«Ковалевич говорит: «Не выходите обосранными!» Познакомились с одним из самых жестких игроков высшей лиги

Но сейчас Макс Яблонский порвал связки.

 

Полузащитник «Немана» Максим Яблонский отличается своей неуступчивостью на поле и жаждой борьбы. Почти в каждом матче есть эпизод, когда Максим катится под соперника или идет в жесткий стык. Эпизод заканчивается гневом со стороны чужих болельщиков и тренеров. А иногда и желтой карточкой.

Мы встретились с Яблонским вначале сентября после тренировки в Гродно. Полузащитник только восстановился после разрывов связок голеностопа и начал тренироваться в общей группе. В день интервью Яблонский впервые за месяц с небольшим поучаствовал в двусторонке.

– Иду на поправку, – бодро заверил вингер.Первое время ходил в сапоге, потом разрабатывал ногу: прыгал, бегал по песку и все такое. Сегодня тоже сперва индивидуальная работа была, но потом поиграл в футбольчик. Еще не знаю, выйду ли против «Торпедо-БелАЗ» в ближайшую субботу. Врачи вроде разрешают, но это как тренерский штаб решит.

Игорь Ковалевич решил. Яблонский – один из ключевых игроков нынешнего «Немана». Поэтому в Жодино Максим провел на поле все 90 минут. Еще через неделю вышел в старте против «Дняпра». Но на 60-й минуте пошел в отбор и неудачно упал на колено. Позже обследование показало, что у игрока повреждение передней крестообразной связки и связки надколенника. В этом сезоне «Неману» Яблонский больше не поможет.

– Выбивал мяч левой ногой, падал на правую – колено щелкнуло, – рассказывает о травме футболист. – Когда выполз за бровку, думал что-то серьезное. Подбежали врачи, заморозили: стало легче. Говорю им: «О, вроде нормально». Вскочил и побежал обратно. Но через минуту понял, что колено отекает и попросил замену.

После замены сидел на лавке, сгибал и разгибал ногу. Думал, просто повредил связку. А в душе, когда заморозка стала сходить, уже не мог на нее стать. Понял, что все-таки что-то серьезное. Утром проснулся от того, что ноет колено. Попытался встать – не получилось. Вот тогда окончательно понял, что все совсем серьезно.

Операцию делали в Киеве. Врачи сказали, что все прошло хорошо. Неделю был там под их присмотром. Сейчас собираюсь в Минск на реабилитацию. Хочу сказать спасибо клубу за поддержку. Здоровья желали и Игорь Ковалевич, и председатель клуба Иван Ворсович. Ворсович сказал: «Поправляйся и не забудь привези все чеки». Также на постоянной связи был с доктором и ребятами.

После такой травмы восстанавливаются полгода. Сейчас я только начинаю. И в небольшом неведении, как все будет происходить. Потому что для меня это первая такая серьезная травма. Пока в Минске с реабилитологом – буду слушать и выполнять.

***

Сейчас Яблонский готовится к сложному восстановлению, а месяц назад был бодр и предвкушал скорое возвращение на поле. Мы сидим в кафе «Арена», что прямо на ЦСК «Неман», и говорим о грубости и жесткости полузащитника в игре, мотивации Игоря Ковалевича и вере Николая Рындюка, драке во время хоккея и прелестях зимней рыбалки.

– В своем дебютном матче за «Неман» летом 2017-го ты забил мяч и отдал голевой пас.

– Ты серьезно?

– В Кубке.

– Ой, ну там матч такой… Вроде бы играли с последним местом второй лиги (СДЮШОР-8 – Tribuna.com). Это не считается. Свой отсчет веду от «Слуцка» в чемпионате. Помню, волновался. Хотелось выйти и сыграть хорошо. Игорь Николаевич потом смеялся, что я словно под током вышел.

– Что это значит?

– Да трясло меня прилично. Задышал сразу очень часто. Поначалу суетился, даже мяч суматошно принял. Получил передачу, потерял мяч, тут же рванул отбирать. И когда забрал назад, успокоился: отпустило.

