Молодые хотят себя продать, драк нет (прежде случались), с коронавирусом смирились. Чем живет лучшая команда Беларуси прямо сейчас

 Рассказывает Борис Панкратов – в 37 он играет очень мощно!

 

«Слуцк» – одно из главных открытий этого сезона. Зимой серьезно стоял вопрос о существовании клуба (в январе в следственный изолятор угодил босс Слуцкого сахарорафинадного комбината Николай Прудник – и футбол в городе фактически лишился поддержки), а сейчас команда идет на первом месте.

В семи турах чемпионата «сахарные» набрали 16 очков, попутно переиграв в Солигорске «Шахтер», а в Минске – «Динамо». Героем игры в Солигорске стал вице-капитан «сахарных» Борис Панкратов, отразивший огромное количество ударов и потащивший пенальти. Андрей Масловский встретился с 37-летним вратарем после одной из тренировок и поговорил о резвом старте, коронавирусе, «сахарном деле» и шикарном коллективе случчан.

Все восторгаются «Слуцком» на старте чемпионата. Какие твои впечатления от начала сезона?

– Мы рады и довольны, что так начали. У нас были серьезные соперники, но мы набрали достаточное количество очков и идем на первом месте. Это нас бодрит :). Атмосфера в команде хорошая. Все рады и довольны. Эмоции только положительные.

Хорошие игры были со «Славией» и «Ислочью». Очень тяжелая была победа над «Шахтером». Очень тяжелая… Рады тому, что выстояли. Показали, что у нашей команды есть стержень, характер, который позволяет не только набирать очки с нашими топами, но и побеждать их.

С «Шахтером» ты поймал кураж?

– Я выполнял свою работу. В игре не думаешь: кураж у тебя или нет. Просто всегда стараюсь по-максимуму выложиться и помочь команде. И потом смотреть, что получается.

Получается здорово. Хотя тот же Виталий Павлов считает, что играешь ты как обычно.

– Это нормально :). После игр в раздевалке никто не подтравливает. Мы вообще там разговариваем на другие темы. Только что закончившуюся игру забываем очень быстро и переключаемся на следующую. И у нас впереди серьезная команда – «Белшина» (интервью состоялось до 6 тура – Tribuna.com). И не надо смотреть на то, что она внизу. Это хорошая команда, которая хорошо контролирует мяч и быстро работает на флангах. Очень тяжело будет. Я смотрел матч «Белшины» и «Немана». И по игре, думаю, Гродно отскочило – Лёня простил, когда головой не попал.

Тебе 37. Перед сезоном были мысли о том, чтобы закончить?

– Вообще об этом не думаю. Смотрю по своему здоровью, состоянию и самочувствию. Если есть здоровье, правильное отношение к себе, к тренировкам, то все будет в порядке. Пока играю, а что будет дальше – не знаю.

Я выхожу с ребенком на стадион и мне тяжеловато падать. Ты старше.

– Мне пока нормально падать. Хотя Виталик Трубило постоянно говорит: «Ладно мы бегаем, но ты же падаешь постоянно». А я привык, втянулся и на эти падения уже не обращаю внимания. Для меня это обычная работа. Им привычно бегать, мне – падать.

И ничего по утрам не болит после игр?

– Нет. Есть тренировки, после которых тяжело физически. Тут надо терпеть. А после игр – нет. Куда больше устаю эмоционально. В голове кипят мысли, которые постоянно перекручиваешь. Анализируешь эпизоды и все такое. Хорошо, когда победные матчи идут. Ты не так зацикливаешься на ошибках, смотришь на них сквозь успех. А когда поражение или есть пропущенные мячи, которые ты мог взять, то прилично себя корю.

Заканчивая прошлый сезон, знал, что новый начнешь или дома было обсуждение с голосованием?

– Супруга меня поддерживает…

А сама думает: «Ну сколько ж можно».

– Нет :). Вообще, контракт с клубом я продлил еще в октябре. Тренеры же видят, в каком мы состоянии, в какой форме. Вот и предложили. С моей стороны вопросов тоже не было. Я был согласен еще поиграть.

Так а супруга что? Советуешься с ней?

– Нет. По контрактам обсуждения нет. Просто сказал: «Зай, такая ситуация. Хочу еще год поиграть».

Может, ты просто боишься заканчивать?

– Знаешь, бывают мысли о том, что дальше. Все-таки изменится привычный уклад жизни. Мысли закрадываются, но я стараюсь их выбрасывать из головы. Придет время, буду думать, а пока надо получать удовольствие от футбола.

