«Мой проект не от мира сего». Как белорусский вратарь из шведского ДЗ стал диджеем

alt

Филипп Войтехович умеет не только отбивать удары.

В свое время Филипп считался одним из самых перспективных вратарей Беларуси. Парень играл во всех юношеских сборных страны от U-16 до олимпийской команды Георгия Кондратьева. Увы, полноценно проявить себя на взрослом уровне не вышло. В 20 лет не получилось закрепиться в основе МТЗ-РИПО. Войтеховичу хотелось играть, поэтому в поисках лучшей жизни он решился на переезд в чемпионат Швеции. Правда, только в клуб третьей лиги. Поиграв пару лет в скандинавском миноре, голкипер на годик вернулся в Беларусь. Попытки проявить себя в «Ведриче-97» и брестском «Динамо» нельзя назвать успешными. Случился камбэк в Швецию. Примерно в это время футболист увлекся электронной музыкой. Он стал сам сводить треки и уже несколько раз выступал на публике. Филипп предпочитает играть в стилях electro house, dutch house и progressive house. В родном Молодечно парня знают под псевдонимом «JUST KEEPERS». В интервью Александру Ивулину он объяснил, почему выступает в Швеции и как разрывает клубы на родине.

Как оказался в Швеции?

– Здесь нет ничего сверхъестественного. Просто очень хотелось уехать в какой-нибудь европейский чемпионат. На сайте FIFA есть список всех лицензированных агентов и информация о них. Разослал всем шведским агентам свое резюме. Выбрал эту страну, потому что там живет сестра и чтобы не возникло проблем с адаптацией. Отправил на почту агентам обычный текстовый файл со своим послужным списком. Основной упор сделал на играх за юношеские и молодежные сборные. Это был главный козырь, потому что к тому моменту за МТЗ-РИПО я сыграл всего два матча. Зато за команды от U-16 до U-21 провел примерно 60 встреч. В играх за сборные у меня была достаточно хорошая статистика. К текстовому файлу прилагалось видео, которое сделал сам. Удалось собрать хорошую нарезку, ведь на уровне сборных играл против команд Испании, Франции, Германии, Швейцарии.

Отправил письма трем-четырем агентам – только один предложил сотрудничество. Мной заинтересовалось несколько клубов. Например, «Хаммарбю» из высшего шведского дивизиона. От них пришло предложение в  МТЗ-РИПО, но клуб не отпустил меня, потому что на тот момент в команде не было вратарей. Чуть позже запрос прислал «Юргорден». В начале 2000-х это был один из сильнейших клубов Швеции. Прошел просмотр, но руководство МТЗ-РИПО не хотело отпускать бесплатно. На тот момент у меня не было контракта с клубом, но из-за того, что мне не исполнилось 23 лет, шведы должны были платить компенсацию. Я довольно много поиграл за молодежные команды. Плюс различные коэффициенты… Короче, вышла сумма порядка 350 тысяч евро. Боссы «Юргордена» были не готовы отдавать за меня такие деньги.

alt

В тот момент я был очень зол на эту систему. Кажется, переход в именитый клуб, на матчи которого собирается по 20 тысяч зрителей совсем рядом, а ты не можешь осуществить трансфер. Понятно, МТЗ потратил на мое становление какие-то деньги. Им не выгодно просто так отпускать игрока, но, мне кажется, в этом вопросе должна быть какая-то более гибкая система. Тем более, тогда деньги в МТЗ платили не очень часто. Мне предлагали отказаться от всех долгов. Может быть, тогда руководство пошло бы на какие-то уступки. Признаться, сложно было в это поверить.

Я очень хотел уехать в Швецию, поэтому перешел в полупрофессиональный «Фрей» из третьего дивизиона. Из-за своего статуса клуб не должен был платить компенсацию МТЗ-РИПО. К слову, даже из этой команды меня продолжали вызывать в молодежную сборную.

Что такое минорный футбол в Швеции?

