Реклама 18+

«В Австралии закрутило в волну, и я подумал: это конец!» Белорус, который занимается несовместимыми видами спорта

/

Этот человек хочет стать «железным».

Представьте себе картину: из воды выбегает мужчина, садится на велосипед, куда-то едет, потом возвращается, спрыгивает с велосипеда, снова лезет в воду и уплывет. Через какое-то время он возвращается – и все повторяется. И так раз шесть. Что про такого человека можно сказать? Можно сказать, что у него бзик, но правильно говорить брик. Бриком в триатлоне, набирающем популярность в Европе, называют переход от одного этапа к другому. Знающие люди утверждают: после продолжительного заплыва усесться на велосипед – очень сложная задача, от которой врачи вас даже попытаются отговорить.

Александр Василевич – лучший в Беларуси триатлонист. Он умеет и плавать, и бегать, и хорошо крутить педали. Рассказывая о своем спорте, он вспоминает, как удивил безрассудством японцев, как получал серфом по ребрам и как во время заплывов все норовят друг друга утопить.

– Я родился и вырос в Минске. В спорт пришел, как и большинство сверстников, благодаря родителям, которые привели в секцию плавания. На топ-уровень пробиться не сумел: максимум был призером чемпионата Беларуси. В какой-то момент результаты перестали улучшаться, поэтому в 21 год решил уйти в триатлон. Заинтересовался этим видом спорта, потому что плавать, бегать и кататься на велосипеде умел. И вот уже почти 10 лет являюсь триатлонистом.

– Профессионально бегать и кататься на велосипеде учились в процессе?

– Да, но в детстве была заложена база. Во дворе очень часто играл в футбол. Толковой экипировки не было – самые простые кеды и мяч, но занимался по несколько часов в день. Временами играли с ребятами в баскетбол. Помимо навыков командной игры футбол помог улучшить бег, что пригодилось в триатлоне.

На велосипеде научился хорошо кататься благодаря тому, что каждое лето проводил на Нарочи в деревне с родителями. Находился там по три-четыре месяца. Развлечений в белорусской глубинке немного, оставалось только кататься на велике. Спускал собаку с цепи, и она за мной носилась по всем грунтовым и песчаным дорогам. В день на «Аисте» проезжал километров 15-20.

В целом немногие пловцы могут перейти в триатлон. Большинство из них не любят бег, но я был одним из тех, кому бегать нравилось. Многие пловцы готовы преодолевать в бассейне 5-10 километров, отжиматься, лишь бы не бежать кросс. Это своеобразная закономерность в плавании. В нашей секции только три человека пробегали по 5-6 километров. Остальные через силу преодолевали метров 500, лишь бы тренер был доволен.

– Что общего у бега, плавания и велоспорта?

– С научной точки зрения эти виды спорта несовместимы. Тренеры и врачи вообще не рекомендуют пловцам и бегунам кататься на велосипеде, потому что в каждом виде спорта задействованы разные мышцы. Например, если велосипедист будет часто и усердно плавать дельфином или кролем, то у него будет увеличиваться мышечная масса спины, что совершенно не нужно. Так что велосипедисты плавают только для восстановления. И обратный пример. У пловцов бедра должны быть эластичными и растянутыми, а у велосипедистов более мощными. Так что усердная езда на велосипеде пловцу не только не поможет, но и может навредить. Исключение составляют только брасисты – им нужны сильные ноги, и езда на велосипеде способна помочь в этом.

– И как вы справляетесь?

– Самое сложное в триатлоне – не длинная дистанция и не огромный километраж, а переходы между этапами. Постоянно сбиваются пульс и дыхание. Брики – так в триатлоне называются переходы от одного этапа к другому – могут негативно повлиять на сердечно-сосудистую систему. Тяжелее всего переходить от первого этапа ко второму. Когда ты плывешь, организм приспосабливается к работе в горизонтальном положении. И даже хорошо тренированному человеку тяжело резко перейти к работе на велосипеде в вертикальном положении. Когда вода холодная, ситуация усугубляется. Мозжечку координировать движения становится еще сложнее. Поначалу меня после перехода на велоэтап часто водило по дороге: ездил от одной стороны к другой.

Если соревнования проходят на морском побережье, то против тебя еще и волны. После выхода из воды тебя начинает тошнить, может закружиться голова. Поэтому будущие победители получают решающее преимущество именно при переходе от плавательного этапа к велосипедному. На тренировках выбеганию из воды и началу велосипедного этапа уделяется очень много внимания. Без отработки этого элемента в триатлоне делать нечего. Как мы тренируем эти выбегания? В конце плавательного этапа бежим к велосипеду, проезжаем немного – и снова в воду. И так шесть повторений подряд.

