«Самый рельефный пресс – у Быкова, самая крутая попа – у Нойока». Она совмещала женский футбол с мужским

 

Диану Тропникову некрасиво убрали из минского «Динамо», и теперь она работает в московском.

Диана Тропникова – бывшая футболистка женской «Зоркі-БДУ». За «студенток» нападающая выступала с 2005 по 2018 годы и стала за это время рекордсменкой команды по числу голов. Последние 10 лет девушка совмещала игровую карьеру с работой в минском «Динамо». В Стайках Диана контролировала функциональное состояние футболистов, однако летом 2018-го, незадолго до первой игры с «Зенитом», ушла из клуба, а осенью стала тренером по физподготовке резервного состава московского «Динамо».

В интервью Андрею Масловскому Тропникова рассказала о пытливости Владимира Корытько, наставничестве Владимира Пигулевского, отличных ягодицах Александра Нойока и особенностях женской раздевалки.

– Как ты оказалась в Москве?

– После того, как в начале августа меня убрали из нашего «Динамо», у меня были разные варианты по Беларуси. Но я отказывалась. Куда-то не хотела ехать, где-то не было железных вариантов и так далее.

Заинтересовал меня только Николай Мурашко из ФШМ. При встрече он произвел приятное впечатление. Понравился и сам, и его идеи. Николай видел во мне тренера по физподготовке всей своей школы. И был одним из немногих, с кем я общалась, кто четко представлял, что от меня хочет. Это подкупило. К тому же работа в детской школе предполагала гораздо больше творчества.

– Как вели себя другие?

– Когда спрашивала, в качестве кого буду работать и что должна буду делать, мне не могли толком ответить что-то конкретное. Сплошь расплывчатые формулировки и фразы в стиле: «Там посмотрим…» Понимала, что в случае чего мне не особо подскажут и помогут.

А Мурашко конкретно знал, что ему надо. Мне в нем понравилось то, как он двигает свою идею. А он в нее буквально погружен. Это очень импонировало.

В общем, согласилась и примерно месяц работала. Считай, успела только присмотреться к школе, к ребятам. Погружалась в атмосферу. Интересно, что уже через пару недель ощутила нехватку адреналина и стресса, который был в «Динамо». Но быстро эти мысли прогнала.

И где-то через месяц позвонил Владимир Корытько, с которым вместе работали в минском «Динамо». Он всегда был серьезным. К любому делу подходил ответственно, вдумчиво и серьезно, что даже немного необычно для футболиста. Иногда я не знала, как реагировать на его вопросы.

– Почему?

– Не могла понять: он действительно так сильно интересуется или очень сложно подкалывает. Например, когда делали тестирование с газоанализатором, пытался разузнать все про цифры. Что они означают, на что влияют и так далее.

– Другие футболисты не спрашивают?

– Они тоже интересуются, но больше в сравнительном плане. «А эта цифра должна быть большой? Хорошо. Значит, у меня лучше, чем у Саши». А у Володи проскакивала аналитика. Слушает внимательно, а потом вопрос: «А у меня раньше вот так было. Почему?» И всегда идет обязательная ссылка на «доцента» – Анатолия Юревича. Корытько его воспитанник и вместе с ним прошел много тестов.

После «Динамо» мы немного пересекались на Семашко, когда он работал с одной из команд РЦОРа. И я замечала, как здорово он работает. И когда Владимир узнал, что меня убрали, предложил поехать к нему в Москву.

– Согласилась сразу?

– Решение далось тяжело. Мужчине собраться в другую страну проще. У девушек все гораздо сложнее.

– Чемоданов больше?

– Тараканов в голове больше! Достаточно долго сомневалась, а потом вдруг поняла, что если откажусь – не прощу себе. К тому же друзья кричали наперебой: «Надо пробовать и ехать». Подумала, ну и черт с ними, с сомнениями.

