«Было страшно: лежишь на спине, на тебя валятся 20 человек, воздуха не хватает». Россиянин, который стал легендой в Бобруйске

История Сергея Жемчугова.

Бобруйская «Белшина» возвращается в вышку. Этого ждали – город давно не видел большого футбола. Такого, какой во второй половине 90-х показывал звездный состав «Белшины» – братья Градобоевы, Хрипач, Смирных, Балашов, Ковалевич, Хлебосолов, Путраш.

В воротах той команды играл Сергей Жемчугов, уроженец маленького городка на юге России. За карьеру у Штакета, как его называют в городской футбольной тусовке, накопилось немало историй. Поговорили с ним про юношескую сборную СССР, где Сергею довелось поиграть, солдат-срочников из Чечни, про финансовые махинации в бобруйском футболе 90-х и жизнь детских тренеров.

- Вы родом со Ставрополья.

– Да, небольшой город Лермонтов в Ставропольском крае, недалеко от Пятигорска. Футбол у нас раньше любили, был приличный турнир – первенство края. Функционировали три детские команды и одна взрослая.

Лермонтов.

Я с первого по четвертый класс занимался плаванием, вроде подавал надежды. Как-то проводили футбольный турнир и собрали всех спортсменов – пловцов, баскетболистов, борцов. Говорят: надо от города выставить команду. Посмотрели на мой рост и отправили играть в ворота. Мы поехали на турнир и выиграли нашу зону под Ставрополем, затем на финальном турнире заняли четвертое место. С тех пор как-то закончил с плаванием и перешел к футболу.

 - Где занимались?

 – У нас в городе была своя ДЮСШ, там и занимался. Потом в Ставрополе открыли интернат и начали приглашать детей. Все как в современных академиях: приезжаешь, тебя просматривают и говорят, подошел или нет. Приехали туда втроем с нашего города и сыграли игру, нам сообщают – вы не подходите. Развернулись и уехали, было нам лет 11.

Потом отец поехал в Пятигорск поговорить с тренерами. Там тоже была детская спортивная школа, команда мастеров. И я стал туда ездить на междугороднем автобусе, тренировался четыре раза в неделю. Там начал играть в воротах. Первое время не был основным вратарем, играл местный пятигорский парень. Команда была неплохая.

Позже стали участвовать в новом турнире. Тогда при командах мастеров были еще детские команды двух возрастов. Они играли в своих турнирах, что-то вроде нынешнего лицензирования. И вот мы ездили на матчи с командами из Нальчика, Грозного, Владикавказа… Все крупные близлежащие города. За день до игры приезжали, ночевали, утром играли и шли на рейсовый автобус. Бывало, не попадал на автобус, приходилось оставаться ночевать у ребят. Потом утром вскакивал и бежал на первый автобус, чтобы попасть в понедельник в школу.

 - Как оказались в сборной?

 – Играл за детскую команду в Пятигорске, и тут другие интернаты тоже стали предлагать к ним перейти. Звали в Волгоград, Ставрополь, потом и в Москву. А затем тренер повез меня за свои деньги на сборы юношеской сборной России. Тогда были турниры между союзными республиками, назывались «Юность», «Надежда» и «Переправа». И вот сборная России готовилась к такому турниру, к «Юности». Три дня я побыл на сборах, понравился тренеру, и он стал меня вызывать в сборную.

В первый же год мы, юношеская сборная России, выиграли первенство СССР. Потом пошли вызовы уже в сборную СССР. Там каждый тренер отвечал за свой возраст, я работал с Сан Санычем Кузнецовым. Играл с Женей Плотниковым, сейчас он тренирует вратарей в московском «Динамо», Игорем Симутенковым – ныне одним из тренеров «Зенита». Участвовали в турнире Гранаткина, Вторых юношеских всесоюзных играх.

Игорь Симутенков

В детстве я накатался по Советскому Союзу, постоянно ездил по сборам. Много было интересных историй. Помню, как-то в лесу забрасывали сумки в поезд, потому что перепутали время отправки из-за часовой разницы. Нам сказали, что отъезд в 11, а поезда ходили по московскому расписанию. Приходим на вокзал, а наш поезд уехал. Быстро взяли такси, заехали в лес и побежали к поезду.

