«Было не очень комфортно из-за того, что отец, по сути, устроил в «Нафтан». Один из лучших защитников ЧБ раскрылся только к 30

Никита Наумов – о премиях в «Нафтане», шутках Ковалевича и неудачных попытках попасть в топ-клуб.

Только ближе к 30 Никиту Наумова начали воспринимать всерьез. Два года назад он стал вызываться в расположение национальной команды, а в прошлом сезоне вошел в число 22 лучших игроков чемпионата. В начале зимы Александр Ивулин встретился с защитником «Витебска», чтобы расспросить о жестких нагрузках в «Нафтане», крутости Сергея Ясинского и его тренерского штаба, а также попытках перебраться в белорусские топ-клубы. 

– Прошлый сезон в «Витебске» стал для тебя по-настоящему особенным… 

– Не сказал бы. Считаю, мы оказались на том месте, которое заслужили. Может быть, могли подняться чуть выше, но, видимо, четвертая строчка – пока предел «Витебска». Хорошо помню последний матч сезона против «Гомеля». Тогда ребята-резервисты следили на телефонах за событиями в параллельных встречах. Увы, после финального свистка никто из них не выбежал на поле. 

– О чем ты думал, когда возвращался домой из Бобруйска?

– Когда сел в автобус, стало приходить осознание, что до медалей не хватило совсем чуть-чуть. И, вроде, четвертое место – это хорошо, есть шансы на Лигу Европы, но все-таки хотелось получить медальку. Тем более прошли весь сезон без серьезных сбоев, но в концовке проиграли два ключевых матча. Вроде бы везде брали свои очки, как просил Сергей Михайлович Ясинский: «Берите свое – окажитесь наверху. Ни о чем не переживайте. Когда у клуба будут определенные финансовые условия, материальная база – тогда с вас начнут спрашивать за медали. Пока же давайте будем делать то, что от нас зависит, а там уже будет видно». 

В общем, поначалу после победы над «Гомелем» все были расстроены. Но потом на пути домой наш автобус остановили фанаты. Ребята написали кому-то из футболистов: «Стоим на таком-то месте. Попросите водителя, чтобы притормозил». Мы остановились. Болельщики растянули большой банер «Мы вами гордимся» и устроили файер-шоу с речевками. Вместе с ними отпраздновали окончание сезона. Минут 20 обнимались и разговаривали. Некоторые болельщики говорили: «Не дай Бог куда-то уйдете – обратно не примем:). В следующем году будем брать Кубок и медали».

– В этом году чувствовалось, что от команды ждут многого?

– Конечно, перед матчами с «Шахтером» и минским «Динамо» все в городе говорили: «Только попробуйте остаться без медалей». Вообще, в прошлом году интерес к футболу в городе вырос. Буквально на днях ехал с какими-то незнакомыми людьми в лифте. Они узнали меня и начал: «Какие же вы молодцы! Жаль, совсем чуть-чуть не хватило, но такого в Витебске 20 лет не было!» 

Посмотрите, как люди пошли на стадион. В морозы на домашние игры «Витебска» собиралось по четыре-пять тысяч зрителей – это приятно. В конце сезона я пропускал игру с «Городеей», поэтому находился на трибунах. Так сильно замерз! Но рядом команду поддерживало еще тысячи четыре таких же замерзших людей с горящими глазами. Такие вещи впечатляют, ради этого и стоит играть в футбол. 

Помню времена, когда отец ездил играть за «Витебск» в поселок Болбасово под Оршей

– Какие у тебя отношения с болельщиками «Витебска»? 

– Мне приятно подходить к ним после матча. Даже после поражений они говорят: «Ничего страшного. Вы все равно молодцы». Пару лет назад было очень страшно за ребят, когда после матча с БАТЭ на стадионе обрушилось ограждение и случилась давка. Мы шли мимо трибун с Мишей Козловым и Артемом Скитовым, благодарили болельщиков, и тут на нас полетел этот турникет. Хорошо, успели отскочить, но сразу увидели, что кто-то из зрителей ушибся, кто-то сломал руку. Оказали ребятам первую помощь. Хорошо, что многие отделались только ссадинами. 