– Артем Рахманов приезжал на просмотр в мой клуб. Он сказал, что его уровень сопоставим с командами второй восьмерки высшей лиги Беларуси. Не знаю, верить ли ему. Я давно не был на родине, но футбол в Швеции приличный. Все-таки уровень зарплат здесь достаточно высокий. Для того, чтобы получить рабочую визу, твоя зарплата должна быть не меньше 1500 евро. Как бы для нас это обидно не звучало, но цены в Швеции не сильно отличаются от белорусских. Я себе ни в чем не отказываю: фрукты, овощи, рыба… Каждый день съедаю чуть ли не килограмм мяса. В месяц на питание уходит примерно 500-600 евро. Остальное трачу на себя. Плюс, клуб обеспечивает жильем. По этим причинам даже в минорные лиги приезжают легионеры не самого плохого качества.

Насколько я знаю, в Швеции нет заочного образования. Многие футболисты, поигравшие в местной высшей лиге, задумываются о жизни после завершения карьеру и поступают в ВУЗы. Чтобы совмещать работу и учебу, отправляются в третий дивизион. Например, во «Фрее» играл человек, который провел девять матчей за национальную сборную Швеции. Этот футболист становился лучшим бомбардиром местной высшей лиги, но захотел получить высшее медицинское образование, поэтому перешел в нашу команду. За счет таких игроков растет уровень турнира. Плюс в ДЗ командам разрешено использовать много легионеров. В заявке на матч одновременно может находиться девять иностранцев. 

Как меняет жизнь в Швеции?

– В отличие от белорусов, шведы не запариваются по поводу того, что о них могут подумать другие. Многим нашим соотечественникам важно чужое мнение. Приеду зимой в родной Молодечно, так бабушка сразу: «Почему без шапки? Что о тебе люди подумают? Скажут, что денег даже на шапку нет». В Швеции такое никогда не услышишь. По улице спокойно может идти человек с пятном от кетчупа на майке, а на самом деле он – миллионер. Еще у нас говорят, что футболист должен только выходить на поле. Я так не считаю. Кто-то тупо сидит в социальных сетях, кто-то читает книги, а я пишу музыку. 

Почему решил стать диджеем?

– Не из-за того, что я живу в Швеции. Электронной музыкой стал увлекаться как-то внезапно. До этого слушал рэп или рок, ходил на концерты. Был на «Scorpions». Кстати, я слушал и русский рэп, который многие ругают. Но у парней хватает глубоких треков, в которых они говорят правду. Ребята из «Басты» вообще поднимают глобальные проблемы человечества. Только нужно слушать между строк. Правда, я уже лет пять не делал этого.

На электронную музыку меня подсадил Тема Рахманов. Это было в 2011 году. Тогда поехали отдыхать на Гоа. В плеере Рахманова было много электронных треков. Сначала просто нравился ритм. Потом стал понимать это музыкальное направление. Заинтересовал процесс создания композиций. Затем попал на свой первый фестиваль электронной музыки. Это тысячи людей и много диджеев, которые меняются каждый час. Я не погружался с головой в танцы, а следил за тем, как люди работают за пультом. Это напоминало то, как некоторые приходят в оперу, чтобы послушать классическую музыку. Они не танчат, а наслаждаются. Примерно так вел себя я.

alt

Меня завораживала работа профессиональных диджеев. Попробовал свести несколько треков самостоятельно – что-то получилось. Показал их друзьям – ребята оценили. Не знаю, талант ли это, но у меня есть какое-то свое видение музыки. Представляю, как должен играть тот или иной трек. Наверное, это нельзя объяснить словами, ведь все процессы происходят у меня в голове. Мелодия для композиции может прийти в любой момент. Случится какая-нибудь хрень на тренировке, а у тебя в мозгу что-то щелкает. Приходишь домой и пытаешься реализовать эту мысль. Один раз идея трека пришла чуть ли не во сне. Лег спать, уже задремал – щелчок: «Нужно сделать вот так». Проснулся, включил компьютер и начал сводить композицию. Получилась очень прикольная штука.

