Кендыш – о том, как стал лучшим снайпером в Молдове и купил пневмат, о плюсах «Шахтера» и причинах ухода из «Шерифа»

Поговорили с человеком, который притягивает чемпионства.

«Шахтер» уже начинает жить по-новому. Вскоре после приглашения в Солигорск Юрия Вернидуба «горняки» объявили о трансфере полузащитника «Шерифа» Юрия Кендыша. Хавбек, который притягивает к себе «золото» (пять чемпионств в Литве, Беларуси и Молдове за последние пять лет), подписал с «желто-черными» трехлетний контракт. Александр Ивулин встретился с новичком «Шахтера», чтобы поговорить о проснувшемся бомбардирском таланте, копеечной жизни в Тирасполе, отсутствии внимания со стороны сборной Беларуси и переезде в Солигорске:  

– Расскажи, как футболист, который в Беларуси всю жизнь считался опорником, умудрился стать лучшим бомбардиром чемпионата Молдовы? 

– Если честно, никогда не стремился к этому званию, но так сложились обстоятельства. Забил один мяч, второй – и пошло-поехало. Раньше забивал максимум восемь мячей за сезон в «Жальгирисе», но в этом году все сложилось удачно. В первом круге чемпионата забил, кажется, один мяч. Тогда у меня еще не было такой нацеленности на ворота и уверенности в своих силах. После гола вышел на следующий матч с мыслью: «Слушай, а неплохо было бы забить и сегодня». И получилось отличиться дважды. Пожалуй, этот момент стал переломным. Я почувствовал, что могу забивать. Это сложно описать словами. Вроде бы не прилагаешь каких-то сверхусилий, не делаешь сумасшедших сальто или тройных тулупов, а после твоих ударов мяч оказывается в сетке. Очень прикольные ощущения. 

– Практически всю жизнь ты играл нижнего опорника. Почему именно в этом сезоне в тебе проснулся бомбардирский талант? 

– В «Шерифе» практически все матчи мы играли в два опорника. Но в большинстве случаев я исполнял не чистую «шестерку», которая больше нацелена на разрушение, а «восьмерку». Причем по ходу матчей тренер постоянно корректировал нашу расстановку, поэтому в некоторых моментах я оказывался даже на позиции нападающего. В принципе, просто выполнял то, что требовал тренерский штаб.

– Чего от тебя хотели тренеры? 

– Главный тренер хотел, чтобы с моей помощью мы создавали большинство в чужой штрафной. Поэтому практически в каждом матче у меня был голевой момент: или кто-то выкатывал мяч под удар, или я сам создавал себе такую возможность. В этом большая заслуга главного тренера. Он направил мою игру в нужное русло. 

– Как это происходило? 

– После каждого матча у нас была теория. На разборах тренер постоянно останавливал видео в моментах, когда я занимал неправильную позицию в атаке, и говорил, где я должен находиться в конкретном эпизоде. Когда тебе что-то повторяют много раз, то начинаешь делать это так, как этого требуют. Если ты, конечно, не дурак.

– Ты быстро адаптировался к новым требованиям? 

– Я почти всю жизнь играл «шестерку», поэтому после перехода из БАТЭ пришлось тяжеловато. Тогда «Шериф» тренировал итальянец Роберто Бордин. Просто топовый специалист! При нем я всего пару матчей играл «шестерку». После них он подошел ко мне и поставил перед фактом: «У тебя неплохой прессинг, поэтому станешь нашей первой линией обороны. Будешь руководить крайними нападающими и инсайдами, чтобы мы создавали прессинг». Я был немного в шоке, но поднялся на место инсайда. Там, грубо говоря, должен был играть «собаку»: бегать повыше и отбирать мячи.

Если честно, совершенно не чувствовал этой позиции. Ведь еще в «Жальгирисе» тренер Вальдас Дамбраускас пытался использовать меня в этом амплуа. У нас была личная беседа. Он пришел на нее с компьютером, мы долго общались. Он говорит: «Ты неплохо играешь «шестерку», но почему не идешь выше?» Но в таких ситуациях я не чувствовал, что происходит у меня за спиной, боялся ошибиться. Тогда меня пробовали ставить на позицию «восьмерки», но получалось не очень. На первых порах в «Шерифе» было примерно то же самое. Мне казалось, что бегаю везде и нигде одновременно, но все-таки получалось создавать какой-то ветер:). Еще раз, у меня было понимание, как играть на этой позиции, но я ее не чувствовал от слова совсем.

