«Тишкевич разозлился и так дал мне в морду, что я не мог встать». Байки комментатора «Крумкачоў» сделают ваш день

 

Очень душевное интервью Михаила Горнака, который еще недавно сам был футболистом.

Бывший футболист «Крумкачоў» Михаил Горнак закончил карьеру два года назад. Сейчас он осваивается в новой для себя роли – клубного комментатора матчей в интернете. Получается неплохо. Михаил привносит в репортажи огромное количество инсайдерской информации и рассказывает крутые истории. Мы встретились с экс-игроком «Партизана», «Белшины» и «Гранита», чтобы послушать байки о  карьере. И не прогадали.

О переломе на первой в жизни тренировке

– Несмотря на то, что мой отец был футболистом, он не собирался меня отдавать в спорт, и в футбол я попал случайно. Во 2-м классе к нам в школу пришел тренер Юрий Вениаминович Рассолько и предложил мальчишкам записаться к нему в секцию. Ну, я и пошел. Первая тренировка проходила прямо на поле моей 22-й школы. В одном из эпизодов неудачно упал на камень и сломал ключицу. Держусь за плечо, подхожу к тренеру и говорю, что болит.

– Хорошо, а фамилия твоя какая?

– Горнак.

– О, так я ж с твоим батькой играл!

В итоге Юрий Вениаминович повез меня в больницу, где мне наложили тугую повязку. Вообще я был травмопритягивающим ребенком. Была пупочная грыжа, киста Бейкера и даже воспаление легких. Я постоянно лечился и начал нормально играть лет в 11. Да и то всегда был во второй команде. Вскоре попал в РМ-БАТЭ, а через пару лет я и еще один парень со скандалом ушли в МТЗ. Был даже суд в федерации. БАТЭ не хотел отпускать.

О жизни в бараке

– В МТЗ попал в сильную команду: Витус, Толканица, Юзвович, Зубович – почти все из нашей банды выстрелили. Но мы для эмтэзэшного дубля тогда были сыроваты. Там играли ребята 1986 года рождения, а мы 1989-го. Поэтому специально под нас Анатолий Шкляр создал ПМЦ-Поставы и заявил команду во вторую лигу. Было очень сложно. Первый матч против «Осиповичей» мы выиграли и думали, что сейчас начнем всех рвать. На следующую игру выходили, что называется, с песнями, но нас быстро прибили. После «Осиповичей» проиграли 10 матчей подряд. Самое интересное, что играли хорошо, но залетало нам всё.

В Поставах познакомился с Вадимом Кнырко – моим теперешним партнером по комментированию. Ну, как познакомился. Я его не помню, но он говорит, что был моим фанатом. Вадим наверняка сидел на заборе стадиона и фанател от моей игры :).

Моя первая команда. «ПМЦ-Поставы»

Жили мы в каком-то бараке рядышком с полем. С одной стороны удобно: потренировались (занятия были три раза в день), помылись – и спать. Но с другой… 10 человек в одной комнате. Не представляю, как десяток 16-летних подростков там уживался. Едва наступала ночь, рассказывали анекдоты, разные истории, бросались апельсинами. Было очень забавно. Иногда к нам заходили тренеры, жившие в соседней комнате, и фактически силой укладывали по кроватям.

Нормально засыпал только наш вратарь Саша Цыркунов. Ну, как нормально. Он слушал тяжелый металл. Перед сном надевал огромные наушники, врубал музыку на полную громкость и ложился спать. Я не знаю, как он спал. Из наушников орала такая музыка, под которую, мне кажется, можно заснуть только в очень серьезном опьянении. Но ему было нормально. Вратарь.

Как Поставы? Четыре шага прошел – и все, города нет. Спасал водоем, что был неподалеку от стадиона. Однажды Максим Витус пошел загорать и так сильно спалил себе спину, что две недели мазался сметаной. Я никогда не видел, чтобы от солнца люди получали такие ожоги.

А еще у меня там девочка появилась. Ну, как появилась… Даже не целовались: ходили за ручку и все. История вообще забавная вышла. Ее парень то ли в армию ушел, то ли куда-то уехал. Но в итоге когда он вернулся, мы ходили вместе. Состоялся серьезный разговор. Драться не пришлось – отболтался. Сказал, чтобы забирал ее себе, и мы разошлись.

