Свидетели в балаклавах путались, но их слов хватило, чтобы наказать, виновный еще и избит. Брат Домрачевой удостоился эталонного суда

Милиционеры не видели, чтобы Никиту били.

– Пожалуйста, только не надо больше трогать Дашу, – в одном из перерывов суда Лариса Мининина, мама четырехкратной олимпийской чемпионки Дарьи Домрачевой, обращается к журналисту. Судят – сына Ларисы Алексеевны и родного брата Даши. Кадры задержания Никиты Домрачева шокировали многих. 11 октября он ехал как раз в гости к матери, но попал под милицейские дубинки. Били Никиту втроем, а потом, всего в крови, грубо затащили в спецтранспорт, но травмы и последующая госпитализация не спасли от протокола по самой популярной в Беларуси статье – 23.34 («Нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий»).

Избиение силовиками брата Домрачевой попало на видео – это жестокие, кровавые кадры

В суд Фрунзенского района на рассмотрение дела 23 ноября брат чемпионки не явился. Домрачев все еще не восстановился от полученных травм: его мучают головные боли и нарушение сна. Архитектор наблюдается в поликлинике и до сих пор не ходит на работу.

Перед началом процесса Лариса Домрачева с адвокатом сидели под дверями судьи Александра Бричкова в ожидании вызова. Однако к 15:00, когда по плану начиналось судебное заседание, Никита так и не пришел, у матери спросили, почему нет ее сына. Лариса Алексеевна заверила, что все нормально – Никита должен вот-вот приехать.

Вышедшая из кабинета судьи секретарь пересчитала присутствующих, после чего сказала, что дело рассмотрят в зале побольше четырьмя этажами выше. Группа двинулась по лестнице, где на самом верху кто-то из журналистов попытался сфотографивать Ларису Домрачеву и адвоката, однако последняя попросила не делать этого.

Пройдя пару этажей, мама Дарьи и Никиты призналась, что сына не будет.

– Он на самоизоляции, – ответила Лариса Алексеевна на вопрос журналиста «Трибуны».

В нынешнее время слово «самоизоляция» по умолчанию подразумевает нечто, связанное с COVID-19. Однако в одном из перерывов удалось выяснить, что отсутствие обвиняемого не связано с коронавирусом, а лишь с состоянием после избиения 11 октября.

Адвокат рассказала о плохом самочувствии подзащитного. Эта информация не стала новостью для судьи, приступившего к рассмотрению дела. Сразу последовало ходатайство от адвоката о переносе заседания, однако Бричков отказал. Защите не оставалось ничего другого, как зачитать показания Домрачева, датированные 23 ноября. Они отличались от тех, которые ему пришлось подписать во Фрунзенском РУВД после задержания. Свою версию инцидента Никита уже излагал «Трибуне».

В акциях не участвует, под раздачу попал случайно, сестру не осуждает. Брат Домрачевой – о том, как его избили, и о ситуации в стране

Адвокату удалось приобщить к делу фотографии, видео и материалы СМИ, на которых было зафиксировано место задержания и избиения подзащитного. Судья с интересом рассматривал документы, листая их и изредка останавливаясь на какой-нибудь странице. Вообще, Бричков, на вид которому не больше 35 лет, слушал адвоката, не поднимая головы и спокойно изучая бумаги. Показалось, судья был готов к тому, что тактика защиты будет построена на перечислении нарушений всех процессуальных действий с предложением закрыть дело.

Основной упор защита делала на разночтениях в рапортах милиционеров и протоколе задержания. Адвокат в процессе изложения фактов даже сняла медицинскую маску, но внимательный судья тут же приказал надеть ее обратно.

Согласно рапортам, подписанным некими сотрудниками органов Минковцом и Наровцом, Домрачева задержали в 14:30 возле дома по адресу проспект Победителей, 31 (гостиница «Планета»). Однако протокол задержания гласил, что правонарушение пресекли в 15:30 на Зыбицкой, 27. Разбежка составила сразу два километра или 20 минут ходьбы. Но если исходить из опубликованных в сети видеороликов, Домрачева били где-то в районе домов №6 и №8 на Зыбицкой.

Главное шоу – допрос свидетелей, которые также не явились в суд. Телевизор возле секретаря подключился к скайпу, по нему набрали абонента «Фрунз РУВД». Там довольно оперативно ответили на видеозвонок, однако на экране кроме темноты ничего не появилось. Были слышны звуки какой-то суматохи.

– Минковец есть? – спросил судья. В РУВД сказали, что такой сотрудник находится рядом, но его настоящие данные при всех разглашать не будут. Бричков попросил присутствующих в зале выйти за дверь, чтобы наедине удостовериться в личности свидетеля. Адвокат начала протестовать, апеллируя к тому, что дело не носит закрытый характер, но это ничего не дало. Тайная идентификация Минковца заняла минут семь.

