будет все-таки чемпионат мира по хоккею в Беларуси или нет. Как оказалось, даже взгляды не желающего ничего переносить Фазеля с белорусскими не совпадают: после заявления швейцарца о возможном использовании ЧМ как повода «к своеобразному примирению власти и оппозиции» оргкомитет турнира ответил, что подобная привязка «сама по себе абсурдна».

Фазель думает, что Лукашенко построит диалог с народом, а прокуратура поможет с «делом Баскова» – верить в это наивно и глупо

Одним из тех, кого интересует, что же решит ИИХФ, является поэт Владимир Некляев. В 2010 году он был конкурентом Александра Лукашенко на выборах, но по официальным данным проиграл, а за несколько часов до разгона митинга на площади Независимости был избит и арестован. Некляева, как и ряд других кандидатов, тогда сделали фигурантом уголовного дела. В поддержку поэта выступили многие мировые культурные и политические деятели. В итоге Некляева приговорили к двум годам заключения с отсрочкой на два года за «организацию групповых действий, нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них» и освободили в зале суда.

Сейчас поэт по-прежнему вместе с народом и старается приблизить перемены в Беларуси. Он следит за ситуацией вокруг чемпионата мира по хоккею и уверен, что даже если его не перенесут из Минска, это будет для белорусов отличным способом еще раз обозначить всему миру свои требования. В интервью «Трибуне» Некляев также порассуждал об истинных причинах встречи Лукашенко и Фазеля, давлении на главу ИИХФ и выгоде от ЧМ для председателя ФХБ Дмитрия Баскова.

– Сейчас те, кто думает о переменах в Беларуси, кто старается сделать все для того, чтобы режим рухнул, ратуют за отмену чемпионата мира по хоккею в нашей стране. Чтобы, грубо говоря, не дать Лукашенко поиграть в свою любимую игрушку. Эту задачу можно выполнить, этой цели можно достичь. Но отмена чемпионата мира не может быть самоцелью. У нас, белорусов, есть более серьезная задача: избавление страны от нынешнего режима. К сожалению, мы не смогли достичь данной цели за осень, за начало зимы. Так что борьба продолжается.

Я считаю, что на чемпионат мира по хоккею нужно посмотреть с точки зрения выполнения задачи по избавлению от режима. Если, допустим, турнир все-таки пройдет в Минске в конце мая и начале июня, и к этому времени мы справимся со своей задачей, то турнир станет, скажем так, украшением нашей победы. Но до чемпионата мы можем и не достичь своей цели, и в таком случае нужно думать, как соревнование использовать, чтобы цели достичь. Я бы, например, уже сейчас создал мозговой центр, где прорабатывалась бы тактика и стратегия поведения белорусов, сторонников перемен, во время чемпионата мира. Нужно продумать все, каждый шаг, вплоть до логистики, то есть перемещения людей. «Минск-Арена» вмещает 15 тысяч человек. Представьте, что там соберется 15 тысяч приверженцев перемен. А потом болельщики выйдут в центр города, к ним присоединятся другие люди...

– Но в Беларуси билеты могут распределить и по школам, университетам, предприятиям.

– Это я привел пример того, как можно обозначить свои действия во время чемпионата мира.

Вообще, я не думаю, что Лукашенко этот чемпионат сейчас так уж нужен. Для имиджа? Но имидж его сейчас – человек не с клюшкой, а с автоматом, и турнир вряд ли этот имидж изменит. Да, хоккей – его любимая игрушка, но еще более любимы деньги. Турнир же никакой прибыли не принесет, только убыль. А средства для удержания власти президенту ОМОНа нужны позарез.

В 2014 году у нас уже проходил чемпионат мира по хоккею, были и другие соревнования. Они прошли – и на следующий день, можно сказать, об этом все забыли. Но сейчас, в случае сохранения турнира в Минске, у белорусов есть шанс вписать его не только в историю спорта – в историю борьбы народа за свободу. Такой турнир мы запомним на всю жизнь.

– Как вы относитесь к инициативе все же отменить чемпионат мира в Беларуси от Фонда спортивной солидарности, который считает, что нельзя проводить такое мероприятие в стране, где за решеткой находятся тысячи людей, а виновные в насилии не наказаны?

– Сейчас я о другом: о наших действиях в случае проведения турнира.