Еще был случай, когда поехал на сборы из Пятигорска в Камышин, Волгоградская область. Приехал туда в 12 дня, а вечером говорят – едешь на сборы за юношескую сборную СССР в Эстонию, городок под Таллинном. Так что в полночь сажусь в поезд и еду до Москвы. Сказали по приезду перекомпостировать билет до Таллинна, а было мне 14-15 лет. Приехал и прошу на вокзале перекомпостировать билет, а мне говорят – на ближайшие три дня билетов нет.

 - Что дальше?

 – Сказали, что есть билеты на Санкт-Петербург. Предложили перекомпостировать билет туда и потом поехать до Таллинна, согласился. Ночью приезжаю в Петербург. Там два вокзала, переезжаю с одного на второй, захожу внутрь. Вижу надпись на табло: «На ближайшие три дня билетов до Таллинна нет». Стою в растерянности – что мне, жить тут три дня? А в кармане было восемь рублей. Тут вижу – стоит человек, продает билеты. На руках у него три билета, подбегают два человека и покупают по билету. Говорю – дайте мне третий! Ответил, что остался детский билет, но с местом, два рубля. Мне было все равно, дал три рубля. А я же высокий был, и представь – заходит такой «ребенок» в поезд и едет на детском сиденье:).

Вот так и катался. А сейчас дети не могут из Бобруйска до Могилева или Минска доехать, все спрашивают, что да как. Говорю – язык до Киева доведет. Мне покупали билет и говорили – Кишинев, а дальше сам найдешь.

 - Как парень из юношеской сборной переходил во взрослый футбол?

 – Когда мне было 16-17 лет, позвали на просмотр в московское «Торпедо». Конечно, рекомендовали как вратаря, который привлекался к игре за сборную. И я там на товарищеской игре сломал руку, отправили домой лечиться. А когда восстановился, оказалось, что в «Торпедо» уже взяли белорусского вратаря, Сацункевича.

Советский Союз тем временем подходил к развалу. Делали разные буферные зоны, новые лиги. И я играл в команде второй лиги, в буферной зоне в Пятигорске. Но тогда основным вратарем был Зураб Саная, тоже наш воспитанник. А я, как молодой и перспективный, сидел на лавочке :). Потом пришло время идти в армию, но спортсмену не хочется же терять два года. В Буденновске создавалась команда, и туда позвали нас, перспективных ребят, которым надо было сделать армию. Нас, четверых ребят со Ставрополя, забрали в Ростов, мы даже были там в учебке. И потом после присяги должны были забрать играть за команду. Но так получилось, что бумаги для нас должны были пройти все инстанции, и мы на три месяца оказались в Волгограде. Получилось, что я послужил во внутренних войсках.

Стадион «Центральный» (Пятигорск)

Значит, в 1990 году меня забрали служить и играть в Буденновск, и два года прослужил там. Неплохая команда, тренировал ее Сергей Ташуев.

 - Как вам работалось вместе?

 – Он тогда молодой был, только приехал из Грозного. Помню, у него отчество было сложное, Абуезидович, и он нам говорил – ребята, все равно не выговорите, пусть будет Альбертович :). Команда при Ташуеве заиграла. У него есть ассистент, Борис Чирва, работали вместе еще в Буденновске. Ташуев – скорее практик, а Чирва – теоретик. Очень подкованный, с научным подходом.

Ташуев привез в Буденновск много ребят из Грозного. В то время у президента клуба была своя строительная компания, ребята получили квартиры. Условия для них сделали хорошие, а нам сказали – вы молодежь, служите. Когда мне тоже захотелось что-то получить, ту же квартиру, у меня не вышло, развернулся и уехал. Но финансовые условия для того времени, распада Советского Союза, были замечательные. Жили в гостинице, арендовали двухкомнатные номера, внизу телевизор.

Стадион по размерам походил на бобруйский «Спартак». В Пятигорске играли на большой арене, с трибунами по кругу, а в Буденновске, как и тут, было пара трибун. Забивали их полностью, тем более что тогда еще оставались со времен Советского Союза лотереи – на играх разыгрывали автомобили. Когда приехал в Беларусь, тут тоже что-то такое проскакивало.

 - Что по зарплате и премиальным?

 – Был солдатом, а сколько тогда он получал? По тем временам для нас 300 рублей – более чем достаточно. Выиграешь три игры в месяц, получишь рублей 600. Отличные деньги для армейца.