 

– Сколько времени тебе понадобилось, чтобы привыкнуть к новым требованиям? 

– Еще в 2017-м, когда мы играли в группе Лиги Европы с «Локомотивом», у меня что-то начало получаться. Хорошо сыграл в одном моменте, во втором – и наконец-то «почувствовал спину»: висит ли у меня там соперник, где я могу развернуться. Знаешь, все пришло, будто по щелчку. 

При новых тренерах в «Шерифе» я продолжил играть «восьмерку», но не был привязан к какой-то одной позиции. Запросто мог оказаться и слева в защите, и справа в нападении. Знал, что сзади меня подстрахует опорник-разрушитель. Честно говоря, я не зацикливаюсь на какой-то позиции. Просто получаю удовольствие от футбола. Например, когда в этом году в квалификации Лиги Европы играли против АИКа, я вообще вышел на месте «десятки». 

– И забил с пенальти. 

– Ага, а еще головой пробил в перекладину:). Причем перед матчем тренер не спрашивал меня о желании играть на этой позиции, а просто поставил перед фактом. При игре в обороне от меня требовали перекрыть опорного полузащитника. Нужно было не дать ему получить мяч, и на этом все. Зато при атаке, я мог открыться в любую зону. И я так кайфовал! 

– Может показаться, что ты начал играть «восьмерку» и «десятку» в чемпионате Молдовы из-за того, что там не самый высокий уровень сопротивления.

– У каждого может быть свое мнение по поводу чемпионата Молдовы. Наверное, за исключением «Шерифа» и еще двух-трех команд там все играют в откат. Чего скрывать, аутсайдеры белоруской «вышки» будут сильнее большинства команд чемпионата Молдовы. Видел несколько матчей БАТЭ и «Шахтера» против «Гомеля» и того же «Дняпра». Более слабые команды навязывали серьезную борьбу фаворитам. В Молдове такого нет. Приезжаешь куда-нибудь, а против тебя ставят жесточайший «автобус» и просто выбивают мяч на чужую половину. Причем даже не смотрят, куда бьют – лишь подальше :).

С другой стороны, я оцениваю свою игру по еврокубкам. Там выступают команды совершенно другого уровня. Считаю, в этих матчах я показал хороший футбол. 

*** 

– Выступать за «Шериф» – все равно, что играть за БАТЭ, где ничья – сродни поражению? 

– Конечно! Мы могли победить с неплохим счетом, но если игра не нравилась руководству, то в целях мотивации оно могло задержать зарплату на пару недель. Все взрослые люди и понимают, что ты приехал зарабатывать и кормить семью. А если деньги задерживают, нужно работать еще качественнее. В принципе, это где-то справедливо, но порой было психологически тяжеловато находиться под определенным прессом. В таком клубе ты просто не имеешь права на ошибку. С другой стороны – это сильно закаляет характер.  

– В «Шерифе» были разносы, сравнимые с теми, которые в свое время устраивал в БАТЭ Анатолий Капский? 

– Босс «Шерифа» всего один раз за два с половиной года спускался в раздевалку. Тогда его эмоции и поведение можно было сравнить с тем, что было у Александра Григорьевича Лукашенко, когда тот зашел в коровник в Могилеве. В тот момент было реально страшновато. 

– Ты считался звездой чемпионата Молдовы? 

– Какого-то особого внимания не ощущал. Тренеры команд-соперников могли сказать что-то приятное до или после матча, а так… Ко мне относились с уважением. Например, в заведении, где мы с женой кушали, к нам было определенное внимание. Девушки-официантки могли сказать, мол, Юра не бери эти суши, у нас сегодня авокадо жесткое. Что-то в таком духе, но с другой стороны мы тоже уважительно ко всем относились. Считаю, всегда нужно оставаться человеком, несмотря на любые достижения и уровень жизни. Если бы мы были плохими людьми, вряд ли бы девчонки, с которыми мы познакомились в этом ресторане, плакали, когда мы уезжали. Вообще, тепло попрощался со всеми ребятами и руководством клуба. На прощание сказали, что двери в «Шериф» для меня всегда открыты. 

– Кстати, когда ты решил, что покинешь «Шериф»? 

