Белорус уехал играть в Узбекистан, чтобы заработать, но обзавелся еще и женой с ребенком

 

Узбекистан так поразил Владислава Космынина, что он не хочет возвращаться в Беларусь.

В январе 2017-го защитник Владислав Космынин перешел в узбекский АГМК из города Алмалык. В первом сезоне стал лучшим бомбардиром команды, а во втором выиграл Кубок страны. Кроме того за два года в Средней Азии белорус впечатлился святыми местами Самарканда и ташкентскими гаишниками, отравился пловом и полюбил шашлык из баранины, а еще женился на узбечке.

– Я правильно понимаю, что после интервью у вас какая-то встреча по поводу рыбалки?

– Нет. Я совсем не рыбак. Рыбу ловил один раз с Андрюхой Лебедевым. Мне одно время хотелось попробовать. И я долго мучал Лебу, чтобы он меня вывез. Приехали на место, забросили, ждем. Вдруг он говорит: «Так у тебя клюет. Тащи!» Я так дернул, что запутал леску. Разматывали 40 минут. После говорю: «Собираемся, порыбачили». Понял, что не мое это.

Я люблю спокойный отдых: кино посмотреть, в парке с дочей погулять. У меня же в Ташкенте жена появилась, дочка от нее родилась. Пустил корни, так сказать.

– А раньше как отдыхали?

– Кинотеатры, походы в кафе, развлечения – пейнтбол, картинг, коньки. Развлечения в торговых центрах. Но я вообще домосед. При этом люблю путешествовать. Особенно по интересным и историческим местам. В Самарканде был, например. Просто собрались с женой и поехали на выходные.

– Одну фотографию из Самарканда подписали: «В святом месте». Чем оно для вас свято?

– С женой очень хотели детей, но не получалось. А мы люди амбициозные: нам надо здесь и сейчас. В Самарканде есть мечеть Биби Ханым – святое место, как раз для таких, как мы. Там два прохода: один для девочки, второй – для мальчика. Жена прошла там, где для девочек, и через месяц забеременела. Такая вот история.

А та фотография сделана возле фисташкового дерева. Оно много-много лет было сухим. Но однажды туда приехал Московский патриарх, окропил святой водой, и буквально через два дня дерево ожило. Представьте, дерево кучу лет стояло сухим, а тут такое! Еще впечатлили мощи Святого Даниила.

Самарканд – очень крутое место. Аура приятная, огромное число туристов со всей Европы. Встречал немцев, испанцев, итальянцев.

– Европейцы?

– Да. В Бухаре, например, в гостиницу зайдешь – все болтают на английском, немецком. Еще очень много индусов. Я не могу сказать, что Самарканд очень красивый, но интересный. Мы проехались по нему, попробовали местную кухню и все.

– Самарканд – город Тамерлана. Это заметно?

– Да. Но чтят его по всему Узбекистану. Он настоящая легенда. В Ташкенте, например, есть отдельный сквер и памятник – огромный всадник. У коня такие большие… причиндалы. Говорят, если их потереть, будет много удачи. Правда, достать сложно. Памятник высокий и нужно забираться на постамент. Поэтому в основном народ только смотрит.

– Где еще бывали?

– Я не путешественник за границу, но люблю изучать места, где нахожусь. Бухара впечатлила, горы Чарвак поразили. Там впервые в жизни покатался на параплане. Инструктора позабавил. У меня ноги длинные и так вышло, что сперва приземлился я, а уж потом он. Хотя должно быть наоборот. Он смеялся потом, что со мной очень удобно.

 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram

Летим- летим!))

Публикация от @ vlad_kosmynin

– Как много путешествуете по другим странам?

– В последнее время редко куда-то выбираемся. Любим в Казахстан съездить – Шымкент от нас в ста километрах.

– Разве там есть, что смотреть?

– Мы туда за белорусской молочкой катаемся :). Вы бы знали, как я по ней скучаю. Местная какая-то приторная и не очень вкусная. Не знаю, в чем причина. Может, добавки какие-то. Я жену на наше молоко подсадил :). Обычно берем творог, сыры, йогурты, сметану. В Узбекистане, конечно, есть каймак, но это не сметана.

– Козье молоко пробовали?

– Нет. Молоко для меня – это корова :).