О феноменальном Владимире Невинском

– Выживать помогал Вова Невинский. Он, кстати, в свое время работал с моим отцом. Вова – один из самых значимых людей в моей жизни и карьере. В ПМЦ он для всех нас был и братом, и другом, и наставником. Вокруг него строилась команда. Если бы не он, мы бы проиграли больше, чем те самые 10 матчей.

Невинский – феноменальный человек. Вова никогда не кричал. Если что-то хотел сказать, подходил и тихонечко говорил. И делал это так, что всегда хотелось слушать. Может, поэтому он и воспринимался иначе, чем постоянно кричащий тренер. А еще он совершенно не бегал по полю. Работал на опыте, на паузе. А мы, молодые, под его кураторством носились, как угорелые. Старались и доказывали.

О прозвище Джексон

– Вскоре самых ярких из нас забрали в основу МТЗ к Юрию Иосифовичу Пунтусу. Команда тогда была просто космическая: Глеб, Концевой, Страханович, Сулима, Сащеко, Щегрикович, Вылканов, Зрнанович. На каждую тренировку я шел с огромным удовольствием. Считаю, должны были становиться чемпионами, но не получилось.

В том же году поехал на свои первые настоящие сборы. Жил в номере с Витусом и Сашей Толканицей. Мы просто помирали от скуки. В один из дней предложил слегка развлечься и снять видео. Я хорошо танцевал, поэтому решили снять танцы. Включили песню Майкла Джексона, и я принялся двигаться. Это была не пародия. Я действительно танцевал. Ролик пересматривали весь вечер, как вдруг Витус предложил показать кому-то из старших. Занесли Мальцеву и понеслась. Игорь взял ноутбук и пошел показывать команде. В итоге дошло до Юрия Алексеевича Пудышева. Так получилось, что следующую тренировку проводил он. Построил команду и смотрит на меня: «Ну, выходи, Джексон. Танцуй». И я прямо в бутсах на поле показывал, как умею. Но на этом Пудышев не остановился. Перед сезоном у нас была встреча с болельщиками в ДК МТЗ. Когда меня представляли, сказали, что кличка Джексон. И в этот момент вся команда как закричит: «Танцуй, танцуй»! Сидел потом на сцене весь потный и красный и думал: «Что сейчас вообще произошло?» Ну и кличка, конечно, прицепилась.

Если встречусь с Пудышевым, он меня назовет Джексоном. Алексеич помнит. Тем более это же он давал всем клички. Толканица – Тяни-толкай, Еремчук – Бакеро, Страханович – Страшила. И так далее. Когда МТЗ на Кубок играл с ПМЦ, Пудышев вышел на поле. Ему тогда 53 года вроде было. Что он творил! Произвел настоящий фурор. Принимал мяч бедром, пасовал пятками, скидывал партнерам спиной. Зрители были в диком восторге.

В «Березе-2010» меня пытались в Перчика переименовать. Сергей Тихоновский как-то наложил себе тейп в паховой области. И когда доктор его подрезал, отрезал кусочек кожи с бедра. Ну, и я на автомате выдал: «Хорошо, что перчик тебе не отрезал». И как вцепились ребята в этот «перчик», и как стали донимать. Я сперва злился, а потом понял, что если буду сопротивляться, кличка приклеится навсегда. Престал обращать внимание, и она ушла.

О Цыкало-искусителе и водке

– В 2008-м сборы зашли на ура просто. Тон был задан уже в самолете на Турцию. Какая-то женщина очень сильно напилась и начала подкатывать к нашему тренеру по физподготовке Сергею Цыкало – воспитанному и эрудированному человеку, порядочному семьянину. Даже забралась к нему на колени. Кто-то успел это сфотографировать, а Пудышев на такие штуки реагирует моментально. Подходит к автору фото: «Ну, покажи, покажи. Ах, этот Цыкало! Ух, какой искуситель». И давай ходить по салону и всем рассказывать, какой Цыкало обольститель.

На следующий день распечатали с пацанами фотку и подарили ее Пудышеву. Ты бы его видел! Две недели сбора он с ней не расставался. Каждому показывал и приговаривал: «Посмотрите, ну, какой искуситель».

