«Не надо сравнивать нас с футболом». Гандболист сборной – о письме за новые выборы (не подписал) и игре за страну для болельщиков

Александр Подшивалов в Беларуси не выходил бы на улицу лишний раз.

Разыгрывающий сборной Беларуси по гандболу Александр Подшивалов сейчас выступает в немецком «Миндене». Начиная с 9 августа, почти все вечера он проводит в телефоне: смотрит видео с белорусских улиц, читает новости о задержаниях и избиениях людей.

В интервью Tribuna.com гандболист признался, что не удивлен выходом такого количества людей на улицы, но обескуражен таким отношением к ним со стороны милиции, рассказал, почему футболистов нельзя сравнивать с ребятами из гандбола, а также пояснил, почему не спешит подписывать петицию спортсменов за честные выборы и против насилия.

Как реагируете на то, что происходит сейчас в Беларуси?

– За ситуацией слежу со дня выборов. Постоянно смотрю видео, читаю новости. Первые недели делал это очень активно – вечерами садился и мог час-два просидеть в телефоне, изучал все. Первое время было ощущение, что я весь там. Но потом немного устал быть в состоянии постоянного переживания. Стал чуть дозировать информацию.

Выход людей на улицы мне был понятен и даже где-то ожидаем. Но то, что происходило на улицах – задержания, избиения, выстрелы, – заставило заволноваться за родных, близких и всех белорусов. Интернета у вас не было. Дозвониться до родных, чтобы узнать, как у них дела, было невозможно. Очень нехорошее состояние.

Почему ожидали людей на улицах?

– Дело в результатах выборов. Я видел предвыборные пикеты [Светланы] Тихановской, видел, сколько на них приходило людей, видел подъем общества. И у меня сложилось мнение, что будет как минимум 50 на 50 [между Тихановской и Лукашенко]. Но когда я увидел [у Лукашенко] 80 процентов, понял, что для людей это будет неприемлемо и все пойдут на улицу выражать свое несогласие. И это правильно. У каждого есть право на свое мнение и право обозначать то, с чем он не согласен.

Когда узнали результаты?

– Вечером девятого нашли с женой какое-то белорусское телевидение через интернет. Было очень тяжело, но как-то нам удалось. И там как раз объявляли результаты. Кроме того, читали новости об итогах выборов, которые писались в телеграм-каналах.

Пытались проголосовать в Германии?

– Ближайшее к Миндену место, где это можно было сделать – Берлин (расположен в 350 км – прим.). Очень хотели поехать, но не получилось из-за моих клубных дел. Было какое-то командное мероприятие. Уже потом узнали, что в Берлине, как и в других европейских городах, где можно было проголосовать, у посольств и консульств собралось очень много белорусов, а пропускная способность была 50 человек в час. Люди часами стояли в очередях, а проголосовать мало у кого получилось. И это немного облегчило муки совести от того, что не получилось сделать выбор.

В этом году у многих спортсменов наблюдается определенный политический подъем по поводу участия в выборах. Они до этого момента не голосовали, но сейчас пошли. Как думаете, почему люди проснулись?

– Думаю, людей пробудила предвыборная кампания со стороны оппозиционных штабов. Массовые пикеты произвели серьезное впечатление на очень большое количество людей. Они стали не бояться высказывать свое мнение. Увидели, что можно что-то поменять. И что сейчас подходящее время.

На прошлых выборах не было такого ажиотажа. Всем не до этого было, наверное. Я тоже был одним из тех, кто не особо интересовался политикой. А сейчас, когда все на виду, когда вся информация у тебя сразу в телефоне, когда ты видишь, что в том же Гомеле [на пикет] приходит столько народу. Люди собираются во всех городах: больших и маленьких. Все что-то хотят менять. Думаю, это один из самых важных моментов того, что народ пошел на участки.

Как реагировали на то, что происходит на улицах Минска и других городов в первые дни после выборов?

– Я против насилия. Это моя позиция. И безопасность людей должна быть превыше всего. Люди точно не должны страдать из-за политических взглядов. Как и не должны быть избитыми только за то, что просто гуляют. А ведь случайных прохожих избивают до сих пор. Это дикость.

Мне было страшно смотреть на то, что происходило в Беларуси в первые дни после выборов. Люди выходят на мирные протесты, а их начинают задерживать и бить. Народ боится, убегает, но их догоняют и лупят палками по телу и лицу. Для меня это дикое зверство. Непонятно, зачем это делать. Ну если кто-то что-то нарушил, задержите его спокойно, приведите в машину и все. Зачем вот так делать?!