Сразу упрежу вопрос – я плов не ем. Буквально сразу после приезда в Узбекистан отравился. Точнее, неправильно его кушал.

– Как это?

– В команде есть традиция – за два дня до игры на обед кушать плов. Пища очень жирная и со дна тарелки рис брать нельзя. Желательно сверху, так как весь жир стекает на дно. Поэтому большую тарелку плова ставят под небольшим углом. Запивать нужно черным или зеленым чаем, который хорошо обволакивает желудок.

А я ничего этого не знал. Да и очень голодный был. В общем, мало того, что со дна себе положил, так еще и водой запил. Через 30 минут стало очень плохо – думал кишки наружу выйдут. Меня еле откачали. Самое забавное, что после вышел в стартовом составе и забил.

Местные говорят, что самый вкусный плов готовят в долине за перевалом. Это очень красивое место, где находятся Фергана и Андижан. Я верю на слово, но не ем.

– Почему? Уже два года прошло.

– Я как вижу плов, сразу вспоминаю тот случай, и не хочется :). Видимо, фобия какая-то уже.

– Получается, нарушаете командную традицию.

– Приходится. Мне готовили или курицу, или говядину. А из баранины ем только шашлык. Дело в том, что даже у хорошей баранины специфический привкус и запах, которые мне не нравятся. Единственное, что вкусно – шашлык и ребрышки ягненка, приготовленные на гриле. А вот от свинины вообще отвык. Разучился есть. Приехал домой, мама приготовила – что-то не то.

Вообще, баранина суховатая, но в шашлык между кусочками добавляют курдючий жир, и мясо становится нереально сочным. Шашлыка вкуснее, чем в Узбекистане, я нигде не пробовал. Местные нахваливают нарын – суп из лапши и мяса козы, – и казан-кабоб. Я это все не ем, просто рассказываю.

В стране столько острых и жирных блюд, что они даже на строении организма сказываются. Проходил обследование в медицинском центре для спортсменов. Врач делает УЗИ, изучает желчный пузырь и вдруг говорит: «Вы легионер?» Я удивленно отвечаю: «Да. А как вы догадались?» – «А у вас желчный не изогнут, как у наших». Оказалось, от жирной и острой пищи он деформируется.

С пловом всегда подается салат ачучук. Остренький и солененький. Для узбеков поедание плова с этим салатом – ритуал. Местные футболисты за обедом неспешно кушают и общаются, попивая чай из пиалочек.

Еще одна традиция клуба – жертвоприношение. Когда впервые увидел, как режут барана, был в шоке. Мне не было жутко. Скорее жалко. Баран был связан в такой неудобной позе. Мулла прочел молитву, потом барану резанули по горлу – и все. Кровь слили, а голову оставили и пошли на шашлычок. Непривычно.

Как-то узнал, что баран стоит 100 долларов. Предлагал заплатить эти деньги, а его отпустить. Но мне объяснили, что для барана быть принесенным в жертву – честь. За 2017-й забили около 10 штук. Как только что-то не то в команде, собирались и резали барана.

– Все происходит на базе клуба?

– Нет. Места каждый раз разные. Однажды в Турции били. На какой-то базе на склоне горы.

– В команде есть сербы, а это очень православные ребята. Как они воспринимали подобное?

– Так же, как и я :). С сербами я очень дружу. Джокич и Бубаня – хорошие ребята. Мы много времени проводим вместе. А в прошлом году еще грузин Григалашвили был. Нормальный футболист и парень.

– С сербами общаетесь, потому что они русский знают?

– Они его знают благодаря мне :). Просто как-то сошлись. На второй год появились в приятелях и узбеки, с которыми тесно общаюсь. Они интересуются моими делами. Например, сразу после прилета в Минск один спрашивал, как я долетел.

– Что за люди узбеки?

– Очень доброжелательный народ. Почтение к старшим везде. Вот пример. Если в Беларуси парень попадает в основу, то ему сразу дают понять, что он становится своим и просят общаться на равных. В Узбекистане все иначе. Есть приставка «ака», которая как раз это уважение подчеркивает. В АГМК есть парень, который младше меня на два года, но постоянно ко мне на «вы» обращается. И постоянно имя мое произносит Влад ака. Я на тренировку прихожу, а он мне: «Как у вас дела?» С одной стороны непривычно, а с другой стороны очень приятно :).

