«Бомба упала – у нас два окна дома разбились». Тяжелая история сербского нападающего Жодино

Марко Обрадович – о Балканах, испытаниях в карьере и стадионах Беларуси.

Балканец Марко Обрадович – один из лучших бомбардиров «Торпедо-БелАЗ» на старте сезона (2 гола в 6 матчах). За плечами 27-летнего форварда игра в молодежных сборных Сербии, бельгийской суперлиге, казахском «Актобе» и «Енисее», с которым он вышел в РПЛ.

Сейчас Марко старается помочь жодинцам завоевать долгожданные медали белорусской высшей лиги. Страйкер уверен – «Торпедо-БелАЗ» способно на это. В интервью Надежде Филипчик он рассказал, чем интересен белорусский чемпионат, вспомнил о бомбардировке Белграда и порассуждал на тему политики на Балканах.

– Примерно в шесть лет меня брат привел на тренировку по футболу, – рассказывает Обрадович. – Сначала я не хотел заниматься, а потом понравилось, так и остался в футболе.

 - Брат тоже футболист?

 – Нет, он больше тренировал. У меня два старших брата – один 81-го года рождения, а другой 83-го. Мы родом из маленького города, что в десяти километрах от Белграда. Называется Стари Бановци. Это как Жодино по отношению к Минску, только Жодино чуть дальше от столицы, а нам 15-20 минут ехать на машине. Там живут родители, братья и мои близкие.

 - Сам был фанатом каких-то команд?

 – Никогда, просто любил футбол. Вот сейчас в Жодино вижу, как молодые футболисты восьми-десяти лет приезжают на тренировки, смотрят, подают нам мячи. Так и я делал, но фанатом не был. Играл за молодежку «Партизана». Некоторые друзья ходили на трибуну к болельщикам, но я – никогда.

 - А как попал в «Партизан»?

 – Играл и забивал за молодежную команду и за сборную. «Партизан» пригласил. В Сербии две главные команды – «Партизан» и «Црвена Звезда». Я всегда симпатизировал больше «Партизану» и пошел туда. До 18 бегал за резерв, но в первую команду попасть не получилось. А вторая команда «Партизана» – это  третья лига Сербии. Потом появилось предложение поехать в Бельгию на просмотр. Поехал, сыграл, забил и подписал контракт на три года с клубом «Эйпен».

 - За сборную много удалось поиграть?

 – Только когда молодой был. Выступал за сборную Сербии U-18 и играл в товарищеских матчах за сборную Черногории. Я сам серб. Мама и папа у меня родом из Черногории, но уже 45 лет живут в Сербии. В интернете пишут, что я черногорец, но у меня сербский паспорт.

- Как адаптировался в Бельгии после третьей лиги Сербии?

 – Я уже знал английский, там выучил еще два языка – итальянский и французский. Проблем с адаптацией не было, потому что в команде было два серба и один хорват. Они были чуть-чуть старше меня и мне очень помогли.

Я в Сербии играл только в молодых командах, не старше 18-19 лет. Чувствуется разница, если сравнивать с взрослыми командами, где ты играешь в серьезный футбол. В Бельгии более профессиональное отношение к футболу. У нас в Сербии весной поле, как и здесь, не позволяет играть в полную силу. В Бельгии, Голландии чуть-чуть выше уровень газона. Я вижу, что сейчас и в Беларуси начинают этим заниматься. Когда поле будет лучше, тогда будет лучше и футбол.

 - В Бельгии крутые стадионы?

 – Я бывал на многих аренах. Но вообще самая красивая, какую я видел, – в Краснодаре. Очень мощная. В Бельгии тоже много красивых стадионов, но краснодарский лучше.

Плохих арен было много в моей карьере, но про них лучше не рассказывать :) Когда играл в Боснии, мы проводили кубковый матч на стадионе, где даже трибун нет. Но это нормально – такая жизнь профессионального футболиста.

 - Ты говоришь, что знаешь английский, французский, итальянский. Как выучил столько языков?

 – Английский учил в школе и на курсах, а итальянский и французский, получается, сам. Французский тяжелее всех давался. У меня супруга сербка, но она жила во Франции десять лет, с ней вместе учил французский. Русский учил немного в Казахстане, но больше в России. У нас в команде два игрока из Кот-д’Ивуара, с ними общаемся на французском, со шведом Олссоном – на английском. Есть еще француз, который играет в БАТЭ, – Мукам. Он со мной рядом живет, с ним тоже общаюсь на французском.

- Как ты оказался в Боснии?

 – После «Эйпена» подписал контракт с «Буссу Дур Боринаж» из второй лиги Бельгии. Но там не сложилось. Шесть месяцев только тренировался – хотели убрать из команды, потому что там не было денег. У команды накопилось очень много проблем. А потом, когда со мной все же рассчитались и отпустили, оказалось, что найти новую команду очень тяжело. Я ведь полгода был без практики. В итоге пауза затянулась больше, чем на год. 2012-й – самый трудный в моей карьере. Даже думал заканчивать с футболом от безысходности. Но семья поддерживала. 