Пожалуй, только мама вносила легкую смуту. Нет, она не отговаривала, но была единственная, кто поддержал бы меня, если бы я отказалась. Но и она потом нашла плюсы.

– Ходила за советом к Владимиру Пигулевскому?

– Не помню, в какой момент мы разговаривали: когда еще сомневалась или когда решила, что поеду. Но Антонович поддержал меня. И сразу принялся давать наставления: «Когда ты едешь? Ага! Значит, смотри: документы и все бумаги проверяй. Там такие… Там сякие… Я пока тебя здесь в отпуск отправлю. Если там все плохо будет – вернешься. Только смотри внимательно!» В какой-то момент подумала, что еще чуть-чуть, и он со мной поедет.

Владимир Антонович в моей жизни играет только положительную роль. Я пришла к нему лет в 16-17, когда только поступила в университет. Первый раз он собрал девчонок в конце 2004 года и рассказал о намерениях создать женскую команду. И с тех пор всегда был рядом. Однажды на день рождения собаку подарил.

– Какую?

– Это было лет 10 назад. После победы в Гомеле звонит: «Молодец! Поздравляю. А у меня для тебя подарок есть! – «Какой?» – «Собака!» Я в осадок выпала. Мы с сестрой в общежитии живем. Какая собака?! Оказалось, что ему для охраны РЦОРа притащили какого-то бродячего пса. А он решил пошутить и «подарить» его мне.

Но это не конец истории. Когда ему эту собаку отдавали, то рассказывали, что это отличнейший сторожевой пес, который не подведет. Антонович впечатлился и назвал его Рексом. Вскоре мы приехали на тренировку и стали с псом знакомится. В итоге оказалось, что это сучка да к тому же беременная. Недели через две она принесла 10 щенков. Пигулевский был ошарашен, а мы с сестрой его подкалывали, что он не одну собаку подарил, а 11.

Антонович всегда меня поддерживал. Когда в «Динамо» были сложности, чувствовал мои проблемы и разговаривал серьезно: без подколок и шуток. «Малая, вот тебе два дня выходных. Оживай и приходи на тренировки».

– Мужчины рассказывают о нем много грубых баек. Как он вел себя с девчачьей командой?

– С нами всегда был политкорректен. В этом плане он выгодно отличается от руководителей других женских команд. Мата от него в нашей раздевалке не слышала никогда. Обычно Антонович в раздевалке не срывался на дикие эмоции, а включал педагогику. Конечно, мог прикрикнуть и пригрозить, но делал это достаточно культурно. Если один на один еще мог поругаться, то в раздевалке все было цивильно. Даже не могу вспомнить каких-то историй.

«Я вас свяжу, приклею на лоб 50 долларов и выкину в Свислочь». Истории о белорусском Кварцяном

– На панель отправлял девчонок?

– Ты что! Никогда такого себе не позволял! Он мог сказать, что ему нужны дворники и разнорабочие, но про панель – никогда. Причем когда он начинал кого-то прихватывать, сразу всем своим видом давал понять, что это шутка. Если кто-то травмировался, например, раздавал свой хоккейный шлем.

Была у нас одна история. Девчонка упала с вишни и на лбу осталась ссадина. Он увидел: «Что с тобой?» – «С вишни упала». Антонович этой вишней год ее травил. Любое собрание с командой заканчивалось его словами: «А ты со мной. Я тебе шлем дам, чтобы больше с вишни не падала».

Антонович взрывной и очень своеобразный человек. Ругаться с ним бесполезно. Он не слышит тебя. Надо успокоиться, выслушать все, что он говорит, и не принимать это близко к сердцу. А потом, когда он успокоится, можно решить все вопросы. Но со мной, как мне кажется, у него было иначе. Он слышал, что я ему говорила, и принимал доводы, но не подавал вида.

– Ты же была не только игроком «Зоркі», но и работала у него в РЦОРе. Отпустил без проблем?