Не унимался Пудышев и во время обратной дороги. К тому же еще и начальник команды Виктор Король повеселил. Он хотел выпить в самолете, но у стюардесс можно заказывать только одну порцию. Тогда Король попросил молодых заказывать для него. Заказали, он выпил и на время забыл о нас. Через какое-то время вспомнил и вычислил, что не выпил еще порцию Вани Ситко. Парень к тому моменту спал, но Король растормошил его:

– Где водка?

– Какая водка?

– Которую я тебя просил заказать.

– Саныч, так я ее выпил!

Что тут началось! Всю оставшуюся дорогу Король нудил: «Ну как ты, Ваня, мою водку выпил!» А параллельно еще Пудышев со своей фотографией «искусителя» Цыкало. В тот момент подумал, что я в каком-то дурдоме нахожусь. Но было весело.

О суточных

– С нами на тот сбор летал Игорь Басков, который не очень понимал тонкости футбольного юмора. В один из дней подходит к нему массажист Сергей Шматко, который в Жодино сейчас: «Игорь, зайди к Королю. Он суточные раздает». Ну, парень и пошел: «Саныч, давайте суточные». А Король шуток не понимает: «Ты что, молодой? Понимаешь, куда пришел!?» Выгнал его с криками, но Шматко человек матерый. В последний день сборов подходит опять к Баскову: «Игорек, извини. Я тогда пошутил над тобой, но сейчас Саныч реально суточные выдает». И отправил бедолагу во второй раз. Игорь заходит к Королю и уже более настойчиво говорит: «Саныч, я к вам за суточными». Надо было видеть Саныча. Он его там чуть не уничтожил.

О костлявом монстре

– В тот год Пунтус делал на меня ставку в атаке и играл я на сборе много. Хорошо помню матч с «Тереком». Идет подача, выпрыгиваю и неумышленно бью кого-то с локтя – парня уносят. Следующий стык – соперник на газоне, замена. Третий – аналогично. Слышу крик со скамейки «Терека»: «Уберите этого монстра с поля!» А в ответ Пудышев орет: «Да вы посмотрите на этого монстра! Он весит килограммов 50!» Для справки: я весил тогда 62, был очень костлявым и всегда шел до конца. Помню, на тренировке Миша Еремчук бежал за мной, ударился о мою задницу бедром и забил мышцу. Огромная гематома образовалась. Долго потом чертыхался и проклинал меня.

О Пунтусе и упущенных огромных премиальных

– Юрий Иосифович – матерый человечище. Он всегда горой за ребят. Бывали периоды, когда нам долго не платили зарплату, и Пунтус одалживал крупные суммы и раздавал пацанам перед праздниками, чтобы могли порадовать семьи. Помню, в голодные дни флэшмобили на базе. Тогда было модно ходить с карманами навыворот. И мы по базе гуляли так – намекали, что денег нет. Подходили к гендиректору Михаилу Юфереву, но на наши вопросы о зарплате он всегда отвечал: «Завтра на следующей неделе».

Пунтус умел мотивировать и заводить на установках. Но однажды перед матчем с минским «Динамо» не стал говорить что-то высокопарное. Просто сказал: «Ребята, что вам рассказывать. Мы играем против «Динамо». Это один из лучших клубов страны. Только про вот этого скажу. Ну, как там его… В середине поля играет. Черненький такой. Бабангида или как его…» Это он так Мбанангоя назвал. Посмеялись, вышли и проиграли.

При Пунтусе я дебютировал в высшей лиге. Если честно, это для меня болезненные воспоминания. Мы уверенно выигрывали 3:1 у «Дариды», в середине второго тайма я должен был поменять Вячеслава Глеба. Я выходил с мыслями о хороших премиальных. У нас тогда была ступенчатая система. Начинали с 300 долларов за победу, а потом, если победы накапливались, сумма росла. В случае потери очков, снова скатывались до 300. К игре с «Даридой» дошли до 1500 долларов. Я как вышедший на замену получал 50 процентов от этих денег – 750 долларов. Зарплата у меня тогда была около 300. Понимаешь, что я в голове себе уже нафантазировал! В итоге умудрились сыграть 3:3. Два гола привез Делавер Зрнанович, но повесили все на молодого. Я неделю не спал, переживал. Во-первых, денежка улетела. А во-вторых, из-за неудавшегося дебюта понимал, что, скорее всего, больше шанса мне не дадут. Так и вышло: при Пунтусе я не играл. Вскоре меня отдали в аренду в «Белшину».

