Он завязал с футболом в 31 и создал компанию, которую оценивают в $1,4 млрд. Обувь бренда носят Обама, Макконахи и Ди Каприо (Лео еще и инвестор)

Построил бизнес на эко-кроссовках.

Новозеландец Тим Браун был обычным футболистом. В 20 лет он по спортивному гранту уехал в США, где изучал дизайн и выступал за команду университета Цинциннати, а после выпуска ушел в профи: немного поиграл в Штатах (в третьей лиге), уехал в чемпионат Австралии и закрепился в сборной. 

Ближе к тридцати жизнь Брауна превратилась в кино. Ниже – краткое содержание серий.

Летом 2009-го Тим стал капитаном сборной на Кубке конфедераций, команда провалилась: проиграла 0:5 Испании, не забила и финишировала последней в группе. Но перед Новой Зеландией стояла миссия поважнее, чем удачное выступление на полутоварищеском турнире – через несколько месяцев предстоял исторический матч против Бахрейна за выход на чемпионат мира-2010.

Первый матч закончился 0:0, поэтому все решалось в ответке. Браун вышел в старте, а новозеландцы выжали минимальную победу и впервые за 28 лет (во второй раз в истории) пробились на чемпионат мира. Победу Тим праздновал с улыбкой и флагом в руках.

За месяц до ЧМ Браун попал в итоговую заявку, однако 24 мая все испортил товарняк с Австралией – футболист сломал плечо и лег на операцию. За шесть дней до первой игры в ЮАР врачи дали добро на возвращение, но Тим уже потерял место в основе и не провел ни одного матча. Новозеландцы выступили солидно: ни разу не проиграли (даже итальянцам), хоть и не вышли из группы.

Дальше еще интереснее.

Март 2012 года. Браун в 31 завершает карьеру и говорит, что пойдет изучать менеджмент в Лондонскую школу экономики или в Кембридж.

Октябрь 2018 года. Обувной стартап Тима и его бизнес-партнера, по данным источников The Wall Street Journal, оценили в 1,4 миллиарда долларов.

Просто вау, да? А сказка началась с того, что Тима раздражали современные кроссовки.

В межсезонье Тим ездил на фабрику в Индонезию и продавал одноклубникам кеды

Успешные бизнес-модели часто отражают проблемы основателей. Ферруччо Ламборгини не устраивали существующие спорткары, поэтому он сделал свой. Брауна тревожило отсутствие минималистичной и комфортной обуви из натуральных материалов.

Большую часть карьеры Тим провел на контракте с Nike. «Я получал тонны бесплатной экипировки, и меня расстраивало, что везде был логотип. Началось все с вопроса: «Нельзя ли сделать очень-очень простые кроссовки без брендинга?». Мне казалось, такой продукт сложно найти». Дополнительно его раздражали пестрые расцветки и синтетика, потому что в ней не дышит нога.

На дизайн кроссовок Браун смотрел как профи: в Цинциннати он совмещал учебу с футболом и стажировкой в дизайн-студиях. Из существующих продуктов ему нравились конверсы Чак Тейлор. Они симпатичные и изготовлены из парусины – натуральной ткани.

Так Тим загорелся идеей минималистичных кроссовок: в межсезонье даже полетел на фабрику в Индонезию, где изучал производство, а между тренировками проходил ускоренный курс по пошиву обуви. 

Знания он применял на практике – сделал тысячу кед из парусины, которые продавал по 150 новозеландских долларов (около 90 американских) одноклубникам и в поп-ап магазине в Веллингтоне – временной торговой точке, которая открывается на небольшой срок. Спрос был, но ему не нравилось, что кеды не особо отличался от того, что есть на рынке.

В один из выходных Тиму пришла гениальная идея. Он листал журнал и наткнулся на текст о шерстяной промышленности. «В Новой Зеландии 30 с лишним миллионов овец. Я подумал: «Разве шерсть не будет замечательным материалом для обуви? Почему эта отрасль игнорирует натуральные материалы?».