Тем более когда столько всего происходит вокруг команды. Одна из штук – популярность клуба за границей.

– Когда мы узнали о том, что нас поддерживают за рубежом, у ребят появилась дополнительная мотивация. Мне так кажется. Мы все хотим показать, что чего-то стоим и выступаем хорошо, что наш чемпионат сопоставим с другими, что у нас есть футбол.

Пока ты после тренировки получал приз лучшему игроку тура, Артем Сердюк признался, что вечером будет общаться с французами, а австралийцы вообще снимают о «Слуцке» документальный фильм.

– Это все прикольно и непривычно. Внимания действительно много. Мы привыкли, что всегда варимся только в собственном соку. А я еще в последнее время играл в таких командах, о которых за редким исключением много не говорят. Поэтому то, что происходит сейчас, мне интересно. Но признаюсь, что чрезмерное внимание надоедает. Я привык к спокойному футболу, а тут пишут через день.

В соцсетях вообще движуха: каждый день кто-то пишет, добавляется в друзья и так далее.

Из каких стран пишут?

– Польша, Украина, Казахстан, Австралия, конечно :). Стараюсь отвечать всем. Поляк вообще перед каждой игрой пишет напутствия и поздравляет после. Стараюсь отвечать.

Как он заводил с тобой знакомство?

– После какой-то игры написал в инстаграме и стали общаться. Теперь шлет аудио сообщения. Вот, например (включает аудио на телефоне – Tribuna.com): «Барыс, добры вечор. Жадаю табе поспехаў у заўтрашней гульні. Будзем сачыць і заўзець з Польшчы. Будзь сценкай! Трымай вашыя вараты. Разам да перамогі! We love our Slutsk!»

Красавчик. И по голосу не пацан.

– Да. Может, ровесник, может, немного младше. Это прикольно. Сейчас вон мемы со мной шлет. У нас с ребятами есть группа в вайбере, где идет обсуждение. Там тоже идут подколки.

После игры с «Шахтером» у нас была специальная подборка мемов про тебя.

– Мне понравилось :). Это интересно. С некоторых сильно смеялись.

Ты из локальной звезды превращаешься в межнациональную. Как семья реагирует на такую шумиху вокруг тебя?

– Тоже рады, что у команды получается. Каждую игру смотрят и переживают. Эмоции положительные. И с мемов тоже смеются.

В команде прилично подшучивают?

– Нет. Мы просто смеемся. Знаешь, у нас такой коллектив в этом году подобрался, что все друг за друга и все по-доброму. Если подтравят, то это действительно смешно. Словили какую-то «химию». Все друг друга понимают, поддерживают. Раньше иногда на тренировках были стычки и ругань. Даже до драк доходило. В этом году, тьфу-тьфу-тьфу, пока ничего такого не было.

История с популярностью – это не было бы счастья, да несчастье помогло. Без коронавируса ничего бы не произошло.

– Да. И так выходит, что наш чемпионат единственный, который остался в Европе. Из-за этого и популярность случилась. Ну и из-за названия нашего :). Зацепилось одно за одно.

Какие мысли тебя посещают, когда понимаешь, что наш чемпионат реально один в Европе?

– Я просто пока не до конца осознаю всего. Не понимаю, что нас могут смотреть в Англии. Ну как это можно себе представить? Там привыкли к другому уровню игры, к другому болению, к другим аренам, к другой картинке. И представь, что англичане видят стадион по улице Семашко, где на трибунах пять человек. Что они думают о нас в этот момент? Мы-то любим свой футбол, а они как реагируют?

Коронавирус обсуждаете с ребятами?

– Если честно, то уже устали. Куда не зайдешь, везде про это. Первое время были опасения. А сейчас уже наступил период смирения. Что будет, то будет. От нас ничего не зависит. Да, мы перестраховываемся – не здороваемся за руки, моем их чаще. Я уже устал их мыть. Каждые полчаса мою. До чего-то дотронулся – пошел, помыл. Устал от этого. Но раз такая ситуация, надо более аккуратно себя вести.

И с ребятами уже не так много говорим на эту тему. Главное, чтобы все были здоровы. И я даже не за себя больше переживаю, а за семью, родителей.

Клубные доктора проводят специальные мероприятия по вашей защите?

– Нет такого. Все по самочувствию. Если кто-то плохо себя чувствует, изолируется. Вот приехали из Турции, Юра Козлов попал.

Не было страшно, когда он сам у себя подозревал вирус?