– Последние лет восемь числилась там не футболисткой, а тренером по научно-методической работе. Антонович меня в тренеры перевел почти сразу после окончания университета. Три года назад я вроде бы даже закончила играть. В «Динамо» было очень много работы, и я планировала уволиться из женской команды.

Приехала на Семашко между сборами, чтобы написать заявление, и попала на двусторонку девочек. Людей не хватало, и тренер предложила побегать. Антонович это видел и после тренировки сходу: «Так, малая, давай так: работаешь в «Динамо», а у нас будешь на полставки. Когда будет получаться, будешь приходить на игры». А так как я не люблю такое отношение, когда только на игры надо приезжать, то по возможности старалась посещать тренировки. И бывали случаи, когда специально под меня сдвигали время тренировок. Если я в «Динамо» была занята с 10 до 13, то тренировку ставили на 15, чтобы успела доехать.

***

– Как тебя встретила Москва?

– Пробками :). Там в два часа ночи может быть пробка. Минск сразу возвращает в такое спокойствие. Люди куда-то едут, не торопятся. После двух месяцев была так рада вернуться на наши пустые дороги. Так соскучилась, что когда ехала на курсы в федерацию, сняла на видео пустынный проспект. В Москве всем говорю, что Минск – идеальный город для жизни.

– Далеко живешь от базы в Новогорске?

– Там и живу. Условия великолепные. Говорят, это одна из лучших баз в России. Там словно пятизвездочная гостиница в Турции. Есть все для тренировок. Тренажерный зал, бассейн, искусственное поле с высоченного уровня крошкой. Я когда увидела, подумала, что натуральное. От него на одежде и обуви остается грязь. А оказалось, что там какая-то особая крошка. В общем, идеальное поле.

Восстановительный центр напичкан всей нужной аппаратурой. Есть GPS-аппаратура для моей работы. В общем, возможности сумасшедшие. Думала, что у нас Стайки вроде и старенькие, но неплохие. Но после Новогорска Стайки – просто дача :). Хотя к этому месту испытываю очень нежные чувства.

Живу на базе, потому что так удобнее. На первых порах было много работы и не хотелось тратить время на дорогу. Кроме того, тренер по физподготовке основного состава тоже живет на базе и говорит, что его все устраивает.

– Женщин много работает?

– Недавно на базу офис переехал. Поэтому их много. Не чувствуется, что там чисто мужской коллектив.

– Выходит, поговорить о женских делах есть с кем.

– Я не особо люблю сплетничать :). К тому же неподалеку подруга живет. Она раньше была доктором в «Зорке», но вышла замуж и уехала в Москву. На выходных заскакиваю в гости. И это хорошо. Я человек социальный. Если бы ее не было рядом, было бы тяжеловато. Иногда надо переключиться. А вообще не скучно, потому что работы много.

Еще я в Москве нашла себе команду. Она играет в первой лиге. Всех девчонок еще не видела, но уровень хороший. У нас были бы в тройке. Несколько лет подряд девчонки выигрывают чемпионат, но отказываются подниматься в высшую лигу. Во-первых. нужны деньги. А во-вторых, придется лишиться любительского статуса. В итоге «вышка» в России получается интересная – 8 команд и никто не вылетает, потому что никто не хочет влетать.

Тренировки проходят в 30 километрах от Новогорска. По московским меркам – это рядом. С пробками добираюсь полтора часа, без пробок – 45 минут.

– Вместе с Корытько в команде работает Роман Березовский. Он крутой?

– Я первым делом побежала к нему фотографироваться! Я родом из Питера, и «Зенит» для меня – это все! Послала дяде фотографию. Он был счастлив! Сразу стал на работе всем показывать меня, гордиться!

В Москве я кайфовала от путешествий. Я люблю смотреть новые города, гулять по ним. Даже если поздно вечером прилетали, в 11 или 12 ночи выходила на прогулку. В Казани было -12 градусов, но я была готова – взяла с собой валенки. Прогулялась, посмотрела центр, Казанский кремль. Из тех городов, что видела, понравился еще Ростов. Грозный? Своеобразный город. Девушке гулять одной там не очень комфортно.

