«Многие пацаны скребут на месте, но движухи нет». Как Котюга учит хоккеистов кататься

alt

Именитая белорусская конькобежка – об одной из важнейших проблем нашего хоккея.

Анжелика Котюга – известная белорусская конькобежка, которая всерьез боролась за олимпийскую медаль. В январе 2002 года спортсменка выиграла бронзу чемпионата мира в спринтерском многоборье. Чуть позже на Олимпиаде Котюга стала пятой на дистанции 500 метров и 12-й – на 1000. В последующие три года спортсменка занесла себе в актив еще три медали чемпионатов мира (две – на полукилометровой дистанции, одну – в многоборье). Котюга была в числе фаворитов на Олимпиаде в Турине, но получила двухлетнюю дисквалификацию за употребление допинга – в крови спортсменки нашли следы анаболических стероидов. Однако та дисквалификация вызвала ряд вопросов. Белорусские судмедэксперты нашли в заключении Кельнской антидопиноговй лаборатории 26 недоработок. Впрочем, участие в Туринской Олимпиаде Котюга так и не приняла…

Сегодня участницу олимпиад в Нагано и Солт-Лейк-Сити с конькобежным спортом связывают лишь воспоминания. Сейчас Котюга работает в хоккее, год назад консультировала биатлонисток.

В хоккей именитая конькобежка пришла больше года назад. Анжелика сначала консультировала юных хоккеистов в Раубичах, после чего ее пригласили в кэмп Михаила Грабовского. Затем специалист начала сотрудничество с ФХРБ: она была ответственной за коньковую подготовку хоккеистов 1998-1999 гг. в Раубичах. Зимой, на протяжении полутора недель, Котюга консультировала будущих чемпионов экстралиги – игроков минской «Юности».

– Конькобежный спорт и хоккей объединяет динамика, – Анжелика Котюга начинает свой рассказ со сравнения двух видов спорта. – Понимание техники владения коньком, скольжения, правильное отталкивание и, главное, потребность во взрывной скорости – все это роднит наши виды спорта. Конечно, отличия есть. Хоккей – не просто динамический, но и силовой вид спорта. Помимо этого, параллельно с катанием игроки должны виртуозно обращаться с клюшками и шайбой.

В хоккее неправильное катание – не редкость. Конькобежец всегда сложенным едет, чтобы была аэродинамика, максимальная скорость. А хоккеист, бывает, раскроется как парус и хочет скорость набрать. Так не бывает. Тем более, раскрывшись, нет возможности для маневра – действия получаются до боли предсказуемыми. Я своих парней учу: «Вы должны быть загадкой для противника! У вас должна быть изюминка».

- Как вы вообще попали в хоккей?

– Почти два года назад я работала с юниорской сборной по биатлону в Раубичах. В лыжном спорте опыт конькобежцев также нужен: в катании есть много общего. Например, отталкивание и скольжение. Биатлонистам нужно много скользить на одной ноге. В подготовку конькобежцев и лыжников внедряются ролики и лыжероллеры. Главное отличие – площадь поверхности отталкивания. Она у них, конечно, больше зависит от длины лыж.

Так вот, директор «Раубичей» Андрей Асташевич заметил мое участие в подготовке биатлонистов и начал подключать к хоккею. Тем более, основная база для ребят 1998-99 гг., с которыми я в итоге работала, находится именно в Раубичах.

- Если говорить о биатлоне, вы поняли, почему скорость – едва ли не главная проблема белорусов в нем?

– Не хочу входить во все нюансы лыже-биатлонного направления, но, думаю, чего-то не хватает в подготовке. Без правильного движения на трассе сейчас никуда. Никто ведь не стоит на двух лыжах или на одной. Всегда происходит движение. Неважно, говорим мы о лыжных гонках, конькобежном спорте или хоккее. Закон один: без движения не будет результата.

- Тогда к хоккею. Вы работаете в ФХРБ. Какие у вас обязанности?