– Еще в начале года. Если честно, перед стартом этого сезона было тяжеловато возвращаться в Тирасполь. Объясню. Когда я только-только перешел в «Шериф», команда играла в группе Лиги Европы. Концовка того сезона пролетела на одном дыхании: еврокубки, перелеты, новый опыт. Тогда просто не ощущал чемпионата Молдовы. По сути, сыграл там семь или восемь матчей. Плюс мне очень нравился тренерский штаб. У этого итальянского специалиста [Роберто Бордина] была такая энергетика! Помню, играли в ноябре против «Локомотива» в Москве, а человек рвал на себе спортивный костюм и руководил командой в майке с коротким рукавом, хотя Юрий Семин был едва ли не в шубе.

Но в следующем году после пяти-шести туров в команде сменился главный тренер, а потом я порвал переднюю боковую крестообразную связку. Врачи сказали: «Если не делать операцию, то срок восстановления займет примерно четыре месяца, и не факт, что в будущем все будет нормально. Если сделать операцию – вернешься в строй где-то через полгода». Просто катастрофа! Думал, что уже можно попрощаться с еврокубками. Сейчас хочется сказать большое спасибо доктору сборной Беларуси Андрею Сергеевичу Ясюкевичу, руководству «Шерифа» и работникам клиники Villa Stuart. Благодаря им я как-то восстановился за два месяца. 

– Подожди, ты же говорил о минимум четырех…

– Мне повезло, что связка не порвалась, а полностью оторвалась от кости. Ее структура была целой, поэтому не пришлось ее сращивать. После операции я начал проходить реабилитацию с Андреем Сергеевичем. Был в лангете, на костылях, примерно две недели мне кололи уколы, чтобы притянуть связку обратно к кости. Потом было две недели реабилитации в Villa Stuart, где крутил велосипеды и делал другие упражнения. После две недели работы на песке и в тренажерке. Короче,  через месяц и три недели я уже попал в заявку, а через два месяца вышел на поле в официальном матче. 

– Ты называешь какие-то невероятные сроки восстановления…

– Честно скажу, где-то месяц после возвращения колено еще болело. Практически после каждой передачи чувствовал боль. Казалось, кто-то тычет иголкой в колено. Чувствовал, что связка еще полностью не прижилась, но головой понимал, что мне нужно играть. Блин, я год ждал эти еврокубки!  

– Кто-нибудь знал о том, что ты чувствуешь дискомфорт? 

– Никому об этом не говорил. Просто я такой человек: если чего-то хочу – то буду делать все для этого. В первом матче после травмы не мог даже нормально отдать передачу левой ногой. Мог отпасовать щекой, но ударить подъемом или дать плассер не получалось из-за боли. Почти месяц играл только правой, пока все окончательно не зажило. В общем, потихоньку пришел в себя. Но в первом матче плей-офф Лиги Европы схватил четную желтую, поэтому просто слетал на ответку. Там мы глотнули три, и наступило полгода тьмы.  

– Что ты имеешь в виду? 

– Не было никаких эмоций, началась рутина в чемпионате Молдовы. Просто я такой человек, которому постоянно нужен вызов и движение. Если проанализировать мою карьеру, то до «Шерифа» я только в БАТЭ задержался на полтора года. Мне постоянно хочется расти и развиваться. Вдобавок в тот период в «Шерифе» не было ни одного русскоговорящего человека. Я знаю английский, но жена не очень. Я же не пойду к кому-то в гости, где буду говорить только я, а супруга будет сидеть и молчать. Понятно, это прибивало. В тот период особенно тяжело было жене. Она только и видела, что меня и квартиру в Тирасполе. 

 

– Перед началом сезона-2019 ты порывался уйти из «Шерифа», но…

– Я даже не дошел до президента клуба. Человек, который помогал с переходом в «Шериф», сказал: «Без полумиллионного предложения можете даже не подходить к руководству, чтобы не портить отношения. Все-таки на тебя серьезно рассчитывают в команде». Мой агент пытался найти какие-то варианты с компенсацией, но за меня были готовы заплатить гораздо меньше. Понимал, что в этом году будет тяжело, но нужно было провести сезон в «Шерифе», все-таки у меня еще действовал контракт. Но уже тогда где-то у себя в голове обозначил, что этот сезон станет для меня последним в Молдове. 