– Было. И мы всерьез перепугались. Это же было в начале эпидемии в стране. С Юрой были на связи. Пять часов просидел в скорой. В туалет хотел, не знал, что делать даже. Спрашивал у врача, а тот в ответ: «Ну, выйди на улицу, сядь за машину»… Хорошо, что у него просто отравление было и температура поднялась.

Подкалывали его потом?

– Ну чего травить? Каждый может заболеть! Главное, чтобы не было вируса. Хотя паника поначалу была. Нас же даже в кафе стали кормить по-особенному: выделили другое время, а девушки, которые работают в кафе, даже шарахались от нас. Заходим в кафе – все отступают. В общежитии тоже: женщины маски надели. А потом, когда у Юры не подтвердилось, все стало как прежде.

После «Славии» был забавный эпизод. Поехали с Денисом Образовым домой в Могилев на маршрутке. А он в матче набегался и надышался холодного воздуха. И в маршрутке у него как начало драть горло. Он кашляет, аж заходится, а люди так потихонечку поближе к водителю перемещаются, чтобы быть подальше от нас. И смешно, и грустно. Сейчас любой чих стараешься сдерживать, отходишь в сторонку, чтобы не напугать окружающих.

Играть не боишься?

– Нет. Я ж перчатках :). Контакта прямого нет ни с кем. Кулачком поздоровался и все. Главное потом к лицу не нести.

И никто из ребят не говорил, что боится. Таких высказываний, какие делал парень из «Руха», в нашей раздевалке не слышал.

***

Зимой с клубом случилась неприятность – силовики задержали руководителя сахарного комбината Николая Прудника.

– Мы все очень расстроились. Палыч для команды – больше чем просто руководитель. Он сделал эту команду, помогал нам всегда, вкладывал душу свою в «Слуцк». В общем, делал все для нас. Благодаря ему, команда существовала вообще. Мы до последнего верили в то, что, может, это ошибка, что его не было на борту самолета, а если и был, то сейчас со всем разберутся и отпустят. Но со временем стало понятно, что ошибки нет.

И нам Палыча не хватает, конечно. Перед сезоном у нас всегда была встреча с Николаем Павловичем. Он спрашивал, какие у нас пожелания, какие проблемы, какие вопросы. Обстановка была дружеская. Он помогал нам и поддерживал нас. Все делал для команды и клуба. А сколько он сделал для деток? Построил стадион, где занимаются 250 детей. Они видят взрослую команду, которая идет на первом месте. И им хочется туда попасть. Это большое дело.

Что в тот момент говорил Виталий Бунос?

– Надо отдать ему должное. Он сразу провел собрание и сказал: «Ребята, не волнуйтесь. Ваше дело работать на поле. Мое – в кабинетах. Клуб будет жить. Я сделаю для этого все». Ему все поверили. Почему? Просто до этого не было ситуаций, чтобы он подорвал к себе доверие. Виталий Степанович слово свое держит. Он как был всегда открытым, дружелюбным руководителем, таким и продолжает оставаться. Он очень спокойный, уравновешенный адекватный человек. Никогда голос не повысит. Если что-то надо объяснить, он разжует и разложит все по полочкам.

В тот период ты задумался о смене клуба?

– Во-первых, у нас были контракты. Во-вторых, повода думать не было – зарплату нам платили без задержек, вопросы, если они возникали, решались. Кончено, сидела мысль: «А что дальше?» Да и вообще было много вопросов. Вернется ли Палыч? Если нет, то кто придет на его место? Какой человек? Нужна ему будет команда или нет? Но сейчас вроде бы все должно быть хорошо.

Судя по тому, что недавно приехал Алан Короев, дела действительно налаживаются.

– Ну да. Он же не за просто так сюда приехал :).

Собирались командой, обсуждали эту ситуацию?

– Конечно. Собирались, общались. Пытались прикинуть, как быть. Поначалу у всех были в основном пессимистические мысли. Оптимистов почти не было. Тем более концерн «Белгоспищепром» отказался [от поддержки клуба], и нам стали говорить, что никакой помощи не будет. Но Бунос сказал, чтобы мы не волновались, что он будет делать все, что надо, чтобы решать проблему.

Были те, кто сомневался и хотел уходить?

– Не знаю. Не особо спрашивал, но, думаю, такие ребята были. Варианты же у многих имелись. Но никто не ушел и все остались. Да и по большому счету паниковать не было нужды: зарплату платят, коллектив хороший, результат есть. Куда бежать?

Атмосфера как-то изменилась после этого?

– Мы стали еще сплоченнее. Переживаем и помогаем друг другу.

С новым директором сахарного комбината познакомились?