– Правильно сказать, работала: 30 апреля истек срок контракта, который, впрочем, могут продлить. Я помогала командам 1998 и 1999 годов рождения, которые тренировались в Раубичах. С 20-летними парнями, которые составляли костяк молодежной сборной, не очень получилось работать, потому что они базировались в Бобруйске. Меня не приглашали плюс там смена тренера случилась. Так что я была сконцентрирована на «Динамо-Раубичах». Ребята 1999 года едва не выиграли высшую лигу (второй дивизион чемпионата Беларуси – Tribuna.com) – уступили в финале «Шахтеру-2». Но они молодцы, по-спортивному напористые. Команда 1998 года выступала в чемпионате МХЛ. Сначала мы несильно пересекались, но когда они уже начали готовиться к домашнему чемпионату мира (среди юниорских команд в дивизионе I группы А – Tribuna.com), я работала и с ними. К счастью, ребята вышли в элиту. А в поражениях в МХЛ нет ничего страшного. Конечно, никто не отменял такое понятие как психология победителей. Но главное – внутри себя критически подходить к результатам.

- Какие аспекты в катании молодых хоккеистов больше всего проседают?

– У них отсутствует координация – особенно, на скорости. Они станут и ждут, пока к ним придет шайба. Но надо по-другому: хоккеист должен на скорости найти шайбу в любой ситуации. А они теряются. Многие ребята не могут ехать на одном коньке – им тяжело. Они не чувствуют наружное и внутреннее ребро конька, хотя это очень важно. Они не могут на скорости, что называется, задавить углы (выбрать правильное положение благодаря нужным углам голеностопного, коленного и тазобедренного суставов – Tribuna.com), чтобы был сильнее толчок. У конькобежцев положение тела другое, но хоккеистам ведь высокий сапог конька мешает. С другой стороны, им проще в этих ботинках – у конькобежцев-то голеностоп ничто не держит.

alt

Однажды я нескольким подопечным принесла конькобежные коньки. Они надели и катались на них. Ребятам было тяжело. У них оказался слабый голеностоп: они привыкли всю жизнь кататься в хоккейных коньках. «А, – говорю! – Вот ваши недостатки и вылезли сразу!» Еще длинное лезвие не давало им хорошо оттолкнуться. «Конечно, – говорю, – потому что вы неправильно делаете. Вы должны прикладываться! Усилие должно идти от тазобедренного сустава через колено – таким должно быть отталкивание». Еще ребята, бывает, «сваливаются с конька» – тогда они в итоге неправильно катятся. А вот у американцев и канадцев этого нет. Они толчок буквально выжимают, не сваливая при этом корпус – и все это происходит без суеты и напряга.

Опытные спортсмены знают, за счет чего они могут добавить в скорости. Они не «пстрыкают» по льду, а мощно прикладываются массой, всем телом, включая при этом все мышцы. А пацаны многие скребут на месте, но движухи-то нет! Тренеры и в конькобежном спорте, и в хоккее часто кричат «Move!» Это означает «Двигаться!» Без движения не будет результата. Стоять и ждать удачи неправильно.

- Зимой вы работали с главной командой «Юности».

– Минчане приглашали на неделю-полторы, чтобы я с ними позанималась. Меня приятно поразила база на «Чижовка-Арене». Там все организовано на высшем уровне – все работает на результат. Там шикарные условия: хорошие тренажерные залы, оборудование для силовых тренировок, беговые дорожки и все остальное. Хочешь восстановиться – есть баня. Просто день и ночь можно проводить в таких шикарных условиях. Главное – давай результат.

- Как прошли полторы недели?

– Сначала познакомились с парнями. Там все-таки не 18-летние ребята, а видавшие виды спортсмены – некоторым уже за 35. Я прекрасно их понимала: сама до 40 лет бегала. Если есть позыв, мотивация, стремление, зачем списывать себя? Может, где-то скоростные качества с возрастом ухудшаются. Но опыт берет верх над всем.

С ребятами работали над улучшением техники владения коньком и скоростью. Чтобы парни не останавливались, а выходили на ворота и на скорости играли до конца. Катались на слайд-досках – это тренажер для имитации конькового хода. У хоккеистов «Юности» хорошие физические данные. Так что требовалось просто правильно разложить технические нюансы: где-то правильно сделать перебежку, где-то углы держать. Нельзя просто стоять на прямых ногах – ноги должны быть согнуты в определенных углах. Я полностью посмотрела последний чемпионат мира – ни одной трансляции не пропустила. Канадцы и американцы все время «сидят в углах». Даже если это пассивно обороняющиеся защитники. Когда ноги согнуты, хоккеист мобилен и может резко совершить любой маневр. От него можно ожидать чего угодно!

