Этот физиотерапевт работал с Протасом и Домрачевой, а в итоге попал на сутки и чуть не получил уголовку – пришлось бежать из страны

Никита Старовойтов уверяет, что просто помогал бабушкам.

За плечами Никиты Старовойтова работа в качестве физиотерапевта со многими спортсменами и национальными командами. Ему довелось сотрудничать с мужской и женской сборными по биатлону, юношеской националкой по хоккею, а последнее место работы Старовойтова – женская националка по тяжелой атлетике.

Тем не менее, мало кто из спортсменов вспомнил о Никите, когда 26 октября парня задержали на минских улицах. Между тем за прошедшую неделю жизнь 27-летнего мужчины резко изменилась – физиотерапевт был вынужден бежать из страны, опасаясь уголовного преследования. Мы связались со Старовойтовым и выслушали его историю.

– Для меня всё началось еще до выборов. На следующий день после того, как посадили Виктора Бабарико, я ехал на велосипеде по улице Якуба Коласа. Парню стало плохо, когда его забирали тихари. Я пытался оказать медицинскую помощь. Трое суток просидел в ИВС до суда, условия тогда для тюрьмы были относительно нормальные. Прошел суд, меня оштрафовали на 30 базовых [810 рублей – Tribuna.com]. После этого стал активно участвовать в разных протестах. Был на пикетах, участвовал в цепях солидарности.

«Если бы увидели раненого омоновца, наверное, тоже помогли бы»

– Вечерами 10-12 августа выходил на митинги, но как медработник. Собрались с друзьями, которые работают не в медицине, сделали себе повязки с красным крестом. Правда, особо их не использовали, потому что в таких странах, как наша, медиков задерживают, избивают и расстреливают в первую очередь. И, как оказалось, к людям в белых халатах или с аптечками действительно было особое внимание на протестах со стороны силовиков.

Поэтому мы просто высматривали на протестах пострадавших и пытались оказать какую-то помощь. Купили все, что нужно – медпрепараты и расходники – и пошли на смену. Рассказывал ребятам, как действуют препараты и как оказывать первую помощь, научил перевязке. Еще у нас было два автомобиля, которые мы могли загружать вещами, а также вывозить людей в больницу.

Самая серьезная травма, которую я там видел, была у парня, около руки которого разорвалась светошумовая. Его пальцы разорвало в разные стороны, но парень мог сам передвигаться. Работать с более серьезными травмами, лежачими пациентами мне не довелось. Мы не позиционировали себя как участники протеста, хотели просто помочь людям. Если бы увидели раненого омоновца, наверное, тоже помогли бы – он тоже человек, хоть и зомбированный. А силовики, наоборот, с особой яростью относились к медикам, избивали их. Видели, что люди организуются, их такое бесит.

Потом начал выходить на воскресные марши. Конечно, был не на каждом митинге, но участвовал достаточно активно. Помогал знакомому тейпировать людей, которых тогда, в дни после выборов, избивали после задержания. Туда приходили пациенты с не самыми серьезными травмами – те, у кого травмы посерьезнее, наверняка где-то еще восстанавливаются. Мы работали с людьми, кому, как сказал бывший президент Беларуси, «красили попы синей краской». Они приезжали спустя пару дней после освобождения, когда воспаление на теле уже начинало потихоньку сходить. И могу отметить, что это были люди разных профессий, но все достаточно интеллигентные: айтишники, предприниматели, заводчане – элита белорусского общества, которая хочет что-то поменять в стране.

Хочу отметить героизм некоторых людей. Один мужчина средних лет целенаправленно пошел на митинг 10 августа, чтобы оказаться в автозаке вместо какого-нибудь молодого парня или девушки, хотя у него были проблемы с ногами. Другой мужчина – вообще инвалид, у которого отказали обе почки. Год назад ему сделали пересадку почки, и он сейчас принимает препараты, чтобы не было отторжения. Хорошо, что его били не по почке, иначе от одного сильного удара она бы просто отказала. Тому мужчине трое суток не давали таблетки, хотя он должен их пить два раза в день.

***

- Последние несколько месяцев я работал с национальной женской сборной по тяжелой атлетике, подписал письмо спортсменов и работников отрасли против насилия и за честные выборы. На тот момент, когда замминистра спорта и его мордовороты запугивали подписантов письма, я только устраивался в сборную, поэтому избежал встречи с ними.

Еще возник вопрос о допсоглашении к контракту. Я его не подписал, и со мной пытались работать, спрашивали: «Почему ты не подписываешь? Там же ничего такого нет». А я пообщался с юристами, поэтому пытался объяснить руководству, что такой документ – нарушение Трудового кодекса, но они меня не слышали.

