Легионер за полгода в Могилеве получил лишь половину месячной зарплаты. Рассказывает, как выживал без денег

Еще немного о «Дняпро».

После слияния «Луча» с «Днепром» дела у проекта не пошли. Несмотря на добротную игру, команде Ивана Биончика пришлось бороться за выживание. Чтобы остаться в высшей лиге, летом «Дняпро» провел неплохую селекционную кампанию. В августе клуб объявил о подписании контракта с Михаилом Калугиным. В свое время украинец неплохо смотрелся в «Крумкачах», «Ислочи» и «Торпедо-БелАЗ». Правда, из-за травм толком так и не помог Могилеву, проведя за него всего три неполных матча. Практически сразу после вылета «Дняпра» из «элиты», Калугин отправился домой без денег. Александр Ивулин пообщался с футболистом, чтобы узнать, каково это – несколько месяцев жить в чужой стране без зарплаты: 

– Почему летом ты решил перейти в «Дняпро»? 

– После «Арарата» у меня был вариант с командой украинской премьер-лиги. Звали во «Львов», но в последний момент переход сорвался. После этого появилось несколько предложений из первой украинской лиги. Примерно в это время возник вариант с «Дняпром». Подумал, что играть в Беларуси будет интереснее. Тем более в свое врем Иван Биончик уже звал меня в «Луч». В итоге оговорили все условия, и я приехал в Могилев.  

– Наверняка перед переходом в «Дняпро» ты интересовался финансовой ситуацией в клубе…

– Знал, что у «Днепра» в прошлом году были финансовые трудности. С другой стороны, был в курсе, что «Дняпро» – это новый «Луч». Поговорил со знакомыми ребятами, которые были в команде. Они сказали, что во времена «Луча» никаких финансовых проблем не было. Подумал, что клуб просто переехал в Могилев и никаких задержек не будет. Надеялся, что все будет хорошо.

– Условия, которые тебе предложил «Дняпро», были сопоставимы с зарплатами в первой украинской лиге?

– Да, условия были такими же.  

– Твои первые впечатления от «Дняпро»? 

– В принципе, увидел то, что ожидал. Знал, что в команде хороший коллектив и сильный тренерский штаб. Приехал в Могилев с женой. Первое время мы жили в гостинице, чуть позже начали снимать квартиру. В общем, поначалу все было в порядке.  

– По тренировочному процессу не было никаких проблем? 

– До сих пор считаю, что в этом году «Дняпро» оказался не на своем месте. По подбору футболистов и качеству игры команда точно не заслуживала вылета. Я играл и в «Крумкачах», и в «Ислочи», и в «Торпедо-БелАЗ», поэтому понимаю, о чем говорю. «Дняпро» не играл в какой-то дыр-дыр, все строилось через «квадраты» и работу с мячом. Иван Сергеевич много времени уделял «поларам». Каждый футболист держал себя в тонусе, никто не позволял себе прийти на тренировку расхлябанным. В плане футбола и подготовки к матчам в «Дняпро» все было здорово, но не ощущалось какой-то поддержки сверху.

– Руководство не могло предоставить условий для работы? 

– Можно и так сказать. Например, какого-то толкового восстановления после тренировок или повреждений не было. Я получил травму, но… Тот же МРТ пришлось делать за свои деньги, каких-то восстановительных процедур клуб толком предоставить не мог. Если бы были какие-то условия, то восстановился гораздо быстрее.

– Как ты сломался? 