- Кто запомнился в «Юности»?

– В первую очередь – Даниэль Корсо. Очень техничный спортсмен! Я не лезу в какие-то другие хоккейные аспекты, но лучше всех в команде катается именно он – видна канадская школа. Он буквально стелется по льду, очень легко срывается с места и набирает высокую скорость. Рядинский неплох, Шелег выделяется. Парфеевец тоже хорош – маленький, юркий, шустрый.

Снимаю шляпу перед всеми. Часто в таком возрасте говорят: «Да я сам все знаю, сам умею!» А вот они не чурались учиться, приходили в полном составе на занятия, работали. Когда команда стала чемпионом, пришло поздравление. Было приятно: я за ребят по-настоящему рада.

А вообще в «Юности» царил сплошной позитив. Не было даже намека на неуважение. Тренеры хорошо относились ко мне, расспрашивали о различных нюансах. Одну из тренировок в «Юности» я проводила на конькобежном стадионе. Ребята оттачивали мастерство, катаясь по овалу. Тот же Михаил Захаров не стеснялся перенимать опыт: спрашивал, как лучше проводить подобные тренировки.

- Работа с детьми и взрослыми отличается?

– Только если количеством повторений и нагрузками. А подход один и тот же. Ведь любой спортсмен должен постоянно совершенствоваться. Как только профессионал остановится в развитии, его карьера пойдет на спад. А молодым сам Бог велел каждый день работать над собой.

- Вы упомянули, что смотрели чемпионат мира по хоккею. Что проседает в катании наших спортсменов?

– Скорости должны быть выше, причем их рост не должен отрицательно влиять на мастерство. Мне, как человеку из конькобежного спорта, нравится скорость. Мастерство хоккеиста заключается в способности в движении применить силовой прием, хорошо оттолкнуться, виртуозно владеть клюшкой. Я уже сказала о том, что у североамериканцев ноги всегда «в углах». Еще они не сбрасывают скорость перед воротами соперника. Канадцы и американцы завершают атаки на скорости. Мне импонирует такой стиль – это красиво! Хотелось бы, чтобы белорусы двигались быстрее. Как коты, которые мух на скорости ловят.

Я говорю о катании. В другие аспекты я не имею право лезть. Хотя поделиться какими-то наблюдениями могу. Например, в заключительный день кэмпа Грабовского был товарищеский матч. Один парень так самоотверженно шел в атаку, что влетел в ворота! Мне такие моменты нравятся. Зрители хотят хлеба и зрелищ! Спортсмены должны быть в каком-то смысле актерами. Аудиторию нужно удивить, втянуть в спортивную авантюру, сыграть так красиво, чтобы дух захватывал. В таком случае даже из неудачи можно вынести положительные моменты. Если спортсмен до последнего борется, болельщики простят даже проигрыш.

- Со взрослой сборной не предлагали поработать?

– Нет пока что :).

- Вы делаете хоккею много комлиментов. Конькобежный спорт менее зрелищный?

– Просто у нас нет героев в нем. Сейчас большие надежды возлагаются на Игната Головатюка. Парню только исполнилось 19, а в марте он выиграл золотую медаль чемпионата мира среди юниоров на дистанции 500 метров. Но нужно помнить, что это пока лишь юниорский результат. Проблемы у белорусов появляются при переходе во взрослый спорт – и далеко не только в коньках. Почему? Трудно сказать, на самом деле. Я даже не знаю.

- Конькобежцы даже спиной вперед никогда не ездят. Достаточно навыков конькобежного спорта, чтобы обучить хоккеиста?

– На самом деле, я пришла в конькобежный спорт не сразу. В детстве я начинала с фигурного катания – даже кандидатом в мастера спорта стала. Так что для меня разнообразие в катании вполне знакомо. А вообще, конькобежцы – люди узкой направленности. В конькобежном спорте ездят только против часовой стрелки. И если сказать спортсмену: а давай-ка в другую сторону – он не сможет! То же самое можно сказать и о движении спиной вперед. Еще конькобежцы избегают резкого торможения – они очень берегут свои коньки.

