«Силовики идут на улицы с подходом «Быдло нужно убивать». Экс-тренер «Слуцка» из Польши следит за протестами на Родине

Сергей Михайлов проехал 300 км ради голоса за Тихановскую.

Экс-голкипер «Белшины», «Слуцка» и других белорусских команд Сергей Михайлов летом 2016-го бросил должность тренера в штабе «Слуцка» и уехал на ПМЖ в Польшу. Обосновался в Кракове (и рассказывал нам об этом) – и устроился работать по профилю в академию «Вислы». Сейчас Михайлов тренирует команды U-14 и U-15.

Как белорусский тренер бросил все и уехал жить в Польшу

9 августа 2020-го Сергей вместе с женой и маленьким ребенком рванул в Варшаву, чтобы отдать свой голос на президентских выборах за Светлану Тихановскую. Поздно вечером дома тренер увидел новости из Минска и испытал настоящий шок от зверств ОМОНа.

В интервью Андрею Масловскому Михайлов рассказал о том, почему решил проехать 300 километров ради голосования, поделился мнением о том, кто должен отвечать за насилие, а также высказался о польских протестах и молчащих спортсменах.

– В Беларуси сейчас творится правовой беспредел. Я слежу за всеми событиями, благо информации хватает. Каждые выходные у меня одна программа – смотреть, что происходит в Беларуси. Нельзя к этому спокойно относиться и не обращать внимания.

9 августа с женой и маленьким ребенком потратили день, чтобы съездить в Варшаву и проголосовать. От Кракова это 300 километров. Мы приехали к посольству около четырех часов дня и увидели огромную очередь. Пока искали место для парковки, успели проехать мимо и оценить масштаб. Понимали, что если встанем в конец, шансов проголосовать не будет. Ну и решили, что подойдем к началу в надежде, что люди позволят нам пройти без очереди, потому что мы с маленьким ребенком. Если бы не пропустили, считай, просто прокатились в Варшаву. Но нам повезло – пропустили. Не знаю, сколько бы мы простояли, если бы стали в конец. За мной стояли девчонки, которые заняли очередь в шесть утра. И в 16:00 они только заходили в посольство.

Как проходило само голосование?

– Мое мнение: все было сделано так, чтобы проголосовало как можно меньше людей. Например, мне, чтобы проголосовать, понадобилось 7-8 минут. Представь, на одного человека. А вход был только по одному! Группками людей не пускали. Пропускная способность – 10-15 человек в час.

Вошел в задние и сразу почувствовал какую-то давящую атмосферу. У людей каменные лица, смотрели они так, будто я преступник, который делает что-то противозаконное, неправильное. Тяжесть чувствовалась. Я раньше ходил на выборы в Минске. В школах делали праздник: буфет открыт, все такое. Совсем другая атмосфера.

У входа в посольство стояли активисты, которые подсчитывали голоса. У каждого, кто выходил, спрашивали, за кого голосовали. Когда мы к ним подошли, они опросили около 200 человек (а всего проголосовало 243). И только один был за действовавшего президента, остальные голосовали за Тихановскую.

Почему решили рвануть за 300 километров голосовать?

– Чтобы сделать свой выбор, чтобы попробовать повлиять своими голосами на общее мнение. Но, как и все белорусы, мы оказались просто обмануты. Среди моего окружения (а там как люди из Беларуси, так и белорусы Польши) нет ни одного человека, который топил бы за нелегитимного. Поэтому и была у меня уверенность, что с большим преимуществом должны победить. Ну а вышло…

Мне кажется, что если бы нарисовали хотя бы 60 процентов, народ не начал бы бунтовать. Но 80 – это сверхнаглость. А сперва же появлялись сообщения, что на некоторых участках за Тихановскую большинство.

Уже описаны случаи, когда комиссия, чтобы успокоить людей, вывешивала протокол с одними цифрами, а в ЦИК отправляла другой.

