«Всегда излучал радость. Человек-солнце». В Минске простились с Владимиром Цыплаковым

Много теплых слов о легендарном хоккеисте.

 

В детстве у меня была одна из ранних версий симулятора NHL. Я не очень любил «Лос-Анджелес Кингз», но в той игрушке выбирал именно «королей». Просто мне хотелось рубиться теми, кого знаю. А там был наш нападающий Vladimir Tsyplakov. Помню, что произносил я его имя так, как это делали комментаторы НХЛ, чей голос иногда прорывался в спорт новостях поверх белорусских. Получалось что-то в стиле: ВладимИр Сиплаков. Говорить о том, кто всегда становился лучшим бомбардиром команды, думаю, не стоит.

14 декабря Владимира Цыплакова не стало. Ему было 50 лет.

***

Прощание с легендой белорусского хоккея проходило в парке Горького на крытом катке. Отсюда восемь лет назад в свой последний путь отправлялся и еще один легендарный хоккеист Руслан Салей.

Двери в холл катка открыты, и из-за этого ветер прилично задувает внутрь. Стоять напротив дверей прохладно, поэтому люди рассредоточивались вдоль стены.

Церемонию прощания организовали со всем почестями. Возле гроба стоял почетный караул, который периодически уносил цветы. Порой в холле царила такая тишина, что команды, которые шепотом подавал караулу разводящий, было очень хорошо слышно.

В паре шагов от Владимира Цыплакова на стуле сидела его мама. У головы мужа стояла супруга. Женщина почти не отходила от гроба и периодически общалась с близкими, друзьями и родственниками, которые подходили проститься с тренером. Рядом были брат Александр и сын Лука, который попытался стать хоккеистом, но до отцовских высот не добрался. Как и отец, Лука тоже был нападающим.

Чтобы проститься с другом из России приехал тренер Андрей Николишин. Хоккеисты давно знают друг друга: выросли на одной земле – в Республике Коми, играли вместе в США, московском ЦСКА, тренировали «Трактор».

– Мы земляки: он с Инты, я с Воркуты, – говорит Николишин. – Тут даже знакомиться не надо. Играли вместе, работали вместе, пересекались в НХЛ. Мы близко дружим. Дружим семьями. Буквально неделю назад, во вторник, был здесь. Приезжал на чемпионат мира и заехал к нему в гости. Сидели, разговаривали…

Самый яркий момент как раз и связан с нашей совместной работой. Если я погоняю ребят, то Вова всегда умел хорошей шуткой или добрым словом снизить градус напряжения. И пацаны всегда к нему тянулись.

Володя был очень позитивным. И этим отличался от всех остальных. Он умел смеяться над собой. Умел шутить. И никогда не опускался ниже определенного уровня. Всегда излучал радость. Человек-солнце. Посмотрите на его детей и семью. Ребята воспитаны в этом духе. Светлые, позитивные и жизнерадостные люди.

***

Вокруг смерти Владимира Цыплакова ходит много слухов и разговоров. В том числе и о том, что хоккеист ушел из жизни добровольно. Да и Следственный комитет не просто так проводит проверку. Однако близкие люди, которые хорошо знали Владимира, говорят, что это просто невозможно.

– Не занимайтесь ерундой, – говорит Николишин. – Вова настолько сильный и светлый человек. Семья, любимое дело, карьера. Даже комментировать не хочу, что пишут. Человек всю свою жизнь в хоккее, посвятил ему всего себя. Да, без работы сидел и переживал, но это временные трудности.

– У него был сердечный приступ, – рассказывает спортивный директор федерации хоккея Владимир Бережков. – Это случилось в субботу.

– Говорят, у него были какие-то проблемы со спиной.

– Он до последнего хотел играть в хоккей. Хотя часто говорил, что хочет быть бизнесменом. Но лучше всего у него получалось в хоккее. И он всего себя ему и отдавал. Может быть, поэтому и погиб. Умер, точнее. Старался быть в форме, старался делать все, чтобы продолжать играть: в президентской команде, ночной лиге, с друзьями. Он до последнего был предан хоккею. Был в хоккее. Это не пафос. Это на самом деле так.

***

Игровую карьеру Цыплаков закончил в 2005-м в «Юности» у Михаила Захарова. Харизматичный тренер, который работает сейчас в сборной Беларуси, приехал на родной для себя каток одним из первых. Близкие к ММЗ люди, говорят, что он очень тяжело переживал потерю. А тренер признается, что в понедельник чуть ли не весь вечер пересматривал в интернете нарезки с игрой Владимира.

Кстати, говорят, показывать свои голы за «Лос-Анджелес» или «Баффало» друзьям было своеобразной фишкой Цыплакова, когда он прилетал из-за океана в Минск.

– Мы же в одном самолете улетали в США, – вспоминает Захаров. – А Юра Кривохижа там нас встречал. Сели вдвоем… и спокойно долетели. Если бы он тогда со мной не уехал, ничего бы не было. А он поехал и своей игрой доказал. Очень рад, что у него все получилось, как у хоккеиста. В Америке мы помогали друг другу. Я всегда желал ему, чтобы он больше голов забивал. Вова молодец – всего достиг сам.

Он очень много тренировался. Всегда был дисциплинированным режимщиком. Хоккеист с огромной буквы. Работяга. Мы его и Руслана Салея всегда ставим молодым в пример. Наши легенды готовили себя к сезону очень серьезно.

– Как был ваш последний разговор?