– В восьми матчах того сезона ты заработал шесть желтых карточек. Откуда такая горячность?

– Просто я всегда стараюсь накрывать соперников. И если не успеваю, получаю желтую. Каждый год зарабатываю в районе шести-семи карточек. Такое было даже в первой лиге.

Но красных у меня почти нет – две за «Неман» и всего одна за «Сморгонь». Просто когда я получаю желтую, то понимаю, что вторую уже не могу получить, так как подведу команду. Понятно, что удаления случались, но в играх с «Шахтером» и брестским «Динамо» удалялся на 90-й минуте. Да и то, я не хотел фолить, но так получалось.

– В прошлом сезоне ты нанес травму Алексею Риосу, для которого это был первый матч после долгого восстановления. Ты знал, что он после травмы?

– Не знал. Но там был чисто игровой момент. Злого умысла у меня не было. Я помню, что судья даже фол не свистнул. Риос просто неудачно упал спиной на траву: не успел руки поставить. Точно также я с «Энергетиком-БГУ» упал, только не сломал ничего. Хотя гематомы были.

– Я после матча таким злым Анатолия Капского давно не видел. Казалось, попадись ты ему на глаза, разорвал бы.

– Может, с дальней бровки показалось, что это было очень грубо. Судья был рядом и все видел. Чисто игровой момент.

– Кстати, за БАТЭ играет твой однофамилец Евгений Яблонский. Вас путали, называли братьями?

– Да вроде нет. Только, когда мы вместе за «молодежку» играли, комментаторы не могли все разобраться кто из нас в опорной зоне, а кто на фланге :).

– Когда-нибудь страдал от горячности?

– Ну как сказать… Страдаю я обычно, когда карточка оказывается четвертой, и мне приходится пропускать матч. Тогда начинаю анализировать и думать, что может и не стоило фолить :).

Надо понимать, что у меня нет ни одной желтой за разговоры с судьями. А все остальное всегда по делу. За такое тот же Николай Рындюк в «Сморгони» разносы не устраивал. Он только расстраивался, когда я пропускал игры. И Игорь Ковалевич – тоже. Он, кстати, еще в прошлом году объявил нам, что карточки за неспортивное поведение на поле – разговоры, откидка мяча – будут наказываться штрафом. Просто может быть такая ситуация, что мы получаем контратаку, нужно фолить, но игрок, который рядом, уже под карточкой за разговоры. И все – гол.

И в этом плане я тренера поддерживаю.

– Он был очень жестким защитником. Вел с тобой беседы на этот счет?

– Игорь Николаевич любит мужскую игру, а не прыжки сзади. Если тебя встретили жестко, пожалуйста, можешь «ответить». Он не осудит, если будет адекватный ответ. Но никогда не будет кричать: «Убейте его!»

– А ты готов к тому, что кто-то жестко ответит тебе?

– Всегда! Я никогда ноги не убираю и всегда иду до конца. Просто ситуации разные бывают. Вот, например, с минским «Динамо» под меня просто подкатились – обычный, легенький подкат, – а я неудачно упал и сломал кисть. Ну, вот так получилось.

– На тренировках ты такой же жесткий и неуступчивый?

– В 2017 году был жестче. Вообще тогда на тренировках была жесткая атмосфера. Двусторонка – как игра. У нас всегда было два состава, и каждый доказывал. Никто сзади не катился, но если спорный мяч, никто не уступал. Если щитки не надевали, то место чуть выше голеностопа было в синяках.

А сейчас даже сам Николаич сказал, что надо менее жестко. А то два-три подката – и две травмы уже.

– Ты с детства такой жесткий?

– Да. Когда мы с детской командой ездили в Гродно на матчи чемпионата области, частенько не хватало людей. Тогда я брал двух одноклассников, чтобы они просто постояли на поле. Расставляли с ребятами и говорили: «Если забрали, отдайте нам и все». Вот и приходилось отрабатывать за них и бегать вдвое больше.

– А тренер как на это реагировал?

– Ну не везти же ему на соревнования команду из восьми человек? Он все понимал и разрешал конечно.

***

– Как тебе работается с Игорем Ковалевичем?