Даже в бассейне тренировки пловцов и триатлонистов заметно отличаются. У нас популярно такое упражнение – проплыть дистанцию, пробежать пару кругов вокруг бассейна и продолжить плыть. Все эти брики даются нереально тяжело. Попробуйте долго посидеть на корточках, резко встать – если вы не тренируетесь каждый день, голова может заболеть. Или закройте глаза, покрутитесь раз 10-15 и попробуйте ускориться. Неподготовленный человек, скорее всего, упадет, а профессиональный боксер с этой задачей справится.

Переход от велоэтапа к бегу дается намного проще. Ты остаешься в вертикальном положении, а ноги продолжают работать в прежнем режиме. Страдает разве что спина, она отекает во время велосипедного этапа, поэтому бежать поначалу некомфортно. Над этим бриком мы работаем значительно меньше.

– В плавании ничего подобного нет?

– Во время комплекса организм чувствует себя примерно так же. На спине, потом брасом. Мышцы привыкают работать. Первый переход с «дельфина» на спину дается легко. А вот третий этап брасом – настоящее испытание. На спине ты комфортно дышишь, нагрузка на мышцы небольшая. А затем нужно резко переключиться, мощно работать ногами и правильно дышать. Брасисты на профильном этапе легко догоняют и обгоняют конкурентов. Кролем их потом догнать тяжело.

Мой опыт в комплексном плавании помог перейти в триатлон: организм был готов к рваным переходам, да и психологически было легче. Спортсменам, которые не плавали комплекс, переходить в триатлон сложнее.

Хотя триатлон все равно намного сложнее плавания. Соревнования проходят и в холод, и в жару. Волны и постоянный контакт с соперниками в воде осложняют задачу. А в плавании ты в идеальных условиях показываешь, на что способен.

– Плавание в бассейне и триатлоне – разные виды спорта?

– Абсолютно. Пловцов в бассейне никто не трогает, а в триатлоне идет просто драка: тебя бьют, толкают локтями, кто-то может расстегнуть костюм или оттянуть за ногу. Так что важно уйти вперед со старта, чтобы избежать пелотона. Иначе все так и норовят утопить тебя: кладут руку на плечо, придавливают ко дну. Особенно опасен первый поворот. Если проиграть позицию, то соперники начинают топить тебя в прямом смысле: каждому хочется за что-то зацепиться и оттолкнуться. Утонуть можно, да и бывают такие случаи. Недавно у спортсмена что-то случилось с сердцем, и он не смог закончить этап.

В триатлоне сильно отличается плавание в озере и море. Чтобы тренироваться плавать с волнами, нужно выезжать на морское побережье: в аквапарке такие условия воссоздать не получится. Так вот, техника плавания абсолютно разная. В озере можно плыть, как в бассейне. А в море ты вынужден подстраиваться под волну. Если будешь плыть, как в бассейне – то есть делать полноценный длинный рывок, – врежешься в волну, и замедлишь скорость. Или наоборот – во время спуска с волны рука будет вхолостую грести воздух. Так что в море или океане нужно плыть короткими частыми гребками.

Особенно сложно плыть, если волны накрывают сбоку. Дышать можно только в одну сторону, и это усложняет задачу. Без опыта плавания в таких условиях никакая подготовка в бассейне не поможет.

Плавание плаванию рознь. В бассейне я за счет техники и поворотов спокойно обгоню многих триатлонистов, которые лучше меня проходят плавательный этап на озере или в море. Но в триатлоне важно пройти всю дистанцию, не только первый этап. Есть такой словак Ричард Варга. Он всех обыгрывает на плавательном этапе, но потом постепенно утрачивает лидерство. Зато его спонсоры наверняка довольны: он всегда мелькает как лидер после первой дистанции.

– Вы выступали на море. Приходилось плавать в шторм?

– Приходилось совсем не плавать. При низкой температуре воды плавательный этап заменяют бегом. Бывали и переносы. Хотя и в шторм плавал – в Австралии высота волн достигала нескольких метров. На это смотреть страшно, а надо плыть. Волна может закрутить, поэтому нужно уметь выбраться из нее. Если не умеешь, остается надеяться на песчаное дно, а то могут быть камни – и все, конец тебе. Я не знал, как выбираться из волны, и меня закрутило. Еще в этот момент у тренировавшегося неподалеку серфингиста из-под ног вылетела доска и попала мне в ребра. Вода закручивала, вокруг песок – в тот момент не понимал, где верх, где низ. Было страшно, подумал даже: «Это конец».

– Жизнь, здоровье или карьера бывали на грани?