Как мне жена рассказывала, коренные, истинные узбеки были рыжими с голубыми глазами. Но после смешения с тюркскими народами волосы потемнели, а глаза изменили цвет на карие.

– Как познакомились с женой?

– Это случилось вскоре после моего приезда. После игры пошли с ребятами в бар, где познакомились с компанией девушек. Пообщались и разъехались. Я даже номер телефона не взял. Но каким-то образом в моем телефоне остался номер ее подруги. Через какое-то время, снова после игры, собираемся в бар, Григалашвили говорит: «Ну что, девчонки есть какие-нибудь?». «Найдем», – отвечаю. Позвонил этой подружке и пригласил их компанию. В итоге все тусовались, а мы с Мартой весь вечер болтали. Ну и как-то закрутилось. Поняли, что друг без друга не можем и принялись строить планы на будущее. Она у меня пробивная такая, боец.

– Пойти в бар после игры – нормальная история?

– Да, это не возбраняется. Для меня нет ничего страшного в том, чтобы куда-то пойти после матча и выпить немного. Я не нажираюсь. Да и у нас ПФК – профессиональный футбольный клуб. Плохо будешь работать – не будешь играть. Тем более легионер. В Узбекистане ты на каждой тренировке должен доказывать, что ты лучше местных. Это у нас легионер может быть хуже белорусов. Там ты пример. Ты должен делать результат. Мне тренер говорит: «Ты должен отпахать в защите, сбегать в нападение и успеть вернуться». И о том, что легионеры должны тащить команду, нам постоянно напоминают. Но за личной жизнью не следят.

– Марта – совсем не узбекское имя.

– Там смесь кровей. Она и еврейка, и хохлушка, и русская. Я, кстати, такой же. У меня и литовские, и русские, и белорусские корни. А в дочке сколько намешано, но она на меня похожа. Пока у Евы узбекское гражданство. Я хотел белорусское, но надо было в посольство обращаться и оформляться. Решили, пока пусть узбечкой побудет. Потом, если надо будет, переоформим.

– В чем выражается боевитость супруги?

– Она не будет сидеть и мямлить, если ей что-то надо, а встанет и сделает сама. Правда, после свадьбы усмирял ее. Говорил: успокойся,у тебя теперь есть мужчина, который решит все проблемы. Вроде подействовало. Теперь звонит и говорит, когда надо что-то.

– Ваша свадьба прошла в Узбекистане. Что это такое?

– Ой! У нас просто роспись была без особых торжеств. Собрали человек 30 в уютном месте, расписались, покушали. Все во время зимних сборов происходило, и фактически я приехал на денек, чтобы утром рвануть назад в горы.

А вот в апреле 2017-го женился наш вратарь. Приглашает на торжество, спрашиваю: «Сколько человек будет?» – «Тысяча». У меня аж дар речи пропал. Думал, шутит, но нет. Зашел в зал торжеств и понял, что не обманул. Огромный зал: женские столы отдельно, мужские отдельно и просто куча людей. Для них эти церемонии очень важны. Для родителей невесты важно отдать дочь за хорошего мужчину с достатком.

Поразила интересная традиция. Утром все приглашенные мужчины собираются в этом зале и готовят плов для родственников жениха. Считается, что свадебный плов самый вкусный. Начинается процесс в 6 утра. Я оделся соответствующе: рубашечка, хорошие аккуратные шорты, стильные кроссовочки, очечки. В общем, красиво так выглядел. Открываю дверь и впадаю в ступор – мужчины все в костюмах. Вхожу и понимаю, что все на меня смотрят. Улыбаюсь: «Окей, ребята, я поехал». Развернулся и ушел. А на свадьбе уже был в классике.

Торжество началось в 5 часов вечера и закончилось около полуночи. Допоздна никто не засиживается. Весь вечер жена сидит смиренно и смотрит чуть ли не себе под ноги. Даже глаз не поднимает. Так она показывает, насколько скромная и смиренная. И для нее муж – закон. Раньше вообще было заведено, что если муж где-то отдыхает, жена не может его беспокоить и отвлекать.

– Драка была на свадьбе?