Я не видел, что были сильно агрессивные действия со стороны протестующих. Было видно, что очень сильно агрессировал ОМОН. Видимо, милиция хотела пресечь все сразу, чтобы люди разбежались. Но они не уходили. Вот и случились стычки, приведшие к травмам и ранениям.

Что об этом думали партнеры по «Миндену»?

– Немцы, да и не только они, много интересуются нашей проблемой. Здесь достаточно серьезно освещают дела в Беларуси и по телевизору, и по радио. Новостей очень много. Иногда бывают случаи, что ребята утром мне рассказывают о том, что случилось в Минске. Они переживают за нас и поддерживают. Часто спрашивают, все ли в порядке с моими родными, друзьями или знакомыми. Успокаиваю их тем, что среди тех, с кем я в последнее время плотно общался, никого не задерживали и не избивали. Однако не могу исключать, что некоторым знакомым могло и не повезти. Был у меня и разговор с тренером об этом. Общались около часа в те дни, когда в Минске было очень жестко. Ему было интересно, что происходит. Я ему рассказывал, чтобы он лучше понимал ситуацию.

Как и все нормальные люди, в команде осуждают действия ОМОН. Никто не верит, что такое может происходить в реальности. Иногда кто-то шутит на эту тему, но в основном разговоры идут серьезные. В центре Европы просто так бьют людей. Какие тут шутки!

На шутки нормально реагируете?

– Они шутят не над белорусами, а над силовиками и их действиями. На эту тему шути не перешути. Нет ничего такого, что могло бы задеть обычного человека.

Удавалось сосредоточиться на тренировках?

– Да. Как-то получалось переключаться. Когда фокусируюсь на тренировках, стараюсь не думать о том, что происходит в Беларуси. Уже потом дома могу спокойно сфокусироваться на новостях из Минска или каких-то семейных делах.

Странно, что по фактам насилия нет не то, что уголовных дел, а даже нормальных проверок?

– Для меня это непонятно. Зверства, которые исходят от правоохранительных органов, – это абсолютное беззаконие. Избивать людей, которые поднимают вверх руки, сами ложатся на живот, показывая, что не оказывают сопротивления, ненормально! Такого не может быть в нашем веке.

На марше пенсионеров бабушки закидывали ОМОН цветами, кричали им, чтобы переходили на сторону народа, а их через какое-то время принялись «травить» газом и пугать чем-то, похожим на гранаты. Это же дикость! Я не могу представить, что в моей стране такое происходит. Кажется, что все это сон. Наверное, приеду в Минск и не узнаю, что с ним стало.

Когда запланирован приезд?

– Тяжело сказать. В ноябре должен быть сбор национальной команды на отборочные игры, но Беларусь в числе рискованных стран, где количество заболевших коронавирусом превышает какую-то норму. Насколько знаю, пока между федерациями идут разговоры, как все организовать, а Бундеслига думает, отпускать игроков или нет. Дать уехать игрокам в сборные можно, но дело в том, что по возвращении нужно будет проходить карантин, потому что вернулся из страны, где высокое число инфицированных. А чемпионат возобновляется через три-четыре дня [после прилета]. Для нас каждая игра важная, нет времени быть на карантине и пропускать матчи. Буду надеяться, что на Новый год хотя бы попаду.

– Гандболистка Валентина Нестерук признается, что если бы ей сейчас надо было ехать в Беларусь, она бы опасалась за свою безопасность.

– У меня нет такой боязни. Если бы ехал в отпуск, то, наверное, было бы не совсем комфортно. Я бы не смог делать все, что хотел, и не чувствовал бы себя спокойно. Ты можешь сидеть в кафе, когда туда зайдет ОМОН и будет делать, что захочет. Это страшно. Как и немного страшно выходить на улицу погулять в центре: есть риски оказаться в СИЗО или быть избитым. Сейчас это может случиться с любым. Поэтому, если бы вернулся, выходил бы на улицу только по важным делам.

Но если я приеду в сборную, то у меня будет четкая задача: тренировки, матчи, коротенькая встреча с семьей. Не будет времени гулять по Минску. Сел в автобус, доехал до точки и назад.

– Кто должен ответить за насилие над народом?

– Закон равен для всех, и все, кто его нарушил, логично, должны быть наказаны.

Верите в то, что виновные в насилии будут наказаны?

– Сказать, что верю, я могу, но мне не на что опереться. Все, что скажу, будет наобум, ничем не смогу обосновать. Наверное, не отвечу на этот вопрос. 

