Артем Васьков: «Сыграешь удачно, Слава Глеб сразу: «Хорош, гномик!»

Васьков

Самый добрый футболист высшей лиги рассказал Александру Ивулину о маленьком росте, дружбе с тещей, жесточайшей предсезонке в Латвии, сумасшедшем просмотре в Азербайджане и общаке «Торпедо-БелАЗ»

– По-моему, ты первый футболист в чемпионате Беларуси, который посвятил голы теще.

– Просто в тот день у нее был юбилей – 50 лет. Я отметился двумя голами в матче с брестским «Динамо». Решил посвятить эти мячи ей. Слышал много историй о сложных взаимоотношениях тещи и зятя, у меня все по-другому. Моя теща – очень хороший человек. Мы действительно дружим. Созваниваемся, разговариваем обо всем. Плюс у нас с женой были отношения на расстояния. Она из Одессы – я из Беларуси.

– Как вы познакомились?

– Я играл в Азербайджане. Друг, с которым жил на квартире, встречался с девушкой из Одессы. Он до этого играл в «Шерифе». Так вот, однажды он общался со своей девушкой по интернету, а к ней в тот момент зашла моя будущая супруга. Шутка за шуткой – начали с ней переписываться. В итоге дошло до свадьбы. Отношения на расстояния… Ох, это сложно. Тогда Вера работала в банке, а я играл в Азербайджане, потом переехал в Латвию. У нее встал выбор: отношения или работа. Будущая жена выбрала первое.

– Как ты оказался в Азербайджане?

– Это долгая история. Я был в «Немане». Игровой практики в Гродно не получал. Всего раз вышел на замену минут на 15 в матче с брестским «Динамо». На этом все. Мне позвонил агент: «Есть вариант съездить на просмотр в АЗАЛ». Я подумал, почему бы и нет. Тем более была необходимость сменить обстановку. Отправился в Баку. Неделю находился на просмотре. В итоге понравился тренеру и подписал контракт.

– Каким был твой первый день в Азербайджане?

– Там, конечно, очень жарко! Очень. 35-40 градусов. Дышать совсем нечем. Плюс, команды в основном играют на синтетике. Тяжело. А первый день… Едем из аэропорта, а вокруг степь. Везде песок. Зелени нет нигде. Сильно удивился.

– Что такое футбольный клуб АЗАЛ?

– Когда я был в команде, мы делили стадион с бакинским «Интером». Сейчас у АЗАЛа есть своя база, арена и тренировочные поля. Тогда у клуба всего этого не было. Конечно, в азербайджанском футболе серьезные деньги. Их чемпионат развивается серьезными темпами. Когда я играл там, в команды приезжали игроки хорошего уровня на большие зарплаты. Легионеры высокого класса в основном приезжают в Азербайджан доигрывать и, конечно, подзаработать. Я был молод и не имел таких условий.

– С кем из именитых футболистов ты пересекся?

– В АЗАЛе играл бельгиец Камара. В свое время он выступал за сборную Бельгии, играл опорного полузащитника. Такая собака! В отборе просто сумасшедший футболист. Хороший игрок, но не могу сказать, что он на голову сильнее наших ребят. Сейчас в Азербайджан уехали Семин, Измайлов. Есть деньги – есть звезды.

– Сколько ты получал в Азербайджане?

– Все-таки я поехал в АЗАЛ не зарабатывать. Тогда мне было 20 лет. Мне хотелось играть. В таком возрасте тебя никто не возьмет на большую зарплату. Ребята постарше получали в районе десяти-пятнадцати тысяч долларов. Даже выше. У молодежи все гораздо скромнее.

Васьков

– Как вы развлекались в Баку?

– В выходные ездили на море, ходили на дискотеки. Обычные развлечения, ничего особенного.

– Чем белорусские дискотеки отличаются от азербайджанских?

– На дискотеках в Баку очень мало азербайджанских девушек. Все-таки мусульманство особо не поощряет это дело. В основном на таких мероприятиях только гости столицы. В Баку не познакомишься на улице ни с одной девчонкой. В этом плане существенные отличия от Беларуси. Воспитание у них намного серьезнее.

– Чем тебе еще запомнилась жизнь в Азербайджане?