– Ой, не. Все ведут себя нормально. Да и позор будет, если на такой свадьбе случится драка. Слухи по Узбекистану быстро разнесутся.

– На улицах заметно притеснение женщин?

– Нет. Страна европеизирована. На улицах и в барах можно встретить таких фиф! Губы вот такие (показывает руками – Tribuna.com), глаза такие, ресницы выше головы, волосы по попу. Все на машинах, крутые и свободно общаются и знакомятся в барах. Все, как у нас, но футболисты таких не выбирают. Они в жены берут послушных девочек. Жену ведь надо родителям показать. Она должна слушать мужа, не быть капризной, помогать его родителям. По обычаям, жена переезжает к мужу и должна очень хорошо относиться к свекрови.

– Как вы знакомились с родней Марты?

– Обнялись, поцеловались, сели поболтали и все. Она хоть и родилась в Ташкенте, но родители приехали сюда из России. Сейчас, к несчастью, папа и мама умерли. Остались только сестра и брат.

– А ваши родители как восприняли новости о том, что вы в Узбекистане нашли себе жену?

– Мама и папа знают, что я неглупый парень и за каждые свои слова и действия всегда отвечаю. Поэтому дома никто не переживал, что я втянулся в какую-то авантюру :).

***

– Как вы оказались в АГМК?

– В конце 2016 года позвонил агент Виталик Кузнецов и предложил вариант с Узбекистаном. Я сначала отказался, а он говорит: «У команды Виктор Кумыков тренер». А это тот человек, который карагандиский «Шахтер» тренировал, когда они БАТЭ выбили из Лиги чемпионов.

В общем, договорились, что приеду на недельный просмотр. Провел первую тренировку, сыграл спарринг с «Бунедкором» и на следующий день мне предложили контракт. Я начал рассказывать, что еще могут быть варианты и предлагал немного подождать. Тренеры же стали в позу: «Сейчас приедет директор, ты подпишешь контракт и потом можешь ехать домой». Видимо, боялись, что сбегу. В итоге с директором уладили все. Пообещал, что обязательно вернусь, и вернулся.

– В первый сезон вы стали лучшим бомбардиром команды, забив 7 мячей. Как так?

– Ну, Кумыков же! Стандарты отработаны до автоматизма. Ауты бросали прямо в штрафную, и все наши знали, куда бежать, а соперники не понимали, кого держать и как. Блок, забегание на дальнюю, удар. Блок, бежишь на ближнюю и на опережение. Ну, и так получалось, что играли на меня. Я и забивал.

– Клуб приписан к Алмалыку, но живете вы в Ташкенте, который в 50 километрах. Почему?

– В Алмалыке нет условий для тренировок. Там только центральный стадион на 15 тысяч зрителей. Обычно там мы проводим только предыгровые тренировки. А как-то летом в Ташкенте были проблемы с полями, так мы пару недель тренировались на «Центральном».

В Ташкенте же есть все. Команда живет в гостинице «Президент парк», тренируется на двух полях.

– Вы тоже живете в гостинце?

– Нет, у жены в доме. Место живописное. Целый квартал подобных домов. Есть мечеть, ученое заведение, магазины. И от центра недалеко – 10 минут на машине. На участке ничего не растет, кроме большого куста рябины. Фруктов и овощей на рынках завались. Как лето начинается, всего вдоволь.

В частном доме жара легче переносится. А летом температура может достигать 50 градусов. Светофоры плавятся. Тренировки ставят на 10 утра, но не сильно спасает. Солнце в зените, теней не видно, а надо пахать. Лишь иногда тренеры разрешают надеть кепки козырьком назад. Играть тоже невозможно. Матчи хоть и ставят на 8-9 вечера, но все равно тяжело. Да что говорить, если уже в 7 утра на улице духота. Спасает бассейн. У нас во дворе свой. Шезлонг вытаскиваю и лежу, отдыхаю.

– Дома бассейн? Зажиточная у вас супруга.

– У нее был бизнес. Сейчас вместе колотим бюджет :). Точнее, она не работает. Я ей сказал, что теперь буду обеспечивать.

– Ташкент – дорогой город для жизни?

– Цены соизмеримые с белорусскими, только детское питание очень дорогое. Сегодня заехал к маме в Новополоцк – накупил дочке еды на 100 долларов. В Ташкенте за такой набор отдал бы 200-300 долларов.