– Ничего особенного. Около недели назад встретились возле дома, поболтали про хоккей, про жизнь. Все было нормально, хорошо. Мы очень часто встречались и общались. И ничего не было такого, чтобы у него настроение было плохое. Не замечал. У него всегда была улыбка на лице. Даже когда проиграет, первое время злится, а потом отпускает. Нормальный, отличный мужик.

Улыбка – визитная карточка Владимира. Близкие говорят, он очень много улыбался и был очень светлым человеком. Даже на своей «последней» фотографии, что стояла у гроба, он улыбается.

***

Вместе с Захаровым проститься с хоккеистом пришли партнеры по команде президента. В том числе Виктор и Дмитрий Лукашенко.

– Они хорошо знали Володю, – рассказывает Захаров. – Он с нами вместе играл в команде президента. Мы в одной пятерке выходили. Вова хорошо играл… Как умеет.

Команда президента передала венок и шоколадку, подписанную главой государства. Шоколадка – традиционный приз лучшему игроку на тренировке. Понедельничное занятие было посвящено памяти Цыплакова.

Заехали попрощаться с хоккеистом и футбольные люди: Юрий Курбыко, Людас Румбутис, Игорь Ковалевич, Юрий Чиж и Алексей Бага.

– Алексей Анатольевич, честно признаюсь, Румбутиса ожидал тут увидеть, а вас нет.

– Нас Калюжный познакомил, – говорит пока еще главный тренер БАТЭ. – Живем с Владимиром в одном районе. Не один раз пересекались: в магазине, на заправке, на хоккее. Понятно, что разные поколения, разный возраст, но, встречаясь, всегда очень мило общались и обменивались новостями, шутили. Для меня было очень почетно общаться с легендой хоккея, НХЛ и сборной. Он был всегда открытым, без каких-либо заворотов. Улыбался и своеобразно по-спортивному шутил.

Слова мужчинам давались с трудом. Вспоминая Цыплакова, они делали большие паузы, а те, кто знал его чуть лучше других, иногда украдкой аккуратными движениями пальцев смахивали слезы.

– Честно… Не хочу что-то говорить, – буквально выдавливает из себя слова Александр Андриевский. – Вся жизнь – яркое воспоминание [о Владимире]… Просто человек был, каких мало.

Андриевскому очень тяжело. После прощания с другом тренер еще около часа стоял неподалеку, беседуя с приятелями. На заре суверенитета Беларуси он вместе с Цыплаковым тащил нашу сборную в элиту мирового хоккея.

– С Володей никогда не было никаких проблем в плане приглашения в сборную. Уговаривать никогда не приходилось, – вспоминает главный тренер сборной Беларуси конца 90-х Анатолий Варивончик. – Он чуть ли не первым отзывался и всегда приезжал с удовольствием. Очень жаль, что мы понесли такую утрату…

С ним всегда было очень просто: как в общении на площадке, так и вне ее. Помню, как на Олимпиаде в Нагано проводил установку. Он был в одной пятерке с Русланом Салеем. Я рассказывал, как играть нападающим, как располагаться защитникам и тут Руслан спрашивает: «Анатолий Михалыч, а как нам играть в зоне атаки? Идти к бортам, душить крайних?» А Володька спокойно так говорит: «Руслан, ну че ты… Как ситуация будет складываться, так и будешь играть». Володя был игровиком. Он любил создавать моменты для партнеров. У него был запоминающийся стиль. Его за это и любили болельщики.

Попрощаться с тренером приехали игроки и тренеры «Шахтера» – его последней команды, – минского «Динамо» и партнеры по сборной: Константин Кольцов, Олег Хмыль, Олег Антоненко и другие.

Одними из последних к Цыплакову пришли первые лица нашего хоккея – председатель ФХБ Геннадий Савилов и спортивный директор Владимир Бережков.

Возложив венок, Савилов вышел на улицу, а Владимир Петрович с десяток минут стоял неподалеку от гроба и смотрел на приятеля, на то как с ним прощаются люди.

– Вся его жизнь – это яркий хоккей… – говорит Бережков, с трудом подбирая слова. – Он просто выдающийся хоккеист. В апреле поздравлял его с 50-летием, позже были еще встречи. Смутно помню… В голове такая каша.

Помню, в начале 90-х, когда хоккеисты по 10 долларов зарабатывали, стояли с ним на рынке в Польше, продавали зубную пасту, щетки, чулки, носки и мечтали о том, когда хоккеисты начнут нормально зарабатывать.

А потом он сбежал. Тогда его назвали предателем. Но с высоты прожитых лет понимаем, что он, как и Федоров с Могильным, совершил дерзкий поступок, который позволил ему стать тем, кем он стал. Он сделал себя сам. Делал вопреки системе. Он был очень позитивным и очень веселым. На все реагировал с юмором. Например, когда я, будучи журналистом, писал про него скабрезные заметки, он улыбался, и мы продолжали общаться. Он просто светлый.

Владимир Цыплаков похоронен на Восточном кладбище, неподалеку от могилы Руслана Салея.

Фото: hockey.byhcdinamo.by.

+42
Популярные комментарии
Bayern-fan
+58
Обязательно поднять джерси под своды арены, рядом с Русланом
Проскуровский
+32
Светлая Память!!!
Святослав Федорович
+7
Страшная, печальная новость... Тяжело статью читать было... Спи спокойно... больше ничего и не хочется говорить...(
Написать комментарий 4 комментария
Реклама 18+