Дмитрий Роговик: «Седнев подкалывал Рекиша: «Тьфу, чуб наставит, ширинка сзади. Что это за игрок?»

Роговик

Веревки Юревича, травмы в БАТЭ, деградация в Пинске. Завязав с футболом, защитник рассказал Александру Ивулину о самых ярких эпизодах карьеры.

– В 17 лет я попал в минское «Торпедо». Туда пригласил сам Анатолий Иванович Юревич. Он приехал в Пинск. Зашел в его гостиничный номер. Там сидел усатый дядька с сигаретой в руке. На меня сурово так посмотрел. Потом показал на компьютер, на мониторе были данные команды с поларов. Анатолий Иванович показал их мне. Потом сказал: «Ну что, сынок? Ты попал. Будешь играть у меня».

Конечно, я немного испугался. Ведь до этого чуть-чуть поиграл в Пинске. Буквально один-два матча. Параллельно учился в ПТУ. Кстати, Юревич решил все вопросы по получению моего диплома за два дня. Я экстерном сдал все экзамены. Сразу после этого в училище появилась новая баскетбольная форма и мячи :).

Приступил к тренировкам. На первых занятиях просто умирал. Мне 17 лет. К нагрузкам Юревича вообще не был готов. Рывки, прыжки, постоянные кроссы… Этот тренер любил челноки. Поехали на сборы в Турцию. Там Юревич стал давать нам челночный бег спиралями. Сначала десять метров, потом двадцать, тридцать, сорок, пятьдесят... Это одна серия. Так пять. На самом деле, очень трудно. Еще делали рывки на половину поля. Бежишь по диагонали от углового флажка к центральному кругу. Потом резко разворачиваешься – назад. Десять повторений. Как-то в Раубичах он дал нам вообще сложное упражнение. Тридцать прыжков на одной ноге. Потом столько же на другой. Затем рывок на сорок метров в гору. Так десять повторений. После этого занятия на ужин никто не пришел :).

Короче, у Юревича бегали очень много. Наденешь болоньевый костюм и побежал. Юревич любил все контролировать. Чтобы никто не сачковал, он становился на горочку и оттуда наблюдал, как мы работаем.  После этих нагрузок все просто умирали. Буквально выползали с тренировок. Зато благодаря этим нагрузкам я серьезно прибавил в мастерстве. Попал в БАТЭ, а потом начались травмы…

– Помните свой дебют в высшей лиге?

– Конечно. Перед началом матча ко мне подошел Юревич: «Сынок, ты находишься на определенном уровне. Сейчас выше все равно не прыгнешь, а сыграть хуже можешь. Твоя задача показать свой уровень. Иди, играй». Человек доверял мне.

– Сынок – любимое слово Юревича?

– Да. Он всех так называл. Правда, порой на эмоциях срывался и начинал так матюкаться... Однажды ему кто-то позвонил во время тренировки. Анатолий Иванович был не в духе. Как крикнет в трубку: «Е-мае, я на тренировке! Не понимаете, что занят?» Все этой с хорошей концентрацией мата. После этого разговора как бросит телефон об землю. Он разлетелся вдребезги. Просто миллион запчастей. Через минуту Юревич остыл. Подозвал администратора: «Саша, собери телефон и отнеси в ремонт». Тот удивился: «Так а что тут ремонтировать?»

У Юревича летали не только телефоны. Как-то играли в Мозыре. Шел дождь. Газон был очень скользкий. Один парень надел бутсы на 13 шипах. Поэтому сильно скользил. После матча к нему подошел Юревич: «Блин, опять ты в своих калошах!» Взял бутсу, которая лежала рядом, и швырнул в него. Не сильно попал. Все обошлось. Юревич бросил не так, как свое время Фергюсон в Бекхэма :).