С юношеской сборной по хоккею, Старовойтов – первый справа

Многие в сборной поддерживают действующую власть. Когда начинал с некоторыми спортсменками разговор на тему насилия и пыток, они говорили, что нужно сидеть дома. Тогда спрашивал, нормально ли все это и почему члены сборной не высказываются. Спортсменки отвечали, что зарабатывали свои медали и стипендии тяжелым трудом и сейчас не готовы отказаться от всего.

«Девушке угрожали, что отрежут палец, если не скажет пароль от телефона»

– 26 октября проходил марш студентов и пенсионеров, и мы с девушкой решили туда съездить. Не в качестве участников, так как не относимся ни к одной, ни к другой категории, хотели просто посмотреть на марш. Был момент, когда старички и студенты переходили через узкую улицу возле площади Победы. Там подземный переход, но пожилым людям тяжело спускаться по ступенькам, и они стали просто переходить дорогу поверху. Некоторые активисты встали перед машинами, чтобы люди не попали в аварию, и мы присоединились к ним – условно говоря, перекрыли дорогу. Как оказалось, мимо нас проезжали бусы с силовиками, и уже после задержания нам показали сделанную ими фотографию. На ней мы блокируем дорогу, но перед нами никого нет, то есть они специально выбрали такой кадр.

После того, как мы помогли пожилым людям перейти дорогу, решили посидеть в кафе. Через пару часов поехали домой, и уже по пути туда нас попытались задержать на безлюдной улице. Стояли на светофоре, к нам подъехал бус, из него выбежали омоновцы. Я подумал, что они будут ловить случайных людей, обычно для такого выбирают молодых парней. Побежал, чтобы силовики рванули за мной.

Бежал вдоль забора парка Горького, через дорогу от него находится Следственный комитет. Один из сотрудников СК пошел мне навстречу и перегородил путь. Я потерял координацию и ударился о машину, силовик меня толчком повалил на землю, приказал завести руки за спину. То есть меня обезвредили, но потом силовик, видимо, подумал, что я особо опасный преступник, и несколько раз брызнул мне в лицо перцовым баллончиком. Подбежал второй, я получил несколько ударов по голове и затылку, меня повели в бус. Девушку поймали сразу же, поэтому мне не было смысла убегать. Потом узнал, что силовики работали по наводке, собирались задерживать нас, «блокировщиков».

В бусе силовики взяли у нас пароли от телефонов. Девушке угрожали, что отрежут палец, если не скажет пароль, к лицу поднесли нож. Потом спросили пароль и у меня, и я знал, что нет смысла им противоречить, потому что знаком со всей этой процедурой. Конечно, у нас в телефоне были все телеграм-каналы, какие только надо. Еще у меня нашли видео, присланное знакомым, с марша возле улицы Орловской, когда людей разгоняли светошумовыми гранатами. Я как раз находился там, не очень далеко, но и не очень близко к месту событий. Еще на мне была балаклава – из-за густой бороды не могу носить маску, поэтому надеваю балаклаву, чтобы не дышать на людей и скрывать свое лицо.

Даже не был в первых рядах на Орловской. Тогда случился такой момент, что люди в начале колонны почему-то стали убегать, а другие по цепной реакции последовали за ними. Я и начал кричать на видео: «Стоим, не убегаем!»

Нас привезли в Центральное РУВД. К большому сожалению, все работники этого РУВД твердили, что мы – проплаченные, и что наш бывший президент победил на выборах. В том странном месте мне приписали все грехи, какие только можно, говорили, что я организатор массовых беспорядков и забрасывал РУВД камнями. Не только составили на меня протокол по административке, но и начали готовить протокол по уголовному делу, тогда не знал, по какому.

«Силовики не верят, что люди могут просто поддерживать друг друга»

– Мне написали только одну статью – 23.34, почему-то не приписали «неповиновение сотруднику». Затем какой-то оперативник, который был одет по гражданке, завел меня в другую комнату, чтобы пообщаться по уголовному делу. Мы сели, начались стандартные вопросы: «Ты понимаешь, что ты себе испортил жизнь? Зачем тебе это надо?» Все они твердят, что никакой забастовки нет, и люди, которые вышли на улицы, просто дурачки и будут сидеть.

Так понимаю, что они хотели узнать максимум информации по видео с разгона на Орловской. Один из оперативников мне рассказывал, что якобы видел меня через окно РУВД и я показывал им какие-то знаки, оскорблял их. Не противоречил ему, потому что это бессмысленно, знаю, как работает запугивание. Просто сказал, что этого не было.

Мои брат и сестра живут в Германии, и недавно они выслали матери крупную по белорусским меркам сумму денег. В РУВД читали сообщения в моем телефоне и как раз наткнулись на переписку с братом, где я подтверждал, что нам пришли 1500 евро. Оперативник, как увидел это, сказал: «О, так тебе еще и деньги приходят!» Попытался ему объяснить, в чем дело.