Браун выиграл правительственный грант (в 200 тысяч долларов!), ученые разработали ткань из шерсти для кроссовок

Тим развивал идею и параллельно с квалификацией на чемпионат мира изучал нишу шерстяной обуви. Проблема упиралась в ткань. Шерсть – специфичный материал: не суперпрочный и эластичный, поэтому кроссовок быстро теряет форму. Производителям выгодно не париться и использовать синтетику.

Короткое отступление: в Новой Зеландии на одного человека приходится примерно шесть овец, а шерсть – важный экспортный продукт, страна занимает второе место по величине ее поставок в мире. Сельское хозяйство – вообще отдельная история. В 80-х к власти пришли лейбористы, установили механизмы свободного рынка и провели реформы, лишив фермеров дотаций и льгот. Либеральные меры сработали, за 6 лет ВВП вырос примерно в два раза.

Но нет, нельзя сказать, что государство забило на сельское хозяйство. Люди с интересными идеями получают гранты и помощь от ученых. Так случилось c Брауном. Тим посидел над идеей кроссовок, привлек к разработке местного дизайнера (сейчас он босс дизайна в уже миллиардном стартапе), оформил все как следует и подал заявку в консорциум, цель которого поднимать шерстяную отрасль Новой Зеландии.

Идея футболиста понравилась ученым, поэтому он выиграл грант в 200 000 долларов, а дальше в дело включились спецы из государственного исследовательского института. На выходе – запатентованная и первая в мире уникальная шерстяная ткань для кроссовок. Такую обувь можно стирать в машинке и носить без носков, так как материал впитывает влагу и обеспечивает проветривание.

Но продать первые прототипы Тим попробует только в 2014-м.

Жизнь после футбола: школа экономики, университет в США и 120 тысяч долларов на Кикстартере

В 2012 году Брауну исполнился 31, и он неожиданно объявил об уходе из футбола ради магистратуры. «Трудно бросить работу-мечты, но сейчас самое подходящее время. Возможность учиться [в Лондонской школе экономики или Кембридже] просто фантастика».

Выбор остановился на Лондоне, не чужом для Тима городе , где родились его папа и дед. Местная школа экономики – солидное место, когда-то там учился экс-президент США Джон Кеннеди. Чтобы набрать форму перед поступлением, Брауну пришлось брать уроки математики.

В бизнес-школе дисциплин немного, но занятия интенсивные. Тим изучал экономику, маркетинг, корпоративные финансы и еще три-четыре предмета, с отличием окончил магистратуру. Во втором семестре студентам предложили по обмену съездить на стажировку, Браун согласился и записался на ускоренный курс по программе MBA в Северо-Западный университет в США.

Мечта о запуске производства не исчезла, но не все в нее верили. Профессор Картер Каст, бывший босс онлайн-сети Walmart и венчурный инвестор, отнесся к идее скептически, потому что рынок обуви громаден и перенасыщен производителями. «Мы с Картером отошли в сторонку, и он сказал: «Не думаю, что это хорошая идея. Но, кажется, из всех в студентов на этом курсе ты больше всех предан этому делу», – вспоминает Тим.

Каст посоветовал проверить спрос, предложив людям лимитированную серию кроссовок. Браун прислушался и после возвращения в Лондон выложил идею на Кикстартер (сайт для привлечения денежных средств на реализацию творческих, научных и производственных проектов по схеме краудфандинга – Sports.ru). Он планировал собрать хотя бы 30 000 долларов: за 98 долларов желающие могли купить пару, за 190 – две. Тим расписал все преимущества продукта и снял очень душевную презентацию, где в шерстяных кроссовках гонял овец.

«Я запустил эту штуку на Кикстартере и не знал, купит ли кроссовки хоть кто-нибудь или только моя мама», – шутил Браун. Но идея очень зашла, Тим даже не мог спокойно поужинать в ресторане, телефон постоянно гудел. За 4 дня люди заказали 1064 пары и собрали почти 120 тысяч долларов.

Дальше началось самое сложное. Во-первых, Тим с нуля выстраивал цепочку поставок: овечью шерсть добывали в Новой Зеландии, производство находилось в Португалии (Браун нашел эту фабрику через гугл), а сам он жил в Лондоне. Во-вторых, не обошлось без факапов – кому-то отправили кроссовки не того цвета, кто-то жаловался на размер, один мужчина возмущался, что нога потеет, несмотря на шерсть.