В плане творчества мой главный критик Тема Рахманов. Года два назад у меня стали получаться хорошие сеты. Появилась мысль, что если людям нравится, то нужно сыграть где-то на публике, показать свое мастерство. 

Как прошло первое публичное выступление?

– Мне нравится, когда диджеи играют в live-режиме. В такие моменты рядом с ним работают музыканты и вокалист, который поет вживую. Такое выступление намного сложнее процесса, когда нужно просто наложить на трек акапеллу. Мне удалось провернуть такую штуку во время дебютного выступления в клубе из Молодечно. Со мной работала певица и электро-гитарист. Выход в свет случился два года назад и вышло очень мощно. Это было сильно! По-моему, уровень исполнения был достаточно высоким. Пускай на мое выступление и пришло всего 150 человек.

Выбрал Молодечно, потому что это мой родной город. Всегда провожу отпуск там. Плюс в Беларуси намного легче договориться с руководством клуба.

Как готовился?

– На протяжении практически всего отпуска готовился к выступлению. Репетировали каждый день. Очень много времени проводил за компьютером. С вокалисткой и гитаристом договорились, что просто попробуем выступить в таком стиле. По сути, до меня такой формат не был популярным. Только через год некоторые мировые диджеи стали использовать в выступлениях живую музыку. Мы не знали, как на это отреагирует публика. Связался с руководством одного клуба, второго. В итоге наладил хороший контакт с директором заведения «Red bar».

Он пошел нам навстречу, бесплатно предоставив площадку. Почему бы ему не согласиться? Тем более, обычному диджею нужно заплатить деньги, чтобы он играл всю ночь. Тут ребята приходят сами и говорят, что сыграют бесплатно. Правда, поставил одно условие: деньги от проданных билетов пойдут на благотворительность. Собрали сумму порядка восьми миллионов. Благодаря этим деньгам, одной девочке сделали серьезную операцию.

Правда, до этого я ни разу не играл в клубе. У меня не было опыта работы с аппаратурой – пультами, микшерами. Имел только теоретические знания. Несколько раз пришел на репетиции и уже за неделю научился со всем обращаться.

Кроме репетиций, приходилось заниматься рекламой. Закидывал информацию в различные социальные сети. По городу были расклеены афиши. На них я не показывал лицо. Чтобы привлечь внимание, сфотографировался в специальном костюме из латекса. Никто не шил его под заказ. Подобные костюмы спокойно можно купить в шведских магазинах. Как-то проходил мимо – решил прикупить. Потратил где-то 30 евро. Почему бы не устроить интересный перфоманс за такие деньги? Ведь визуальная часть – важная составляющая в работе диджея. Он должен быть артистом. Мне нравятся, как выглядят две американских девчонки из банды «Krewella». Они просто сумасшедшие.

alt

Сразу скажу, в своем костюме я сыграл всего на одной вечеринке. Решил отказаться от него, потому что реально трудно дышалось. Ты же не стоишь два часа на месте, а машешь руками, прыгаешь… Достаточно тяжело провести столько времени в гипоксической среде. Кислородное голодание никому на пользу не идет.

Вообще, во время первого выступления был очень скован. Я не был настоящим «JUST KEEPERS». Потом чувствовал себя гораздо увереннее. Многие говорят, что диджеем быть нетрудно. Мол, свел две песни и отдыхай. Я так не считаю. Если все делать профессионально, то почти не отрываешь голову от пульта. Приходится постоянно что-то крутить, вертеть, сводить. Нужно наблюдать за аудиторией, чтобы понять, когда пускать новый трек. Я играю по новым тенденциям. Беру часть одного трека, потом добавляю к нему какую-то акаппелу, затем пару строчек из какой-то популярной песни, чтобы люди могли покричать. Приходится сводить части треков практически каждую минуту.

Почему выбрал псевдоним «JUST KEEPERS»?

– Тут все очевидно – я же вратарь:). В Беларуси и России считается, что у игроков нашего амплуа обязательно пуля в голове – и они не от мира сего. Наверное, мой проект тоже не от мира сего. В его рамках я готов делать какие-то странные и сумасшедшие вещи.

