«Наверное, меньше доверял молодым, чем хотело руководство». Почему тренировать «Торпедо» Минск непросто

Леонид Лагун – о доверии и других обстоятельствах.

Минское «Торпедо» продолжает искать подходящего тренера. Недавно клуб покинул Леонид Лагун, отработавший чуть более двух месяцев. Его предшественник – Сергей Кабельский – возглавлял команду с межсезонья и не дотянул даже до конца первого круга. Сейчас главным является Владимир Невинский, но надолго ли?

В интервью Владу Воронину Лагун объяснил, почему ему было непросто работать в «Торпедо». Дело – в отношениях с руководством.

- Чем занимаетесь после того, как расстались с «Торпедо»?

– Стараюсь проводить больше времени с семьей. За последние два месяца редко удавалось это делать. Вот на выходных ездили все вместе на природу. Мне хотелось разгрузиться психологически от всего происходящего.

 - Как вообще оказались в «Торпедо»?

– Руководство выходило на меня еще зимой, тогда были первые контакты. Правда, все было на уровне разговоров, никаких конкретных предложений не поступало. Я был тем кандидатом, кто готов был возглавить команду, даже если бы она выступала в первой лиге. Однако руководство сделало выбор в пользу Сергея Кабельского. Переговоры мы возобновили уже в ходе сезона.

- Наверняка посещали игры «Торпедо», когда им руководил Кабельский. Какими были впечатления?

– Посетил большое количество домашних матчей, но был далек от команды, поэтому трудно говорить. Все-таки я не располагал информацией, смотрел как болельщик, обычный зритель. Помню, была текучка кадров – это сразу бросалось в глаза. Начинаешь следить за игроком, а на следующей игре его уже нет. Это все поверхностно. Чтобы делать выводы, нужно находиться в команде.

- Что увидели, когда пришли в команду?

– «Торпедо» – мой первый опыт в высшей лиге. Уровень футболистов значительно выше, чем в первой. Столкнулся с рядом сложностей. Во-первых, чувствовалась напряженная обстановка, говорить о какой-то приятной атмосфере было трудно. Это было связано с отставкой главного тренера, да и накануне по обоюдному согласию контракт с клубом разорвал Вадим Демидович, который был одним из лидеров. Во-вторых, результаты последних игр не придавали положительных эмоций. Ситуация была действительно очень сложной. Еще меня сильно озадачили травмы игроков, из-за этого я был ограничен в ресурсах. Не мог рассчитывать на Пацко, Тамело, Шумилова, а по прошлому сезону на этих исполнителей делали ставку, именно они выводили команду в высшую лигу. Долгое время был травмирован Шушнер – с ним, кстати, был расторгнут контракт через некоторое время. Уход Руденка назревал, я понимал это, поэтому на него не приходилось рассчитывать. Кадровая ситуация – самое большое препятствие, с которым столкнулся.

- Тем не менее первый матч с вами «Торпедо» выиграло, команда впервые в сезоне забила два мяча.

– Здесь комплекс причин. На тот момент «Днепр» был далек от оптимальных кондиций плюс смена тренера в любом случае предполагает выброс адреналина, каждый футболист хочет себя показать, зарекомендовать. Я приложил все усилия, чтобы раскрепостить парней, улучшить атмосферу, зарядить какой-то идеей, добавить огня в глазах. Да и не стоит отменять фактор удачи, без чего в спорте никуда.

- Однако затем стало понятно, что команда так и не нащупала свою игру.

– Все-таки не соглашусь с вами. Команде действительно не хватало стабильности. Например, в дерби с Жодино в нашем исполнении было два совершенно разных тайма. В первом выглядели очень неубедительно, были близки к провалу, а в концовке матча выровняли игру, имели несколько неплохих моментов, могли сравнять счет. Не хватило удачи и исполнительского мастерства. К той поре я еще не разобрался до конца в своих футболистах, прошло слишком мало времени. Не успел с каждым поближе познакомиться, оценить слабые и сильные стороны, понять, как лучше использовать того или иного футболиста. Нехватка знаний об игроках не позволила сыграть лучше. Чтобы в этом разобраться, любому специалисту нужно время.

- Чувствовали поддержку со стороны руководства «Торпедо»?

– В моем понимании главный тренер должен пользоваться большей поддержкой от руководства, нежели той, которая была в моем случае. Определенный кредит доверия должен чувствовать абсолютно любой наставник. Может быть, в «Торпедо» аналогичное отношение к любому тренеру, я же не знаю, как было до меня и как будет после. Если брать мое время работы в клубе и то, как строился разговор со мной, считаю, что взаимопонимания не хватало.

