Автоспорт нищает: из немецкой суперсерии (где выступали Шумахер и Хаккинен) сбежали производители, в Австралии закрыли главную гоночную марку

Чемпионат суперкаров теперь не продать даже с тройной скидкой.

Эра бесконечных карантинов в мире постепенно подошла к концу: UFC выстрелил двумя мощными ивентами, 16 мая Бундеслига вернула большой футбол.

Топовые гонки тоже перезапустили сезон – 17 мая в США переоткрылся NASCAR. 6 июня на «овалы» вернется «Индикар», а 5 июля с Гран-при Австрии (скорее всего) начнется-таки «Формула-1».

Однако кризис, вызванный самоизоляцией, локдаунами и остановкой экономики, уже не остановить: страны Евросоюза прогнозируют падение ВВП на уровне от 7 до 10 процентов, а США мысленно прощаются с как минимум 5 процентами всех произведенных товаров и услуг. Параллельно с деловым апокалипсисом мощнейший удар получили и гоночные серии – причем основными пострадавшими станут не самые обеспеченные и крупные чемпионаты. Если богатые американские организации с огромными телеконтрактами (по 700-800 млн за год) и мировая «Ф-1» с финансовым резервом в $2 млрд, скорее всего, выдержат суровые перемены, то региональные серии уже столкнулись с огромными проблемами.

«Ф-1» потеряет миллиард долларов: гонки без зрителей скосят доходы почти вдвое. Спасение команд гарантирует убытки на сотни миллионов

Мировое финансовое бедствие только началось, а уже два самобытных чемпионата оказались на грани закрытия в самом ближайшем будущем.

Немецкий ДТМ остался без машин. Буквально

ДТМ – легендарный немецкий чемпионат кузовных машин с богатой историей. Его проводят с 1984-го (с перерывом между 1996-м и 2000-м) с болидами, которые берут за основу реальные модели автогигантов вроде «Мерседеса», «Ауди» и «БМВ» – но с огромными доработками. Фактически авто из ДТМ – полноценные спортпрототипы, которые в начале 90-х обходились командам до $650 тысяч, а болельщики и журналисты окрестили чемпионат «кузовной «Формулой-1». Через чемпионат прошли потрясающие пилоты – Бернд Шнайдер, Ханц-Йоахим Штук (подиумы и в «Ф-1», и на «Ле-Мане»), чемпион «Ф-1» Кеке Росберг и десятки других бывших пилотов Гран-при.

Именно здесь запустили карьеру Джанкарло Физикеллы, а еще тут перед дебютом в «Ф-1» засветился совсем молодой Михаэль Шумахер.

Новая версия ДТМ, представленная в 2000-м, нацеливалась на сокращение расходов через ограничение ротации новых моделей прототипов, стандартизацию узлов, лимитирование мощности и запаса деталей. Однако для концернов вроде «Мерседеса» и «Ауди» стоимость года все равно оценивалась в 40 миллионов долларов – в 7-8 раз дешевле, чем в «Ф-1», но все же совсем немало.

С тех пор через немецкие гонки прошли Мика Хаккинен, Хайнц-Харальд Френтцен, Ральф Шумахер, Дэвид Култхард, Виталий Петров, Жан Алези, мощнейший раллист Маттиас Экстрем и великий «мистер Ле-Ман» Том Кристенсен. Более того, ДТМ помог запустить в «Ф-1» карьеры Пола ди Ресты, Паскаля Верляйна, Эстебана Окона и Антонио Джовинацци – а в середине 2000-х ее вполне справедливо считали достойной альтернативной «Ф-1» и отличным местом для соревнований на высшем уровне. Особенно отличался и сверхконкурентный характер: к примеру, в 2016-м в 18 гонках победили 10 разных пилотов (17 – побывали на подиумах хоть раз!), а битва за титул кипела до самых последних кругов. В 2017-м победили 12 человек, а чемпионство вновь разыгрывали трое гонщиков на последних этапах. В 2018-м – 9 победителей и драматичнейшая развязка сезона, в которой действовавший чемпион Рене Раст выиграл шесть заездов подряд – но пролетел мимо титула.