– Тебя настолько прибивал чемпионат Молдовы? 

– Не считаю себя каким-то привередливым, но было тяжело видеть супругу, которая не кайфует от жизни. Правда, в этом году жене было уже полегче, потому что «Шериф» подписал двух украинцев. Немного раззнакомились, началось какое-то общение. 

– Я слышал, что руководство «Шерифа» не очень хотело тебя отпускать…

– Мы вели переговоры. Я озвучил финансы, на которых был бы готов остаться. Клуб не смог предложить мне такие условия, а потом появился вариант с «Шахтером».

– Давай поговорим про прибивающий быт. В Тирасполе совсем некуда сходить? 

– Можно было сходить в кино или бильярд. О, кстати, в Тирасполе научился играть так, что жена даже подарила мне кий. Но да, в городе было не так много развлечений.  

– С другой стороны в Молдове все очень дешево…

– С этим не поспоришь. Если честно, то совсем не смотрел на цены. Приходил в магазин и брал все, что захочу. В заведениях ужин на двоих стоил не больше 20 долларов.

– Твоя самая дорогая покупка в Молдове? 

– Не поверишь, купил пневмат.

– Зачем? 

– Когда крыша немного ехала, купил пневмат и отправился на природу, чтобы выплеснуть негатив. Взяли бутылок, какие-то другие мишени – и палили в них. Но ехали подальше за город, чтобы никого не пугать, а после стрельбищ всегда убирали за собой мусор. 

– Неужели в Тирасполе была такая рутина? Где-то читал, что у игроков «Шерифа» даже не было чемпионского банкета…

– Когда впервые взяли «золото», то на чемпионском ужине был только наш капитан с женой и я с супругой. На второе «золото» собрались командой, посидели. Счет закрыл капитан, а потом мы скинули ему деньги. Правда, мероприятие было в том заведении, где мы постоянно ужинали с женой. Посидели часа два и разъехались по домам. 

– Но в общем представлении чемпионский банкет – это танцы до утра и море веселья…

– В этом году мой статус в коллективе уже позволял что-то организовать. Когда мы стали чемпионами, тренер сразу после игры сказал, что проставляет ужин. Мы собрались, посидели. Но я считаю, что после окончания сезона все-таки должен быть какой-то банкет. Чемпионат заканчивался, а по этому поводу была абсолютная тишина, никто ни о чем не заикался. Ко мне подходит один футболист из Украины: «Слушай, Юра, а что слышно по чемпионскому банкету?» В общем, предложил после заключительного матча игрокам и тренерскому штабу собраться в караоке. Почти все ребята пришли с женами, девушками. Хорошо провели время, а в конце я закрыл счет и уехал. 

– Подожди, ты закрыл счет за командный банкет? 

– Часть суммы закрыли с помощью командных штрафов в течение сезона. Потом раскидали с ребятами сумму, которую я оставил в заведении. 

– Интересно, сколько стоил чемпионский банкет «Шерифа» в этом году? 

– Мы праздновали в караоке, где нужно было заплатить за вход. Нас было где-то 30 человек. Общий чек – что-то около 700 долларов. 

– И какая тут может быть депрессия с такими ценниками? 

– Я не депрессивный человек. Просто хотелось каких-то новых эмоций и развития. Например, когда меня вызывали в сборную, то происходила смена картинки и появлялись какие-то новые впечатления. Пообщался с другими ребятами, прочувствовал антураж и игры другого накала – уже нормально. 

– Как ты отреагировал на то, что после смены главного тренера в «националке» тебя перестали вызывать в сборную? 

– Конечно, меня это задевало. Но у каждого тренера свое мнение. Может, кто-то считает, что чемпионат Молдовы и Юрий Кендыш – это полный отстой. Каждый делает свой выбор и имеет на него право. У главного тренера сборной может быть свое видение ситуации, а у меня свое. Это нормально. 

– Поделишься своим видением ситуации? 

– Лучше оставлю при себе. 

– Ты смотрел матчи сборной при Михаиле Мархеле? 

– Нет. Просто я не очень люблю смотреть трансляции, я предпочитаю играть в футбол. Я реально не кайфую, когда смотрю футбол по телевидению.

– Этой сборной Беларуси по силам выйти на Евро через Лигу наций? 