– Там на улице нельзя ходить в шортах. У них есть традиция, по которой мужчина не должен показывать свои ноги. Пусть и жарко, но тебе нужно ходить в каких-то легких брюках. Когда только переехал в Баку, вышли с ребятами в город в шортиках, кросовочках. На улице к нам подошел дедушка: «Мы понимаем, что вы наши гости, но уважайте наши традиции».

Еще запомнилось, что в общественном транспорте женщины никогда не стоят. Ты едешь в автобусе, и если зашла девушка – мужчина тут же уступает место. Вот это уважение! Вообще, азербайджанцы очень верующие. У них несколько раз в день проходит молебен. Ребята в раздевалке стелили коврики и начинали молиться. Мы просто сидели и наблюдали за происходящим.

– Интересно.

– Еще историю вспомнил. На первой тренировке сижу в раздевалке. Кто заходит в нее, здоровается со всеми за руку и целуется в щечку. Сразу удивился. Думаю: «Блин, сейчас тоже придется целоваться». Немного испугался:).

– Ясно. Почему ты покинул АЗАЛ?

– У меня еще был действующий контракт. В одном из матчей надорвал заднюю поверхность бедра. Почти порвал связки. Врачи сказали, что нужно восстанавливаться примерно два месяца. Тренерский штаб и руководство клуба решили – зачем держать сломанного легионера? Плюс в тот момент у нас поменялся тренер. Новый главный хотел видеть своих ребят в команде. Тогда я уехал в отпуск на новый год. Прилетел в Беларусь, а мне друг присылает смс: «Тебя выставили на трансфер». Мне же никто ничего об этом не сообщил. После каникул возвращаюсь в Баку. Там встретились с руководителями. Они сказали, что не видят меня в команде. Пожали друг другу руки и разошлись.

В это время все белорусские команды вышли из отпуска. В тот момент я еще был травмирован. Не смог никуда поехать даже на просмотр. Агент позвонил: «Есть вариант в латвийском «Блазме». Поедешь?» У клуба были финансовые трудности, но нужно где-то играть. Отправился в Латвию. Набрал форму, стал приходить в себя.

***

– «Блазме» ведь был твоим первым официальным клубом.

– Совершенно верно. Перешел в этот клуб из дубля минского «Динамо». В 18 лет уехал туда. Клуб находится в городе Резекне. Это 150 километров от белорусской границы. Чемпионат Латвии, конечно, слабее чем у нас. Уровень финансов, инфраструктуры ниже нашего первенства. С другой стороны, играть там лучше, чем в чемпионате дублеров. Хоть с мужиками можно потолкаться.

– Ты мог закрепиться в минском «Динамо»?

– Вряд ли. В конце сезона-2006 меня позвали на тренировки главной команды, чтобы готовиться к турниру в Пинске. Я поехал на эти соревнования. Не сказать бы, что на меня сильно рассчитывали в «Динамо». Играл в дубле, поэтому меня легко отпустили в Латвию.

Васьков

– Чем тебе запомнился чемпионат Латвии?

– Большими нагрузками. У нас был один тренер, при котором серьезно бегали перед сезоном. Закладывали фундамент физической подготовки. Через день мы по утрам ездили работать в легкоатлетический манеж. Он нас так гонял! Мы зачеркивали дни в календаре, чтобы январь быстрее закончился. Было очень тяжело.

– Как тренер вас нагружал?

– Было такое упражнение. На расстоянии 15 метров друг от друга ставились фишки и на протяжении шести минут мы бежали челнок туда-обратно. Тренер стоял и считал, сколько ты пробегаешь отрезков. Через день каждый должен был улучшить свой результат. Отрезок – это рывок туда-обратно. Нужно было выбежать минимум 40 раз.

– Серьезно.

– После этого челнока была небольшая пауза. Затем мы бежали двести метров, но тоже челноком. Отрезки разбивались на 66 метров. Нужно было выбежать из 30 секунд. Сначала бежишь шесть по двести, через день уже семь по двести. Необходимо было дойти до 14 раз и спуститься обратно. Тяжело это. Бегать ведь никто не любит, но без этого никуда.