В общем, у меня довольно теплые отношения с болельщиками «Витебска». Однажды после какого-то проигранного матча я расстроенный шел к фан-сектору одним из последних. Кто-то из ребят бросил мне шарф: «Никита, не расстраивайся. Мы с тобой!» Эмоции до мурашек. Этого не передать словами. 

Вообще, в последнее время наш клуб сильно вырос. Помню времена, когда отец ездил играть за «Витебск» в поселок Болбасово под Оршей. Сейчас у клуба отличный стадион, идеальное запасное поле для тренировок. Если погода плохая – тренируемся на легкоатлетическом «ядре». Скоро в Витебске откроется еще и «дутик». Радует, что клуб двигается вперед.

Плюс в команде подобрался классный коллектив. Каждый может пошутить. Перед банкетом после окончания сезона составлялись списки гостей. Мотя написал на своем листочке «1+1». Я незаметно подписал к его цифрам какое-то странное женское имя. Через пару дней к Антону подходит директор: «Мотя, а ты с кем идешь? Что за девушка такая странная?» Антон стал дуться на Мишу Козлова, а я спокойненько сидел и улыбался:). Мотя, кстати, очень смешно злится, но только не на поле. Когда он заводится во время игры, превращается в страшного абхаза:).

***

– Ты давно работаешь под руководством Сергея Ясинского. Уже много сказано о его подходе к тренировкам. Скажи, он когда-нибудь взрывается? 

– Даже не вспомню ни одного ядерного разноса. В прошлом году у нас было несколько неудачных матчей, тогда Сергей Михайлович говорил на повышенных тонах. Матерок может проскочить, но совсем не так, как разносил раздевалку Гуренко по рассказам Артема Соловья. Причем через некоторое время Сергей Михайлович говорит: «Вы извините, что я так, но порой с вами иначе нельзя». Зачастую Ясинский просто спокойно и четко дает установку. Говорит, чтобы просто выходили и делали свое дело. 

– Какая установка Ясинского стала самой запоминающейся? 

– Как-то он положил перед собой стопку программок и говорит: «Все мы живые люди и играем за деньги. Видите это? Пока все это ничье. Выйдите на поле и сделайте так, чтобы все это стало вашим. Ребята, не нужно ни с кем делиться». Ни для кого не секрет, что в «Витебске» не самые большие зарплаты. По этому показателю мы где-то на седьмом-восьмом месте в высшей лиге. В клубе многое завязано на премиальных и личных достижениях: голах, сухих матчах и других моментах. Все удачные действия поощряются, может быть, поэтому многие хотят выйти на поле и помочь команде. 

– Пожалуй, самая высокая конкуренция в «Витебске» была среди центральных защитников. Как с ней справлялись? 

– Понятное дело, каждому хочется играть, но тренер все видит. Он тоньше чувствует, когда и кому лучше выйти на поле. Причем Ясинский постоянно объясняет свои решения по составу: «Я вижу, что этот человек чувствует себя лучше, поэтому никаких обид быть не должно». Тренер приводит аргументы, и все становится на свои места. Например, он говорит: «У этой команды есть быстрый нападающий, а ты пока тяжеловат. Из-за этого хочу поставить на игру такого-то человека, если ты считаешь иначе – можешь привести свои аргументы». Чаще всего с доводами Сергея Михайловича просто невозможно не согласиться.

«Если игроку комфортно, на какое-то время он забывает о нехватке нуля в контракте». Ясинский – о своей философии и крутости «Витебска»

Вообще, в «Витебске» собралась хорошая команда именно благодаря подходу Ясинского. Этот тренер спокойно и доходчиво все объясняет. Человек предъявляет определенные требования, а мы понимаем, что должны их выполнять. Все получают от этого удовольствие. Например, после неудачного матча защитники отрабатывают компонент, в котором провалились. На тренировках Ясинского нет какой-то монотонности, поэтому работаем в удовольствие. 

 

– В начале прошлого года вы достаточно часто пропускали со стандартов. Как работали над этим компонентом? 