У нас была вторая лига, зона «Юг». В Буденновск приезжала сочинская «Жемчужина», которая стремилась выйти в первую лигу, в гостях мы им проиграли 1:5. Потом они решили, что в гостях у нас смогут обыграть, приехали расслабленные. И к нам зашел президент клуба, пообещал завтра же дать по тысяче рублей, если обыграем «Жемчужину». Мы их и разгромили 5:0. Получили по тысяче, и это в то время, когда у родителей зарплата была 200-250 рублей.

Пробыл в Буденновске до 1993 года, потом уехал в Пятигорск. Видел, как в Буденновск приезжают знакомые солдаты-срочники, рассказывают, что месяц пробыли в Чечне. Так понял, что они ходили по барам и ресторанам, напивались, чтобы только забыть увиденное. От Буденновска до Грозного около 300 километров, а до Минеральных Вод, основного перевалочного пункта в то время, 130 километров.

 - В середине 90-х вы впервые оказываетесь в Беларуси. Как это произошло?

 – Был в Пятигорске, никак не получалось решить вопрос с зарплатой. В это время предложили поехать в Бобруйск. Местная команда, «Фандок», сыграла в еврокубках и должна была получить деньги за участие. Предприятие «Фандок» отказалось спонсировать команду, решили набрать новый состав и поиграть им полгода, чтобы получить еврокубковые деньги. Многих, кстати, набрали из Ставропольского края, не только меня. Назвали команду «Бобруйск».

«Фандок» – «Динамо» (Минск), 1993 год.

Обещали очень неплохие  условия. Приезжаем, селят нас в общагу. Вроде нормально заканчиваем чемпионат, успели с минским «Динамо» вничью сыграть. И тут команда распадается. Нам все равно сказали – приезжайте. Тогда, в 1995 году, чемпионат был короткий, в один круг. Вот мы приехали и жили практически без денег, некуда было уйти – середина сезона. Пацаны доигрывали за копейки. Получил, думаю, три зарплаты, и деньги закончились.

 - Как справлялись?

 – Президент команды Ивченко был по натуре коммерсант, умудрялся где-то что-то находить. Говорим, что нам есть не на что, он немного подкидывал. Но ни о премиальных, ни о бонусах речь уже не шла, зарплата была на прожиточном уровне. Когда собрались домой, не нашлось даже денег на дорогу. Приехал тренер, дал по сто долларов.

Еще тогда случился знаменитый матч с «Днепром». Несколько наших забастовали и отказались играть, в итоге вышли на матч вдевятером.

- И это в высшей лиге. Знаю, что была еще известная история с тренером Сабининым, который в кедах выбежал поиграть за команду.

– Да. Несмотря на малый состав, проиграли со счетом всего 0:2.

- Подождите, а как закончилась история с еврокубковыми деньгами?

– Они все-таки пришли в Бобруйск, и Ивченко после этого пропал. Его искали, нашли лет через семь. На суде Ивченко рассказывал, что прибыл с Марса на Землю с целью инспекции. Получил 12 лет.

- О какой сумме шла речь?

– Около 150 тысяч долларов.

- Они бы повлияли на судьбу команды? «Бобруйск» же в скором времени распался.

– Конечно, по тем временам это была очень крупная сумма.

- И потом вы оказались в «Белшине».

– Получается, мы заняли последнее место в сезоне, а бобруйский «Шинник» – предпоследнее. Они играли переходные матчи и в итоге остались в высшей лиге. Президентом «Шинника» был Геннадий Варакса, он позвал меня в команду. Ответил ему, что если на начало сезона не будет квартиры, собираюсь и уезжаю играть к себе на Родину, тем более что такие проблемы с квартирой проходил раньше. Когда перед сезоном вернулся в Бобруйск, президентом клуба уже был Шабуня.

Из «Бобруйска» в «Шинник» перешло три игрока – я, Тимофеев, Апальков. Начинали с небольшой зарплаты, потом по ходу сезона она подросла. И сразу, с 1996 года «Белшина» взяла бронзу чемпионата. И все, что обещал Аркадий Поляков – директор шинного комбината и покровитель команды – было выполнено, да и вообще финансовая ситуация в команде была стабильная.

 - Это редко встречалось в то время?