***

– Сколько раз тебя беспокоила задняя поверхность бедра?

– Слава Богу, в последние полтора года с ней ничего не случается. Тьфу-тьфу-тьфу. До этого, начиная с 15 лет, она беспокоила. Обычно в конце тренировки с задней поверхностью что-то случалось. Наверное, специфика мышц. Поэтому после занятий стараюсь дольше тянуться, следить за собой. Раз пять за карьеру точно надрывал себе эту мышцу. Не могу сказать, что это слишком серьезные травмы. Правда, они противные. Срок реабилитации–две-три недели. Очень обидно, когда наберешь форму, этот простой заставляет начинать все сначала.

– Как избежать этого повреждения?

– Много общался с докторами. Они говорили, что после тренировок нужно делать упражнения для укрепления задней поверхности бедра. Плюс нужно тянуться как можно дольше. Поэтому сейчас по максимуму стараюсь уделять внимания этому компоненту подготовки.

Васьков

– Во время просмотра в «Торпедо-БелАЗ» у тебя тоже случился надрыв…

– Да. Только приехал и на второй день дернул мышцу. Тренер мог сказать: «Извини, восстанавливайся и ищи себе команду». Гуренко в тот день подошел ко мне: «Залечивайся. После того, как вернемся со сбора в Турции, дам тебе шанс». Я привел себя в порядок. После возвращения команды позвонил Витальевичу. Вновь приехал на просмотр и остался в Жодино.

– Про «Торпедо» еще успеем поговорить. Рассказывай о «Витебске».

– В 2011 году приехал на просмотр к Сергею Боровскому. Понравился тренерскому штабу. Остался.

– Ты прошел через столько просмотров. Какой из них запомнился больше всех?

– Просмотр в АЗАЛе. Люди действительно приезжали пачками. Команда еще находится в отпуске, а тренеры просматривают новичков. Каждый день приезжают новые люди. Раз вообще привезли вагон грузин. Человек десять точно. Представляешь? На каждой тренировке по 25 человек… Каждый день играются двухсторонки. После каждого занятия тренеры заходят в раздевалку со списком и как на «Фабрике звезд» зачитывают, кто остается в команде. И так шесть дней подряд. Только на седьмой мне сказали: «Иди в офис – подписывай контракт». После всех просмотров оставили шесть человек, а приехало где-то шестьдесят.

– Как было в «Витебске»?

– Приехал, прошел с командой недельный цикл и подписал контракт. Все просто. Только обидно, что «Витебск» вылетел из высшей лиги. Все-таки в таком городе обязан быть достойный клуб. Надеюсь, в этом году команда вернется в «элиту». Она этого заслуживает. Со многими ребятами до сих пор поддерживаю связь. Дай Бог, чтобы у них все получилось.

– Уже прошло пять лет, в течение которых нельзя разглашать никакой информации о жизни клуба?

– Знаешь, давай не будем ничего говорить. Не хочется лезть в какие-то дебри. Все-таки именно мы не смогли сохранить прописку в высшей лиге. Ведь на поле выходило не руководство клуба, а игроки. Не снимаю с себя вины за тот провал. Я был футболистом основного состава. Обвинять кого-то и искать виноватых – не правильно. Все виноваты в том, что команда вылетела во второй дивизион.

– Наверное, сложно остаться в «элите», когда футболисты перед матчами дают установки сами себе…

Было и такое, но давай не будем об этом говорить…

– Тогда давай о чем-нибудь хорошем.

– О чем?

– О Сергее Боровском.

– О! Это очень сильный тренер. Он всегда мог подойти после тренировки, что-то подсказать. Обратить внимание на какие-то твои игровые нюансы. У нас было много теоретических занятий. Мы серьезно готовились к каждому нашему сопернику. Эх, если бы не убрали Владимировича, команда сто процентов не вылетела. По-моему, его увольнение – большая ошибка. При нем «Витебск» играл в хороший футбол. Чувствовалась тренерская рука. Но что уже об этом вспоминать. Обидно.

– Как проходили тактические занятия у Сергея Боровского?