- Судя по всему, ваш уход из клуба назревал постепенно. Сами приняли такое решение?

– Нет, решение исходило от Михаила Николаевича [Мироненкова], хотя не буду исключать, что с кем-то он консультировался. В любом случае его слово было решающим и окончательным. Об этом он сообщил в телефонном разговоре на следующий день после игры с «Гомелем». Мы спокойно поговорили, безо всяких эмоций.

- Почему не пришли на пресс-конференцию после игры с «Гомелем», если звонок от Мироненкова поступил только на следующий день?

– В принципе, догадывался об этом решении еще задолго до телефонного разговора. Определенный водораздел произошел после игры с «Городеей». Я сказал, что ничья на выезде – это скорее положительный результат, чем отрицательный. Хотя бы с тех позиций, что при равенстве очков «Торпедо» было бы выше в турнирной таблице. Последующие результаты «Городеи» говорят о том, что во многом я был прав. После этих слов то минимальное взаимопонимание, которое прослеживалось между мной и руководством, было безвозвратно утеряно. Мой уход назревал, вопрос был только в том, сколько еще удастся поработать с командой.

Что касается неявки на пресс-конференцию. Я знал, что будет завтра. В этой ситуации тяжело комментировать игру и отвечать на вопросы. После матча в раздевалке у ребят было много негативных эмоций. Пришлось приложить массу усилий, чтобы успокоить команду. Я постарался направить мысли ребят на предстоящие матчи, сказал, что еще не все потеряно и что возможностей исправить ситуацию будет предостаточно. Обычно в такие моменты начинается поиск виноватых. У меня хватило смелости взять ответственность за результат на себя. Да и я намекнул парням, что исправлять положение они будут с другим тренером. Кто был внимательным, тот понял. Как-то оправдываться или повторять слова, сказанные в раздевалке, мне не хотелось не пресс-конференции. То, что было в раздевалке, пусть лучше там и останется. Но я не спорю, в любой ситуации тренер должен находить в себе силы на общение с прессой. Этот эпизод послужит мне хорошим уроком на будущее.

Сейчас могу лишь сказать, что в корне не согласен с оценкой матча главным тренером «Гомеля» Алексеем Меркуловым. Во-первых, тренер команды, которая, как он выразился, «имеет тотальное преимущество», не станет мешать сопернику быстро вводить мяч из аута. Во-вторых, неизвестно, с каким результатом завершилась бы игра, не прозевай главный судья явную и преднамеренную игру рукой футболиста «Гомеля» в своей штрафной. Эпизод произошел в середине первого тайма, но судья не остановил игру.

- Если бы проиграли не «Гомелю», а команде из первой восьмерки, вам бы дали еще поработать?

– Можно только строить догадки. Это решение вызревало, оно не было принято на эмоциях. Осознание, близкое к стопроцентной уверенности, пришло в середине недели. Перед игрой с «Гомелем», на которую Михаил Николаевич приехал, у нас состоялся разговор. Он был достаточно коротким, но по содержанию я интуитивно почувствовал, что решение уже принято. Такие моменты чувствуются через мимику, жесты. Я понимал, что от результата игры с «Гомелем» уже мало что зависит. Рискну предположить, что победа над «Гомелем» лишь отсрочила бы решение. Мне сложно рассуждать на эту тему. Если вы пытаетесь намекнуть на мою неудачную работу в целом, то могу привести краткие статистические результаты. На момент моего прихода в копилке команды было 7 очков за 12 проведенных игр. Я руководил командой только в 6 играх, и мы набрали 5 очков. Давайте предположим, какого бы результата команда добилась за 12 матчей. Я понимаю, что это все условно, но все-таки. Разница забитых и пропущенных в разы улучшилась. Я приходил в команду, которая имела минус 12 в этом показателе, а в 6 проведенных играх со мной у нас было минус 2. Тенденция к улучшению баланса между атакой и обороной очевидна. Поэтому говорить, что решение руководства связано со спортивными результатами – слишком поверхностно. Если рассматривать только те шесть туров, в которых я руководил командой, по набранным очкам мы на 11-м месте, причем впереди «Немана» – команды первой восьмерки. Решение руководства не связано с результатами.

- А с чем?