– В Москве ты тренер по физподготовке. Но в минском «Динамо» занималась тем, что контролировала физическое состояние организма. Немного разные направления.

– Да. Но в Минске вела еще индивидуальные тренировки травмированных ребят и приводила их в норму. Это очень схоже с работой тренера по ОФП. Другое дело, что сейчас мне приходится проводить коллективные занятия и планировать работ на всех. Это немного новое. Хотя, вспомнила, что в дубле минского «Динамо» при Ясковиче как раз этим и занималась.

Мне нравится открывать что-то новое для себя. Оно заставляет расти и развиваться. Много по работе общаюсь с тренером по ОФП основы. Нас Макс Жавнерчик заочно познакомил. Он с Патриком [Лэзэреску] в «Кубани» пересекался и рассказал мне немного о нем. Может, и ему написал. Патрик, как все европейцы, абсолютно открыт. Сразу сказал, что готов помочь. А для меня это большое дело!

Когда в Минске работал Томас Янотопулос, мы много общались и я многому у него научилась. Я хоть и кандидат наук, но понимаю, что больше знаний нужно черпать от иностранцев. Они толковее. Чем больше общаешься со специалистами, тем лучше. Даже если он ничего нового в глобальном смысле не сказал, стараюсь находить что-то полезное. Меня как-то отправили на небольшую стажировку к одному из тренеров сборной России. Он не рассказал мне слишком многого, но я отметила для себя два-три полезных слова. И встречу, несмотря на затраченные несколько часов времени, занесла в плюс.

***

– Как ты вообще подсела на эту историю с физиологией?

– Научной работой занималась со второго курса университета. Как-то узнала, что теория спортивной тренировки строится на физиологии, и влезла в эту тематику. Писала статьи, участвовала в конференциях. На одной международной даже заняла второе место.

– На очном училась?

– Да! Окончила с красным дипломом. Ректор даже говорил, что у меня самый высокий балл за долгое время.

Дипломную и магистерскую работы писала под кураторством Регины Эдуардовны Зимницкой, которая вскоре после своего прихода в «Динамо» подтянула и меня. Регина Эдуардовна – хороший специалист, друг и человек. Сейчас она завкафедрой физической культуры в БНТУ.

Первое время в «Динамо» отвечала за анализ функционального состояния игроков и анализ нагрузок. Тогда только-только появились полары. Параллельно писала кандидатскую диссертацию и увязывала ее с работой.

– Как реагировали футболисты на молодую девушку?

– С юмором. У меня же были особые эмоции. Это я сейчас говорю «плавали, знаем» и не обращаю внимания на их подколы, шутки и поведение. Могу сказать в дверях раздевалки: «Так, ребята, не раздеваемся, а сдаем датчики». А тогда ходила и дрожала, как осиновый лист. И от раздевалки держалась подальше.

– Как футболисты подкалывали?

– В основном со мной они свой футбольный юмор держали при себе. Я просила, чтобы при мне шуток ниже пояса не было. И мат тоже просила исключить.

– За почти 10 лет в «Динамо» тебя часто приглашали на свидания?

– Я всегда это переводила в шутку и никогда не подыгрывала предложениям пойти в кино или на кофе.

– И не замечала особенных взглядов?

– Они могут смотреть как угодно. Все зависит от твоей реакции. Мне это никогда не было интересно. Футболисты – братья, а тренеры – коллеги. Ну, максимум – друзья, приятели.

– И ты никогда не хотела замуж за футболиста?

– Нет! Футболисты – большие дети. Они с самого детства привыкли, что за них делают все. Хотя все мужики такие, наверное :).

– У кого в «Динамо» самый крутой пресс?

– Блин, сейчас начнется. Назову одного, у других обиды будут.