Милиционеры у них прикольные. Нарушил как-то правила, тормозит гаишник. Представляется официально, а потом тянет руку: «Брат, как дела? Братан, так нельзя [ездить]. Все, брат, удачи». Серьезно!

А еще забавная штука с машинами. Город наводнен авто собственного производства – Chevrolet. История как у нас с Geely. Только в Узбекистане 100-процентная растаможка! Нашел машину за 20 тысяч долларов, платишь сверху еще 20 и в довесок налог на роскошь. Причем машину из салона ты можешь забрать очень быстро. Платишь 1000 долларов «аванса» и завтра можешь уже ездить.

Процентов 70 страны на своих Chevrolet ездят. Молодцы, конечно. Не зря Путин, когда приехал на ВАЗ, говорил: «Учитесь у узбеков продавать свои машины».

– Бедняков и попрошаек много на улицах?

– На перекрестке, когда стоишь, могут подойти с ребенком на руках, постучать в окошко и что-то попросить. Но это редко. Люди пашут, как кони. И многие в Москву едут на заработки. Пенсии и зарплаты маловаты. Вот и стараются выживать.

– Советское наследие ощущается?

– Да, но город меняется стремительно. Строятся новые дома, торговые центры. Ледовый заканчивают возводить. Скоро команда КХЛ будет.

– Узбекский выучили?

– Только пару слов. Бугун-байрам – сегодня праздник. Хоп – ладно или хорошо. Узбеки свое «хоп», как мы «окей» употребляют. На улицах только и слышишь: хоп, хоп, хоп. Если кто-то меня не понимает, сразу зовут того, кто понимает. Надо показать цифры – показываю на телефоне. Но в основном у них в обиходе свой язык. Заметил, что в разных районах страны разный говор. В Ташкенте более чистый и развязный язык. В других регионах такой, что вообще ни черта не понятно. Даже узбеки иногда не понимают.

– Вас сейчас тренирует узбек. Как вы без знания языка?

– Он разговаривает на русском. Установку дает на русском, упражнения объясняет на русском. А тем ребятам, которые не понимают, переводит на узбекский.

– Таких много?

– Русский язык все знают. Просто в команде есть ребята, которые понимают, но не могут сказать. Правда, есть у нас парень, который и не понимает, и сказать ничего не может. Только головой мотает.

– Молодой?

– Нет, 28 лет. Он из провинции просто. Там это не редкость.

– Алмалык – центр узбекской металлургии. Это заметно?

– Конечно. После выигрыша Кубка нас завезли на предприятие. Посмотрел, как все добывается, на людей в касках и респираторах. Работают они в суровых условиях. Все время, что там были, ощущал едкий запах газа. Ребята даже шутили, что если вдохнуть много, то третья рука в спине вырастет.

– Рассказывая про жизнь в Запорожье, белорусы вспоминают перманентную пыль на улицах.

– А над Алмалыком из-за выбросов этого самого газа смог. Тренируешься и ощущаешь горечь во рту. Обычно, как только начинался выброс, мы прекращали тренироваться и уезжали.

– Команда в этом сезоне выиграла Кубок и завоевала первый трофей в истории. Грандиозный успех?

– Да. Ведь Кубок раньше выигрывали гранды – «Пахтакор», «Локомотив», «Бунедкор». А тут – мы. В нас никто не верил, а мы в финале переиграли «Пахтакор» 3:1. А команда там серьезная: легионеры хорошие, тренер Шота Арвеладзе.

По такому случаю, руководство клуба устроило большой праздник. На автобусе без крыши мы ехали по улицам города и показывали народу трофей. Было такое чувство, что весь Алмалык собрался. На стадионе устроили концерт, а потом нам подарили по машине. Причем вручили всем: и игрокам, и медикам, и администраторам – всем. Машины как раз местного автопрома – Chevrolet Cobalt базовой комплектации. Я свою продал. Дома есть машина. Зачем еще одна? На бензин только тратить.

– Бензин дорогой?

– Там капец. До недавнего времени был только 80-й бензин и 91-й. Но с приходом к власти нового президента появились заправки «Лукойл» и 95-й. Вообще, страна полностью преображается. Вектор свернулся в Европу.