Команда там была добротная. И коллектив классный. Ха, зацепил еще Руслана Усова. Видел его только на тренировках. Все остальное время он пропадал на тотализаторе. Пытался как-то одолжить деньги, но я не дал, конечно. Ресторан? Я туда ходил только обедать. На дискотеке был однажды. Обычные танцульки: пьют внутри, бьются снаружи.

О скандальном интервью на ТВ

– При Людасе Румбутисе в «Партизане» платили нормальные деньги. Премии были тогда в районе 300 долларов. А в стране как раз случился кризис и скачок курса. И в тот момент произошла история с интервью Павлу Капуцкому для «Спорт-Кадра».

Я был на травме и смотрел матч на трибунах. Павел подошел и стал спрашивать о деньгах: «А какие у вас премиальные?» Ну, а я что? Я ведь человек простой. И выдал все, как есть: «Получаем 300 долларов. После матча подходим к Румбутису, и он нам прямо на руки выдает». И естественно все это показали по ТВ. Как посыпались звонки моим родителям. Думал, будет катастрофа, но спасло то, что Курнев с Румбутисом уехали на стажировку. Иначе отхватил бы прилично.

О пивной вечеринке в Турции

– Перед стартом сезона в первой лиге отправились с «Партизаном» на сбор в Турцию. Владимир Курнев загрузил работой на три недели без выходных. Под конец сборов были измождены и уломали Борисовича на пару бокалов пива накануне отлета домой. Старшие ребята пообещали, что ничего такого не будет. Мы с Толканицей выпили по паре бокалов и пошли спать. Но оказалось, что пошли не все. Одному стало плохо в лифте, второй час добирался до комнаты – не мог подняться по ступенькам, а третий заснул под дверью возле номера. А еще один парень в два часа ночи отправился купаться в бассейне. И так вышло, что все это видела жена Румбутиса. Она зазывала всех спать, а ей в ответ кричали, что хотят купаться. Естественно, Курнев был очень зол и дал команде пять игр на искупление. Если набираем 15 очков, инцидент забывается. Набрали. Мы тогда здорово шли по дистанции, но под конец сезона начали скручиваться. Опустились на третье место, и Курнева убрали. С тренером Румбутисом в «вышку» вернулись, но команды не стало.

Последний состав «Партизана»: где сейчас игроки, которые вернули команду в высшую лигу, но в ней уже не сыграли

О нокауте от Александра Тишкевича

– Сразу после сезона подошел к Румбутису и сказал, что в «Партизане» оставаться не буду. У меня была возможность уехать в «Олимпию» Эльблонг вместе с другими белорусами Мишей Колядко, Сашей Тишкевичем и Колей Барсуковым. На сборе я проявил себя лучше всех – в 4 матчах забил 5 мячей, – но в команде не остался. Причины понятны – агентом тех троих был Леденев, а я сам по себе. Когда я уезжал, поляки удивлялись, чего я не остаюсь.

Вспомнил прикольный момент. Играли белорусами в квадрат. Тишкевич зашел внутрь, и мы его поймали надолго – передач под 80 сделали. Ну, и я начал травить: раз между проверил, два – проверил. Саня завелся, остановился и как дал мне в морду. Я свалился на траву и не мог подняться. Поляки увидели, подбежали и стали до него доколупываться: «Цо колегу бьешь?» Благо Олег Радушко (он тогда был главным тренером) не увидел. Он, кстати, почему-то за меня не вступился, когда я уезжал. Мне кажется, мог бы повлиять, но сказал, что ничего не решает.

В Беларусь не хотел возвращаться, хотя меня в «Днепр» звали. Игорь Чумаченко звонил, но я ему сказал, что хочу в Польше играть, и уехал в команду Д3. Провел там неделю и неплохо себя показал, но из-за проволочек с трансфером пришлось возвращаться. Еду на поезде домой и пишу Чумаченко смс: «Я возвращаюсь. Можно ли попробовать к вам в «Днепр?» Ответ меня убил: «А ты кто?» Видимо, Игорь Гаврилович мой номер не записал. Пришлось переходить к братьям Бохно в «Гранит».