Самое интересное, что Юревич никогда не кричал во время матча. Он все держал в себе. Зато на разборах Анатолий Иванович так расходился! Когда была теория, Кучук говорил: «Анатолий Иванович, давайте сегодня коротенько». Ну-ну. Это коротенько растягивалось на два два-три часа. Причем об игре говорили минут 30-40. Остальное – эмоции Юревича. Порой говорил: «Смотрите на меня». Сделает два шага вправо. Потом два влево. Станет: «Ну что? Я носился?» Отвечаем: «Нет». Он тут же: «Так какого хрена вы носитесь по этому полю?!» На разборах  Юревич прихватывал кого-то одного. В этом плане он как бульдог. Если схватит – уже не отпустит. Макавчику хорошо доставалось. Мы тренировались рядом со стройкой. Юревич любил подходить к нему: «Будешь плохо играть – я тебя выгоню. Знаешь, где будешь работать?» Макавчик испугался: «Где?» Тренер показывает на стройку: «Вон там». 

Роговик

Вообще, Юревич – гениальный тактик. Шутка ли, так много людей, которые работали с ним, стали хорошими тренерами: Кучук, Кононов, Седнев, Яромко, Гольмак… У Анатолия Ивановича было очень много тактики. Рядом с ним постоянно стоял стенд с фишками. На тренировках Юревич связывал нас веревками, чтобы мы правильно располагались на поле. У нападающих–одна веревка. У хавов – другая. Защитники бегали с третьей. Если идешь не туда – тебя тут же тянут на нужную позицию.

Анатолий Иванович любил порядок во всем. Приходишь после выходных на утреннее занятие. Юревич обнимает: «Привет, сынок. Ну как вы?» Сам в это время принюхивается: нет ли запаха алкоголя. Смотрит в глаза. У него была строжайшая дисциплина. Наверное, поэтому каждый футболист был обязан приходить на тренировки выбритым. Тренер всегда говорил мне: «У тебя светлая борода, но не думай, что я ничего не вижу. Я слежу за тобой». После чего проводил ладонью по щекам. Проверял. Если кто-то попадался, Юревич говорил: «Куплю тебе бритву за сто долларов. Из твоей зарплаты».

– Юревич часто штрафовал игроков?

– Меня точно не штрафовал. Наоборот. Как-то мы с Пашей Шмигеро отправились на какой-то выезд с молодежной сборной. Накануне получили зарплату. К нам подходит Юревич: «Есть деньги?» Мы отвечаем: «Конечно, Анатолий Иванович, только вчера зарплату получили». Он посмотрел на нас: «Что это за деньги? Достает из кармана по двести долларов: «Держите, порадуйте своих мам чем-нибудь». 

***

– Переход в БАТЭ – вершина вашей карьеры?

– Это был серьезный скачок. Спасибо Пунтусу. Юрий Иосифович – человек с большой буквы. Он всегда помогает. Адекватно реагировал на любую просьбу. Всегда выручит.

Как-то были на сборах с молодежкой. Из отеля выходит Юрий Иосифович. В спортивном костюме, с ракеткой в руках: «Пацаны, вы там мою Штеффи Граф не видели?» Просто тогда он поехал на сборы с женой. Видно, искал ее в тот момент. Вообще, тогда у Пунтуса были серьезные зарубы в теннис с Пудышевым. После тренировок вся команда собиралась смотреть, как тренеры играют. В раздевалку никто даже не шел. Пудышев здорово гонял Пунтуса: «Иосифович, куда тебе уже бегать? Залил в себя кастрюлю борща – сиди спокойно».