– Да ладно, взрослые люди.

– Они к этому очень чувствительны :). Ладно, не скажу, что это самый-самый пресс, но рельеф, на который обратила внимание, у Быкова. Тема всегда много времени уделяет фигуре. Помню, раз на тестах снял футболку, и мой взгляд немного на нем задержался. «Тема, – говорю, – хороший пресс. Молодец!» Саша Нойок еще любитель пресса.

Вспомнила горбыль про Рассадкина. Спросишь у него: «Глеб, работал?» – «Да, я 500 пресса сделал». А пресс он делал на большом фитболе и только голову поднимал. Все это знали и смеялись с его слов.

– Фигура Луки Ротковича нравилась?

– Мышечный парень, но не футбольный у него рельеф. Да и мне он не так близок, как наша бригада.

– Топ футболистов «Динамо» с жирком.

– Не надо об этом спрашивать :). Я помню цифры, но не стану называть.

– У кого самая крутая попа?

– У Нойока, конечно! У нас даже состязание шуточное было. Он говорил, что то ли у него такая, как у меня, то ли наоборот.

– Он ее качает?

– Нет. Это генетика. Вот Николич всегда качает ягодичные мышцы, но попы у него нет :). Вообще Урош – один из самых крутых легионеров, которых встречала. После его отъезда в Израиль говорила: «Урош, ты для меня большой пример, как реальный труд перерастает в реальный контракт».

Когда он впервые приехал в Стайки, первым делом отправился смотреть тренажерный зал. Прошло пару дней, звонит: «Давай поедем пораньше. Мне нужно в тренажерный. Хочу быстрее набрать форму». Говорил, в Венгрии жил недалеко от базы, и сделал себе ключ от тренажерного зала, чтобы никого не беспокоить. Он фанат и трудяга. И главное, понимает, что делает и для чего. Урош толковый и очень умный. Это будущий тренер.

– Ты участвовала в игровых упражнениях на тренировках?

– Если манекенов не было и надо было постоять, то да :). Еще пару раз могла побегать в дружеских пульках.

– Что происходит после того, как ты пробрасываешь футболисту мяч между ног?

– Разные были случаи. В основном шутки и подколы в адрес того, кого проверила. А однажды парень в меня сзади с двух ног прыгнул. Но я тогда не между ног его проверила, а просто убежала от него, и мне отомстили быстро :). Было не очень приятно и больно, но я встала и с улыбкой побежала дальше.

У меня есть четкое правило: если ввязываюсь в игрища с мальчиками, то делаю это серьезно. Мы в Новогорске по четвергам играем тренерским штабом против офиса. Я всегда перед началом говорю: никаких поблажек. Зимой на сборах играли против тренерского штаба «Енисея». Титов и Аленичев старались играть против меня аккуратно, но кто-то из них между ног мне мяч пробросил. Я им – нет, но зато голевую отдала.

– Тот парень, который под тебя подкатился сзади, потом извинился?

– Да, конечно. Я на ту ситуацию даже не обиделась. Раз ввязалась, надо быть готовой к любой ситуации и выключить в себе девочку.

– При каких раскладах тебе можно было заходить в мужскую раздевалку?

– В Стайках раздевалки нет – парни переодеваются в комнатах. Если было надо, заходила. Такая же история и на сборах. Вообще мне нет особой нужды заходить в раздевалку. Но если будет необходимость, рассчитаю момент, когда они уже помылись, переоделись, и зайду.

– Я имел в виду не это. Среди футбольных тренеров распространено поверье, что женщина на корабле – к беде.

– Ой, как-то на сборах была показательная история. Команда много проигрывала, и тогда один представитель тренерского штаба шепнул главному: «Так это из-за Дианы. Женщина на корабле». Тренер хоть и был европейцем, послушал и на следующую игру меня не взяли и оставили в отеле. Команда снова проиграла, и все вернулось на круги своя.