Задумывался над тем, будет ли это название легко запоминаться. Пока не пришел к однозначному решению. Дело в том, что существует компания по продаже вратарской амуниции, которая называется «JUST KEEPERS». Возможно, возникнут проблемы с авторскими правами. Если мои треки будут становиться популярными и публиковаться на каких-то лейблах, наверное, придется обращаться к адвокату или что-то менять. 

Как «JUST KEEPERS» сводит треки?

– В интернете хватает различных программ. Скачал одну, вторую. Начал учиться, что-то понимать. Сначала выходил полный шлак, но с каждым разом получалось все лучше. Мой первый сет – это презент Артема Рахманову на день рождения. Сет на 50 минут я готовил месяц. В него вошло песен 60, но сведение вышло не самым хорошим. Правда, мое творчество многим понравилось. Многие друзья звонили: «Жарим шашлыки, играет твоя музыка. Круто!»

Чаще всего занимаюсь сведением музыки на выходных. Особенно хорошо садиться за это дело после матчей, чтобы уйти в какую-то другую реальность. У меня нет какого-то конкретного графика, когда я должен выдать сет. Все зависит от желания. Раньше старался каждый месяц выкладывать что-то новое в своей группе. За этот период успевал накапливаться какой-то материал, можно было сделать из него что-то толковое. Это нормальная периодичность. Многие известные диджеи выкладывают в сеть новые треки раз в неделю, но здесь бОльшую роль играет коммерция.

Чем крут диджей Руслан Нигматулин?

– Мне сложно судить о его творчестве, потому что не слышал его треков. Конечно, интерес публики к нему будет довольно высоким. Все-таки человек долго играл на хорошем уровне. Меня нельзя сравнивать с ним. Я не так знаменит, чтобы за счет футбольного прошлого сделать себе имя диджея. В этом деле у меня может что-то получиться только за счет качественной музыки, которую хочу делать.

alt

Что дальше?

– Недавно я записался на курсы продюсирования. Это 20 занятий по два часа. Там меня должны научить делать оригинальную музыку, а не создавать какие-то переделки. Курсы продюсирования – это недешевое удовольствие. Помимо оплаты самих курсов нужно было купить мощный компьютер или ноутбук с определенными параметрами. Минимум MacBook Pro, который стоит от двух тысяч евро. Плюс программы для написания музыки, дополнительный софт. Есть разное программное обеспечение от двухсот до тысячи евро. Дополнительно нужны специальные наушники, клавиатура. В итоге получается кругленькая сумма. Чтобы стать продюсером, нужно потратить минимум три тысячи евро.

Возможно, в будущем сконцентрируюсь только на творчестве. Все зависит от конкретного момента. Например, не так давно Варди купили за 700 тысяч фунтов. Сейчас за его трансфер хотят порядка 40 миллионов. В музыке примерно так. Ты можешь сделать один сумасшедший трек и стать мировой знаменитостью.  Так получилось у Мартина Гаррикса, который в 17 лет благодаря треку «Animals» стал настоящей звездой. Парень за год вошел в тройку лучших диджеев планеты. Может случиться так, что один трек изменит мою жизнь, а может произойти так, что сто других ничего не принесут.

Кстати, в Беларуси тоже есть толковые ребята. Например, DJ Arston публикуется на ведущих лейблах мира и пишет треки вместе с ведущими продюсерами мира. Просто электронная музыка не очень раскручена у нас в стране. 

Фото: страница Филиппа Войтехович в «В контакте». 

+26
Популярные комментарии
aliosha_by
+7
нормальное занятие себе нашел. Лишь бы не бухал и наркотиками не баловался. Удачи!
chernyi
+2
Вы шутите, я читал это еще на голсбае) даже фото главное то же
Kassiodor Senator
+1
Удачи! Не люблю диджеев, а вот продюссер это круто!

Вообще в правильном направлении пошел)
Написать комментарий 12 комментариев
Реклама 18+