У меня не получилось раскрыться в БАТЭ из-за травмы. Долго восстанавливался. Был какой-то эмоциональный спад. Играли на Кубок со светлогорским «Химиком». Вышел в основе. В меня врезался какой-то грузин. Он пер, как танк. Зарядил мне в корпус так, что после матча не мог даже пошевелиться. Приехал в Борисов. Тело ныло неделю! Не повернуться. Лежал на кровати, как оловянный солдатик. Завезли в больницу, сделали снимок. Наложили гипс. Все равно плечо жутко болело. Поехал к врачу минского «Торпедо». Еще одно обследование. Оказалось–разорвана мышца на плече. Месяца четыре носил гипс. Восстановился. Вышел на пару матчей. Снова сломался. Поговорили с Пунтусом. Он решил отдать меня в аренду в «Локомотив». Там как раз работал Юревич. Вроде стало неплохо получаться. Вышли в финал Кубка, а потом задачи у клуба поменялись. Начали обкатывать молодежь. Тогда в команде появился Кривец. Молодой был. Слащавенький такой.

– Дела у «Локомотива» становились хуже, и вы перебрались в «Нафтан».

– Там пересекся с Василием Зайцевым. Он любил пошутить. Перед тренировкой в обед говорил: «Ну что, ребята, набегаем на сосисочку?» После занятия отправлялись в столовую. Там, конечно, работали колоритные женщины. Возьмешь что-нибудь лишнеее, они сразу же: «Поставь на место». Однако мы все равно умудрялись тырить еду. Пока стоит толпа, накидаешь себе булочек, салатов.

Вообще, в «Нафтане» было весело. У нас в дубле играл Антон Ковалевский. Он был совсем молодым. Как-то «отправили» его в юношескую сборную. Кто-то из ребят позвонил Антону: «Здравствуйте, это из федерации беспокоят. Вызываем вас на сбор юношеской команды». Парень обрадовался. Собрал чемодан. Радостный такой, вышел из общаги. Собрался ехать в Минск. Вовремя его остановили :).

Роговик

Душевная такая обстановка была. Рома Киренкин постоянно ходил рыбачить. Правда, нам казалось, что свои трофеи он покупает в каком-то магазине. Слишком уж крупную рыбу приносил этот парень.

В Новополоцке развлекались, как могли. В городе делать особо нечего. Во время тренировок часто забивали «пулю» на задницу. Еще играли на «лужу». Рядом с  полем после дождя постоянно появлялось какое-то болотце. Проигравшие должны были разогнаться и, как пингвины, прокатиться по этой луже.

***

– Что собой в 2006 году представлял «Савит»?

– Виталий Нис только-только создал клуб. Мне позвонил Седнев и в шутку сказал: «Приезжай, помоги. У меня только два защитника. Им двадцать лет на двоих». Все-таки договорились. Он представил меня команде так: «Это Дима Роговик. Он должен помочь нашей команде. Надеюсь, помочь не умереть».

Мы же с Седневым вместе играли в «Торпедо» и «Нафтане». Сложновато было перестраиваться. Человек для тебя все время был Саней, а стал Александром Сергеевичем. В бытность игроком он всегда подсказывал. Делал это так, будто комментировал матч. Например, идет подача от углового флажка, а он так: «Опачки, я здесь». Потом кричит: «Все, теперь домой». 

Роговик

Вообще, с Седневым было очень интересно работать в «Савите». У него разнообразный тренировочный процесс. Упражнения не повторялись по две недели. Все через работу с мячом: квадраты, аквариумы. Он старался как-то мотивировать команду на тренировках. Во время «пуль» часто говорил: «Победители делают на одну серию силовой работы меньше». После такой мотивации у нас были серьезные зарубы. Такие искры летели!

Помню, как в команду пришел Рекиш. Человек был просто помешан на Роналду. Обклеил всю комнату его плакатами. Седнев постоянно подкалывал Диму по этому поводу: «Тьфу, чуб наставит, ширинка сзади. Что это за игрок?». Не нравился ему такой стиль.