– Предполагали, что будут такие подарки?

– Нет. Но руководители у нас серьезные. Завод-то мощнейший. Генеральный директор предприятия – он как председатель правления клуба. Всегда с командой и постоянно интересуется делами, но не очень понимает специфику. Как-то после победы зашел в раздевалку: «Молодцы. Супер. Но я тоже могу легко с вами побегать вот так». Мне вдруг так смешно стало. «Приходите, – говорю, – завтра на тренировку». Все затихли, а он бойко: «Приду обязательно». Но не пришел. Такой вот простой человек :).

– Клуб богатый?

– Богатый сейчас «Пахтакор», куда огромные деньги вваливает Алишер Усманов. У нас все скромнее, но зато все ровно и вовремя.

– Сколько получаете?

– Это конфиденциальная информация.

– Насколько больше, чем в «Немане» в 2016-м перед отъездом?

– Раза в три-четыре. Не скрою, ехал в Узбекистан заработать. Потому что в Беларуси были сплошные проблемы. «Гранит» до сих пор должен. Интересно, что из Микашевичей я должен был в «Торпедо-БелАЗ» переходить, но Кова (Игорь Ковалевич – Tribuna.com) перехватил. Сказал, что ему надо спасать команду, и нужны проверенные ребята. Я согласился. А потом и Фил Рудик пришел.

Фил для меня – лучший футболист. Серьезно.

– Почему?

– Он очень сильный. Хорошо бьет с двух ног, офигенно видит поле, может отдать передачу. Добродушный, отзывчивый человек. Всегда поможет. Я очень люблю этого футболиста. Но из-за характера Фил так и не стал сильнейшим.

– Когда уезжали из Беларуси, сказали, что делаете это еще и потому, что наш чемпионат деградирует. Что вам в нем не нравилось?

– На тот момент мне казалось, что так и есть. Может, погорячился. Но в Узбекистане более техничный и веселый футбол. В Беларуси играют две-три команды, а там все несутся вперед шашки наголо. Все ребята быстрые, мобильные. С техникой. Я никогда не видел, чтобы люди так штрафные исполняли. Если мяч на 16 метрах – это гол. Ювелирно кладут. Одна беда – жесткости не любят. Сыграешь жестко, начинают избегать борьбы. Конечно, есть такие, кто отвечает. Вот против них играть интересно.

– Стадионы заполняются?

– Да, причем люди приходят сами, а не по разнарядке. Моя первая игра в Бухаре была. На стадионе собралось 20 тысяч. Атмосфера потрясающая. Болеют узбеки очень эмоционально. Все орут, гонят своих вперед, бьют в барабаны, размахивают флагами. Очень ярко. Приезжим футболистам достается. Выходишь на разминку, орут: «Я тебя убью! Я тебя зарежу». Но потом видят, что игрок нормальный, и после матча уже хлопают.

– Судейский прихват есть?

– Классически убивают! Через два дня после победы в Кубке играем с «Нефтчи», и судья свистит в одну сторону. Каждое прикосновение – фол. Такое чувство, что игрокам «Нефтчи» просто сказали: «Если что – кричите, падайте, и будет штрафной». Вот они и пользовались. Я такого нигде не видел. Меня удалили на 55-й минуте – не смог сдержаться после провокации. Сыграли в итоге 1:1. Считаю, мы еще нормально уехали.

– Остаетесь в Узбекистане?

– Контракт заканчивается 31 декабря. Будем обсуждать. Пока могу сказать, что не хочу возвращаться в Беларусь.

Фото: golos.io, из архива Владислава Космынина.

+41
Популярные комментарии
inemez
+19
Он когда-то в Волне играл. Видимо такой уровень в Узбекистане. В любом случае удачи парню, семьёй обзавелся. Значит нашел свою нишу.
Alejin1983
+11
Но каким-то образом в моем телефоне остался номер ее подруги!(Посмеялся)
futbolist
+10
Запорожье упомянули в контескте запорожстали, металлоргического комбината, похоже это у тебя проблемы
Ответ на комментарий Шура Балаганов
С географией у писаки проблемы ,в ферганской долине находится Андижан,а не Абиджан,да и Запорожье не в Беларуси,а на Украине,да и других косяков хватает!
Написать комментарий 18 комментариев
Реклама 18+