О чувстве юмора Валерия Бохно

– Когда приехал в Микашевичи впервые, испытал шок. Нас завезли в какой-то колледж, где учились девочки, и заселили в комнату с грязными матрасами, прогнувшимися до пола. Кое-как переночевали. Утром выходим на тренировку, а напротив кабинет, где идут занятия. Подошли к Валерию Петровичу и попросили найти что-то другое. В итоге переселили в небольшой комплекс с нормальными номерами.

Многие считают Бохно своеобразным тренером, но у меня с ним никогда проблем не было. Он всегда старался шутить. Примеров не приведу. Шутки у него пошлые. Думаю, будет перебор. Многие такой юмор не понимали, но мне было смешно. А еще Валерий Петрович всем в команде клички придумывал. Играл у нас местный парень, который любил выпить. И кличку ему Бохно дал соответствующую – Перегар. Каждый раз, когда Бохно приезжал в Микашевичи после выходных, он нарывался на пьяного Перегара. И каждый раз первая тренировка начиналась с прихвата Перегара. Периодически Валерий Петрович придумывал ему разные дополнительные прозвища. Помню, одно время звал Отингер Светлое. В честь сорта пива.

Но вообще особо в Микашевичах не почудишь. Дело в том, что у Бохно в городе множество агентов, которые к тому же частенько сгущали краски. Поэтому мы боялись куда-то ходить. Тем более Валерий Петрович мог серьезно наказать.

 

Как-то после одного матча решили собраться командой. Сделали шашлычок, попили пива. Все было нормально. На следующий день решили парой-тройкой ребят продолжить минимально. Но затянулось все на целый день. Сперва пили втроем, а потом еще и Перегар подключился. Ты не пойми, мы не были бухими, просто весело бродили по городу. Но нас кто-то сдал Бохно. Мол, мы – пьянчуги, устроили грандиозную попойку и так далее. Валерий Петрович грозился выгнать из команды. Спасло то, что футболистов в «Граните» немного – всего человек 15. Сказал, что если обыграем «Городею», простит. Сыграли 1:1, я забил, и он больше к этому вопросу не возвращался.

Бохно как тренер? Ой, мы знали вдоль и попрек тайминг любой тренировки. Когда и как будем растягиваться, какое упражнение будет следующим. Недельный цикл всегда был одинаковый. Тактикой с нами занимался Король, а Бохно отвечал за всеобщий фон. Он с нами участвовал в двухсторонках. Но находиться с ним в одной команде было невозможно. Одна ошибка – убивал просто. Игрок мог психологически сломаться и не восстановиться ближайшие две недели.

О трудоустройстве в «Крумкачы»

– После второго сезона в «Березе» решил заканчивать с футболом. Устроился на работу мерчендайзером и слегка поддерживал форму с той же «Березой». Однажды на улице встретил Сашу Скшинецкого и попросился потренироваться с «Крумкачамі», которые только вышли в первую лигу. Он поговорил обо мне с Богайчуком и  тот был не против. Потренировался, сыграл товарняк и мне понравилось. Решил, что буду ходить. Смущало только одно – на тренировках собиралось под 40 человек. Ходили друзья футболистов, друзья друзей и вообще какие-то посторонние люди. Знал только Сергея Кошеля. Точнее Джока. Его Сергеем называть нельзя. Иначе пас не отдаст. Держались мы вместе. Потом потихонечку стали появляться поигравшие парни: Фил Иванов, Рома Гаев. Стали обрастать мясом.

Потренировался два месяца, а контракт со мной никто не заключал. Набрался наглости и подошел к Шунто: «Денис, вы меня хоть в команде видите?» – «Да, ты нам нравишься… Давай, оставайся». Вот так сам себе контракт и выбил. Это был самый большой контракт в карьере – получал 100 рублей и еще 150 рублей премиальных за победу :).

Параллельно подрабатывал мерчем. Вообще, работали у нас все. Шикавка собирал мебель, Скшинецкий – делал ремонты в квартирах, Иванов – владел пивным магазином.

О спокойствии Дулуба

– В первом же официальном матче я порвал мышцу, а когда вернулся в строй, главным был уже Олег Дулуб. После пары тренировок понял, что у него будет играть и слепой, и безногий. Расскажу две истории. После травмы вернул себе место в основе, но вскоре снова сломался. Подхожу к нему:

– Олег Анатольевич, играть не могу – травма.