Еще я как-то скинул в чат-бот одного телеграм-канала видео с марша. Оперативники нашли это и пытались у меня выяснить, сколько мне за это заплатили. Они не могли поверить, что можно просто так делиться информацией, там полностью зомбированные люди. Спрашивали у меня, сколько мне платят за каждый выход на марш. Отвечал, что нисколько, и, более того, каждый месяц я еще перечислял со своей зарплаты средства в разные фонды поддержки. Силовики не верят, что такое возможно и что люди могут поддерживать друг друга, для них все вертится вокруг денег.

Условно с моих слов записали протокол по уголовному делу, посадили меня в камеру-«стакан», чтобы дожидался автозака. Был где-то час ночи. Пообщался с людьми, с которыми сидел в «стакане», их тоже забрали по уголовному делу. Один – работник «Атланта», отсидел в сентябре 13 суток, в этот раз его забрали с работы. Другой, мужчина средних лет, был задержан 9 августа, через несколько дней его отпустили. Через пару месяцев его задержали дома в 7 утра. То есть они сейчас делают очень много липовых уголовных дел в отношении тех людей, которые недавно отсидели.

«Везде грибок, тараканы, нечем дышать – условия действительно пыточные»

– Приехал автозак. Моей девушке повезло, ее по определенным причинам отпустили, а я поехал с ребятами на Жодино. Нас, 16 человек, посадили в камеру на восемь коек. Камера находилась в подвале, не было никакой вентиляции – только маленькое окно, открытое на проветривание. Там мы сидели с четырех утра до вечера, нас не кормили. Везде грибок, тараканы, нечем дышать – условия действительно пыточные. Никакого матраса, конечно, не было, мы могли спать просто на железных балках. Тем не менее, нормально провели день, потому что общались друг с другом. Мне кажется, каждого зомбированного человека стоит на день посадить к таким людям, просто чтобы он слышал, что они говорят, как общаются. Тогда он сделает выводы.

С нами сидел парень-анархист. На них сейчас вешают много смертных грехов, потому что в идеологическом плане это самые удобные для атаки люди. Меня очень сильно поразило, насколько активная гражданская позиция у этого парня.

Думали, что вечером будет суд, но меня вместо этого перевезли в изолятор города Червень, по месту прописки. Это маленький изолятор, и там есть очень адекватные сотрудники, спасибо им. Позвонили матери, сообщили, где я и что со мной. На суде мне дали штраф в 10 базовых, выпустили. Думаю, дали так мало, потому что в этот день по всем регионам много кому давали такой штраф, пошла такая разнарядка. Еще многое наверняка зависит и от настроения судьи – если настроение не очень, могут дать штраф и побольше, ругать за это не будут.

Я оставался основным подозреваемым по уголовному делу, моя девушка проходила как соучастница. В связи с этим наши телефоны оставались у оперативников, но мы подумали, что нам сопутствует удача, и поехали их забирать. Слышал кучу историй про то, как люди возвращались на Жодино или Окрестина за своими вещами и их опять задерживали, поэтому сам за телефоном не пошел. Туда отправилась моя девушка, и ей сообщили: «Ваши телефоны прикреплены к уголовному делу, вы их получите, только если делу не дадут ход».

«По данным РУВД, я сейчас отбываю 15 суток в Жодино»

– Дальше стало понятно, что нужно уезжать. Знаем, как работает эта система: ты невиновен – тебя все равно могут посадить, найдут кучу причин. Мы быстро собрали вещи и уже через день купили билеты на автобус, визы у нас были. Тут закрыли границу, нас это немного шокировало. Но потом оказалось, что ее закрыли только на въезд, выезжать из страны все еще можно.

Мы быстро созвонились с родственниками и нашли билеты на самолет до Варшавы. За день сделали страховки, собрали все возможные документы. Приехали в аэропорт, прошли взвешивание груза, нам выдали билеты. Позвонил матери узнать, как у нее дела, и она рассказала, что у нее идет обыск. Вы вряд ли поймете, что я пережил за то время, пока ждал самолет.

Мы прошли таможню и сели в зале ожидания. По этажу ходило несколько человек в масках, похожих на силовиков, всматривались в лица. Один на несколько секунд задержал на мне взгляд, затем куда-то ушел. Оставалось полчаса до посадки на самолет, время тянулось очень медленно, мы были готовы к тому, что нас задержат. Но, видимо, у нас не такая темная карма, все обошлось. Так понимаю, если человек уже прошел таможню, его можно задержать только при наличии соответствующего документа, и они не успели его прислать. В итоге мы благополучно оказались в Польше.