– Комфортно. Игорь Николаевич очень хороший мотиватор. У него интересный тренировочный процесс. К тому же он мне доверяет. Значит, все хорошо :).

– Приведи пример его мотивации.

– Каким-то образом он находит перед играми нужные слова. Его слушаешь и чувствуешь, что тренер в тебя верит, что ты ему нужен. Причем все это происходит, пока команда переодевается и разминается. К каждому подойдет, что-то скажет, пошутит, пожурит. Он сам такой уверенный человек и старается уверенность передать команде. Говорит: «Не выходите обосранными!» Николаич хочет, чтобы команда не боялась никого: БАТЭ, Брест или любую другую команду. Настрой на каждого соперника одинаковый.

– Как ведет себя в индивидуальных беседах?

– По-разному. Вот сегодня, например, на первой тренировке после травмы он меня похвалил. А когда дам слабинку – напихает.

– Жестко вообще разборы проходят?

– По раздевалке ничего не летает. Бывает такое, что играем хорошо, но горим к перерыву 0:1. Ковалевич зайдет, похвалит, скажет, чтобы играли так же и все будет хорошо. А бывает при 0:0 заходит заведенный и прилично встряхивает. Выходим на второй тайм и совершенно другая игра.

Когда он заводится, все звенит. Он терпеть не может, когда кто-то где-то не доработал. Когда ты не добежал не потому, что уже не мог, а потому что выключился на секунду из момента. Концентрация должна быть все 90 минут.

– Как отреагировал, когда Ковалевич собрался уходить из команды?

– Он пришел к нам и все рассказал. Знаю, что старшие ребята подходили к директору и говорили, что исправят ситуацию. А через пару дней на тренировку приехал мэр Мечислав Гой и сказал: «Никаких отставок. Вас тренер собрал, так что исправляйте ситуацию». Ну и немного подправили. Сейчас тоже серия без побед. Надо исправлять.

– Какое впечатление Гой производит?

– Видно, что любит футбол. Я был удивлен, когда видел его на каждом нашем матче зимой! Занятой человек, но находил время приехать в манеж. Постоянно бывает и на «домашках». Я его еще помню по Сморгони, где он был мэром. Он тоже был на всех играх. И когда он пришел в Гродно, здесь стали гаситься долги и дела пошли вверх.

В начале сезона был трудный период, он заехал, встряхнул и мы потом «Витебск» прибили.

– Как встряхнул?

– Пришел с вопросом: «Что за результат? Почему так? Такое не годится!» Он не приезжает часто, и раз приехал, значит, ему ситуация совсем не по душе. В прошлом году на день города заехал перед «Ислочью» – попросил сделать праздник. Сделали. Правда, двойных премиальных не было :).

***

– Перед тем, как пойти в футбол, ты занимался хоккеем.

– Скорее, наоборот. Футбол начался раньше, а хоккей был как дополнение. Просто так сложилось, что в моем дворе стояла хоккейная коробка. С друзьями летом играли там в футбол, а зимой – в хоккей. Хотя иногда и летом могли взять теннисный мяч, клюшки и побегать в коробке.

– Значит, в секцию не ходил?

– Так не было ее у нас!

– Подожди. Про тебя же хоккейный тренер Владимир Жабинский рассказывал!

– Так это не секция. Просто он зимой собирал команду среди более-менее спортивных ребят города на «Золотую шайбу». Я так понимаю, что инициатива шла от отдела спорта и туризма. Нам оттуда выдавали коньки, клюшку и форму.

Хоккейные тренировки были вечером, а футбольные – днем. Я ходил и туда, и туда. Как тренировались? Раскатывались, делали передачки и рубились в хоккей. Каждый вечер играли в хоккей. Получалось неплохо.

– Тренер говорил, что ты не любил чистить лед и приходил только тогда, когда остальные поработают.

– Так и было. Я из окна выгляну – собираются. Окей, дам паузу. Через несколько минут еще раз выгляну: начинают чистить. Тогда начинал одеваться и под конец чистки выходил.

– Чего ты так?