– Не удивлен этому. Это все система, когда голосование происходит в школах. При всем уважении к учителям, но среди них есть люди, которые в этой системе работают давно и просто боятся потерять работу, если напишут реальные цифры. У этих людей за плечами не одни выборы. И я считаю, что какая-то часть вины [за нынешнюю ситуацию] лежит и на них. Они не показали реальные цифры. Это тоже преступление.

https://s5o.ru/storage/simple/by/edt/cd/29/fe/cb/byefa0545fd27.jpg

А до 9 августа следил за политической ситуацией в стране?

– Конечно. И с большего решение ехать в Варшаву и голосовать принял после того, как начали устранять конкурентов – посадили Тихановского, Бабарико, не допустили Цепкало. Сердце уже было не на месте. Нам просто не давали сделать выбор. Благо оставили Тихановскую. Не знаю, для чего – может, чтобы посмеяться. Но в итоге люди голосовали за нее, потому что она обещала новые выборы, на которых можно было бы реально проголосовать.

Я не думал, что столько людей в Беларуси выйдет с протестом на улицы. Гордость за народ, который начал как-то противостоять системе, за народ, которого не устраивает эта система, за народ, который хочет поменять свою жизнь.

Как реагировал на то, что было в Беларуси первые три дня после выборов?

– Был просто шокирован. Мирные люди вышли высказать свое мнение, а на них с оружием… Зачем избивать и убивать? Для чего?! Никакой агрессии со стороны людей не было. Никто не вышел с вилами, топорами и ножами. Люди были просто недовольны выборами. Почему человек не имеет права выйти и сказать об этом? Это ненормально. Не должно быть такого, чтобы человек не мог высказать свою позицию. Власти часто говорят о демократии, но какая демократия?! Сталинский режим.

Наблюдать за всем было жутко. Но было и чувство гордости за наш народ. Удивительно, что столько людей вышло высказать свое мнение.

Почему удивительно?

– О белорусах же принято думать, что мы «памяркоўныя» и безынициативные – каждый живет в своей хатке, и его ничего вокруг не волнует. А тут люди сплотились – неосознанно, хаотично, но сплотились. И ими никто не руководит. Видимо, внутренняя ненависть к действующему режиму вызрела, и люди стали этими выходами показывать свое отношение к происходящему.

Кто виноват в насилии?

– Система! Система, построенная нелегитимным президентом. Выдрессированные силовики, которые в моем понимании просто зомби. Это зомбированные люди, которым каждый день говорили: «Народ – это быдло, которое нужно убивать». И с таким подходом они идут на улицы. Это неадекватные люди. Нормальный человек никогда не станет бить беззащитного, который ничего не делает.

Кто должен отвечать?

– Каждый омоновец или другой силовик, который ударил беззащитного человека, должен ответить. Но в большей степени должны ответить те, кто эти приказы им отдавал. Но с трудом верится, что кто-то будет наказан [при этом режиме].

Ну вот Лукашенко пообещал разобраться с убийством Романа Бондаренко, на контроль взял дело.

– Ну нам же все разложили уже, что человек был пьян. Это ведь самое простое, что можно было выдумать в оправдание убийц – человек был пьяным. И умер от этого? Бред. Все знают, что это бред. Но Лукашенко говорит абы что. Мне кажется, это уже агония.

Сколько все это продлится?

– Если честно, сейчас я не вижу. Количество людей, которых сажают, с каждым разом все больше и больше. Все направлено на то, чтобы подавить актив. Посмотри на спортсменов, которые высказались – практически каждый уже или отсидел, или штраф заплатил. И так будет продолжаться дальше. Будут выхватывать по одному и проводить свой геноцид.

* * *

В Кракове живет достаточно много белорусов. Общались?