Пару слов про обыск. Дома они искали сварочный аппарат, и вот что мне вменялось согласно документам:

«Неустановленное лицо в неустановленное время, но не позднее 11 часов 24.10.2020, находясь на 37-м километре автодороги Минск-Могилев Червенского района Минской области в направлении Могилев, грубо нарушающее общественный порядок и выражающее явное неуважение к обществу, то есть из хулиганских побуждений, разбросало на полосе разгона самодельные шипы, пытаясь повредить шины транспортных средств граждан».

Написано, что я разбрасывал шипы не позднее 11 утра, но как раз в это время и до 14 часов я работал с командой в Стайках. То есть они даже не проверяют информацию! Просто смотрят по паспорту, где человек прописан, и готовят дело. Еще странно, что у меня в статье указано, что я делал все это один, а в РУВД записали, что у меня был соучастник, моя девушка. Если бы я знал про эти несостыковки, когда был в Беларуси, все равно бы улетел. Знаю, что в стране законы вообще не работают и доказать невиновность практически невозможно.

На днях со мной связались знакомые, сотрудники Центрального РУВД. Оказывается, по их данным я, как и, видимо, моя девушка, сейчас отбываю 15 суток в Жодино! Наверное, по истечении этого срока они просто напишут, что я сбежал из тюрьмы, потому что иного объяснения нет.

«Спасибо всему спортивному сообществу, которое не молчит»

– Сейчас мы сидим на 10-дневном карантине, потом будем подавать документы на гуманитарную визу. Надо искать работу, потому что у нас не так много денег, чтобы жить припеваючи. Непонятно, как долго продлится такая ситуация в Беларуси, но хотелось бы вернуться в страну. Уезжает очень много квалифицированных специалистов, и здесь вряд ли получится в течение первого года найти работу по специальности.

В свое время работал со многими спортсменами. Начинал с мужской сборной по биатлону, потом стал сотрудничать с женской командой. Там восстанавливал ребят по ходу сезона, иногда делал анализ на биохимию, на тренировках брал анализ на лактат. Перед Олимпийскими играми-2018 работал с женской сборной, периодически ездил на сборы с Домрачевой – просто она чаще всего тренировалась отдельно от остальных, вместе с мужем. С Бьорндаленом тоже довелось поработать на паре сборов, на сборе в Австрии помогал австрийской женской сборной. Перед Олимпиадой в сборной меня заменил другой доктор, а меня направили на этапы Кубка мира по горным лыжам, работал с Данилочкиным. После перерыва в течение сезона сотрудничал с юношеской сборной по хоккею, там в основном восстанавливал ребят после травм и ушибов. С ними мы взяли второе место на Олимпийском фестивале в Боснии, обошли финнов и россиян. Был со сборной U-20 на чемпионате мира по хоккею, работал с Протасом. Летом пришел в женскую сборную по тяжелой атлетике, тут старался давать ЛФК, тоже занимался восстановлением после травм, мануальной терапией, массажем и тейпированием.

Знаю, что «Трибуну» читает достаточно людей, чтобы все эти спортсмены узнали, что меня задержали. Но, к моему большому разочарованию, почти никто мне не написал, вот такая у нас реальность. Пытался как-то проанализировать их действия: это страх перед потерей карьеры и тех копеек, что они зарабатывают? Так не обязательно же писать пост обо мне, можно просто написать сообщение. У нас с ними достаточно дружеские отношения, но слов поддержки особо не слышал. Написала только одна девочка из тяжелой атлетики, но она только иногда приезжает на сборы, не является основным членом команды. Зато в такое время все становится понятным, видишь естество каждого человека.

Хочется верить, что слова оперативника, утверждавшего, что никто не бастует – неправда. Надеюсь, с каждым днем все больше людей будет присоединяться к стачке и проявлять свою гражданскую позицию, чтобы все это быстрее закончилось и те, кто уехал, смогли вернуться. Тем более уехали специалисты своего дела, без которых в будущем страна не сможет поднять экономику.

Страшно не получить дубинкой или кулаком по лицу, страшно остаться трусом на всю жизнь, когда ты понимаешь, что ничего не сделал ради близких. Многие трясутся за свою зарплату, но они не понимают, что экономика разваливается, так как увольняют смелых и свободных. А смелые и свободные люди – специалисты в своём деле. Ведь когда ты понимаешь, что стоишь дорого за счёт своих знаний, ты не боишься увольнений и сражаешься за будущее своей семьи и своих сограждан. Сейчас увольняют специалистов с предприятий и из учебных заведений, и это, если разобраться, начало конца. Люди, очнитесь и просто проанализируйте, с этим режимом вас ничего не ждет. Спасибо всему спортивному сообществу, которое не молчит, надеюсь, мы ещё поработаем вместе с вами на благо Родины.

фото: страница Никиты Старовойтова в Инстаграм

Этот пост опубликован в блоге на Tribuna.com. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Пойди поставь сторожа
+12
Написать комментарий
Реклама 18+