– Просто мы одно время сами во дворе лед заливали. Люди, которые должны были это делать, могли только днем. И у них не всегда получалось залить хорошо: то малой какой пройдет и потопчет, то замерзнуть не успеет. Поэтому мы попросили у них ключ от теплоузла, вечером брали шланги и на ночь заливали. Самое главное – быстро шланг стянуть обратно, чтобы в нем вода не замерзла.

Вот и не чистил лед, потому что заливал его сам :).

– Ты был вратарем.

– Первый год только, а потом по площадке бегал. Друзья сразу поставили в ворота. Получалось вроде неплохо. Реакции ловить шайбу хватало. Главное, чтобы в шлем не прилетело. Как-то случилось: ощущение такие себе. Главное, не боятся. Помню, как-то шайбу отбивал щитком, но так вывернул ногу (неправильно), что она попала в икру. Было очень больно. С тех пор отбивал правильно :).

– Коробка с бортами?

– Да. Во дворе, с друзьями не особо бортовал всех. А вот в Лиде, когда играли «Золотую шайбу», у меня было много удалений :). Помню, парня одного так приложил, что у него дыхание сбилось, и его уносили со льда.

И драки были. Играли с Гродно. С той стороны реальная спортивная школа, а мы – пацаны со двора. Чтобы ты понимал масштаб, вот как мы играем в разноцветных бутсах, так и они катались в разноцветных коньках, а мы в тех, что дали. В общем, они нам стали забрасывать, а мы их в ответ прессовали. В итоге, подрались. В паузе договорись с парнями, вышли на лед и сразу после вбрасывания покатили на них. Даже наш вратарь приехал и тоже хотел подраться, но те ребята шли не очень активно. Кто-то за ворота отъехал, кто-то вообще укатил на лавку. Видимо, не хотели травмироваться. А еще, помню, судья пытался нас разнять и упал.

В общем, в драке победили, а в хоккей – нет.

– На льду дрался, а во дворе?

– Когда нужно было, конечно. В детстве у всех драки встречались. Но я не помню, когда дрался последний раз.

– Хоккей добавил тебе агрессивности в футболе?

– Не думаю. Я всегда так играл.

– В свое время много шума наделала история о том, что дети в Сморгони тренируются на дне бассейна.

– Я застал эти тренировки. Когда зимой была слякоть, и не было льда, опускались в бассейн в форме, но в ботинках, чтобы шайба по ногам не больно била. В основном там отрабатывали броски. Стояли и лупили шайбой о стену. Ощущения забавные.

***

– У тебя был выбор между футболом и хоккеем?

– Нет! Я в футболе с шести лет. Записался сразу, как тренер пришел в школу и пригласил. На первой тренировке было под 40 человек. А через три-четыре года из тех, с кем я тогда начинал, осталось двое или трое. Футбол был для меня на первом месте. А хоккей – дополнительное веселье зимой.

Хотя у меня был период, когда я не знал, что делать дальше и даже думал бросать футбол. После 10 класса не понимал, каким будет будущее. У меня всегда было желание играть за «Сморгонь», но после выпуска из ДЮСШ туда сразу не позвали. Позже стали приглашать на тренировки с командой. Я соглашался в любом состоянии. Помню один случай. Пробежал за школу кросс, прихожу домой – звонит один из тренеров «Сморгони»: «Приходи на тренировку». А у меня ноги забиты… Пришел все равно. В итоге взяли. И уже в 11 классе знал, что буду футболистом.

– В «Сморгони» в 2013-м была серьезная команда.

– Очень. Мне вообще казалось, что первая лига тогда была очень сильная. Тогда «вышку» сократили и люди пошли играть в Д2. Исполнители были очень добротные: Рындюк, Сквернюк, Ковальчук, Поппель. Люди держали свой уровень. И мне было на кого ровняться. Меня сразу Влад Дуксо и Валера Курак взяли под крыло. А еще Коля Рындюк. На первой тренировке подошел: «Привет, как звать?» – «Макс». «А меня Коля. А это Кава (Сергей Ковальчук – Tribuna.com). Если кто-то будет обижать, сразу к нам». Вот так обозначил себя. А мне лет 16 было. Сразу полегче стало.