– Просто какое-то стечение обстоятельств. Сначала пробовали играть по зонам, потом перестроились на персональную опеку. Но все равно на старте чемпионата много пропустили со стандартов. Не поперло, потом сошлись во мнении, что нужно играть персонально. Стали играть увереннее, появилась раскрепощенность.

В «Витебске» есть свои «Крылышки» и «Тосно». Там называем Чернухина и Ковбу

– Как вы отрабатывали стандарты? 

– У нас в команде каждый тренер отвечал за свой участок работы. Кстати, в «Витебске» есть свои «Крылышки» и «Тосно». Там называем Ковбу и Чернухина. Денис Юрьевич здорово отвечает за атмосферу. Совсем не обижается, когда начинаешь его прихватывать во время квадратов: «Как вы столько лет играли в «Крылышках», если даже пас отдать не можете?» 

Чернухин же, наоборот, все переводит в тактику. Он реально думает о футболе 24 часа в сутки, всегда ходит на тренировки с папочкой. В нашей группе в Viber постоянно постит все трансляции больших матчей. Пишет: «Обязательно посмотрите, как сзади играет «Челси». Вышла какая-то статья Сарри – тут же: «Почитайте, как он рассказывает о взаимодействии двух центральных защитников». Понятное дело, кто-то читает, а кто-то нет, но Юрьевич проявляет настойчивость: «Вы точно посмотрели?» Все в шутку молчат. Когда он начинает заводиться, кто-то обязательно его успокаивает. 

Ну и, конечно, Милютин, который весь сезон держал нас в тонусе. Даже перед последним матчем не сделал ни одной поблажки. У него все по уму, каждая тренировка расписана до мелочей. Человек знает, сколько времени дать на восстановление, как подгрузить. Именно Милютин решает, какое количество выходных дать команде, чтобы потом мы были в тонусе.

***

– Ты начинал играть в футбол на позиции нападающего. В какой момент тебя потянуло к своим воротам? 

– Да, в детстве играл в нападении. Но как-то в дубле «Нафтана» у нас не было человека, который мог бы сыграть левого защитника. Просто в конкретный момент все вылетели, тогда я сказал: «Ну что поделать? Давайте я сыграю». Потом начал действовать в опорной зоне, а затем вообще сместился на место центдефа. В этой трансформации не было чего-то страшного. Легче переквалифицироваться из нападающего в защитники, чем наоборот. К слову, когда на тренировках наигрывали какие-то комбинации, Кирилл Вергейчик любил играть в отборе, чтобы не перекидывать кому-то манишку. Бьется, вырывает эти мячи, тогда Сергей Михайлович в шутку кричал: «Кирилл, через пару лет уже вижу тебя на этой позиции». 

Сейчас мне тяжеловато представить себя в роли нападающего. Хотя порой тянет к чужим воротам: люблю подключиться к атакам, но Сергей Михайлович обрезает:). Как-то в прошлом сезоне Ясинский поставил меня в центр поля, и я просто потерялся. Толком не знал, куда бежать, все-таки футбол меняется быстро. 

– Как твоему отцу футбол «Витебска»? Он был знаковой фигурой для клуба.

– Папа часто любит говорить: «Что вы этот мяч перекатываете? Сыграйте проще вперед, а там подожмите». Приходится объяснять, что от нас требуют держать дисциплину. Все меняется. 

Отец брал меня на тренировки, когда я был еще совсем маленьким. В пять-шесть лет уже лупил по мячу за бровкой, пока он проводил занятия в дубле «Витебска». Помню, как-то пришел на тренировку к отцу, которая была на стадионе «Локомотив». Меня постоянно «прихватывали» двое футболистов, а я на это реагировал и лез драться. Пару раз за это они на эмоциях закинули меня в колючие кусты. Я побежал жаловаться отцу. Уже не помню, как папа их наказал. Вроде, заставил ребят бегать вокруг поля:). 

Дети на тренировках – типичная история. Вот забавный случай в тему. Как-то Игорь Ковалевич подошел к сыну одного из игроков «Нафтана»: «А к папе вчера этот дядя приходил?» Малыш кивает. Ковалевич что-то заподозрил: «А что они делали? Квас пили?» Ребенок тут же подхватил тему и начал махать руками: «Да, из таких больших бокалов!» Игорь Николаевич сразу понял, какой «квас» накануне пили парни: «Оно и видно, что твой папа вчера квас пил». 