– Ага, хорошо, – он спокойно раскрывает блокнот, вычеркивает мою фамилию и вписывает другую. И все это без каких-либо эмоций сожаления.

И когда я вернулся, он нашел мне на поле другую позицию – в опорной зоне рядом с Скшинецким. Было тяжело. Я рвался в атаку, но Дулуб запрещал. Только ломанусь вперед, а Олег Анатольевич со скамейки: «Миша, стоять!»

Ну и второй момент. У меня в субботу свадьба, а в воскресенье игра. Подхожу к нему отпроситься:

– Олег Анатольевич, у меня в субботу свадьба. Я же, наверное, играть не буду, да?

– Хорошо, хорошо. Думал, ты будешь в основе. Ладно, приходи – выйдешь на замену.

Я в шоке! Куда после свадьбы! В итоге за праздничным столом готовился к игре – выпил бокал вина.

О традициях в «Крумкачах»

– Во второй лиге у «воронов» была традиция – после матчей учредители покупали в автобус немного пива, и команда весело ехала домой. За счет этих эмоций «Крумкачы» и побеждали. Знаю, что некоторые футболисты ездили на игры ради того, чтобы пивка попить. Это был своеобразный ритуал. Кто-то из игроков соль в бутсы сыплет, кто-то четным из автобуса выходит, кто-то крестится перед тем, как на поле выйти, а у «Крумкачоў» было пиво после матчей. Команда на этом держалась.

Так вот решили мы как-то в первой лиге повторить. Учредители купили пива, но его оказалось очень много. В итоге всей командой горлопанили «Выйду ночью в поле с конем». Это был восторг! Сильнейший момент. Но Дулуб был очень недоволен. На следующий день дал запредельную нагрузку – гонял два часа. И не волновало его то, что мы все после работы. Вскоре решили еще раз провернуть такой фокус, но Дулуб, увидев количество пива, срезал его в половину. Песен уже никто не пел :).

Об окончании карьеры

– В середине 2015 года у «Крумкачоў» случился период, когда не платили. Хотя даже не в деньгах дело. Я просто понял, что пришло время заканчивать. Не видел особых перспектив. Надо уметь признаваться себе, что пора. Позвонил Шунто, все объяснил и сказал «ухожу». И потом было немного обидно читать в его интервью, что я закончил с футболом из-за жены. Мне Маргарита не запрещала играть. Это исключительно мое решение :).

Меня вообще удивляет то, что ребята боятся заканчивать. Им за 30, есть жена и дети, а они едут в Светлогорск играть за 350 рублей. Как кормить семью? Понимаю, что страшно. Я тоже боялся и ночами не спал, но надо находить в себе силы. Прошло два года, как я не футболист, но я до сих пор не перестроился. Сейчас работаю менеджером по продажам, но не вижу себя в этой роли. Продолжаю искать.

О комментировании матчей

– Идея родилась в голове у Макса Паршуто. «Крумкачы» начинали первую предсезонку в «вышке» товарняком с «Динамо». И он позвал меня в качестве эксперта. Максу понравилось, как мы поработали, он решил сделать меня постоянным экспертом. А точнее решил, что я буду травить байки и помогать Вадиму Кнырко. Мы вместе работаем второй год. Я получаю колоссальное удовольствие от всего этого. Мне эта тема очень вставляет. Я просто кайфую от процесса и стараюсь делать так, чтобы и зрителям было интересно. 

+66
Популярные комментарии
Юрий Наливко
+27
Желаю найти себя, а в комментаторском деле немного пока не "хватает", хотя если честно прикольно послушать типа как "по - домашнему" получается)...из последнего "камень -ножницы - бумага - первый раз вижу такое , что бы футболисты так решали кто пробьет штрафной!")) Но зато появляются "штампы" - они должны быть у любого комментатора: "...момент на усмотрение судьи") И еще очень нравится, что с уважением , а иногда с восхищением, отзывается о действиях команды соперника. Короче прикольный нормальны хлопец) Удачи ему!)
Baggio
+20
Ржал утром в вагоне метро чуть не до слёз. Народ точно решил что я не нормальный. Спасибо за интервью.)))
Stan1k
+18
Вью огонь) Перегар норм погремуха, спасибо Мише)
Написать комментарий 17 комментариев
Реклама 18+