Если говорить в целом о Фонде спортивной солидарности, и к нему, и к его инициативам я отношусь с большим уважением. Я восхищаюсь героями спорта, которые вышли из лукашенковской компании чемпионов и атлетов. Я знаю Лукашенко, знаю, как он относится к своим любимцам из спорта, с какой ревностью. И знаю его мстительность, которую он, в общем-то, и не скрывает. Просто нельзя не уважать людей, бросивших вызов нынешней бандитской власти. В свое время фехтовальщица Елена Белова на Олимпиадах наносила молниеносные уколы рапирой, и вот сейчас Елена Левченко, все девушки и парни из этой блистательной команды таким же образом наносят удары Лукашенко. Очень болезненные, только пока не победные. А нам нужно нанести один удар, но такой, который станет итоговым. Такой, как легендарная шайба Копатя в ворота шведов на Олимпиаде-2002 в Солт-Лейк-Сити. 

Мы не можем не думать и о других участниках ЧМ-2021. Вот в Латвии у меня много друзей, и они с пониманием относятся к нашим требованиям к ИИХФ. И в то же время говорят: не хотелось бы, чтобы Латвия пострадала от всех этих изменений. Страна по праву завоевала право провести турнир, обошла Финляндию. И для Латвии очень престижно стать хозяевами этого турнира.

– Но мы же говорим только о Беларуси и переносе ЧМ отсюда. Латвия вряд ли пострадает – можно же провести турнир совместно с другой страной.

– Можно, конечно. И не думаю, что это станет большой проблемой. Белорусское крыло, например, можно перенести в Финляндию. Хотя, конечно, из-за серьезной ситуации с коронавирусом там могут и отказаться, чтобы обезопасить себя. Знаю, что в Суоми сейчас тысячи заболевших, но при этом Финляндия не особо афиширует свои трудности с ковидом. Это такая страна, которая никогда не кричит ни о проблемах, ни о достижениях. И тем не менее финны выстояли в войне, экономика у них не самая последняя в мире, спорт на высоте. Просто у них есть то, чего у нас не было долгие годы и что наконец появилось: чувство национального достоинства.

Я четыре года жил в Финляндии, видел, как страна переживала кризис, падала в яму, но люди собрались и выстояли. Не раскидывали финансовые средства на ненужные сферы и объекты, как Лукашенко делает, закапывая деньги в колхозы и ледовые дворцы. Финны сконцентрировали финансы в высоких технологиях, создали фирму Nokia, и эта фирма подтянула за собой всю экономику страны. Вот таким образом нужно было пойти и Беларуси. Да и, по сути, если бы мы пошли таким же путем, как Финляндия, в спорте, в том же хоккее, у нас было бы больше достижений, чем мы имеем на сегодня.

Но не нам решать за финнов, что им делать. Мы можем говорить лишь о том, что нужно делать нам. Повторюсь, если турнир все-таки не перенесут, то нам нужно использовать это по максимуму. В Беларуси формула «спорт вне политики» не работает давно. У нас вокруг все исключительно политика. Если для Лукашенко хоккей – это политика, почему он не может быть таковой и для его противников? Повторюсь, какое бы решение ни приняли руководители ИИХФ, это нужно использовать себе во благо в борьбе с режимом.

– Как вы думаете, что в итоге решит Международная федерация хоккея?

– Мне кажется, если бы ИИХФ уже решила, что чемпионат мира в Минске точно пройдет, то руководитель федерации вряд ли бы приезжал к нам. Сообщать о том, что расходится с общественным мнением не только в Беларуси, но и в Европе, в мире как-то не с руки. Будто с докладом прибыл. Думаю, Фазель приехал к Лукашенко, чтобы объяснить, почему чемпионат в Беларуси все-таки невозможен. Тем более сейчас на ИИХФ идет большое давление со стороны как болельщиков, так и национальных федераций. Дания заявила, что не приедет в Минск, если чемпионат тут все-таки пройдет, финны сделали такое же заявление, немцы призывают перенести турнир. А это, по сути, развал Международной федерации хоккея. И я подозреваю, что визит Фазеля как раз связан с тем, что руководитель ИИХФ хочет как можно спокойнее выйти из сложившейся ситуации. Возможно, он поведал Лукашенко, что в будущем, когда страна вновь завоюет право провести турнир, чемпионат тут пройдет.

– То есть вы считаете, что Фазель обсуждал с Лукашенко именно то, что чемпионат из Минска нужно переносить?

– Думаю, да. Не зря же он упоминал о политических репрессиях в Беларуси.

– Но визит был запланирован еще на декабрь, просто Фазель заболел коронавирусом, поэтому все пришлось отложить.