– Приехал на проблемную позицию и хотел играть. В первом матче вышел на замену, но потом дернул заднюю мышцу на предыгровой тренировке перед матчем с «Городеей». Буквально за три минуты до конца занятия делал забегание и почувствовал, как что-то кольнуло. Из-за надрыва пропустил около трех недель. Вроде, восстановился, но команда уже набрала неплохой ход, и ставка делалась на других ребят. Это было где-то в октябре. Сильно переживал. Попросил тренеров дать возможность сыграть за дубль против БАТЭ. Вышел на искусственное поле и опять дернул мышцу в том же самом месте. Наверное, так случилось на фоне стресса: толком не играю, денег не платят. До конца сезона оставался примерно месяц, но мне сказали, что я уже вряд ли сыграю за «Дняпро». Я это понимал, все-таки были нужны дополнительные процедуры, а в Могилеве их не было. У меня в Украине есть хороший реабилитолог. Думал уехать к нему, но у меня не было денег. Руководство сказало, что до конца месяца меня рассчитают, но этого не случилось. Получилось, где-то полтора месяца сидел в Могилеве с женой и ждал денег. Правда, после сезона уехали из Беларуси пустыми. 

– На какие деньги жил? 

– Клуб снимал квартиру. Понятное дело, с деньгами немного помогали родители. Но все равно приходилось занимать у знакомых и друзей. Жил в долг. Понимаешь, если бы меня рассчитали после травмы, с удовольствием бы поехал восстанавливаться в Украину. Но вместо этого просто приходилось сидеть в Могилеве.  

– Не было желания все бросить и уехать в Украину, чтобы не жить в долг?

– Конечно, были такие мысли. Но в Украине у меня нет своего жилья, поэтому во время отпуска с женой постоянно снимаем квартиру на два-три месяца. У нас же вообще не было денег, чтобы что-то арендовать. Ехать жить к родителям, сидеть там и смотреть друг на друга? Поэтому находился в Могилеве и ждал хоть каких-то денег, чтобы жить дальше.

– Не очень веселая история. Как это время вы провел в Могилеве? 

– Хорошо, жена умеет готовить. Минимально закупали какие-то продукты: крупы, рыбу, мясо. Хочешь не хочешь, а на продукты деньги по-любому найдешь. 

– Зато есть плюс, наверняка выучил все цены и акции в могилевских магазинах…

– Нормальные цены в «Евроопте» :). Но в Украине продукты намного дешевле. В Могилеве зайдешь в магазин – оставишь сто рублей, но толком ничего не купишь. 

– В это время обсуждали с партнерами по команде, как жить дальше? 

– С похожей ситуацией столкнулся в «Крумкачах», поэтому мне было с чем сравнивать. Тогда все было иначе. Практически после каждой игры мы разговаривали с Денисом Петровичем Шунто. Спрашивали, что и когда будет. В Могилеве же все просто тренировались с плохим настроением. Нам постоянно говорили, что деньги будут завтра, послезавтра, в субботу, во вторник… Так и дотянули до конца сезона. Мне было тяжело, но ребятам, которые играли, было еще тяжелее. Пацаны обыгрывали хорошие команды, но не получали ничего. Им было еще обиднее. 

– Как вы общались с Владимиром Тельпуком? 

– Он иногда был на тренировках и постоянно заходил в раздевалку до матчей и после их окончания. Но даже после заключительной игры сезона от него не поступало никакой информации. Вообще тишина! Пытался дозвониться до него, но человек не берет трубку. 

– В течение сезона он объяснял, почему вам не выплачивается зарплата? 

– Может быть, если бы нам все рассказали, было бы полегче. Если бы знали, что денег не будет, начали бы что-то предпринимать. Нам же постоянно говорили, что все вопросы вот-вот закроются. Из-за этого все ребята и держались. Все надеялись, что хотя бы к концу года все долги закроют. Но после последнего матча наступила полная неизвестность. 

– Я слышал, что ответный поединок против «Руха» был для «Дняпро» настоящим матчем жизни. Если команда остается в «вышке» – долги выплачиваются, если нет – извините. 

– Перед последними матчами я работал по индивидуальной программе, но такие слухи до меня доходили. Если честно, не очень понимаю такого отношения. В футболе может случиться всякое, мы сами это увидели. По игре «Дняпро» выглядел на две головы сильнее «Руха», но вылетел в первую лигу. Мы же должны были снимать все вопросы еще в первом матче. С другой стороны, не представляю, каково было ребятам выходить на поле с мыслями: «Если что-то случится, то останемся без зарплаты за полгода». 