 – В Буденновске и Пятигорске, где играл до того, часто не выполняли обещания. Да и вообще, время было сложное, многое зависело от наличия хорошего спонсора.

Когда перебрался в «Белшину», у нас сформировался очень хороший коллектив. Со мной из «Фандока» и мозырского МПКЦ перешло много хороших ребят – Апальков, Хрипач, Черепнев, Кукар. Подобрался приличный состав. Думали посмотреть, как пойдет, и команда начала играть, то есть не зря в нее были вложены деньги.

Позже, в 1997 году, начали задумываться про еврокубки. Намекали сначала на то, что надо бы взять второе место, а потом уже и на первое. Тогда выиграли Кубок и чудом не взяли первое место, хотя очень хотели. Следующий год начали плохо, по ходу сезона в команду вливались два-три новичка. А еще перед чемпионатом всем игрокам раздавали листы и просили написать, чего хотите от сезона и команды. Все писали про призовые места.

 Сергей Жемчугов справа.

 - Сколько команд тогда проходило в еврокубки?

 – Первое и второе места в чемпионате, а также победитель Кубка. Бобруйск попал в еврокубки, но принять их не смог. У нас был плохой стадион, деревянные скамейки, так что играли в Минске на «Динамо». Но если бы выступали в Бобруйске, была бы совсем другая атмосфера. Там большой полупустой стадион, а здесь маленький «Спартак», но полностью забитый.

Вообще, мы три раза участвовали в финалах Кубка страны – в 1997, 1999 и 2001-м. В последний раз было полегче, но матч выдался тяжелый, а в 1997 и 1999 годах именно игры на пути к финалу давались нелегко.

В 1999-м на финале основное и дополнительное время со «Славией» закончили со счетом 1:1, далее были пенальти. На матч поставили не меня, а другого вратаря, и он получил травму. В перерыве мне говорят – давай, одевайся. А я привык на игру настраиваться, по ходу матча мне вливаться трудно. И тот мяч, что был в наши ворота в ходе игры, как раз забили мне.

 - Как проходила серия пенальти?

 – Помню, что начинал бить Турчинович. Вначале забили и мы, и они. Потом мы второй раз реализовали пенальти, они промахнулись. В третий раз опять забили и мы, и они. Четвертый пенальти мы забили, а удар в наши ворота я отбил, и тут все наши как побежали, повалились на меня. Получилась куча мала. Было страшно: лежишь на спине, а на тебя валятся еще 20 человек, и воздуха не хватает.

В чемпионском 2001 году пригласили второго вратаря – Шанталосова. Я же сыграл только в одном матче, но тогда все игры были ответственные. Считаю, что нам очень везло в том сезоне, да и Шанталосов много выручал. Потом оказались в Лиге чемпионов, прошли Северную Ирландию, но проиграли «Маккаби». Меня в клубе в это время уже не было.

Сейчас смотрю на «Динамо», БАТЭ и вижу, что когда команда долго выступает в еврокубках, она совсем по-другому играет, в том числе и в белорусском чемпионате. А когда один год ты в еврокубках, потом два пропускаешь, а потом снова играешь… Ничего не получается.

 - Помните приезд в Борисов в 1998 году? Памятный матч для «Белшины».

 – Приехали туда первый раз, шел ливень и меня удалили. Дело было вот в чем. Идет первый тайм, и начинается сильный дождь, все темнеет, тучи. В домах включают свет, ничего не видно. Подхожу к судье в перерыве, говорю: «Отменяйте игру! Как вы можете продолжать матч?». Разметки нет, на стадионе вода. Ставят угловой, а его невозможно подать, мячик плавает. Должна быть переигровка, как у нас в матче с «Динамо». Они тоже приехали, начался ливень и игру отменили, в Борисове этого не сделали.

Так вот, я подошел к судье и нормально, без матов ему все это объяснил. В прессе потом написали: «ругался нецензурной бранью». А потом в перерыве кто-то зашел в раздевалку и сказал – все, ты не выходишь, ты удален. Мне даже не показывали красную карточку. Позже, когда осенью БАТЭ приехали к нам, зашел разговор о премиальных. Но ребята сказали – денег не надо, просто дайте нам эту команду. И мы их обыграли 4:0.

 - В успешные для команды годы не было попыток как-то модернизировать стадион?