* * *

Основная тема последних двух недель – арест Елены Левченко.

– С одной стороны, это было неожиданно, с другой – вполне ожидаемо. Но все равно больше непонятного. Как можно так поступать со спортсменами? Да, они высказываются, но ведь люди могут говорить. Зачем давить на человека, если его мнение расходится с каким-то «нужным»?

Был поход на мирный митинг. Никто же у нас, как на Балканах, машины не поджигает. Выходят девушки, пенсионеры, студенты. Люди мусор за собой убирают, на лавочках без обуви стоят. И этих людей избивают!

В знак солидарности с Левченко «Витязь» отказался выходить на игру с «Машекой» и за это получил бан от федерации.

– То, что так сделают ребята из «Витязя», неожиданностью не стало. Я хорошо знаком с ними и знаю их позицию. И то, что их откинули, тоже было ожидаемо. Вадим Гайдученко правильно сказал в интервью, что так случилось, потому что они были одни. А когда ты один, тебя просто скинут и не заметят. Вот если бы поговорили с другими командами и они бы идею поддержали, никого бы не отстранили. Впрочем, думаю, никто из ребят не жалеет, что команда так поступила.

«Появляется страх ехать домой». Гандболист сборной Беларуси Гайдученко играет в бчб-кроссах и удивляет французов историями с Родины

Как думаете, согласились бы другие клубы на просьбу «Витязя»?

– Скорее всего, совсем не все клубы согласились бы. Клубы зависят от государственных денег. Очень сомневаюсь, что кто-то пойдет против системы, станет поддерживать «Витязь» и иметь потом проблемы. Чтобы соглашаться на такое, у клуба, начиная от игроков и заканчивая директором, должна быть общая позиция. Все должны быть как единый механизм.

То есть если бы в том же СКА игроки захотели поддержать Левченко, они бы это сделали?

– Да. Неправильно, когда тебя заставляют сделать то, что ты не хочешь. Может, у игроков другое мнение. Вот если бы больше половины команды решили, обсудили с руководством, тогда можно. Но такого не было.

– Спортсмены подписывают петицию за честные выборы и против насилия. Вы ее не подписали. Почему?

– У меня с Вадимом Гайдученко схожая позиция. Есть пункт, который не совсем устраивает. Обсуждали это с другими ребятами из сборной. Не сошлись во мнениях и решили не подписывать из-за этого пункта.

Вы не готовы к солидарному отказу выступать за сборную, который в письме предусмотрен при давлении на подписантов?

– Считаю, что отказываться от сборной – это довольно радикальное решение. Мною и другими ребятами очень большая работа проделана, чтобы представлять свою страну в главной команде. И как быть? Тренер хочет меня видеть в сборной, а я говорю: «Нет, извините»? Считаю, что в сборную нужно приезжать в любом случае, несмотря на политику. На наши матчи дома всегда приходит много людей. И нам всегда очень приятно играть для них. Не приезжать в сборную – значит, сделать так, чтобы болельщики не увидели нашу игру.

Нормально будете себя чувствовать, выступая за сборную в такой период? Например, футбольная «националка» получает от болельщиков огромную порцию злости и злорадства, потому что ее игроки не высказываются по ситуации в стране.

– Не надо сравнивать нас с футболом. Я вижу, что высказывается довольно много гандболистов. Да и те, кто пока себя никак не обозначил, тоже могут высказаться. Не вижу причин, чтобы болельщики думали о нас как-то плохо.

У вас есть представление о том, чем закончится противостояние народа и власти?

– Что-то серьезное говорить об этом не буду. Хотелось бы, чтобы все поскорее закончилось и все наладилось.

Фото: БФГgwd-minden.de

+4
Реклама 18+
Популярные комментарии
виталий иванов
+13
То что высказываетесь в отличие от футболистов это плюс,но огласите этот пункт и обоснуйте чем он плох(я пунктов с которыми можно не согласиться не вижу). А так вы все равно трусливо выглядите .
Ulasen
+6
У гандболе талковае пакаленне падрасло, са сваім меркаваннем. Гэта добра.
Сашка3%
+4
Пункт один у них - СЦЫКОТНО
Ответ на комментарий виталий иванов
То что высказываетесь в отличие от футболистов это плюс,но огласите этот пункт и обоснуйте чем он плох(я пунктов с которыми можно не согласиться не вижу). А так вы все равно трусливо выглядите .
Написать комментарий 11 комментариев
Реклама 18+