Ответы на допросах свидетелей-милиционеров, которые прятали свои настоящие фамилии под псевдонимами, звучали, будто написаны под копирку. Затемненные мужчины в черных балаклавах на бордовом фоне поразительно напоминали оперов из культового документального цикла «Криминальная Россия».  Внятными ответами они не отличались. Наибольшие затруднения вызывали вопросы о месте задержания Домрачева. И Минковец, и Наровец твердили о Зыбицкой, 27. На вопросы, почему в протоколе задержания стоит Победителей, 31, интернет-связь поразительным образом начинала давать сбои, а милиционеры теряли слух и не стеснялись по несколько раз переспрашивать одно и то же.

– Если там указан этот адрес, то этот адрес, – не выдержал один из силовиков.

– По какому адресу задерживали? На улице, – после этого ответа не сдержал улыбку даже судья.

Оба милиционера заверили, что сами Домрачева они не били и вообще не видели, чтобы кто-либо поднимал на него руку или дубинку. Силовики не сумели объяснить, почему Никиту из РУВД забрала скорая.

Адвокат не раз ловила свидетелей на противоречиях, но те в ответ лишь апеллировали к качеству связи. В конце концов защитник не выдержала и, перейдя практически на крик, начала ходатайствовать о приглашении свидетелей в суд. При этом она утверждала, что слышала похожий голос, как у одного из свидетелей, несколько дней назад во время рассмотрения другого дела. И фамилия у него была не Наровец. Но и тут судья проигнорировал желание адвоката, хотя ему также пришлось помучиться с абонентом «Фрунз РУВД».

Когда секретарь пыталась связаться по скайпу с Фрунзенским РУВД по второму свидетелю, там то не реагировали на звонок, то вообще на экране телевизора появлялась надпись «абонент недоступен». После очередной попытки Бричков предложил написать сообщение в мессенджере. Секретарь отдала телефон судье, тот что-то набрал. Не помогло – и следующий звонок остался безответным. Багровый экран появился только со второй попытки, после чего собравшимся вновь пришлось покинуть зал для идентификации свидетеля-милиционера.

Фрунзенское РУВД г.Минска

В ходе заседания покидал зал и сам судья. После допроса первого милиционера он объявил перерыв на пять минут и удалился. Присутствующие шутили, что судья ушел советоваться к председателю, как быть с противоречиями в рапорте и протоколе. Перерыв затянулся на 25 минут. За это время удалось узнать последние новости. Лариса Домрачева похвалила вышедших на улицу пенсионеров, которые не прекращают свой протест.

В конце заседания по вайберу допросили единственного свидетеля от защиты. Им оказалась минчанка Надежда – автор одного из видео избиения Домрачева. Ничего нового девушка не сообщила – его били и тащили по Зыбицкой.

После этого судья удалился для вынесения решения. Через минут 15 он вернулся и огласил приговор – 20 «базовых» (540 рублей) по статье 23.34. Мать Домрачевых спокойно приняла решение суда. Оно и понятно – больше всего она боялась, что сыну, не поправившему здоровье, дадут сутки. Хотя в идеале Лариса Домрачева надеялась на оправдательный приговор. Адвокат затруднилась ответить, будет ли оспорено решение суда, сославшись на волю подзащитного.

В интервью Euroradio Домрачев назвал итог рассмотрения дела «ненормальным», при этом отметив, что в стране творятся более страшные вещи, чем его штраф.

– Людей убивают на улицах, в своих дворах. Это полный беспредел. Я не могу смириться с этим, но я боюсь этой негативной ситуации. Я боюсь за себя, своих родных и близких. Я испытываю серьезные страдания по поводу всей этой ситуации, – сказал Никита.

Что же касается реакции на свое избиение, то Домрачев пока не подавал жалобу в Следственный комитет, хотя недавно и наведывался туда, чтобы дать показания. Следователи рассказали, что будут разбираться в случившему и даже начали экспертизу.

– Я не хотел выводить эту ситуацию на больший накал противостояния, каким-то образом провоцировать власти на какие-то ответные шаги. Я доверился нашим структурам, Следственному комитету – это их работа. Я эту ситуацию пережил, – сказал Домрачев.

Фото: TUT.BY«Вечерний Бобруйск»

+10
Реклама 18+
Популярные комментарии
Ivan Stakanov
+8
Это называется судом? Слов, нет! Страна победившего идиотизма! На счёт Домрачева. ...Не хочет обострять! Так как его фуячили - могли и зафуячить! Надо было что, ногу ему отломать? Что бы он иск подал! Это конечно его дело и боязнь за близких, тоже можно понять! Ну, в общем, who его знает?!
heshenbe
+8
Главное, что у нашей героини все хорошо..
maxim makovskiy
+8
Все хорошо.Бьет,значит любит!
Написать комментарий 5 комментариев
Реклама 18+