Кстати, хоккеисты мало внимания уделяют конькам. Они не понимают, как грамотно использовать и корректировать лезвие. У игроков профессиональной команды должно быть несколько коньков с разной заточкой. Ведь лед льду рознь! Система кондиционирования, влажность – небольшие отклонения делают его другим. Поверхность может быть твердой и мягкой. Нужно иметь лезвия для разного льда! У нас есть такие специалисты. Например, Шанин Борис Михайлович – он работает в «Динамо-Раубичи» и в этом деле разбирается. Не знаю, как с такими специалистами обстоят дела в других коллективах. Но от этих людей точно многое зависит – я это исходя из своего конькобежного опыта говорю.

- С 21 июня по 2 июля вы будете работать в  хоккейном лагере «ПАТРИОТ». Какая ваша роль там?

– Я буду заниматься специальной технической подготовкой на земле. На льду с ребятами будет работать латыш Эдмунд Пиварунс. Буду смотреть за этими тренировками со стороны – может, почерпну и для себя что-то новое. Вообще, нет предела совершенству – в том числе, в катании. Хоккеист должен быть мобильным – даже при движении на высокой скорости. Он должен уметь неожиданно выстреливать. А некоторые парни даже на земле не могут прыгнуть хорошо. Вообще, есть спектр технических упражнений на земле, которые потом помогают в работе на льду.

Во всех зимних видах спорта база на сезон закладывается на земле. В том числе, ее техническая составляющая. Сначала все аспекты катания отрабатываются на земле – например, отталкивание, правильное положение корпуса. Только потом все это переносится на лед. Там тоже все постепенно: сначала на низких скоростях, затем – на высоких. Что касается кэмпа, то мои тренировки будут начинаться с разминки. Затем – подводящие к обучению хоккейным нюансам упражнения. Потом ребята будут под моим наблюдением имитировать действия на льду. Главное для меня – проследить, чтобы они все делали правильно. Особенность кэмпа в том, что тренеры работают точечно. Спортсмена ведь надо понять: что он чувствует, какая группа мышц находится в напряжении. В клубах такого нет: два тренера физически не могут уделить внимание каждому.

Вообще, на мой взгяд, в детстве будущим спортсменам нужно давать большую базу. Нельзя акцентировать внимание только на хоккее. Дети должны все уметь: бегать, прыгать, крутить велосипед, кататься на роликах. Хотя роликовая подготовка – халява, на мой взгляд. Там ты едешь за счет вращения подшипников. У меня многие спрашивают, как мы использовали ролики в своей подготовке. Мы их использовали только на высоте 1800 метров во Франции, потому что там льда не было. Но я не любитель этого дела: на них можно упасть и получить серьезные травмы. Профессионалы ведь защитой почти не пользуются. На роликах не то отталкивание. Конек же катится только от твоих силы и умения правильно оттолкнуться. А на роликах ногу ставишь – и едешь как на самокате. Конечно, можно покататься немного, но углубляться в это дело не стоит.

- Вообще, можно переучить хоккеиста, если он с детства что-то неправильно делает?

– Если работать с ним точечно, да. Но не на командных тренировках. По сути, для этого кэмпы и существуют. Но и родители должны вносить свой вклад. Иногда нужно дополнительно позаниматься с ребенком. Я каждый день бегаю на стадионе около БГУФК. Вижу, как некоторые хоккеисты приходят и бегают со своими детьми. Это правильно. Со мной так бабушка в свое время ходила.

Еще одна роль родителей – диалог с ребенком. Парни часто стесняются спросить о чем-то у тренера напрямую. Так что, коммуникации с молодым игроком – зона ответственности родителей. Профессионалы в «Юности» задавали вопросы смело, а дети стесняются.

Родительский аспект очень важен. Михаил Грабовский не раз говорил, что благодарен своему отцу, который сыграл очень большое значение в его становлении как хоккеиста. У меня такую роль бабушка играла: она ходила и замеряла, как я бегаю и прыгаю. Если каждый родитель будет так делать – для ребенка это будет большим плюсом. Кстати, на своем кэмпе Михаил рассказал, что его отец в юношеские годы занимался именно конькобежным спортом!