– В детстве отец занимался с тобой индивидуально? 

– Не особо, футбола в моей жизни хватало. Играл в школе, на тренировках, и мог выйти побегать во двор со старшими ребятами. Хотя подожди, лет в 15 отец посмотрел на меня: «Что-то у тебя ножки совсем худенькие». Поехали в деревню к бабушке. Отец привязал ко мне большую покрышку от машины и отправил делать ускорения под горочку. Так и работали над «физикой».

Если бы не понравился Ковалевичу, закончил бы с футболом и пошел учиться

– Тебя задевали разговоры, мол, Наумов заиграл в футбол только благодаря отцу? 

– Поначалу немного заморачивался на этот счет. Дело в том, что когда я заканчивал играть на лицензирование за «Витебск», мне сказали, что меня не видят в дубле клуба. Тогда отец сказал, давай наберу Алещенко, съездишь на просмотр в «Нафтан». Так отправился на турнир в Кобрин. Тогда еще играл нападающего, поэтому забил три мяча. Меня решили оставить. Если честно, не очень комфортно чувствовал себя из-за того, что отец, по сути, устроил меня в «Нафтан». Но папа говорил: «Чего ты переживаешь? Ведь я просто попросил, чтобы на тебя посмотрели. Если бы не понравился Ковалевичу, закончил бы с футболом и пошел учиться». Со временем понял, что не было тут никакого кумовства, я же не ехал в «Нафтан» сразу на контракт без просмотра.

– Когда отец хвалил тебя в последний раз? 

– После заключительной игры сезона с «Гомелем» сказал: «Не хотел говорить до матча, но было ощущение, что забьешь. Даже хотел на это квартиру поставить. Молодец!» Наверное, в футболе все отцы редко хвалят сыновей, потому что хотят, чтобы те добились большего. 

– Кстати, что сказал отец после твоего дебютного матча в сборной, который, мягко говоря, не получился? 

– Я бы не сказал, что у меня совсем не получился матч.

– Заиграть в национальной команде –  это правда так сложно?

– Вот именно, что у меня не было какого-то дискомфорта. Съездил со сборной клубов в Таиланд, где чувствовал себя уверенно. Вроде бы в том товарищеском матче с Арменией ничего не давило – обычная игра. Может быть, мне очень сильно хотелось что-то кому-то доказать, но из-за этого не все из задуманного получилось. После матча ребята сказали, чтобы я не загонялся. Мне же просто было обидно, потому что знаю свой уровень, который не удалось подтвердить в конкретной встрече. Если в чемпионате Беларуси соперники еще где-то могут простить за ошибку, то на уровне сборных не прощают. 

– Ты долго переживал эту неудачу? 

– Прошел день-два – и забыл. Просто в эпизоде с голом Саня Гутор сделал шаг, чтобы пойти на перехват, и остановился. Из-за этого я оказался между двух огней и  допустил ошибку. Вечером после ужина поговорили с Игорем Криушенко и Андреем Сацункевичем. Постояли минут десять, обсудили эпизод. Пришли к выводу, что я все равно должен был до конца играть со своим футболистом. Потом на разборе мне указали на несколько моментов, в которых можно было сыграть лучше, но какого-то пихача не было.

***

– Ты часто вспоминаешь о «Нафтане»? 

– Ооо, эти горки при Трайдуке я не забуду никогда! Хотя под руководством этого тренера дубль «Нафтана» впервые в истории выиграл бронзовые медали. Вот только мы бегали, как сумасшедшие: то горы, то его любимые 6 по 20. 

– Что такое 6 по 20?

– Нужно 20 раз пробежать 20 метров за 5 секунд – и так шесть серий. Когда на улице +30, после этого упражнения просто садишься возле заборчика и толком не понимаешь, где находишься. А эти горы…

Нам обычно давали 12 горок. После четвертой серии некоторые становились возле деревца, и их натурально рвало

– Что-то типа минского карьера во времена Анатолия Юревича в «Торпедо»? 