– На этот вопрос может ответить только руководство клуба. Не открою большого секрета, если скажу, что одна из главных задач, которую ставит перед собой «Торпедо», – развитие молодых футболистов. Я никогда не спорил и всегда поддерживал такую точку зрения. Проблема в том, что у нас различались подходы к тому, как лучше идти к этой цели. Так вышло, что клуб сейчас бьется за выживание, сложилась тяжелая ситуация, и просто так давать возможность играть молодым нельзя.  Перед клубом стоят две задачи: растить молодых и сохранить прописку в высшей лиге – и они порой взаимоисключают друг друга. Я неоднократно говорил, что ставлю задачу сохранения прописки в элите выше, нежели рост молодых. Молодой должен выходить играть только в том случае, если он действительно сильнее, а не из-за даты в паспорте. Тем более когда искусственно ставишь футболиста в старт, команда все это чувствует. Накаляется обстановка в раздевалке, быту, на тренировках. В такой момент, когда команда в низу таблицы, этого нельзя допускать. Наверное, я меньше доверял молодым футболистам, чем этого хотело руководство. Можно привести пример Паши Кленье. При мне он поучаствовал во всех шести матчах, проводя на поле порядка 25-30 минут. То есть наиграл 150-160 минут, меньше двух полных матчей, забив дважды и отдав результативную передачу. Можно ли здесь говорить о развитии игрока? На мой взгляд, да. Необязательно для этого футболисту проводить максимальное количество времени на поле. Паша провел 30 минут в Кубке и смог дважды отличиться. Нужно ли было ему больше игрового времени? Мне сложно сказать, но я не был уверен, что он будет так же продуктивен, если выйдет со стартового свистка.

- Все-таки шесть игр – слишком мало, чтобы требовать хороших результатов.

– Могу высказать позицию многих тренеров. Для того, чтобы построить команду, необходимо два года. Самый яркий пример – «Манчестер Сити» Пепа Гвардиолы. В его первом сезоне это была одна команда, во втором – совершенно другая. В одном из своих интервью Пеп сказал: раньше вы критиковали нас, но не понимали, что тогда закладывался фундамент успешной игры в этом сезоне. Эти вещи взаимосвязаны, а говорить, что может сделать тренер за два месяца работы, наверное, глупо. Есть еще более яркий пример – «Витебск».

- Предлагаете и «Торпедо» довериться какому-то одному тренеру и ждать результата?

– Это частный клуб, руководитель сам вправе принимать решения и нести за них ответственность. Человек вкладывает собственные деньги, ему виднее, наверное. Если вы хотите узнать мое мнение, то ни одна команда с частой сменой тренеров никогда не добьется успеха. Стабильность нужна во всем: начиная от состава и заканчивая тренерским штабом. За короткий срок игру не поставишь.

- В «Торпедо» нет стабильности ни в тренерском штабе, ни в составе. Летом в команду пришли десять игроков – чья это инициатива?

– Давайте по порядку. В дубль мы пригласили шесть молодых игроков, потому что заявка на игры порой составляла 13-14 футболистов. Мы хотели увеличить глубину состава, конкуренция никому не вредила. Вполне могла случиться комичная ситуация, когда было бы просто некому выйти на поле. Мы искали тех футболистов, которые в перспективе могли бы усилить основной состав. При этом я давал личное обещание каждому из новичков, что тренироваться они будут вместе с основным составом, что будем следить за их ростом и приводил в пример Пашу Кленье, который с дубля дорос до основы. Для усиления первой команды в «Торпедо» пришли Игорь Губанов, Евгений Елезаренко, Сергей Глебко, а также Седрик Куаджо из «Слуцка». Куаджо удалось заявить в самый последний момент. Вообще, пришлось потратить много сил и энергии, привести кучу аргументов, чтобы убедить руководство в необходимости этого футболиста. В последний момент его трансфер чуть не сорвался. Хотя, считаю, Седрик и Глебко – явное усиление стартового состава.

- Почему руководство не хотело подписывать Куаджо?

– Назывались самые разные причины, иногда очень нелепые. Сами понимаете, предлогов можно придумать множество, но футболист их опроверг в первом же матче, забив «Гомелю». Куаджо легко может создать себе момент и реализовать его, именно креативных игроков «Торпедо» порой и не хватало.  Приобретение Седрика считаю большим плюсом. С ним и Глебко дела в атаке могут наладиться.

- Получается, ваше мнение не всегда учитывалось при трансферах?