– В первые дни после выборов собирались на главной площади города на мероприятия в поддержку белорусов. Перед нами выступали белорусские активисты, говорили и поляки, которые были возмущены тем, что происходит. Поляки вообще очень эмоциально на это реагируют. Чувствуется, что сопереживают. У нас в государственной псевдопрессе пишут, что Польша хочет чуть ли не полстраны себе забрать. Но никто ничего такого не хочет. Люди просто живут свободно и поддерживают стремление белорусов к такой жизни.

Когда началась ситуация с выборами, когда были убийства и насилие, польское телевидение это показывало. У поляков волосы вставали дыбом, когда они это видели. Никто не мог (и до сих пор не может) понять, что такое может быть вообще. Для них такое неприемлемо. Для них это дичь.

Правило хорошего тона – когда встречаешься с человеком, спросить у него: «Как дела?». Так вот люди, зная, что происходит в моей стране, при встрече задавали другой вопрос: «Ну что там в Беларуси?» Они искренне переживали и старались поддерживать.

Каждую неделю в Кракове на главном рынке проходят различные акции солидарности с Беларусью.

Белорусов много собирается на акции?

– Не знаю – я хожу не на все. Но на первую вышло прилично. Человек 300-400 было. Площадь была конкретно заполнена.

Общался с гандболистками, живущими в Польше. Они говорили, что эта ситуация изменила отношение белорусов за границей друг к другу – люди стали добрее, отзывчивее и ближе. С тобой произошло такое?

– Уверен в том, что так происходит. Но такого, чтобы я с кем-то новым познакомился в Кракове, не было. Возможно, это из-за того, что мы давно дружим с другой семьей. Несколько лет назад моя жена помогла девушке снять квартиру здесь и обустроится. Со временем та перевезла семью. Мы общаемся, периодически встречаемся, помогаем друг другу в быту. И всегда знаем, что мы к ним можем обратиться.

После выборов президента Польши и решения по абортам там тоже были протесты. Как они проходили?

– Ну силовики точно вели себя не так, как в Беларуси. Людей не били и не сажали в тюрьмы. Все было спокойно. Кто-то выходил по теме абортов, кто-то из-за выборов. В Кракове было много людей. Была даже перекрыта одна из самых важных дорог города. Люди не могли нормально добраться до дома, машины постоянно сигналили. До сих пор в городе встречаю машины с различными плакатами, приклеенными к стеклу. Люди пишут на них все, с чем несогласны и чем недовольны. Ситуация с ковидом, с абортами, с выборами. Но я не видел ни одного полицейского, что остановил бы машину с плакатом. Человек имеет право выражать свою гражданскую позицию. Пусть себе ездит. Он опасности для других не представляет. Представляю, чтобы было бы у нас, если бы каждый за стеклом возил такой плакат. Машины бы останавливали, водителей бы избивали и отправляли в тюрьму.

Дорогу кто перекрывал – протестующие или силовики?

– Протестующие. Просто вышли на перекресток и заблокировали. И никто их не избивал. Не было такой дичи, как у нас. Люди постояли, выразили несогласие и разошлись по домам. Никто не пострадал.

Это была разовая акция или люди периодически выходили еще?

– Знаю, что была одна крупная, после которой люди еще пару дней собирались.

Лукашенко обвинил президента Польши Анджея Дуду в фальсификации выборов. В Польше об этом говорили хоть что-то?

– Нет, конечно. Какого-то глобального недовольства, которое происходит у нас, и близко не было, хотя разрыв между Дудой и его соперником [Рафалом] Тшасковским был небольшим – всего пара процентов. И я ни от кого не слышал, чтобы люди были недовольны тем, кого выбрали. Польша сейчас – экономически стабильная страна. И смена президента в глобальном плане мало что меняет. Люди не станут хуже жить.

И еще один интересный момент. Дуде проиграл мэр Варшавы. И он после этого остался на своем посту, с ним ничего не случилось. У нас бы, наверное, в тюрьме сидел.

* * *

Ожидал, что спортсмены начнут высказываться и организуются в SOS-BY?