 – Аркадий Поляков все время хотел построить свой стадион. Думали про площадку в Даманском микрорайоне, там, где сейчас «Корона». Еще у нас был стадион «Фандок», но там требовалось делать трибуны.

 - А реконструировать «Спартак», на котором играет «Белшина»?

 – Сделали одну трибуну, и на этом все закончилось. Но это городской стадион, не клубный, им должен заниматься город. Хорошо хоть, что нам сделали стадион имени Прокопенко с искусственным полем. Есть где заниматься детям, хоть что-то, но там тоже много недочетов, например, проблемы с раздевалками.

 - Какая вообще в Бобруйске ситуация с объектами для футбола?

 – Плохо, что ради строительства дороги убрали стадион «Фандок». Есть еще у нас стадион в районе Авиагородка. Но, если честно, тут на стадионе Прокопенко может в одно время заниматься только четыре группы, хотелось бы чего-то большего. У нас, детской спортивной школы, также забрали спортзал и поле при нем. Оно было не самое хорошее, но хотя бы наше. Если бы еще спортзал появился… Вроде бы с постройкой стадиона Прокопенко проблема решилась, но, если честно, в этом сезоне «Белшина-2» тренировалась в восемь часов вечера. До этого времени все занято – детские спортивные школы, разные лицензионные возраста. При этом еще я успеваю в семь часов вечера позаниматься с малышами. Хотелось бы, чтобы появился у нас спортзал и положили искусственное поле, пусть небольшое. Сразу бы стадион разгрузился. А сейчас еще начнется высшая лига, появится дублирующий состав. Начиная со времени предсезонки детям будет тяжело попасть на стадион.

Стадион А. Прокопенко (Бобруйск)

 - Вернемся к карьере. Где вы оказались после 2001 года?

 – Уехал в подольский «Витязь». Команда из второй лиги, по условиям было неплохо. Не скажу, что платили много, но для человека из белорусского чемпионата нормально. Перед чемпионатом взяли мне дублера, молодого парня с московского «Локомотива». Сказали, ты старый :). Говорю – найдите мне хоть что-нибудь. Так оказался в «Кузбасс-Динамо», кемеровском клубе. Прилетел, прошел просмотр и остался.

У нас была задача выйти в первую лигу. После первого круга оказались на третьем месте, и тут резко закончились деньги. Спонсировал нас губернатор, то есть деньги были бюджетные. В клубе числилось четыре вратаря, и нам сказали, что будем стоять на воротах по очереди. Подхожу выяснить, что такое, отвечают – не хотим тебя заигрывать, чтобы не платить за тебя деньги. Так сезон и закончился, на поле я не выходил. После окончания сезона улетел домой. Контракт в Кемерово был на два года, так что просидел два года без дела.

 - Домой – это в Пятигорск?

 – Нет, в Бобруйск. Зарплату платили, но реальная сумма отличалась от того, что на бумаге. Потом немного поиграл в Рогачеве и в дубле «Белшины».

 - Когда успели закончить вуз?

 – Тут очень благодарен отцу. Он меня подталкивал и в футболе развиваться, и учиться. Пять лет я отучился в Ставрополе. Но мы играли в Кубке УЕФА, и меня не отпустили в Россию на госэкзамены, так что перевелся в Гомельский университет. Но недоставало практики, и меня отправили не на пятый курс, а на четвертый. Надо еще было пересдавать некоторые предметы, потому что это Беларусь. А я что, белорусский знаю? В итоге в дипломе стоит четверка по белорусскому :). Как-то доучился, мне еще помогал с дипломной отец Алексея Кульбакова, профессор. Тема работы? Использование стандартных положений в футболе.

Известно, как учатся футболисты. Когда приезжал в Ставрополь, надо было за три дня сдать сессию. Еле справлялись с политисторией – нам оставили этот предмет и после распада СССР. На первом курсе мы его не сдали, нам перекинули на второй. В итоге с трудом получилась тройка.

 - «Белшина» была самой важной командой за вашу карьеру?

 – Да, мне повезло попасть в прекрасный клуб. До сих пор созваниваюсь с нашими ребятами – Васей Смирных, Эдиком Апальковым. Они говорят, что таких команд, как «Белшина», в их карьере больше не было. Все очень дружили, сложился крепкий, здоровый коллектив. Если что-то у кого-то случалось, сразу были готов помочь.