– Сколько полных зарплат в «Дняпро» получил ты? 

– Подходим к самому интересному. В «Дняпро» я не получил ни одной полной зарплаты, только половинку за август. 

– Да ладно! 

– Я приехал в «Дняпро» в конце июля и сразу же подписал контракт. Но из-за того, что в свое время из Беларуси я уезжал в Армению, мне пришлось снова получать разрешение на работу. Эти бумаги делали несколько недель, поэтому получил зарплату только за половину августа.  

Понимаешь, было очень тяжело. Приехал в другую страну, чтобы играть в футбол, а тут сидишь на травмах и ничего не получаешь. В «Крумкачах» давали хоть какие-то деньги. Денис Петрович мог сказать: «У меня во вторник что-то появится, давай хотя бы 50 долларов дам». Хоть что-то можно было на них купить, а тут тишина. 

– Вас хотя бы кормили в Могилеве? 

– Да, наверное, это единственный плюс. После тренировки шли в заведение в центре Могилева. Но в целом ощущалась какая-то безысходность. Сидел и думал, что делать дальше. В футболе всегда так: когда все плохо, начинаешь копаться в себе. Чтобы не париться в такой ситуации, нужно быть каким-то пофигистом по жизни.

– Как ты расставался с «Дняпром»? 

– Последний раз видел ребят, когда после домашнего матча с «Рухом» зашел в раздевалку. Все были в отвратительном настроении. Посидели немного и разошлись по домам. После этого половину ребят не видел. Только пересекся с некоторыми легионерами в офисе, когда забирал трудовую.

– Клуб дал тебе гарантийное письмо, что обязуется закрыть все задолженности? 

– Да, у меня есть гарантийное письмо, которое действует до 31 декабря. 

– Если долги не закроют до 31 декабря, то…

– Придется обращаться в судебные инстанции. У меня уже было гарантийное письмо от «Крумкачоў». По нему отсудил свои деньги, но тогда «Крумкачы» остались в высшей лиге и еще существовали. Но сейчас никто не знает, что будет с «Дняпро». Будем смотреть, что будет до Нового года. Если со мной не рассчитаются, придется обращаться в соответствующие инстанции. 

– Какие мысли по этому поводу? 

– Эмоции улеглись, но все равно не могу понять, как так можно относиться к футболистам. Ты работаешь, рассчитываешь на определенную сумму, а потом сидишь и думаешь, как ее получить. С таким отношением легионер должен приезжать в какой-нибудь клуб и просить деньги за три-четыре месяца вперед, но это даже звучит смешно:). Надеюсь, до 31 декабря что-то прояснится.

– Ты уже пытался вернуть заработанные деньги в «Крумкачах», сейчас намерен судиться с «Дняпром». Это чисто белорусская история или в Украине происходит примерно то же самое? 

– Так получилось, что я играю в такой период времени, когда не многие клубы нормально выплачивают деньги. Такие проблемы есть и в Беларуси, и в Украине. Когда играл в «Ислочи» и «Торпедо-БелАЗ», все было в порядке. Что поделать, период в «Дняпре» получился неудачным, но нужно жить дальше. Такое чувство, что сейчас ничего никому ненужно, какой-либо информации просто нет. Надеюсь, это интервью кто-то прочитает, и проблема начнет решаться.

Фото: vk.com/mogilevskiydnepr

+37
Популярные комментарии
Француз
+23
Этим пофиг на команду, а мне стыдно за родину перед легом. Тот случай когда лучше сократить вышку от такого балласт.
newyorker83
+14
Днепр это только начало, денег в стране нет от слова совсем, спонсоров искать все труднее ибо все затянули пояса, печаль конечно, надо давно уже лигу сокращать, пусть играет условно 10 клубов, но это будут команды с амбициями, а не как в озвученной выше истории, где игроки на макаронах и котлетах восстанавливаются
vitvlad1963
+11
Вот ему везет на крепких хозяйственников, странно что в минском Торпедо не поиграл
Написать комментарий 15 комментариев
Реклама 18+