– В Новополоцке нас отвозили на автобусе к выезду из города. Там была горочка метров сто в высоту, состоящая из нескольких подъемов. Последний – самый резкий. Нам обычно давали 12 горок. После четвертой серии некоторые становились возле деревца, и их натурально рвало. Эти горки я никогда не забуду, но благодарен Трайдуку за такую закалку. После ни одна предсезонка не страшна. Когда в течение чемпионата почти всю неделю работаешь в двухразовом режиме – это дает о себе знать. 

– Не хотелось в тот момент все бросить? 

– Если честно, у любого футболиста во время предсезонки проскакивает мысль: «Может, ну его нафиг! Как же мне надоел этот футбол!» Но потом успокаиваешься и понимаешь, что футбол – это вся твоя жизнь. Понимаешь, что нужно перетерпеть. Ведь чтобы играть в футбол 90 минут, нужно обязательно хорошенько побегать. 

– Тогда о «квасе» в выходные никто из ребят не помышлял? 

– Какой «квас», когда сразу после выходного нужно бежать? После первой же тренировки на неделе в голове уже крутилась мысль: «Когда там уже следующий выходной?» Зато потом на поле все 90 минут мы носились, как собаки. Не хочу сказать что-то плохое о Трайдуке. Когда нужно, он мог прикрикнуть или пошутить, но часто наказывал нас «физикой». Вот тебе история. Как-то после матча у нас была заминка. Нужно было пробежать по лесочку где-то 2,5 километра, но в одном месте там была возможность немного срезать. Половина команды срезала, может, метров 200-300. Тренер это заметил, позвал нас на стадион: «Ну что, ребята? Теперь для вас два теста Купера». Представляешь каково это после игры? В итоге пробежали один, и Трайдук отправил нас в раздевалку.

– Игорь Ковалевич не такой жесткий? 

– Игорь Николаевич умеет создать атмосферу. Всегда на позитиве, где-то с матерком. В этом плане он, конечно, большой молодец. Он учит свои команды играть так, как делал этом сам. Ковалевич часто говорил: «Мне все равно, если у вас что-то не будет получаться. Если сломаешь такого-то – сто долларов дам». После матча подходишь к тренеру: «Я старался сломать – не получилось». Он посмотрит удивленно: «Ты совсем дурачок? Я же пошутил. Как можно додуматься кого-то сломать за сотку?»

Кстати, можешь написать, что Игорь Николаевич до сих пор должен денег за «Нафтан»:). Дело в том, что на каждой предыгровой тренировке он проводил одно и тоже упражнение. С центра кто-то давал диагональ на сегмент штрафной, а оттуда нужно было слета забить мяч в ворота. Ковалевич говорил, что за каждый гол будет платить, но клал сумму рядом с собой. Например, Николаевич кричит: «Забьешь – забирай сто тысяч». Лишь один раз удалось забрать у тренера эти деньги. Как-то Миша Горбачев забил, и тут сзади к тренеру подкрался Рома Сорокин, который успел вырвать деньги у Ковалевича со словами: «На, Миша, заслужил». Николаевич так заорал! Но все-таки не вернул деньги назад. 

– Ковачевич в гневе – это страшно? 

– Конечно, но когда остывает, подходит: «Ну кто тебя так учил играть?» У него постоянно находился какой-то любимчик. На моей памяти больше всех доставалось Буке. Вечно поймает его: «Вот только будет разбор, я тебе все расскажу». Прихватит и начинает. Постоянно с матерком и шуточками, чтобы команда посмеялась. Полощет человека минут десять, а потом говорит: «Ну что? Пойдем на тренировку». 

Причем во время его «прихватов» сложно сдерживать смех. Как-то играли с «Белшиной» на снегу. На воротах стоял Игорь Довгялло. Шла подача на наши ворота, а я оставил мяч вратарю. Не заметил, как из-за спины выскочил нападающий. Николаевич на разборе начал: «Почему не сыграл в мяч?» Я отвечаю: «Наверное, не достал». Ковалевич тут же: «Что? Да ты мне с три короба трындишь! Какой не достал? Еще раз так сделаешь, можешь забыть, что играешь в «Нафтане». Надолго запомнил этот разбор, ведь я передал тебе только маленькую и цензурная часть того разговора:).