Запуск обувного экостартапа Allbirds (подошва из сахарного тростника, ткань из эвкалипта) и миллиардная капитализация 

Одним из первых кроссовки Брауна на Кикстартере купил американец Джоуи Звиллингер, начальник одной из биотех-компаний в Кремниевой долине.

Оказалось, жены Джоуи и Тима – лучшие подруги, вместе учились в США. «Он очень-очень умный чувак. Инженер, учился в бизнес-школе и работал в сфере возобновляемых ресурсов», – восхищался Браун. Они познакомились через жен, а потом встретились в Сан-Франциско.

В США мужчины жарили мясо, чуть выпили, несколько дней обсуждали бизнес и размышляли о партнерстве. Браун не знал, что делать с кроссовками после Кикстартера, вроде идея хорошая, но достойных предложений от инвесторов не было. Джоуи как спеца по возобновляемым ресурсам интересовал нестандартный продукт, плюс он понимал устройство Кремниевой долины.

«Он как бы собрался взять на себя ту часть бизнеса, в которой я был не очень хорош. Прекрасный момент, чтобы объединиться. Это мы и сделали», – говорил Браун. Вместе они решили докрутить идею – создать экобренд: от ткани до упаковочной коробки. Так в 2015 году родился Allbirds со штаб-квартирой в Сан-Франциско.

Дизайн обуви Allbirds остался минималистичным, без логотипов. Сейчас бренд предлагает девять моделей для мужчин в разных цветах – кеды, два типа слипонов, три типа повседневных кроссовок, одни беговые (выпустили недавно), хайтопы и ботинки. Цены от 95 до 135 долларов.

Подошву делают из сахарного тростника, ткань – из шерсти или эвкалиптовых волокон. Шнурки – из переработанного пластика, такие в три раза дороже синтетических. Упаковка на 90% производится из переработанного картона.

С комфортом тоже порядок. В первые дни релиза об Allbirds написал журнал Time, назвав их кроссовки «самой удобной в мире обувью». Подключились и другие большие медиа: Wired, Fast Times и Huffington Post.

Помимо продукта, Тим и Джоуи использовали нетипичную бизнес-модель. Обычно компании оптом продают обувь розничным торговцам, а те реализуют людям. Allbirds ориентирована на потребителя и контролирует процесс дистрибуции, то есть продает продукт через сайт и собственные розничные магазины. 

В компанию вложился Ди Каприо. Allbirds обожают в Кремниевой долине и Голливуде

Через 15 месяцев после запуска The New York Times назвал Allbirds «сапожниками Кремниевой долины». Минималистичные кроссовки полюбили важные бизнесмены – сооснователь Google Ларри Пейдж, бывший босс Twitter Дик Костоло и венчурный инвестор Бен Горовиц. Да, в Кремниевой долине уважают практичную одежду.

Тренд на экокроссовки подхватили голливудские знаменитости – Мэтью МакКонахи, Леонардо Ди Каприо, Опра Уинфри, Эштон Кутчер, Гвинет Пэлтроу, Бен Аффлек, Мила Кунис и многие другие (всех просто не перечислить). В Allbirds не раз видели даже экс-президента США Барака Обаму.

Лео Ди Каприо, известный борец за экологию, пошел дальше и в августе 2018-го инвестировал в Allbirds. Так он поддержал компанию за использование экологически чистых материалов.

***  

Браун из обычного футболиста вырос в кроссовочного магната, его история показывает, что не надо бояться пробовать новое. И да, верьте в себя.

«Создание бизнеса – одна из самых трудных вещей, но и самая полезная. Я просто прекрасно провожу время. Любому, кто собирается создать что-то, нужно мужество. Независимо от того, успех, провал или любой другой результат, стоит просто попробовать», – советует Тим. 

Фото: thecoinflyp.com; Gettyimages.ru/Marty Melville, Tommaso Boddi; esquire.comallbirds.com

Этот пост опубликован в блоге на Tribuna.com. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Спортивный канал
+5
Реклама 18+
Популярные комментарии
Andrei Shprenhel
+2
Действительно, бизнес-сказка
Написать комментарий
Реклама 18+