– Хочу сказать, что те спортсмены, которые находятся в Беларуси и не молчат, имеют просто железные яйца. Но также хочу сказать, что у каждого человека своя позиция. И осуждать его за то, высказался он или нет, для меня неправильно. Если не высказался, значит, так посчитал нужным. У каждого должен быть выбор. Поэтому я никогда не буду осуждать тех, кто молчит. В интернете все пылесосят футболистов и хоккеистов. Неизвестно, как бы вы поступили на их месте. Мы не знаем, что думают и что чувствуют люди.

Ты понимаешь и принимаешь их молчание в этой ситуации?

– Это совершенно другой вопрос. Мне не нравится, когда значимые люди молчат. Но это выбор каждого. Не знаю, как бы поступил, будучи на их месте. Нужно просто быть в их шкуре, чтобы понять, почему молчат. Но я никогда не буду говорить: «Этот человек красавец, потому что говорит, а этот – говнюк, потому что молчит». Если он не высказывается, значит, что-то мешает. Либо считает иначе, либо обстоятельства. Может быть куча разных причин.

Основная масса не высказывается, потому что заложники ситуации. Они люди зависимые. У многих семьи. Выскажешься – и завтра окажешься без контракта, без работы, а семью кормить надо. Это логично. Поэтому люди и перестраховываются. Вообще очень сложно как-то оценивать это. Повторюсь, считаю неправильным осуждать таких людей.

Как ты относишься к тем, кто, видя и зная, что происходит, продолжает поддерживать власть?

– Это их точка зрения. Мы же все хотим демократию. Так и эти люди тоже имеют на нее право. Человек не должен страдать за свою позицию. У каждого есть позиция, которую он может озвучить, и за это нельзя наказывать.

Но спортсменов, которые выступили против, наказывают.

– Власть просто пытается запугать людей. Она руководствуется тем, что страх парализует, что, испугавшись, люди перестанут выходить, перестанут высказывать свое мнение. Простое насилие с целью запугивания. Чтобы человек знал: если выскажется, будут репрессии.

Возьмем Васю Хомутовского. Сразу после его увольнения из «Динамо» написал ему в поддержку, что он хороший специалист и найдет себе работу. Но до сих пор в голове не укладывается, как можно уволить такого профессионала только за то, что он высказал свое мнение. Для меня это дикие вещи. Просто дичь!

В академии «Вислы» допускается идти против генеральной линии руководства?

– Здесь босс – понятие не авторитарное. Не видел ни одного руководителя, который бы уничтожал, запугивал или не давал подчиненным сказать слово. Все словно приятели. Нет проблем подойти к директору и поговорить. Подходишь, объясняешь проблему, в нее вникают и стараются помочь. Отношения супер. Вот такого руководителя ты всегда будешь уважать и ценить. Люди открыты и помогают. Для этого они и руководители. Они там не только для того, чтобы команды раздавать, но и для того, чтобы помогать решать рабочие вопросы.

Если тебе что-то не нравится, ты спокойно можешь об этом сказать. Тебя выслушают, и если ты «маешь рацыю», к тебе прислушаются. И тебе за это ничего не будет.

Сейчас спортсменов массово снимают со ставок в национальных командах.

– Это дичь. Как спортсмена, который получает стипендию за отличное выступление на чемпионате Европы или мира, можно лишать ее только из-за того, что у человека иной взгляд на политический строй в стране?! Почему он не может быть других взглядов? Почему он не имеет права говорить о том, что ему не нравится в его стране? Почему у него должны забирать деньги или увольнять (выкидывать на улицу) просто потому, что он имеет другое мнение? Почему? Он ведь не перестал из-за этого показывать высокие результаты. Это какая-то... В Польше есть хорошее слово, отражающее ситуацию – «масакра». В русском по смыслу похож «######» [капец]. Только «масакра» цензурное.

Отчисляют лучших спортсменов, на их место берут средних. Что будет со спортом?