Потом перебрался в Боснию в клуб «Радник» из Биелины, где я провел четыре с половиной года. Ждал своего шанса, чтобы подписать контракт с более сильным клубом. Не только из-за денег, но и из-за того, чтобы было больше возможностей. В Боснии ещё тяжелее, чем в Сербии. Я выступал за маленькую команду, которая болталась в середине таблицы.

 - Чем тебе запомнился период в «Раднике»?

 – Про Боснию могу сказать только хорошее. В 90-х там были проблемы, но сейчас ситуация спокойная. Все неприятности из-за политики, как и вообще везде на Балканах. У нас была красивая большая страна, но даже после всех событий она такой и осталась. Однако люди сильно изменились. Я считаю, раньше легче и лучше было жить. «Югославия» являлась сильным государством, но потом Америка и Европа захотели нас ослабить.

Родители за меня боялись, когда я поехал в Боснию. Но зря. Я прожил в этой стране четыре с половиной года, там у меня родилась вторая дочь. Биелина – город маленький, люди меня знали, да и играл я много. В столицу Сараево мы тоже иногда ездили. Очень красивое место.

В Боснии, Сербии, Черногории, даже в Хорватии – один менталитет, один язык. Жил в Бельгии, там говорят на трёх языках – на немецком, французском, фламандском. А у нас все говорят на одном языке, но постоянные проблемы. Считаю, дело в политиках, которые на этом набирают себе политические очки и питаются от национализма. В Боснии и вообще на Балканах, как и везде, есть хорошие люди и есть плохие. Есть те, кто очень бедно живет, а есть люди, которые раньше ничего не имели, а сейчас… 

 - Ты имеешь в виду этнические конфликты в 90-х?

 – Да, но даже сейчас очень любят напомнить, что было тогда. Но это плохо, это уже в прошлом, надо думать о будущем. Главное, чтобы люди жили нормально.

  –  Сейчас как раз 20 лет, как бомбили  Белград.

 –До сих пор хорошо помню тот ужас – звуки падающих бомб. Мы тогда никуда не ездили, прятались дома. Недалеко от нас находится военный аэропорт, и одна из бомб упала туда – у нас два окна дома разбились. Но, слава Богу, никто не пострадал. Надо жить дальше, не вспоминать про это. Забыть, конечно, не получится. Сейчас в Сербии пытаются больше повернуться к Европе, но пока идет тяжело. Посмотрим.

 - Давай о хорошем. Откуда столько классных футболистов из стран бывшей Югославии?

 – Потому что у нас все занимаются спортом, каждый играет в каком-то командном виде спорта с мячом. Баскетбол и гандбол у нас тоже получается очень хорошо. Есть шутка, что из восьми миллионов сербов шесть миллионов футболистов и два миллиона футбольных агентов. И в Беларуси, и в России – в каждой стране есть игрок-балканец.

 - Как ты перебрался из Боснии в Казахстан?

 – У меня было предложение из минского «Динамо» в декабре 2016-го. Но еще действовал контракт в Боснии, я не успел уйти как свободный агент и остался в клубе еще на шесть месяцев.

Подписал контракт в Казахстане. Помог команде, но играл немного. Там чемпионат похож на белорусский – тоже мало забивают. У лучшего бомбардира 15 голов за сезон. Система там тоже похожа на белорусскую – чемпионат начинают во второй половине марта и играют до конца ноября. Сразу матчи проводят на искусственных полях. Я играл в «Актобе» – самом крупном клубе в Казахстане. Каждую игру там полный стадион – 13 тысяч болельщиков. Люди сильно любят футбол.

 

Затем меня заметили на сборах в Турции и предложили перейти в «Енисей». Провел просмотровый матч, понравился тренерам и подписал контракт на полтора года. Вначале все получалось. Из второй лиги вышли в премьер-лигу, там познакомился с Вадимом Викторовичем [Скрипченко]. В премьер-лиге не получилось. Разговаривал с супругой, где нам будет лучше, и пришел сюда. Последние шесть месяцев мало играл – сейчас хочу достичь личных и командных целей, а также получить удовольствие от игры. Моя задача всегда – хорошо играть и забить как можно больше голов.

– Что именно не получилось с «Енисеем»?

 – В клубе образовалась большая конкуренция за место в составе. Я мало играл и был этим недоволен. Каждый футболист хочет выходить в основе, поэтому хочется быть в команде, где будут реальные шансы заиграть. Там их просто не было. Тренер принимает решения, и ты, как профессиональный футболист должен их выполнять. В итоге мне разрешили уйти. Это жизнь, это футбол. Надо, чтобы вещи всегда были собраны, потому что никогда не знаешь, что будет дальше. В любой момент все может измениться. Главное, чтобы было здоровье, у меня, слава Богу, оно есть.