– Перед тренировкой мы собирались в актовом зале. Нам показывали нарезки игры лучших европейских команд. У Владимировича была специальная программа на компьютере. На ней изображался макет поля и игроки. Он показывал, кто в какой точке поля должен располагаться, как правильно открываться, смотреть свои зоны… Очень интересно!

– Как долго длились эти тактические занятия?

– Где-то около часа. Иногда меньше.

– За это время никто не засыпал?

– Бывали случаи, но даже не спрашивай меня, кто засыпал:). 

Васьков

– Тогда рассказывай о «Славянском базаре».

– О, мне понравилось. Сходили с женой на концерт «Хора Турецкого». Витебск действительно живет от одного «Славянского базара» и до другого. Вокруг этого мероприятия все и строится. К фестивалю город преображается,  приезжает много туристов. Классно! Хороший, компактный город. Он запомнился еще и тем, что у меня жена забеременела именно в Витебске.

***

– В «Торпедо» ребята шутят, что дети уже догоняют тебя по росту…

– Им это сделать не трудно. Я же метр с кепкой:). Дети уже скоро начнут меня гонять. Растут быстро.

– Часто слышишь шутки про рост в свой адрес?

– Конечно, то назовут «Карликом», то «Гномиком». Я не обижаюсь, уже привык:). Я же не самый маленький игрок в высшей лиге?

– У Симона Огара рост 160 сантиметров, так что ты на пять сантиметров выше его.

– Вот видишь:). Славка Глеб чаще других веселится по поводу моего роста. Сыграешь удачно, он сразу: «Хорош, гномик».

– Какая кличка у Вячеслава Глеба?

– «Топор»! У Юры Коломыца кличка «Батя». Что тут сказать – с первого дня он влился в команду. «Батя» есть «Батя». Такой опытный – класс!

– Как называете Руслана Ивашко?

У него нет какой-то клики. Прическа? Сейчас многие футболисты серьезно ухаживают за своими волосами. Выйдешь на поле, а против тебя выходят парни, татуированные с ног до головы. Мода такая. Свободно к этому отношусь. Я – представитель рабоче-крестьянского класса :). Татуировку никогда себе не хотел. Не нужно мне все это.

– Может, поэтому ребята из «Торпедо» называют тебя самым добрым человеком высшей лиги?

– Серьезно? Приятно:). Просто я ко всем отношусь по-доброму, никому зла не желаю.

– Поэтому отвечаешь за банк «Торпедо», в который идут отчисления после того, как кому-то прокинули мяч между ног…

– Да, держу общак. Почему я? Спроси у Димки Щегриковича. Меня тоже мучает этот вопрос. Наверное, потому что я ответственно отношусь ко всему. Уже где-то миллиончик в банке накопился. Слава Глеб привез эту традицию. Если пропускаешь мяч между ног – платишь одну сумму. Если это происходит на предигровой – в два раза больше.

– Приходится расставаться с большими деньгами?

– Это очень большие деньги, поэтому не скажу:).

– У вас же еще есть тотализатор к чемпионату мира.

– Да. Есть таблица. Каждый поставил на одну сборную, которая должна выиграть чемпионат мира. Суарес-людоед меня подставил. Я думал, итальянцы выиграют турнир, а тут… Не достанутся мне деньги, которые запечатали перед началом чемпионата в конверт. Был уверен, что Италия станет победителем. Ладно, ничего страшного.

– Скромность помогла тебе стать любимцем жодинских болельщиков?

– Не знаю. Хотя такое внимание очень приятно. Идешь с тренировки, к тебе подходит какой-нибудь болельщик, пообщаемся с ним. В концовке прошлого сезона фанаты подарили мне бокал с эмблемой клуба. Очень здорово. Называют меня «Васек». В принципе, как и все вокруг. Меня только жена и родители по имени зовут, а Слава Глеб «Карлик»:).

Фото: Дарья Бурякина, Надежда Бужан, Андрей Яроцкий

+35
Реклама 18+
Популярные комментарии
Илья Драб
+2
Ахах, интересное вью, после вопроса про рост начал читать с улыбкой до ушей.
kotofey
+2
норм статейка) ну а Васёк как всегда молодчик)
Superfrank
+1
Хорошее интервью получилось) Ивулин растёт потиху)
Написать комментарий 8 комментариев
Реклама 18+