В «Витебске» перед каждым сезоном к нам приезжает батюшка. Он освящает раздевалки и дает всем игрокам иконки

– Говорят, в «Нафтане» команда часто перед матчами заезжала в Софийский собор. Зачем? 

– Эта традиция была в команде при Валерии Стрипейкисе. Ставили свечки за здравие. Лично я верю в Бога, но не часто заглядываю в церковь. Перед каждым матчем обращаюсь к нему: «Помоги нам сегодня выиграть». Ну как не поверить, что он тебе помог, когда в сложных матчах ты берешь и вытаскиваешь игры на тоненького. Кстати, в том сезоне-2014 «Нафтан» шел высоко, хотя когда целый год играешь без денег… В концовке уже все посыпалось. Одними обещаниями Леонида Даниловича команду не удержишь.

– Где-нибудь в футболе еще сталкивался с такой верой в Бога? 

– В том же «Витебске» перед каждым сезоном к нам приезжает батюшка. Он освещает раздевалки и дает всем игрокам иконки. Еще раз, ну как не верить? Взять тот же матч с «Минском», в котором я забил после углового, а потом за десять минут соперники должны были забить нам пять, но мяч каким-то чудом не влетал в ворота. Ну как тут не поверить в Божью помощь? 

– Будем говорить о финансах в «Нафтане»?

– А что о них говорить? В последний год нам платили только бюджетные деньги – примерно пять миллионов на старые. Тогда у меня только-только родилась дочка, а «квартирных» в клубе не было. Нужно было снимать жилье и покупать специальное питание ребенку. Только на питание семье уходило два с половиной миллиона, а еще три на квартиру. Не сказал бы, что я бедствовал, но за годик исчезли почти все финансовые запасы. Хорошо, потом эти деньги вернулись, но сейчас хочется забыть тот период в «Нафтане», как страшный сон. 

Поверь, в ту пору все держалось на Стрипейкисе. Он постоянно повторял: «Ребята, вам все отдадут, только надо потерпеть». Все играли за тренера. Честно говоря, стыдно кому-то сказать, что в команде, которая претендовала на медали, почти год толком не платили. После деления на шестерки уже все окончательно опустили руки. Грубо говоря, доигрывали чемпионат без эмоций. 

– Правда, что в том сезоне за попадание в «шестерку» команде были обещаны какие-то нереальные бонусы? 

– Перед началом сезона Данилыч принес бумагу: «Вот вам, хлопцы, бонусы, если войдете в шестерку». Если честно, мы сами не ожидали от себя такого результата. Когда уже стало ясно, что будем в первой шестерке, Данилыч взялся за голову: «Хлопцы, что же вы делаете? Я же не просил». По тем временам это были реально хорошие финансы.

 

– Какое у тебя отношение к Леониду Подлипскому? 

– Не сказал бы, что он часто общался с нами и заезжал на базу. Когда начались финансовые проблемы, его почти никто не видел. Ну а что ему сказать, когда денег нет? Человек красивенько сидел в своем кабинете в городе. Сейчас при встрече жмем друг другу руки. Почему нет? Все-таки, несмотря на трудности, именно «Нафтан» дал мне дорогу в большой футбол, поэтому где-то благодарен Леониду Даниловичу. 

– Тебе больно смотреть на происходящее с клубом? 

– Конечно, все-таки отдал клубу столько лет. Недавно был в Новополоцке. Проехался по городу, заглянул на базу – такая ностальгия! Но главное воспоминание о «Нафтане» – классный коллектив. Сколько лет уже не играем вместе, но каждый год собираемся командой и здорово проводим время. 

***

– Ты несколько раз был близок к переходу в белорусский топ-клуб, но почему-то каждый раз трансфер срывался…

– Даже не знаю, что мне мешало. Когда уезжал из «Нафтана», мне звонили из минского «Динамо». Кирилл Савостиков спросил: «Есть желание перейти к нам?» Я дал добро, но после этого на связь со мной никто не вышел. Потом смотрю, что на мою позицию уже привезли легионера. Стало понятно, что звонка ждать не стоит. 