– Если Кендыш будет в составе, то да :). Это, конечно, шутка. Если серьезно, то шансы есть всегда. Вот пример: недавно сборная Молдовы играла против Франции. И как играли молдаване! Просто радовался глаз! Они даже вели 1:0, а потом французы сначала забили с нарушением правил, а потом с пенальти. Честно? Качества в том матче у Молдовы было ноль, а вот желания! Молдаване много ошибались, но как они бились! У чемпионов мира даже толком не было моментов, настолько сильно рубились их соперники. И это притом, что у сборной Франции один человек стоит дороже всей команды Молдовы. 

Просто на последние игры молдаване пригласили тренера из Турции. Он так сплотил и зарядил команду! В моем понимании за три-четыре дня ни один тренер не сделает какую-то сумасшедшую сборную. Ну не может игрок за неделю перейти на другой уровень, а вот получить нужный заряд – вполне. Уверен, наша сборная при должном отношении игроков и тренеров может дать бой любой команде в Лиге наций. 

– Тебе хочется помочь сборной в марте? 

– Да. Опять же, это определенный вызов. Если я понадоблюсь команде, то с удовольствием приеду. Просто не имею права отказываться. 

– У тебя был хотя бы один разговор с Михаилом Мархелем? 

– Нет. 

***

– Насколько мне известно, у тебя хватало вариантов продолжения карьеры. Почему выбрал «Шахтер»? 

– Меня подкупила конкретика. 

– Можешь рассказать чуть подробнее? 

– Звонок. Вопрос. Ответ. Мне сказали, что перезвонят. Перезвонили через минуту. Меня устроило предложение, и я согласился на переход. 

– Неужели все было настолько конкретно? 

– Более чем. Подкупили амбиции клуба, финансы и близость к дому. Эти составляющее были самыми оптимальными по сравнению с другими вариантами. «Шахтер» просто обошел всех. 

 

– В «Шерифе» ты получал хорошие деньги. Неужели в «Шахтере» предложили такие же? 

– Не буду называть сумму, но деньги примерно такие. Это решение руководства клуба, а не моя прихоть.  

– До перехода в «Шахтер» пообщался с Юрием Вернидубом? 

– Да. Он оставил впечатление открытого, позитивного, амбициозного человека. Я уже побывал на базе «Шахтера» и видел тренировку команды под его руководством. Заметно, что Вернидуб – требовательный и квалифицированный специалист. Например, для меня важно, чтобы тренер активно участвовал в занятии. Если он стоит где-то и молча наблюдает за процессом, я не чувствую, чего он хочет. Вернидуб очень вовлечен в процесс, и лично меня это очень радует. 

К слову, база «Шахтера» – это «Шериф» на минималках. Не скажу, что она сильно меня впечатлила, но в Солигорске есть все необходимое для работы и восстановления. Все новое и хорошего качества. Такой хороший, европейский подход. 

– «Шахтер» каждый год хочет выиграть чемпионство, но сделать это никак не получается. Это тебя не смущает? 

– Один футболист никогда ничего не выиграет. Сейчас многое будет зависеть от селекции. Но, думаю, в Солигорске соберется хорошая команда. Посмотрим, что из этого выйдет, но цель у нас одна – чемпионство. 

Фотоfc-sheriff.com

+45
Популярные комментарии
Explorer
+21
а кто "выдал" ? очень интересно услышать мнение "головки от торпеды" !
Ответ на комментарий sege_maz
Я, я, я, головка от патефона. Доказывай игрой. В сборной у Криушенко особо ничего не выдал.
sandro915
+15
Юру надо вызывать. Такой универсал, который всегда держит уровень сборной всегда поможет)
theuser
+9
так человек говорит, что когда тренер не заводит команду, толку мало. в принципе в чет-то он прав - текущие тренеры ни рыба, ни мясо...
Ответ на комментарий sege_maz
Это просто пословица такая.☝ Да просто как человек бомбил в Шерифе, мне как беларусу безразлично. Был шанс проявить, показать себя в сборной, но он закончился неудачей. Там все были такие же лидеры клубов, а толку? Сборная как была отстойная, такой и остаётся. И нет просвета и выхода. Шахтер тоже вряд-ли он в чемпионы вытянет. Моё мнение Бакай был круче, да и команды тут посильнее. Такое моё мнение.
Написать комментарий 7 комментариев
Реклама 18+