– Обычно молодых прессуют и учат жизни.

– Слушай, там такая банда была серьезная, что было все. Дима Гинтов нормально пихал! Не доработал, отдал плохой пас – заводился так, что смотреть страшно. Понятно, что когда Рындюку плохой пас отдашь, прилетит. Но он не ходил потом всю тренировку и бубнел на меня.

– Против них можно было играть жестко?

– Я как-то Диму Гинтова корпусом отодвинул и он упал. Подхватываю мяч, бегу и вдруг слышу сзади разъяренное дыхание. Я быстрее пас отдал и в сторону убегать. Понятно, что Дима играл бы в мяч, но и ноги бы промассировал прилично. Самое интересное, что он потом в раздевалке ничего не сказал. Это же был игровой момент.

– В тот год команду тренировал Павел Батюто. Как он к молодым относился?

– Не давал слабину из-за возраста. Не было такого, что раз молодой, значит, что-то больше дозволено. Ты должен был пахать, как все. У Батюто был интересный пунктик: не начинал тренировку, пока все мячи не будут лежать возле него. А у нас старики пойдут в квадрат поиграть – мяч нередко улетал. Батюто свистнет, пересчитает мячи – не хватает. И молодежь отправляется по кустам искать.

А еще мячи всегда должны быть подкачены. И за опоздания или другие провинности Иосифович всегда на сок штрафовал. Телефон зазвонил на установке – четыре литра сока, которые потом в пульке как приз разыгрывались.

Пиво? Его после матча могли позволить себе только старики. Мне 17 лет было. Мне пиво не давали. Говорили: «Тебе еще рано. Посмотри лучше, как мы в карты играем». Они в «Джокера» рубятся, а я смотрю и не понимаю, что вообще происходит. Научился уже в «Немане», но все равно больше люблю «дурака».

В общем, плохо на меня наши старички не влияли.

– Как Рындюк поменялся, когда стал главным тренером?

– Мне нравилось с ним работать. Мы играли в футбол, а не просто били вперед. Он с первых матчей на предсезонке стал меня ставить на фланг полузащиты. Защитником был другой лимитчик, который поплыл за неделю до старта чемпионата. После одной из тренировок Рындюк подошел ко мне и спросил: «Сыграешь правого защитника?» – «Сыграю». Так за год отыграл под 30 матчей и завоевал приз лучшему молодому игроку сезона. А на следующий год стал лучшим игроком «Сморгони» вообще.

– Что подарили?

– Не помню, в какой год, но где-то дома лежит набор сувенирных бутылочек.

– Ты же застал времена, когда директором клуба был Станислав Юргель. Колоритный дядька?

– Он был классный. Во-первых, всегда поддерживал футболистов не зависимо от результатов. Когда проигрывали, у него мы не были плохими. Шел к тренерскому штабу: «Почему? Что не так? Футболисты же у меня хорошие!»

А во-вторых, всегда правду говорил. Придет в раздевалку: «Ребята, потерпите. Месяц не будет денег». Через какое-то время заходит: «Так, ребята, пока деньги есть – вот вам за два месяца». Говорил, как есть. И для футболистов он пытался сделать все.

– Одна из культовых фраз Юргеля: «Тебе как футболисту уже пя###ц». В твой адрес она прилетала?

– Нет. Он не очень часто ее повторял. Просто не любил, когда с ним спорят. Он же бывший мэр города и имел определенный вес. Слышал историю, однажды Валера Апанас спросил у него про деньги, и Юргель ответил: «Тебе как футболисту ужо пя###ц. Что ты спрашиваешь?!»

– Ты из «Сморгони» очень интересно попал в юношескую сборную.

– Было дело. Играли товарищеский матч против сборной в Минске. Меня даже не хотели брать на выезд – мест в автобусе не было. Но в итоге взяли. Вышел во втором тайме, забил мяч. Тренеры сборной впечатлились и пригласили на сбор. Был в приятном шоке. Потренировался со сборной, но на игру не попал, потому что игровой практики не было. Тогдашний тренер Виктор Борель пообещал, что меня вызовут еще, но так и не вызвали.