– Дело не только в спорте. Происходящее в стране отражается и на экономике, которая и так лежит глубоко. И с каждым днем она падает еще глубже. Ближайшие лет 10 страна будет (с этим руководителем или, дай Бог, без него) просто вставать с колен, чтобы выйти на уровень хорошей, стабильной и крепкой экономики. Мой прогноз, что ближайшие 5-10 лет улучшения экономического положения ждать вряд ли придется.

Но если все поменяется, будет направление на созидание, то у людей появится дополнительная мотивация подняться с колен и построить страну для жизни.

Если ничего не путаю, в Польшу ты уехал во многом из-за экономических и политических проблем.

– Не совсем так. Первая причина – я не видел перспектив в нашей стране для развития в тренерстве. Я был тренером вратарей «Слуцка». Что может быть лучше? Попасть в топ-3 лиги. И это предел мечтаний. Однако даже там в плане развития мало что поменяется. У нас все очень слабо. В Польше конкуренция намного более жесткая. Она постоянно мотивирует на развитие. Да и возможности другие. Если есть деньги – поехал на стажировку, там что-то узнал, посоветовался с кем-то. За четыре года я получил большущий объем знаний. Я бы их не получил даже за 10-15 лет в Беларуси, это точно. Совершенно другие возможности.

Вторая причина – финансовая. В Беларуси тренер высшей лиги не может себе позволить того, что в Польше может позволить тренер академии. Это парадокс, но таковы реалии. Конечно, это не означает, что только приезжаешь в Польшу и у тебя сразу все в шоколаде. Тут ты занимаешь чье-то место, и чтобы его удерживать, ты должен быть постоянно лучше кого-то. А конкуренция, как уже говорил, огромная. Если у нас тренеров вратарей 30-40 по всей стране, то тут 40 только в Кракове. Ну и сам можешь представить, что каждый совершенствуется, чтобы обогнать конкурента. Это и двигает вперед.

Ну и третья причина – возможность другого старта для детей. Европейское образование, хорошая футбольная секция. Сыну четыре года. Если он захочет заниматься футболом, он будет начинать в «Висле». Это изначально уже уровень выше. И это огромное преимущество для ребенка. Польский футбол развивается. Школы просто переполнены детьми. В Кракове, например, около 30 частных школ! И все поля в городе заняты. И они используются с утра и до позднего вечера. Ни одна «коробка» с «синтетикой» не простаивает. Чтобы попасть куда-то, нужно чуть ли не за год записываться.

Ты получаешь в Кракове то, ради чего уехал?

– Получаю, конечно: я занимаюсь любимой работой, развиваюсь как специалист и не парюсь насчет финансов.

Фото: sfc-slutsk.bywisla.krakow.pl

+13
Реклама 18+
Популярные комментарии
Советский белорус
+22
Читаешь, веришь, радуешься за человека! По-хорошему завидую полякам. И такая обида, досада, боль за нашу Беларусь, за наш Народ!
Забулдыга
+6
Народ сильнея узурпатара и ни нуждаецца у сачуствии.Извиняюсь.Народ иво парадзил.Народ иво и убъёт.Во!Тост!
Ответ на комментарий Dyadya_slava438
Комментарий удален
sergeus
+4
демократия (пусть даже такая, какая уж была в 94-м), она позволяет даже полному дерьму очутиться у власти, но на определенный срок, в том-то и фишка. Выбор соответствовал развитию общества на тот момент, все логично. Трамп вот тоже пыдор полный, но государство не рухнуло. А в 96-м наше рухнуло и престало существовать, произошел переворот и насильственный захват власти и предал не ты, а селовики тебя. Это не имеет никакого отношения к 94-му году. Твоим доверием воспользовались и вытерли о него ноги, так что твой стокгольмский синдром навряд тут уместен
Ответ на комментарий Dyadya_slava438
Комментарий удален
Написать комментарий 7 комментариев
Реклама 18+