– Это так, конечно. Но, уверен, ничего с тех пор не поменялось. К тому же, как мы все знаем, есть проблема, существуют вопросы и относительно главы белорусской федерации Дмитрия Баскова. Вот ему этот чемпионат нужен просто позарез, чтобы как-то улучшить свой имидж, отмыться. Показать, мол, какой же я преступник, имеющий отношение к убийству, когда рядом со мной всемирно известные спортсмены, руководители хоккея. Басков хочет показать, что если бы он был именно тем человеком, которым его представляют в прессе, то вряд ли стоял бы рядом с Фазелем.

В случае, если чемпионат в Беларуси не проведут, то это будет удар и по Лукашенко, и по Баскову, и по всем лакеям режима. Но будет ли это удар по самому режиму – вопрос.

– Лукашенко уже говорил, что он не парится из-за того, пройдет ли турнир в Беларуси.

– Если он так говорит, можно утверждать, что он как раз парится.

– В контексте отмены чемпионата встает и финансовый вопрос. Наверняка Лукашенко не хочет терять деньги в случае отмены ЧМ, тогда же придется платить штраф.

– А сейчас деньги режиму очень нужны.

– Что вы думаете по поводу давления на Фазеля после его визита в Минск, когда люди начали массово негативно комментировать фотографии в соцсетях ИИХФ?

– Фазель в этой ситуации выглядит как-то подозрительно. Все его заявления расплывчатые, как будто он в чем-то виноват перед белорусской стороной. И поэтому пошла такая реакция общественности. В данной ситуации Фазелю нужно быть более категоричным, чтобы его не заподозрили в каких-нибудь махинациях. Нет значит нет, да значит да. Короче говоря, Рене выбрал не самую лучшую стратегию поведения.

– Как охарактеризовать поведение людей, которые накинулись на Фазеля? Вы одобряете такие шаги?

– Я уверен, что если бы глава ИИХФ вел себя по-другому, то и люди, болельщики вели бы себя иначе. Людей можно понять – тут работают эмоции. Вся страна, по сути, ненавидит Лукашенко. Силовиков и таких, как тот мужик в Бресте, который ударил доктора в больнице, куда его привезли голову лечить, все же меньшинство. А Лукашенко живет в ненависти, питаясь ей, потому что это его атмосфера. Он сам ненавидит весь окружающий мир. И если вы думаете, что в атмосфере ненависти Лукашенко приходится тяжело, спешу уверить вас: нет! Мордобой, кровь, сопротивление – все это ему нравится. В такой обстановке он ощущает себя настоящим верховным главнокомандующим, который может летать на боевом вертолете, бегать с автоматом и придумывать способы борьбы с крысами, как он называет белорусов.

Сейчас Лукашенко банально тянет время, чтобы подольше побыть у власти. Придумал, что новая Конституция может быть принята в конце 2021 года, потом скажет, что этот вопрос решится в 2022-м. И если ему удастся и дальше тянуть время, поверьте, мы просто не сможем вылезти из ямы, в которую угодила Беларусь. Поэтому я и говорю: нам всем нужно думать, как все то, что происходит в стране, те же спортивные мероприятия, использовать для себя в борьбе с режимом. И тот же чемпионат мира, если он пройдет в Минске, я рассматриваю исключительно с этой стороны.

– Стоит продолжать давление на Фазеля?

– Когда давление уже началось, то останавливаться как-то неуместно. Но еще раз скажу: независимо от того, будет чемпионат в Минске или нет, любую ситуацию нужно использовать.

– Как вам поведение Лукашенко на встрече с Фазелем, особенно общение на «ты»?

– Он не только с Фазелем, «тыкая» которому, он как бы пытался показать, что они на короткой ноге, – он со всеми так. Когда я был председателем Союза писателей Беларуси, он пригласил меня на встречу с будущими лукашенковскими комсомольцами: тогда организовывался БРСМ. На встрече был ветеран советского комсомола, человек возрастом за 80. И вдруг Лукашенко ему: «А вот скажи, когда ты был комсомольцем…» Кончилась встреча, спросил: «Зачем «тыкать» пенсионеру?» И услышал в ответ: «А кто он вообще такой?» То есть я тут я, а все остальные никто.

По-моему, единственный человек, которому Лукашенко не «тыкает», это Владимир Путин. И то, наверное, один на один на «вы», с уважением, а за спиной может говорить всякое.

Мировой политический истеблишмент пытается наладить нормальный диалог. Но с кем? С человеком, который помнит только то, что ему выгодно? Он уже на следующий день забывает то, что обещал и говорил. Так что его поведение на встрече с Фазелем меня никак не удивляет.

Фото: president.gov.byeuroradio.fm

+16
Реклама 18+
Написать комментарий
Реклама 18+