Но я буду помнить только хорошие моменты и из «Енисея», и из других команд, где играл. Бельгия, Босния, Сербия, Казахстан, Россия, Беларусь… В каждой стране играл с очень хорошими футболистами и хорошими людьми. С болельщиками каждого клуба хорошо общался. Они меня любили, потому что я отдавался на 100% в каждой игре. У меня зимой было несколько предложений, но мой друг Слободан Симович, который немало пожил в Беларуси, посоветовал переехать сюда. Он мне хвалил Минск. Сначала у меня была история с Солигорском, но потом Вадим Викторович пригласил в «Торпедо-БелАЗ». Я согласился, и, думаю, правильно сделал.

В Жодино отличная команда. Ребята меня хорошо приняли. Руководство хочет, чтобы «Торпедо-БелАЗ» заняло место выше пятого – думаю, команда способна на это. Начало пока тяжелое, поля не позволяют играть лучше, но надеемся, что в будущем прибавим. Даже сейчас мы потихоньку поднимаемся в таблице, я верю, что мы займем высокое место.

- А что за предложение было из Солигорска?

– Были разговоры насчет возможного перехода. Но конкретных предложений от «Шахтера» не было, только от «Торпедо-БелАЗ». Я перешел в Жодино еще и из-за Скрипченко, который давно хотел поработать со мной. Было еще несколько предложений из Казахстана и ФНЛ, но я выбрал Жодино.

 - Что можешь сказать о условиях в Жодино?

 – Условия все лучше и лучше. Сначала тренировались на искусственном поле, потому что погода не позволяла. Провели турнир «Белазовец», после поехали на сборы в Турцию – там условия хорошие. База пока не в идеальном состоянии. Она еще строится, но будет хорошей и красивой.

Надеюсь, команда в этом году будет сильнее, чем прежде. Наша цель – выиграть медали. «Торпедо-БелАЗ» может это сделать, это хорошая команда. Хорошие футболисты пришли, но проблема в том, что половина команды или даже больше – новые игроки. Надо все связи еще наигрывать.

 - Какие пока впечатления от игры в Беларуси?

 – В чемпионате каждый у каждого может выиграть, это очень интересно. Теряются очки с маленькими командами. Пример – то, как пока идет в чемпионате брестское «Динамо». Нет легких соперников. Позволишь маленькую ошибку – другая команда ее использует и будет очень тяжело выровнять ситуацию. Это может решить игру. Все очень организованно играют за линией мяча, обороняются.

 - А что по атмосфере?

 – Из тех матчей, в которых участвовал, могу выделить игру со «Славией». Там очень хорошие болельщики. В Жодино, как я слышал, есть постоянные фанаты, которые всегда приходят на игры. Когда был матч с Брестом, чуть-чуть не хватило до полного стадиона. Было классно. Но так как мы проиграли, на следующий поединок пришло намного меньше зрителей. Надо продолжать выигрывать, набирать очки и улучшать игру – и болельщики придут, я уверен. В Жодино любят футбол. Еще играли в Городее, маленький город, но там тоже люди очень любят футбол.

В Беларуси, как и в Сербии, проблемы со стадионами. Хочется, чтобы они были получше. Например, как «Борисов-Арена» или «Динамо», хотя там пока газон не позволяет играть. Тогда и людей больше придет на матчи, и футбол будет лучше. Нужно, чтобы клубы имели стадионы на 9-10 тысяч с хорошим покрытием. В России большая разница с белорусскими стадионами, в том числе и в качестве полей.

Фото: страница «Торпедо-БелАЗ» ВК, fc-aktobe.kz, sportsport.ba, yuga.ru, brf.be

Этот пост опубликован в блоге на Tribuna.com. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Пойди поставь сторожа
+16
Популярные комментарии
Frid2007
+1
Вы случаем ресурсом не ошиблись?
Ответ на комментарий Petr Dudik
Так не люблю это лицемерие. Почему он не расскажет, как они развязали войну? Почему не напишет про «народные» режимы (а попросту военная хунта наподобии лнр или днр), которые сербы устроили в Хорватии и Боснии? Начинает свой рассказ с возмездия. Пусть расскажет про свои преступления!
Petr Dudik
0
Ну пусть тогда тебе будет известно не только про заголовки.
Ответ на комментарий Frid2007
То как трибуна заголовки штампует всем давно известно, интервью же совсем не об этом.
Frid2007
0
То как трибуна заголовки штампует всем давно известно, интервью же совсем не об этом.
Ответ на комментарий Petr Dudik
А вы название статьи читали?
Написать комментарий 4 комментария
Реклама 18+