 - Сейчас уже 12 лет работаете тренером в СДЮШОР. За все это время были какие-нибудь перспективные воспитанники?

 – Были, тот же Дмитрий Комар. Мы с Павловским и Градобоевым работали с ним, отправили его в ФК «Минск». Создали для него все условия, ту же зарплату, но ему что-то не понравилось, уехал. А так был бы неплохой игрок. Сейчас работаю с ребятами 2005 года. Вроде есть перспективные, но опять детство в голове.

 - Дисциплина хромает?

 – Переходный возраст. Кто-то это перерастает и успокаивается, а кто-то нет.

 - Комфортно вам в детском футболе?

 – Если честно, я знаете с кем люблю возиться? С малышами. Вот набираю группу, вижу, ребенок не может по мячу ударить, сделать упражнение. И когда через два-три года он растет… У меня был недавно такой случай. Работал с мальчиком 2009 года рождения, сейчас отдал его другому тренеру. Он пришел в группу с ребятами постарше. Помню, приходит, мяч ему в ножку попадет, он все плачет. А потом начал взрослеть. Показал его другому тренеру, тот говорит – да, это хороший футболист.

Вот такое мне нравится. Бывает, хочется поработать с вратарями, сам же вратарь. Приходят ребята лет по 14, говорят – научите, дают месяц-два. Ну разве я его научу за такое время?

 - Доводилось общаться с Игорем Градобоевым?

 – Жил с ним в одном номере. Сначала не различал его с братом-близнецом, Эдиком Градобоевым, а потом разобрался. Это человек большой души. Такой никогда не откажет, во всем поможет. Вася Смирных называл его капитаном от рождения, и когда перед сезоном выбирали капитана команды, все сразу говорили – Игорь Градобоев! Ходил к руководству по всем вопросам. Сейчас его брат вывел «Белшину» в высшую лигу, и это здорово, город ждет большого футбола.

 - А смог бы Эдуард Градобоев тренировать команду и в вышке?

 – Да, думаю, он бы справился. Эдик сейчас учится на категорию А. Он должен был стать главным тренером еще в начале этого сезона, но мэр не захотел.

 - Решили найти тренера с именем.

 – Да вроде Кондратьев был с именем, и ничего не вышло. Появился Пунтус. По игре у них все нормально, еще и везение добавилось. Съездили в Гомель, обыграли «Локомотив» 1:0 и оторвались на восемь очков. Дома играли с «Гранитом», забили только в одном моменте из многих. И опять же в конце повезло – игрок убежал в атаку и забил, выиграли 2:1. И не теряли очки по ходу сезона, как при Кондратьеве.

 - На Родине бываете?

 – Стараюсь, но последние четыре года не получалось. Общаюсь с другом, знакомы с ним со школы. Заезжал в Буденновск, там у меня знакомые. Встретился как-то с одним из ребят, кого Ташуев привез в город из Грозного, работает в спортивной школе. Опять же, говорил про условия жизни детских тренеров, про то, что требования должны быть адекватны зарплате. Все же понимают, что детскому тренеру хочется нормальную зарплату.

 - На свою не жалуетесь?

 – До деноминации зарплата была побольше. Но считаю, что детскому тренеру большая зарплата и не нужна, максимум 500 долларов. Мы же все бюджетники. Наша должность – тренер-преподаватель, и преподавателям зарплату подняли, а мы непонятно кто :).

Фото: В. Шарников, архив Валерия Алексеева, fcbelshina.by, pressball.by, columbista.com, gorodarus.ru, sport-express.ru

Этот пост опубликован в блоге на Tribuna.com. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Пойди поставь сторожа
+21
Популярные комментарии
***DnK-777***
+5
Да, замечательная команда: Хлебосолов, Путраш, Борисик, Балашова бобруйская электричка ))
the Doctor
+5
Эх, ностальгия...
На 7-м фото "Сергей Жемчугов справа" - слева Эдик Апальков.
Жаль, ушли два Игоря, Женя Тимофеев...
OREEGAMI
+2
Жемчугов такой сейчас типичный физрук. В хорошем смысле слова. На таких как он детский спорт держится! Спасибо ему! Прекрасное было время. Трибуне тоже ладно спасибо . Без грязи написали что удивительно.
Написать комментарий 7 комментариев
Реклама 18+