Теперь же ДТМ на грани закрытия: в серии почти не осталось машин и команд.

Падение началось в конце января до перехода пандемии в критическую стадию: из-за плохой финансовой обстановки (и прицела на приход в «Формулу-1» в 2021-м) программу участия в кузовном немецком чемпионате свернул «Астон Мартин» (после первого же не сильно удачного сезона – 49 очков четырьмя машинами). ДТМ оказался перед перспективой проведения нового сезона всего с 15 болидами? Но спустя три месяца (как раз на пике карантина) выяснилось, что на 2021-й в серии останется вообще шесть машин. Все – из-за ухода еще и «Ауди».

Головной концерн марки «Фольксваген» из-за разгорающегося кризиса встал перед необходимостью сокращения затрат и инвестиций в автоспорт – и между программами в ДТМ и «Формуле Е» выбрал последнюю. В точности как «Мерседес», покинувший немецкую серию в конце 2018-го.

Таким образом чемпионат теоретически превратился бы в кубок «БМВ» из шести машин – но без достойных конкурентов баварский концерн точно не согласится вложить в дело еще 40 миллионов в год. Расширение представительства чревато дальнейшим увеличением расходов – а в кризисные года даже от высказывания подобной идеи вслух у менеджеров заводов начнется нервный тик вместе с колоссальным падением бонусов. Фактически уход и последней марки из ДТМ теперь неизбежен – и он прикончит серию (если только кто-то не решит с помпой объявить о присоединении до конца сезона).

Казалось бы, чемпионат можно спасти с помощью множества частных команд – просто объявить ДТМ зоной, свободной от засилья автопроизводителей с имперскими сверхамбициями. Но, во-первых, серия с подобной логикой уже существует – WTCR (причем она тоже потеряла поддержку первого завода – гоночное подразделение Seat), а во-вторых независимые организации просто не потянут обслуживание продвинутых болидов без помощи от концернов.

«Очень просто сказать: используйте «Ауди» самостоятельно. Но кто заплатит за это? – негодует босс частной команды WRT Венсан Фоссе. – Даже в [менее мощном и сложном] классе GT3 сейчас уже не справиться с обслуживанием машин исключительно силами частников. А если говорить про болиды ДТМ, то они в этом плане на уровне LMP1» (быстрейшие спортпрототипы из «Ле-Мана» и чемпионата мира по гонкам на выносливость – Sports.ru).

Раздобыть нужные бюджеты через продажу мест пилотам и спонсорам из-за новой ситуации тоже не выйдет.

«Гонщики приносили бюджеты, пока видели перспективу, – объяснил босс Team Rosberg Киммо Лииматайнен. – Они знали: если покажут себя – могут получить предложение от заводской команды. Захочет ли кто-то платить, если такой опции больше нет?»

В прошлом году ДТМ стандартизировала технический регламент вместе с японской серией суперкаров Super GT – чемпионата, в котором основу конкуренции составляют как раз частные команды, независимые инвестиции и партнеры гонщиков. Но просто слиться с азиатской организацией у немцев не выйдет: в Японии гонки намного популярнее международных (именно поэтому на островах существуют мощнейшая собственная «Супер-Формула» – самая быстрая серия в мире после «Ф-1», особые «Ф-3» и «Ф-4» с огромным количеством машин на стартовой решетке и даже крупнейший дрифт-чемпионат в мире – D1GP), а переход на электромобили не приобрел европейской и американской массовости. Местные команды богаче и способны оплачивать содержание машин – но и уровень Super GT точно не назовешь «кузовной «Ф-1». Команды из ДТМ просто не смогут перейти в новый чемпионат с полным сохранением старых машин и идентичности – фактически от немецкого колорита уже мало что останется.

Конечно, можно рискнуть и перевести серию на технику пониже классом – но новый чемпионат тогда превратится в копию Blancpain GT или Кубка «Порше». Былого характера и шарма не останется и следа: это будут новые гонки под старой вывеской. По сути, мы наблюдаем конец некогда легендарной серии – и спасти ее уже нельзя.