Тогда же в Жодино пригласил Игорь Криушенко, но мне захотелось попробовать свои силы за рубежом. Игорь Николаевич не стал ждать, поэтому я оказался в «Витебске», который согласился подождать меня.

– Обидно, что заграничные варианты прежде тоже не срастались? 

– А что грустить по этому поводу? Например, перед началом прошлого сезона ездил в Казахстан, не срослось. Ни капли не жалею, что вернулся в «Витебск» и помог команде из родного города показать лучший результат за последние 20 лет. Все, что ни делается, к лучшему. Тем более команда, куда я ездил на просмотр, вылетела из премьер-лиги. 

– Зачем ехать в Казахстан, если не за деньгами? 

– Ты ответил на свой же вопрос.

– Год назад ты ездил в Казахстан на просмотр и…

– Тренер звал сразу на контракт. Обговорили условия, он сказал: «Приезжай, немного потренируешься, а потом приедет директор и подпишем все бумаги». Тренируюсь с командой третью неделю, а директора все нет. Звоню агенту, который предложил мне этот вариант: «Звони этому директору, смысл мне здесь торчать?» Вскоре приехал директор, обговорили условия. Человек пообещал выслать все бумаги агенту, чтобы тот их посмотрел. Проходит день – ничего нет. Иду к директору: «Вы прикалываетесь? Мне уже звонили из другой команды и звали на контракт, но я сказал, что это будет не по-человечески». В общем, поморозили меня еще три дня, а потом ко мне подошел администратор: «В общем, тебя не видят в команде. Езжай домой». Ну что поделать? Приехал домой и подписал контракт с «Витебском». 

После этого мне позвонил тренер этого казахстанского клуба: «Извини, что так получилось. Мы все равно хотим видеть тебя в команде. Приезжай». Сказал, что никуда не поеду. Говорю: «Если вы так меня хотите, то высылайте контракт сюда». Естественно, никто этого не сделал, хотя этот тренер звонил мне потом еще раза три. В общем, не очень приятная история, но это тоже опыт. 

– С «Белшиной» была похожая история? 

– Мне позвонил агент Сергей Новиков: «Приезжай к нам. У нас такой-то проект, будешь получать такую-то зарплату». Согласился, тем более в команде было много знакомых. Потренировался недельку в Пинске. Мне сказали: «Половина из вас не едет в Турцию, а остальным привезем контракты туда». Все находились в подвешенном состоянии, но я не жалею, что не перешел в «Белшину». Тем более там парни недополучили зарплату за два-три месяца. Видишь, хорошо, что боженька позвал в «Витебск»:). 

– Согласен, что для перехода в более сильный клуб важна еще и медийная составляющая? 

– Безусловно, когда меня начали вызывать в сборную, тогда появился какой-то интерес. Сейчас стали интересоваться за счет результатов «Витебска» и попадания в символическую сборную чемпионата. Куда-то уехать? Если это и случится, то только сейчас. Когда первая цифра в возрасте меняется с двоечки на троечку, то возможности куда-то уехать почти нет.

Фото: Юрий Бурякин

+31
Популярные комментарии
Провизор
+15
Хорошее интервью. Вообще у меня одно из самых первых футбольных воспоминаний детства - убойный тандем Гридюшко-Наумов. Саня Гридюшко - пробивной, Наум - хитрый как змей. А теперь и сын его уже почти ветеран.

P.S."Перед каждым матчем обращаюсь к нему: «Помоги нам сегодня выиграть».
Меня вот эта тема церковная в спорте откровенно забавляет. Так и вижу, как седой старец в белых одеждах сидит на облаке и думает: "Вот Жодино в прошлом туре помог, а в этом Витебску помогу - хорошая банда, на медали идет".
Valik Slovo
+10
Хорошее интервью , с приятным человеком!
Витебск радует в последнее время !
iharrr
+3
освЕщает раздевалки лампочка...
Написать комментарий 8 комментариев
Реклама 18+