– Да, почти все предложения, пожелания, которые исходили от меня, ставились под сомнение. Тренерское решение выглядело то ли странными, то ли непонятным. Мне приходилось приводить большое количество аргументов, доводов о необходимости того или иного футболиста. Честно говоря, с таким столкнулся впервые. Например, запросы Куаджо были вполне подъемными для команды, средний уровень в «Торпедо». С этим трансфером вообще все было очень сложно и запутанно. По идее, вопросы со всеми документами для перехода должно было решать «Торпедо», но в итоге мне пришлось просить об этом «Слуцк», где игрок провел первый круг. Там легко могли отказать в помощи, но футболист приехал с полным пакетом готовых документов. Рискну предположить, что в противном случае мы бы просто не успели его заявить. Затем, когда мы оформляли разрешение на работу, произошло нечто странное. Соответствующую бумагу мы получили 15-го числа, а в разрешении стояла дата: 22-е.  Я уточнял в «Слуцке», как у них это обычно проходит, и там заверили, что сами представители клуба ставят эту дату. У «Торпедо» игра 20-го, а клуб ставит дату 22-ое. Честно скажу, для меня это было некоторым шоком. Пришлось обращаться в федерацию, чтобы узнать, как лучше поступить в этой ситуации. К счастью, нам пошли навстречу, и Седрик сыграл с «Гомелем».

Если я правильно понял: руководство не было заинтересовано в этом игроке?

– Не знаю, что там было. Говорю о том, что получилось в итоге. Заявить футболиста можно в день получения документов. Почему так вышло, для меня остается загадкой.

- Почему в «Торпедо» на глобальном уровне все как-то не так?

– Не хочу ставить диагноз, подводить какую-то черту. Можно только догадываться, но не считаю, что нужно делать это публично. Наверняка не способствует успехам частая смена тренерского штаба, отсутствие влияния на селекцию клуба, большая текучка среди футболистов. Это комплекс причин, на самом деле. Те, которые лежат на поверхности, наиболее явные, я перечислил.

- Если абстрагироваться от этих проблем, какие в «Торпедо» условия для тренировок по меркам высшей лиги?

– Могу точно сказать, что не хуже, чем у большинства команд. Глобальных отклонений в этом плане точно нет. Когда тренировки проходили на СОК «Олимпийском», поле было более высокого качества, с переходом на МАПИД качество газона ухудшилось, зато мы чувствовали себя как дома. Да и организационные вопросы там было значительно проще решать.

- Финансовые проблемы в клубе были?

– Когда я работал, о таких случаях не слышал. Не стоит связывать результаты клуба с финансированием.

- «Торпедо» – средняя команда по финансированию?

– Не знаю уровня других команд. Мне тяжело сказать, насколько уровень низкий, средний или высокий. Считаю, что этого уровня достаточно, чтобы решать те задачи, которые стоят перед клубом.

- Попадание «Торпедо» в высшую лигу получилось достаточно странным. Может быть, стоило еще год отыграть в первой лиге, найти нужного тренера, подобрать состав и только затем выходить в вышку?

– В этом и была основная сложность. Команда не знала, в какой лиге будет играть в следующем сезоне, это отразилось на результатах. Но что значит стоило отыграть в первой лиге? Предлагаете отказаться от участия в вышке? Для чего тогда вообще играть? Такое решение выглядело бы как минимум нелогичным. Конечно, ситуация с «Крумкачамі» могла сложиться иначе. Тогда вопросов нет, клубу ничего бы не оставалось, кроме как провести еще сезон в первой лиге. Но когда ситуация повернулась таким образом, правильно ли было бы отказываться от представившейся возможности?

- Некоторые считают, что «Торпедо» сыграло не последнюю роль в истории с «Крумкачамі».

– Мы не можем этого знать. Зимой я провел некоторое время в «Крумкачах», видел эту ситуацию изнутри. Знаю одно: проблемы у команды были в прошлые времена, не в тот конкретный период, а годом ранее. Были ли проблемы глобальными и тяжело ли было их решить, мне тяжело судить. Это решение федерации, ее слово было определяющим в этом вопросе. Нужно иметь факты на руках, чтобы винить «Торпедо». Неправильно голословно кричать о чем-то. Тем более «Крумкачы» в следующем сезоне, вероятнее всего, будут играть в первой лиге, все идет своим чередом.

- Некоторые болельщики предрекают знаковое противостояние этих команд в Д2.