Австралийские суперкары на грани финансового краха – чемпионат не покупают даже с тройной скидкой

В Австралии не так-то много региональных гоночных серий – из-за удаленного расположения страны и населения в 25 миллионов человек здесь трудно вырастить сильный чемпионат со стабильным интересом. Однако здесь есть и «Формула-3», и новая серия S5000 с шасси от «Ф-3» и моторами в 560 л.с., и целый ряд всевозможных кузовных гонок. Самой конкурентной, суровой и зрелищной из них считалась V8 Supercars (или просто Supercars) – базовая серия для местного автопроизводителя Holden. Большая часть гонщиков (16 из 24) соревнуется именно на различных модификациях машин этой фирмы (вторая, малочисленная часть – на «Форд» Мустанг) – предварительно превратив стоковые машины в монстры с 5-литровыми движками мощностью под 650 л.с. Каждая такая стоит около 200 тысяч долларов.

Равенство техники, опора на частные команды (заводской контракт есть только у одной – но победы ей совсем не гарантированы), битва Holden с «Форд» (тянется еще с 60-х) и концентрация лучших национальных пилотов сделали Supercars самой популярной серией Австралии – посещаемость каждого ивента колеблется со 100 до 250 тысяч человек и вполне может посоперничать с Гран-при.

Однако в середине февраля буквально за неделю до грандиозного мирового обвала бирж (но уже после выявления первых зараженных в Европе) компания General Motors как владелец бренда Holden объявила о полном закрытии марки с 2021-го ради экономии в миллиард долларов. Австралия и Supercars потеряли свою автогордость – и оказались перед лицом полной неизвестности. Чемпионат и Holden долгие десятилетия развивались вместе и казались неотделимыми друг от друга – как «Феррари» и «Формула-1». Теперь там просто не знают, что ждет серию в будущем – в GM пообещали поучаствовать в создании машин для нового регламента, но никакой конкретики пока не последовало. Разве что ходят слухи о предложении командам «Шевроле» Camaro.

Одним из выходов для Supercars видится составление правил с прицелом на японские и европейские болиды «Ниссан» GT-R, «Ауди» RS5 Coupe, «Мерседес» AMG C63, «Лексус» RC F и даже «Ягуар» F-Type. Естественно, подобная трансформация приведет к потере ламповости и аутентичности – фактически австралийский чемпионат превратится в микс из Super GT, ДТМ и американских гонок класса GT3. К тому же, стоимость некоторых этих машин уже стартует с 500 тысяч долларов и стремится к миллиону – не все команды их себе позволят. В результате чемпионат теперь даже рассматривает превращение в гонки пикапов – вроде «Тойота» HiLux.

«Дни, когда производители выбрасывали миллионы в автоспорт, прошли», – резюмировал происходящее босс Supercars Шон Симер.

И беда с машинами пришла не одна: технический кризис вместе с последствиями мирового падения экономики грозит прикончить серию совсем. Дело еще в телеконтракте: в конце 2020-го истекают все соглашения на показ Supercars в Австралии на $241 млн в год: Fox Sports закономерно не хочет платить старую сумму в условиях сокращения бюджетов и доходов – и в особенности видя полную неразбериху с техникой внутри серии. А ведь деньги от ТВ составляли огромный процент поступлений организации – без них призовые обвалятся в разы, и команды финансово не смогут позволить себе новые машины.

Масштабные проблемы возникли и у генерального спонсора Supercars – авиакомпании Virgin Australia. Она платила чемпионату ежегодно $1,5 млн и оказывала бесплатные услуги по перевозке болидов и всех грузов – но теперь в фирме введено внешнее управление. Компания буквально на грани банкротства: всего 20 миллионов наличных средств – и счета как минимум в 129 миллионов на продолжение деятельности. Владелец всего консорциума Virgin Ричард Брэнсон не поможет: убытки терпят все его компании.