- Какие вопросы ребята в «Юности» задавали?

– Для чего мы делаем это упражнение? Что должны чувствовать? А как я сделал? Вдобавок, Олег Хмыль все тренировки снимал на видеокамеру. С упражнениями хоккеисты справлялись по-разному. Корсо было проще – он не очень рослый. Тем, кто повыше, правильно кататься тяжело. Но если получится – цены такому игроку не будет!

- Приходилось удивлять спортсменов?

– Была история в «Юности». Смотрю, ребята крутят велосипед. Говорю: «А чего вы бездарно педали крутите?! Ноги работают, а руки нет! Ну-ка, гантельки взяли! Ноги будут свою работу делать, а руки свою. Это ведь вам свойственно на льду!» После этого велосипед ребята с гантелями в руках крутили :). Что еще? Норвежский шаг – это когда вы в начале отталкиваетесь на двух ногах вверх, приземляетесь на одну и уходите в сторону. Затем – упражнения с амортизаторами. Держишь спортсмена резиновым шнуром за пояс. Он должен на скорости объехать центральный круг и выйти на ворота. Они должны бороться с центробежной силой и одновременно управляться с клюшкой – непростая задача.

Еще одно интересное упражнение подсмотрели в Канаде. Внутри овала в Калгари, где мы тренировались, находятся две коробки. На одной тренировались хоккеисты. Так вот, мы в конькобежном спорте разворачиваем коньки перед стартом, чтобы потом скорость набирать. Похожая стартовая позиция была и у тех хоккеистов – только у них были клюшки. Они держали их обеими руками, кулаки находились на льду. Игроки начинали работать ногами, перчатки сначала скользили по льду. Постепенно, за счет набора скорости, их руки поднимались. Очень похоже на взлетающий самолет – это упражнение мы потом использовали для улучшения стартовой скорости.

- Что еще рассказываете хоккеистам?

– Таз нужно поджимать под себя, чтобы тазобедренный сустав был на уровне пяток. Если ты уходишь назад – теряешь скорость. То же самое, когда ты переваливаешься вперед – начинаешь носками отталкиваться и соскакивать. У хоккеистов платформа больше, чем у конькобежцев. Но они должны ее знать! Это тонкий аспект. Хоккеист должен подойти к специалисту, ответственному за подготовку коньков, и сказать: «Сегодня я не чувствовал лед». Они должны вместе найти выход из положения. А то часто бывает так, что спортсмены приносят коньки и говорят: «Сделай мне их!» Он-то сделает, но игроку может заточка не подойти.

Маленькие дети этого вообще не понимают. Им может казаться, что они что-то неправильно делают, но это далеко не факт. Да, если коньки тупые – ребенок об этом скажет. Он может правильно оттолкнуться, но из-за неправильной подготовки лезвия скользить не так, как надо. Многое зависит от положения его тела. Расскажу про опыт немцев. У них была научная бригада. Вешали датчики на колени, тазобедренный сустав и плечи. И с помощью полученных показателей (положение корпуса, угол между бедром и голенью и т.д.) подбирали необходимое лезвие под каждого. У нас такой системы, насколько знаю, нет вообще.

Так что коньки – тонкий момент. И все не так просто, как, возможно, иногда кажется обывателю.

Фото: Tut.by, «Советская Белоруссия».

+22
Популярные комментарии
Сергей Зайцев
+5
Очень правильно говорит. У нас очень мало кто уделяет внимание правильному катанию. А когда говоришь другим, что в первую очередь надо ставить катание, смеются над тобой. Если смотреть канадцев, про которых она говорит, то у них с самого начали детям объясняют, что в коньках есть внутренняя и наружняя сторона лезвия, и что это будет два разных вида катания. Учат этому. А у нас? Кинули на лёд, как поехал, так и будешь кататься.
koulmann
+2
"Многие ребята не могут ехать на одном коньке – им тяжело"
Мда...

Помнится с Евенко все ржали, когда они тут выступал. А в Америке человек научился более-мене кататься. Может вместо натурализации канадцев есть смысл подписать с десяток обычных тренеров по катанию?
tema-deep
0
Классно, только через желание игроков и тренеров развиваться будет общий прогресс!
Написать комментарий 7 комментариев
Реклама 18+