– Нет. Не виделись еще. Он пока в команду не приходил.

Когда начиналось «сахарное дело», были опасения, что снова придется выживать без денег?

– Не думал об этом. Когда Палыч был, никогда не было задержек. Все было вовремя – день в день. Не думал о том, что придется жить без денег. Верил в лучшее. И пока все хорошо.

Период в Бобруйске, когда приходилось трудно, вспоминается?

– Уже забыл. Не было денег и не было.

Тебе же должны еще.

– Да, но я уже не рассчитываю на эти деньги. Забыл про них. Их не вернут. Должны не только мне, а всей команде. Не думаю, что кому-то из ребят отдали. Так что вряд ли кто-то на них еще рассчитывает.

Ну есть же суд, АБФФ.

– Лишний геморрой: ходить и выклянчивать.

И каково мириться с тем, что тебе не заплатят заработанное?

– Ну я же тогда не знал и не думал, что мне не отдадут. Работал, тренировался, играл.

Тогда – да. Но сейчас ты же для себя решил?

– Не, Андрюха, я просто выкинул из головы и забыл тот период как страшный сон. Что сделаешь. Пусть это останется на их совести. Ой, заднюю свело....

Это возраст уже.

– Да, ну брось :). Давно не было. Хорошо поработали на тренировке. Владимир Станиславович погонял, чтобы не расслаблялись.

***

Ты несколько раз говорил о том, что у вас хороший коллектив. В чем это выражается?

– Мы же очень много времени проводим вместе. Живем на одном этаже в общежитии. Я жену с детьми реже вижу, чем этих ребят. Мы живем одной семьей. Все дружат, все общаются и друг друга поддерживают. Это классно.

Как коротаете вечера?

– Кто в соньку играет, кто фильмы смотрит, кто читает, кто в карты играет, кто на массаж ходит, кто на рыбалке пропадает – рыболовы у нас знатные. Занятий хватает.

Совместные прогулки по городу?

– Ну небольшой компанией ребята могут выбраться в кинотеатр или кафе. Но всем составом не собирались.

Говорят, вы в покер играете активно.

– Да. Раньше все играли в «джокера», но молодые ребята не знают правил. В команде осталось человека три, кто умеет. У остальных покер. Ну, покер, так покер.

В «джокера» могут ты, Игорь Бобко и Виталий Трубило?

– Нет. Виталик никогда и не играл. Сейчас пришел Женька Велько. Он умеет. Но там четыре человека надо – не хватает. А в покер собирается шесть-семь. Садимся за стол и общаемся. Общение – то, что для меня самое главное. Не выиграть какую-то сумму, а поговорить, посмеяться, поприкалываться. Никто с серьезным лицом не сидит и не думает, как бы соперника обдурить. Все очень легко.

Кто главный покерист?

– Любой может выиграть.

А кого сложнее всего просчитать?

– Не знаю. Все хорошо играют. Давай закончим эту тему :).

Кто самый «сладкий» игрок?

– Блин :). Все нормальные.

– Не хочешь свои секреты раскрывать? Марат Бураев говорит, что он все время «all in» шел и даже был в плюсе небольшом.

– Пока его не раскусили, да. А потом поняли, что он с ерундой идет и все. Теперь он больше не играет с нами :). У каждого своя техника, стратегия и тактика. Ладно, Игорь Бобко хорошо играет, Виталя Трубило, Артем Сердюк, Саша Анюкевич. Есть мастера, с которыми тяжело.

Но, повторюсь, цель не заработать, а пообщаться. Банк у нас небольшой.

Вы каждый день видитесь друг с другом. Не устаете?

– Нет. Больше гнетет обстановка – она одна и та же. Поэтому мне очень нравятся игры на выезде. Едешь на автобусе, ночуешь в гостиницах – это прекрасно. А сидеть в общежитии тяжело.

Кто живет на других этажах? Как эти люди на вас реагируют?

– Основа живет на втором этаже, дубль – на третьем. На четвертом работники завода. Обычные люди. Конфликтов никогда не было. Да и мы сильно не шумим. Такого, чтобы на ушах стояли, не было. По крайней мне никто не жаловался :). Но вообще после игр, когда больше всего эмоций, там в основном тихо. Мы разъезжаемся по домам. В общаге мало кто остается. А когда возвращаемся, нам надо готовиться к матчам. Уже не до гулянок.

Как себя чувствуют африканцы?

– Нормальные ребята, адекватные. Правда, чуть больше сами по себе, но если что-то надо, обращаются. Они очень спокойные. И в быту себя нормально ведут.