– В Японии и Австралии стоит опасаться хищных рыб. Организаторы ставят защитные сетки, но только перед стартом. Я же разминался в японском Исигаки за несколько дней до соревнований. Даже немного удивился, почему я один. Плавал, тренировался – а потом японцы на ломаном английском сказали, что у берегов водятся хищные рыбы. Конечно, жутко вспоминать тот случай – по незнанию поступил опрометчиво. Удивился, что не было никаких запрещающих знаков. В Мексике, например, стоят таблички, предупреждающие об аллигаторах – и ты понимаешь, что в водоем лезть не стоит. В других странах видел значки, предупреждающие о том, что не стоит трогать рыб, потому что они ядовитые.

На велоэтапе страшно попасть в завал, а в дождь риск упасть на повороте заметно увеличивается, поэтому часто прохожу повороты осторожнее многих конкурентов. На соревнованиях я падал один раз. Дорога была брусчатой, а велосипед мой повело на маслянистой пешеходной разметке. Полетел в отбойник – было больно, только шлем уберег от серьезных травм: на нем появилась вмятина и даже пошла трещина. Велосипедисты говорят, что это даже хорошо, что он треснул: сила удара распределилась, а не пришлась в голову. Но с каждым годом о безопасности думают все больше: перед стартом всегда проверяют тормоза, седло, шлем.

На беге экстрима заметно меньше. Но жара может сказаться на состоянии организма. Без белой кепки, очков, воды и правильного питания на старт можно даже не выходить. Некоторые спортсмены не рассчитывают силы и падают в обморок. Когда работаешь на результат, бежать приходится через силу. Бывает, наступает голодание. В условиях жары организм закисляется, молочная кислота накапливается, и начинаются рвотные рефлексы. Тошноты нет, но желудок выворачивает. Пару раз сталкивался с этим – останавливался, приходил в норму и бежал дальше.

– Есть стериотип, что триатлонисты в какой-то степени неудачники. Мол, они не научились хорошо плавать, кататься на велосипеде или бегать, поэтому пробуют счастье во всем сразу. Как вам такое мнение?

– Возможно, люди так думают, но в глаза не говорят. Сам вид спорта, наверное, так и зародился. Но сейчас мировые топы с детства занимаются именно триатлоном. Те же братья Браунли, которые оба попадали в тройку лучших на двух последних Олимпиадах. Хотя многие приходят из плавания, как я.

– А в Беларуси дети приходят заниматься триатлонам?

– Есть детские группы в Минске, Бресте, Могилеве и Витебске. Они пользуются спросом: мест временами не хватает, поэтому тренеры все чаще и чаще открывают собственные секции. Наверное, родители часто отдают детей в триатлон, чтобы они развивались физически и не скитались по улицам. С семи-восьми лет ребят учат плаванию и бегу, позже добавляют велосипед.

– Белорусские триатлонисты никогда не участвовали в Олимпийских играх. Когда получится исправить это?

– В период квалификации на Олимпиаду участвовал в Суперсерии. В Рио-2016 я не пробился, но, думаю, представители нашей страны на Играх будут выступать нескоро из-за огромной конкуренции: я единственный белорус, который участвовал в этапах Кубка мира, и все равно отношусь к олимпийским перспективам скептически. Мой максимальный рейтинг был за пределами первой сотни. На Олимпиаду попадают 55 лучших спортсменов. Чтобы подняться так высоко, участвовать нужно чуть ли не во всех отборочных соревнованиях. Государство делает ставку на виды спорта вроде гребли, тяжелой атлетики или плавания, где спортсмены принесут больше медалей при меньших затратах на подготовку.

Поэтому сейчас больше интересуюсь серией Ironman. Мечта в этой дисциплине – чемпионат мира на Гавайах. Но это пока что из области фантастики. Планирую в следующем году впервые осилить полную дистанцию в этой дисциплине – 3,8 км плавание, 180 км на велосипеде и 42 км бегом. Пока участвую на дистанциях «полу-Ironman» – каждый из видов в два раза короче.

В 2015 году участвовал в Европейских играх в Баку, занял там 21-е место. К сожалению, в Минске-2019 триатлон в программу не попал.

– У вас есть объяснение, почему белорусов нет среди лучших триатлонистов мира?

– Мне кажется, триатлонисту легче вырасти в теплых странах, где есть горы и море. Поясню на собственном примере.