Но чтобы ты понимал, на официальные выездные матчи я в автобусе с командой не ездила ни разу. Не было необходимости. Я оставалась в Минске и работала с травмированными. Ставила тренировки на утро, а потом ехала на выезд сама. А назад, если было надо, меня брали в автобус без проблем.

Вообще, к подобным мужским тараканам отношусь достаточно спокойно. Мне одно интересно. Тренеры, которые считают, что женщина на корабле к беде, как со своими женами едут в отпуск? Летят в разных самолетах, чтобы отдых удался?

– Как отреагировала на высказывание Юрия Вергейчика про то, что футбол – не женское дело?

– Говорила уже, что невсерьез. Почему я чего-то не должна иметь право делать? Есть у меня желание играть в футбол – я играю. Есть желание варить борщ – варю. Есть желание рожать – рожаю. Почему нет? Я не представляю, как по-другому. Давайте еще запретим мужчинам быть тренерами и врачами в женской команде. Давайте все поделим пополам.

***

– Женская раздевалка отличается от мужской?

– У моих девчонок, наверное, больше песен и танцев в ней. Творческое начало проявляются чаще. Мы легко можем после тренировки начать что-то танцевать, заснять это на видео и куда-то выложить.

– Что вы обсуждаете?

– Шмотки, мужчин, погоду. Мужчины, кстати, делают примерно то же самое.

– Вещи, которые девочки не позволяют делать тренеру в раздевалке?

– Был у нас тренер, который позволял себе почти все. Когда в раздевалке была его минута, мог делать все. Если Пигулевский всегда вел себя воспитанно, то он [тренер] и кричал, и матерился, и жестко разговаривал. Но это был спорт!

– Мужчины в раздевалке не особо друг друга стесняются и редко выходят из душа, замотанными вокруг пояса в полотенце.

– Наверное, у девчонок все чуть мягче. Обычно мы полотенце накидываем. Никто никого не стесняется, но обычно так.

– На новополоцком «Атланте» душевая находится через коридор от раздевалок. Игрокам приходится в полотенцах через него перебегать. Играла когда-нибудь в таких условиях?

– Женский чемпионат всегда проводится в очень плохеньких условиях. Играли как-то в Витебске на стадионе, где сразу за маленьким заборчиком шли трамвайные пути. Старющее здание стадиона и душ один на всех, к которому нужно было идти по коридору. Девочки просто брали с собой вещи и там одевались.

– В женских командах очень много лесбиянок?

– Не обязательно, но они есть.

– Что делать, если тебе партнерша по команде начинает вдруг оказывать знаки внимания?

– Не отвечать взаимностью, если не хочешь. Я на это просто стараюсь не обращать внимание. У каждого свое отношение к людям. Мне как-то Брюно Мбанангой сказал: «У нас команда, но не все ребята мои друзья». Да, мы играем вместе. И чем лучше мы понимаем друг друга, тем лучше играем. Но это не значит, что я должна лезть в их личную жизнь. Может, это и позволило бы мне еще лучше понимать девчонок, но я этого не хочу.

– У тебя не было мыслей, что партнерша привлекательная?

– У мужиков не появляются, а у меня должны!? Считаешь, для меня женское тело привлекательнее мужского? 15 минут назад ты у меня про пресс спрашивал. Вот про женский пресс ничего не расскажу, а про рельеф Саши Нойока могу :). Это тебе интересно смотреть на женское тело в душе. Мне – наоборот.

Ты считаешь, мужчина на мужчину в душе не смотрит?

– Посмотрит, сравнит себя с другим и все.

– Женщины точно так же. Я посмотрю исключительно из-за внешности. Не висит ли живот, есть ли пресс, не обвисла ли попа.

– И подумаю: «А я еще ничего».

– Да! А ты мне про привлекательность говоришь :).

– К тебе когда-нибудь приставал партнерша?