– У «Савита» был интересный владелец…

– Виталий Нис – очень душевный человек. Мог заехать за кем-то из футболистов на базу, чтобы просто пообщаться. На абсолютно разные темы. С ним было о чем поговорить. В первый год, когда он только создал команду, Нис очень слабо разбирался в футболе. Потом потихоньку начал вникать во все тонкости. Мог зайти в раздевалку и устроить разнос: «Во что вы играете?» С другой стороны мог поощрить. Как-то играли с «Барановичами». В том матче наш вратарь потащил два пенальти. После матча Нис лично премировал его. Дал двести долларов.

– Почему после «Савита» вы вернулись в Пинск?

– Наверное, совершил ошибку. Звали в «Белшину». Нужно было соглашаться. Не сделал этого. Пожалуй, жалею до сих пор. В 2008 году Нис говорил: «Зачем тебе этот футбол? Все равно здесь денег особо не заработаешь. Давай возьму тебя к себе на работу. Останешься в Могилеве. Обустроишься». Я решил поступить иначе. Жену тянуло домой, в Пинск. Бог с ним. Вернулись.

– Почему «Волна», имея богатые футбольные традиции, так ни разу и не сумела пробиться в высшую лигу?

– Это не нужно никому из руководителей. Чтобы клуб развивался, в него необходимо вкладывать деньги. Сколько было моментов, когда команда претендовала на выход в высшую лигу... Нужно было всего лишь точечно доукомплектоваться. Взяли бы двух-трех хороших исполнителей – пробились бы. Что об этом говорить?

Когда я вернулся в Пинск в 2008 году, в команде были два перспективных парня: Кибук и Гордейчук. Ребята были совсем молодыми. Выходили на заменку. А на следующий день после матча уже бегали на чемпионате области. Это дало ребятам большой толчок в развитии. Сейчас парни играют на хорошем уровне.

– Максим Шкуратенко как-то сравнивал Пинск с Чикаго

– Макс – тот еще персонаж. Он с ребятами снимал квартиру. Как-то у них сломался унитаз. Пацаны год без него жили. Можете себе представить? Не знаю, как они справляли нужду. Наверное, бегали в «Евроопт», который располагался рядом. Потом прихватывали их поэтому поводу. Говорили голосом из «Наша Russia»: «Только наши футболисты ходят в магазин не за покупками, а чтобы покакать».

Конечно, треша в Пинске хватало. Как-то собрались с ребятами на рыбалку. Заезжаю за Сашей Колоцеем. Он стоит с углями. Понял, что рыбалки в этот день толком не будет. Шашлычки, пиво – все дела. Решил подколоть пацанов. Взял чью-то удочку и литровую бутылочку пива. Насадил ее на крючок. Пока никто не видел, закинул удочку. Сидим спокойно. Потом толкаю одного из ребят: «Ты что не видишь? У тебя же клюет». Он быстрее за удочку: «Ничего себе, как зацепила! Точно что-то крупное». Представьте лицо человека, когда он вытаскивает бутылку пива.

Вообще, мне кажется, в Пинске я деградировал как футболист. В команде только одиннадцать полевых игроков. Конкуренции никакой. С каждым годом играли хуже и хуже. Ребята, которые приходят из СДЮШОР, через год деградируют, потому что не имеют постоянной игровой практики. В команде всего 12-13 исполнителей нормального уровня. Играли практически без замен. В итоге вылетели во вторую лигу. Решил завязать с футболом. Ну нафиг такое отношение… Надоело проигрывать. Сейчас работаю грузчиком в убойном цехе на мясокомбинате. Тут хоть все спокойно :).

Фото: личный архив Дмитрий Роговика

+36
Популярные комментарии
razum1983
+4
грузчиком в убойном цехе- это сильно...
Арчи
+2
Блин, про Волну можно было и побольше, какое-то неполное интервью что ли. Эх, Рогатый бы сгодился явно Волне во второй лиге, защитник он неплохой, правда грубоватый) один из любимцев пинской публики)
3025128
+1
Белый-артист! Поиграл бы ещё!
Написать комментарий 6 комментариев
Реклама 18+