– Как ты реагировал на историю о причастии «Сморгони» к «делу Жукова»? Вскоре после вашей игры с «Оршей» главу судейского корпуса АБФФ задержали.

– Плохо, конечно. Перед игрой с «Оршей» был в «молодежке». Рындюк позвонил Ковалевичу и попросил, чтобы я приехал сыграть, так как нам нужны были очки. Ковалевич отпустил. Я отдал три голевые (мы еще штрафной очень классно разыграли) и после матча мы вместе с Рындюком рванули обратно в Минск, так как ночью у меня был самолет со сборной. Выиграли без шансов для соперника. Не заметил, чтобы нам кто-то помогал.

Потом, когда вся история всплыла, Рындюк сказал: «Не загоняйся. Все нормально». А перед игрой с «Днепром» нам начали писать какие-то странные лица в соцсетях. Предлагали сдать матч. Мы сразу к тренеру: «Смотрите, какая херня». Рындюк посоветовал ничего не отвечать.

Позже Рындюку запретили присутствовать на скамейке, но он тренировал. И у нас тогда хорошая полоса пошла: девять матчей без поражений.

– После всего этого не поменялось отношение к тем же Рындюку и Вячеславу Замаре, который поиграл за «Сморгонь» и был причастен к организации договорных матчей?

– Нет. К Рындюку я очень хорошо отношусь. Я при нем заиграл. Он меня поставил, поверил. И я прилично добавил в том сезоне.

***

– Ты любишь рыбалку. Как давно?

– С самого детства. Когда в деревню ездил, ловил мальков в «луже». Потом с отцом выезжал, потом с пацанами со двора. Сейчас друзья рыбачат, в команде хватает рыбаков.

Стараюсь выбираться каждые выходные, но один не люблю ездить. Скучно сидеть в одиночку.

– Мне кажется, в этом главный смысл рыбалки.

– Мне хочется компании. Я люблю на ночную ездить: шашлычки, компания. Я не профессионал в этом деле и не зацикливаюсь на конкретной рыбе. В один день могу щучку половить, в другой – карася.

– Твой самый большой улов?

–  Серьезных трофеев не было. А так: щука на два кило, лещи приличные. Все хочу серьезную рыбу зимой вытянуть. В прошлом году дней пять подряд ездил на рыбалку, но потом просто устал :).

Мне зимняя рыбалка больше нравится. Холод меня не пугает. Да и там не надо сидеть над лункой часами. Покупаешь маленьких карасиков, цепляешь их и ставишь флажок. Когда щука срывает рыбу и уплывает, катушка крутится и флажок поднимается. А дальше дело техники.

– Кто в «Немане» главный по рыбалке?

– Валерий Жуковский большой профессионал.

Фото: из архива Максима Яблонского, fcneman.by

+25
Популярные комментарии
.BU
+5
Хорошее интервью! Спасибо! Интересно было почитать) Единственное окончание какое то смазанное, резко обрывается....)
Dimas88
+4
Оказывается, в нашей стране обосранными могут быть не только коровы))
theuser
+2
игрока не исправишь.
а это должны решать на дисциплинарном комитете ...
и когда родионова гущенко ломал, или быку ногу болгарин сломал (и даже желтой не получил, хотя у быка кость выпирала из под кожи), а им потом дают по 6 матчей... может этим решалам кости/ноги нужно ломать? ;)
Ответ на комментарий nif An
"Просто когда я получаю желтую, то понимаю, что вторую уже не могу получить, так как подведу команду."
Когда начнём думать о том что можем кому-то порвать кресты и вынести до конца сезона, сломать карьеру, как было с Дель Пьеро , Эдуардо, Сиссе, Роналдо и тд. Сколько карьер загубленных. По мне сломал игрока на сезон, иди на такой же срок за станок, лопату, метлу. Урода не изменить, и о других он думать не начнёт, но может хотя бы станет понимать что сам окажется в жопе, а не с второй жёлтой карточкой.
Написать комментарий 4 комментария
Реклама 18+