На фоне всесторонних неурядиц, кажется, цена акций Supercars просядет вообще до нуля. Еще в прошлом году владельцы прав на серию из Archer Capital пытались продать контрольную долю за 40 миллионов (втрое дешевле против покупки в 2011-м за 137 миллионов!) – но сделка сорвалась. Похоже, теперь серию проще закрыть, чем реструктуризировать и дальше терять деньги – без телеконтракта, основных спонсоров и главного символа и участника она вряд ли кому-то нужна.

В кредиты под залог всего имущества влезают даже самые титулованные команды «Формулы-1»

Кризис не обошел даже многолетних лидеров самого богатого и глобального чемпионата – не помогли даже авансовые платежи от «Формулы-1» на поддержание операционной деятельности.

Первым сдался «Уильямс» – английская организация с семью личными чемпионскими титулами и девятью Кубками конструкторов рефинансировала долги, заложив отцу одного из своих пилотов (и по совместительству миллиардеру) Майклу Латифи все имущество – от базы в Гроуве и коллекции исторических автомобилей до контракта на выступление в Гран-при. Общая цена вопроса – $62 млн, и если «Уильямс» к концу срока сделки их не выплатит – сын Майкла Николя как минимум останется боевым пилотом команды до конца жизни. В худшем же случае организацию ждет полное поглощение либо банкротство.

«Я собирался в бизнес, но гонки все изменили». Сын миллиардера – о пути от позднего старта в автоспорте до дебюта в «Ф-1»

Похожим путем пошла и еще одна легендарная английская команда – «Макларен» (12 личных титулов, 8 Кубков конструкторов). Она запустила переговоры с банком JP Morgan по кредиту в $336 млн под залог сверхпродвинутой базы-завода в Уокинге (стоит сам по себе не меньше 245 млн) и огромнейшей коллекции старых болидов из всевозможных чемпионатов от «Индикара» до Can-Am (оценивается еще в 306 млн). Ранее правительство Великобритании отказало обеим организациям в господдержке, поэтому команды и занялись поисками стороннего финансирования – по условиям долговых соглашений, обязательства должны быть погашены «как можно скорее после нормализации выручки». Однако даже примерные сроки восстановления сейчас никто не предскажет.

«Не думаю, что у автопроизводителей сейчас в приоритете мысли об автоспорте, – согласился босс Международной автомобильной федерации Жан Тодт. – Уверен, некоторые команды могут пересмотреть программы. Некоторые – закроются. Надеюсь, спонсоры и владельцы сохранят мотивацию».

Количество гоночных серий грозит сократиться в разы – выживут только избранные.

Пандемия спасла будущее «Ф-1»: расходам свыше $400 млн – конец, впереди – невиданная конкуренция

«Многие чемпионаты просто не выкарабкаются, – спрогнозировал босс «Формулы Е» Алехандро Агаг. – Турниров очень много, и многие угодили в кризис еще до начала эпидемии. Гонки никуда не денутся, конца света не будет. Но завтрашний день окажется совершенно другим. Думаю, одни серии закроются, некоторые другие – объединятся. Произойдет консолидация рынка. Доходы от продажи билетов могут резко снизиться, даже когда гонки возобновятся.

Может быть, миру и не нужно 35 гоночных турниров – хватит шести или семи?»

Похоже, даже самым колоритным чемпионатам не избежать последствий – и процесс уже не остановить. Остается только надеяться, что до конца шторма дотянут хоть какие-то чемпионаты кроме «Формулы-1».

Крупнейшие спонсоры современной «Ф-1»: вложили в гонки $4 миллиарда, половина досталась двум командам

Айртон Сенна – бизнес-гений: заключил мегасделку с «Ауди», запретив запуск завода в Бразилии без своего согласия

«Феррари» не согласна тратить меньше $400 млн на гонки. Оттянет зрителей в другие серии, если «Ф-1» урежет бюджеты

Фото: globallookpress.com/Hoch Zwei/ZUMAPRESS.com, Panoramic/ZUMAPRESS.com, Panoramic/Keystone Press Agency, Fabian Sommer/dpa; facebook.com/DTM; facebook.com/supercars

+7
Реклама 18+
Написать комментарий
Реклама 18+