– Думаю, у «Торпедо» есть все шансы сохранить прописку в элите. Вопрос только в том, сможет ли клуб правильно расставить приоритеты. Я уже повторяюсь, но за двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь. Клубу важно четко поставить перед собой цель, потому что распыляться  в данной ситуации не совсем дальновидно.

- По вашему опыту, в таких ситуациях тренер переживает за свою бывшую команду или скорее желает ей неудачи?

– Бывают разные ситуации. Руководство приняло такое решение, отношусь к этому с уважением, я его принял. Но у меня есть и своя точка зрения. Я ее не навязываю, по большому счету, даже не высказываю. В команде ряд футболистов, которые пришли по моей инициативе. Надо отдать должное руководству, мне предоставили возможность попрощаться с игрокамии все это прошло в довольно теплой обстановке. Некоторые ребята позвонили мне уже после официальной информации и пожелали удачи. В такой ситуации желать чего-то плохого у меня даже в мыслях нет. Наоборот, только успехов, удачи и сохранения прописки. Сейчас очень многое зависит от болельщиков. Надеюсь, в трудный период они не отвернутся от команды и будут поддерживать ее до последнего.

- Не жалеете, что ввязались во все это?

– Еще раз повторюсь: мы набрали 5 очков на моем отрезке и заняли 11-е место в таблице в период с 13-го по 18-й тур. Говорить, что это отрицательный опыт, точно не приходится. Считаю, удалось достичь много. Даже в каких-то мелочах, например, в количестве травмированных, тоже наметилась положительная динамика. Сейчас все сильнейшие в строю, травмированных в команде нет. Даже с этих позиций чего-то удалось достичь. Надеюсь, это послужит плацдармом для развития команды. С «Торпедо» меня связывают только положительные эмоции, хотя, безусловно, недосказанность осталась. Как всегда, хотелось большего, но, к сожалению, не удалось.

- С новым главным тренером «Торпедо» общались?

– Да, у нас был разговор уже после того, как меня поставили в известность о решении клуба. Михаил Николаевич Мироненков сказал, что нужно пообщаться с Владимиром Владимировичем [Невинским]. Мы поговорили в нормальной обстановке, все очень доброжелательно, без каких-либо недомолвок. Считаю, кандидатура Невинского в этой ситуации правильная. Специалист знает команду изнутри, ему не понадобится много времени на адаптацию. С учетом того, что все игроки восстановились и проведена селекция, у него все должно получиться. 

- Какие планы у вас? Знаем, что БАТЭ – семья, может, оттуда поступали предложения?

– Нет, с БАТЭ никаких контактов не было, как и не было с другими клубами. На данный момент я с удовольствием проработаю остаток сезона в команде высшей или первой лиги. Не очень хочется оставаться без дела. Правда, скажу честно, два месяца в «Торпедо» отняли слишком много сил. Так что ничего страшного не произойдет, если придется отдохнуть оставшуюся часть сезона.

Фото: официальная группа «вконтакте» минского «Торпедо», newsgomel.by, sfc-slutsk.byfcdnepr.by

+28
Популярные комментарии
A1eks
+15
Так и не понятно чего хочет Мираненков. Вроде готов платить тренеру на уровне топ-5 клубов, а приглашает каких-то физруков и ждет медалей. Так не бывает.
Аўтазаводзец
+13
Тарпеда заўжды было адно, шанавала свае традыцыі, гісторыю і беларускую пазыцыю. А вашы пустыя абвінавачваньні раю не публікаваць публічна, бо прымітыўныя.
Ответ на комментарий Бродяга
Ну так тогда и Торпедо было настоящее, а не нынешняя подделка любителей девизов СС.
Аўтазаводзец
+6
"Обгадился, так сиди тихонько и молча обтекай." калі дарослы чалавек у інтэрнэце выкарыстоўвае такую лексіку, у мяне ўзьнікаюць сумнівы наконт яго адэкватнасьці. Адыйдзеце - гляньце фільм "70 год вернасьці" там падрабязна распавядаецца, як людзі, якія прыйшлі з вайны засноўвалі Тарпеда Менск у 1947-ым. Дарэчы ў апошняй праграмцы клуба быў артыкул, як будучыя тарпедаўцы гулялі з англічанамі ў футбол у Берліне 1945-га. Чытайце больш кніжак, глядзіце паменьш ТВ, яно дрэнна ўплывае на здароўе.
Ответ на комментарий Бродяга
Что, Янушевский, снова будешь заливать про врагов Беларуси? Обгадился, так сиди тихонько и молча обтекай.
Написать комментарий 15 комментариев
Реклама 18+