– Нет. Они всегда знали, что я немного из другой истории. Я вообще считаю, что это обычная дружба, которая перерастает во что-то такое, что на гормональном уровне вызывает желание близости. Я не думаю, что футболистки рождаются с осознанием, что они лесбиянки. Это скорее заигрывание, задруживание. Ну и еще этот дурацкий стереотип, что в женских командах обязательно должны быть лесбиянки. Если бы не было перед глазами примеров, ничего бы не было. А так они видят, что старшие ходят вместе, и думают: «Давай и мы попробуем. Будем не подружками, а парой». Мне кажется, от этого все идет.

– Тренеры же были в курсе всего этого. Как реагировали?

– Так же, как и я. Делали вид, что этого нет. Нас как учили с детства реагировать на инвалидов? Не обращать внимание. Это такой же человек, как и все. Его не надо жалеть. Так же и тут.

***

– В интервью ты несколько раз обмолвилась, что тебя убрали из «Динамо». Что произошло?

– Перед первой игрой с «Зенитом» спортивный директор сказал, что со мной расстаются. И все. Причины не озвучили до сих пор. Да я уже и не пытаюсь разобраться. У меня есть догадки, почему так произошло, но я в них не уверена и не стану озвучивать.

– Осталась обида?

– Не обида. «Динамо» для меня что-то родное. Это не работа, а жизнь. В три утра возвращаешься с выезда, а через пару часов уже бежишь на тренировку. Поэтому было очень больно. Но сейчас прошло. Я переключилась и все.

Неприятно, что вроде бы и мужской коллектив, а мужика, взявшего на себя смелость и признавшегося, что это его решение, так и не нашлось. Свалить на Юрия Саныча проще всего. Лишь Сергей Гуренко пожал руку и сказал, что это не его решение. Понимающе себя вел и Сергей Перников.

Я продолжаю болеть за «Динамо», пацанов по-прежнему называю своими и со всеми общаюсь. А еще хочу сказать спасибо болельщикам за поддержку. Мне много писали в соцсетях. Особенно когда мне было реально тяжело. По-настоящему болельщиков я прочухала в прошлом году в Витебске. Мы с Капленой (Никита Капленко – Tribuna.com) и Игнатом (Сергеем Игнатовичем – Tribuna.com) смотрели матч на фан-секторе. Кричала, смотрела по сторонам и удивлялась. Люди разного возраста в декабре приехали в Витебск в такую погоду. Я видела их искренние эмоции и поняла, что для них значит «Динамо». Я до этого никогда не была на фанатском секторе, но это было фантастически.

Фото: dinamo-minsk.by, footbik.by

+56
Популярные комментарии
denbrutto
+31
Кто знает, кто такой Бентли, тот поймет, почему могут убрать грамотных людей. Пока Будут ставить таких людей в управление, то ничего толкового не будет( Грустно, когда из-за идиотов уходят такие люди. Но для Дианы, это только к лучшему. То что сейчас происходит в Динамо - просто жопа... И света в конце тоннеля как то не видно....
dva.r
+12
Удачи в Москве. Интересно было почитать. Умная и целеустремленная девушка, которая занимается тем, что нравится. Супер! Прочитав, подумалось, ну емае, что опять с динамо не так. Пусть и болею за соперника, но чето в последнее время совсем какие-то новости и отсутствие новостей печальные - не хочется, чтобы матчи потеряли в накале в будущем
Fan Bilet
+8
подписываюсь. Гнать нах.
Диане - только удачи и только спасибо за работу в Динамо! Свой Человек!
Ответ на комментарий denbrutto
Кто знает, кто такой Бентли, тот поймет, почему могут убрать грамотных людей. Пока Будут ставить таких людей в управление, то ничего толкового не будет( Грустно, когда из-за идиотов уходят такие люди. Но для Дианы, это только к лучшему. То что сейчас происходит в Динамо - просто жопа... И света в конце тоннеля как то не видно....
Написать комментарий 6 комментариев
Реклама 18+