У вас же общая кухня на этаже?

– Да. И когда они начинают готовить, запах стоит на весь этаж :). Приправы, специи, очень своеобразно. За белорусов «мстит» Александр Николаевич Кончиц. Он готовит шикарно. Запах стоит такой, что аж слюнки текут. Картошечку как запечет, народ ходит и только носом потягивает!

Тренеры живут с вами?

– Да. Но не из-за контроля. Привыкли все, видимо. Там уютно, комфортно. Да и зачем лишние деньги выбрасывать на квартиру?

Что ты себе готовишь?

– На завтрак обычно варю пару яиц и пью кофе с печенькой, а обед и ужин у нас в кафе. Я же говорю: руководители все делают для того, чтобы тренироваться и играть в футбол.

Как часто ты ездишь в Могилев?

– Между городами 280 километров и каждый день не наездишься. Раз в неделю стараюсь. Но даже это тяжело. Приехал вечером домой, переночевал и уже утром уезжать. Стараюсь летом снимать квартиру и семью сюда привозить, чтобы была рядом. Я и сейчас, пока были затяжные каникулы и сын в школу не ходил, хотел привезти. Да и сейчас хочу. До конца года он вряд ли ходить будет. На уроки ходит пять человек из 30. Все дома сидят.

Жена вешается, делая с ним уроки?

– Нет. Сын в 6-м классе и уже сам делает. Мы уроки вообще не трогаем. Но пока я не нашел квартиру.

Не думал, что это так сложно в Слуцке.

– Я тоже. Пошла какая-то мода на сутки сдавать. Предлагал сразу за три месяца заплатить, но нет. В общем, ищу. Хочется найти уютную квартиру, чтобы было комфортно и мне, и семье.

***

Как тебе вообще Слуцк?

– Маленький, компактный, уютный городок. Но по-большому счету мне многого не надо. Тренировка, отдых, восстановление, питание, тренажерный зал. Когда семья здесь, тогда стараемся куда-то выйти прогуляться. Тут мест не так много, но рядом Минск. Если надо съездить погулять, то выбираемся туда. У нас кума в Уручье живет. К ней в гости выбираемся, в Парк Горького ходим.

Наши маленькие города шикарны весной и летом, но просто ужасны осенью. На тебя накатывает печаль?

– Всегда, когда хорошая погода, кажется, что все классно. А когда серость и сырость везде, где бы не был, так мерзко и противно, что не хочется даже выходить никуда.

Но по Слуцку гуляю редко. Когда обстановка в общежитии надоедает, могу выехать в центр, попить кофе, посмотреть на людей. У нас же кроме завода ничего нет. Даже людей нет! Никто не ходит. Когда невмоготу выбираюсь в цивилизацию.

Как на тебя реагируют местные? Узнают?

– Нет. Наши фанаты, которым 50+, подходят, но в основном никто. После матча, конечно, внимания больше: мужички поддерживают, ребята маленькие выбегают на поле. Но через час после игры – все, тишина. Очень редко кто-то в городе подходит поздороваться, попросить автограф или фото.

Стесняются?

– А я не знаю. Мы же редко в город просто ездим. Только если в магазин за продуктами. А так не гуляем каждый вечер. Гуляли бы, было бы больше случаев.

***

Ты думал, на что способна ваша команда в этом сезоне?

– Мы вообще не думаем о таких глобальных штуках. К каждой игре готовимся как к последней. Вышли, отдались полностью и все. Хотя сейчас для молодых ребят есть шанс себя проявить – смотрят же многие. И парни понимают, что можно засветиться в той же России, Казахстане, Европе. Появляется шанс уехать. И ребята проявляют свои лучшие качества, желая себя продать.

Ты считаешь, есть шанс уехать?

– Конечно. Смотрит агент наш матч и видит дриблинг Бураева. Пометил себе и вот. А Марат – настырный парень. И агенту это может тоже понравиться. И потом порекомендует кому-то.

У тебя есть шанс?

– Ха-ха.

Ну, прыгни эффектней, чтобы и тебя заметили.

– Мне главное, чтобы надежно было.

Фото: sfc-slutsk.by

+71
Реклама 18+
Популярные комментарии
Dbofe
+37
интересно было. спасибо
MOTOGP
+29
Добротный материал, спасибо.
Алесь Нейкі
+23
Вельмі прыемна чытаць такія матэр’ялы! Далейшых посьпехаў і яго гярою, і аўтару! Дзякуй абодвум!..
Написать комментарий 13 комментариев
Реклама 18+