Мне очень помогает морской воздух, благодаря которому увеличивается содержание гемоглобина. Повышается работоспособность и снижается усталость. В Беларуси ты ходишь уставший, хотя даже днем спишь. А на море и тренируешься больше, и никакой сонливости. Морской воздух влияет на организм очень положительно. Хороший эффект и от тренировок в горах. Сначала тебе тяжело и нечем дышать, но на десятый день организм привыкает. После 15-20 дней правильной работы в горах возможности тела расширяются. И после возвращения на равнину после разреженного воздуха работать намного легче. Главное знать цикл своей работоспособности после гор. По-хорошему, нужно сначала планировать официальные выступления, и исходя из них расписывать план тренировок и восстановления на основе циклов спортсменов. К сожалению, в Беларуси во многих видах спорта сначала утверждают календарный план сборов. Это не очень эффективно.

– Вы видите перспективы триатлона в Беларуси?

– Почему бы и нет? В соседней Польше полторы-две тысячи любителей участвуют в соревнованиях. У нас от силы человек 50-100. Возможно, сказывается постсоветский менталитет, а Польша ориентирована на Европу. Но в любом случае, и в Беларуси интерес растет. Может, в будущем преодолеть триатлонную дистанцию будет по-настоящему престижно и в нашей стране.

– Уверен, о существовании триатлона многие не догадываются. Когда вы впервые узнали про этот вид спорта?

– Достаточно поздно, когда был подростком, ни разу не слышал о триатлоне. На Олимпийских играх этот вид спорта представлен с 2000 года, но в Беларуси до сих пор о нем почти ничего не знают.

А вот в Европе и Америке триатлон популярен. На Олимпиаде-2012 около трассы было под миллион болельщиков. Более того: преодолеть триатлонную дистанцию в той же Германии – повод для гордости. Обычно на старт выходят три-четыре тысячи человек, большинство из которых, как и в марафонах, любители. При этом все слоты раскупаются за пару минут. В общем, на Западе триатлон дико популярен.

– Какими успехами в карьере гордитесь больше всего?

– Победой в серии Ironman на олимпийской дистанции в Варшаве. Это, конечно, отличные ощущения. Выигрывал этап на Кипре. При этом на обоих этапах я ехал на не совсем приспособленном велосипеде. Нужный стоит около десяти тысяч долларов, а мой шоссейный – в три раза дешевле.

– Вы также участвуете в служебном многоборье в Погранкомитете.

– Я военнослужащий пограничных войск. В силовых структурах предусмотрены должности для спортсменов. Между пограничниками стран СНГ проходят соревнования – я участвую в некоторых видах и тем самым помогаю этой структуре. Кроме того представляю интересы пограничников в служебном многоборье на республиканском первенстве среди силовых структур. Вообще, большинство известных спортсменов относились или относятся к одной из структур – Юлия Нестеренко представляет (ныне в качестве тренера) Погранкомитет, Татьяна Дроздовская тоже.

Также я сотрудничаю с «Альфа-Банком». В Варшаве на этапе Ironman познакомились с руководителем по развитию стратегического маркетинга банка Гжегошем Бобровницки-Либхеном. Он выступал на соревнованиях как любитель. Затем встретились уже в Минске, «Альфа-Банк» заинтересовался мной, и летом мы начали сотрудничать.

Благодаря партнеру я получил возможность выступать на большем количестве стартов, и у меня появилась новая экипировка. Для белорусской федерации триатлона основным направлением является участие в разных соревнованиях Международной федерации триатлона (ITU), но с поддержкой «Альфа-Банка» появилась возможность принимать участие в коммерческих соревнованиях в рамках Ironman.

 

Фото: «Альфа-банк», Mariusz Nasieniewski/Maratomania.pl, Patrycja Pietrzak/Maratomania.pl.

Этот пост опубликован в блоге на Tribuna.com. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
New Generation
+22
Популярные комментарии
Шоломович
+6
Крутая история! Еще один белорус, которым хочется гордиться.
Po4ti
+2
Не знаю,..может лучше не мучайте ребенка. Почему это, как и марафоны, считается возрастными видами, потому что выносливость - должна тренироваться, а тренуруется трепением и психологической закалкой, на что необходимо время и психологическая зрелость. Потому что подолгу остаешься один на один с собой.
Ответ на комментарий brest.skij
Сегодня как раз с ребёнком ходили на секцию триатлона. Нам все понравилось, будем ходить)))Хотя бы для ОФП
brest.skij
+1
Для нас главное сейчас ОФП. Плавание, велосипед и бег. Для физического развития в 9 лет нормально. В марафоны их поначалу пускать не будут. А там если понравится, то запрещать не будем.
Ответ на комментарий Po4ti
Не знаю,..может лучше не мучайте ребенка. Почему это, как и марафоны, считается возрастными видами, потому что выносливость - должна тренироваться, а тренуруется трепением и психологической закалкой, на что необходимо время и психологическая зрелость. Потому что подолгу остаешься один на один с собой.
Написать комментарий 11 комментариев
Реклама 18+