Министр уверен, что в датском футболе денег не больше, чем в беларусском. Боже, как он ошибается – разница просто огромна (и ни копейки из бюджета!)

Трансферы, ТВ-контракт, вложения в молодежь – Ковальчук не ведает, про что говорит.

Министр спорта Сергей Ковальчук – большой мыслитель, причем в совершенно разных областях. В этом мы не раз убеждались буквально за последние несколько месяцев. Например, в середине октября Ковальчук показал серьезные познания в математике и статистике, оправдывая семь беларусских медалей в Токио-2020. Мол, не все так плохо, даже несмотря на антирекорд.

Министр спорта – интеллектуал: придумал элегантный способ доказать, что Беларусь даже с антирекордом неплохо выступила в Токио. Но логика все же его подвела

Тем же министр занимался и в сентябре, когда прибег не к цифрам, а к мастерству риторики.

Белспорт создал новое искусство – находить позитив в провалах. Худшие ОИ и ПИ, последнее место хоккея, поражения сборной по футболу – всё это не так плохо, как вы думаете

А на днях бывший охранник Лукашенко дал интервью госгазете «Звязда», в котором продемонстрировал еще несколько своих талантов. Оказалось, что Ковальчук силен также в философии – рассуждая о перспективах сборной в Пекине-2022, он выдал ну очень глубокую мысль.

 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Tribuna.com Беларусь (@tribunaby)

Когда же чиновник говорил о белфутболе, стало понятно, что он еще и большой знаток экономики. Ковальчук заявил, что говорить о спаде в самом популярном виде спорта не верно, ведь «футбола у нас никогда особо и не было». Причины этому он предложил «искать во внутренней системе» и следом привел очень своеобразный пример – засомневался, что в Дании, добравшейся на Евро-2020 до полуфинала, в футбол вкладывается больше, чем в Беларуси.

«Всем нравится искать причину [футбольных провалов] в чем угодно, только не в себе. То денег мало давали, то поле плохое, то другое. Но никто не думает, что может быть мало тренировок, неправильные техники. Причину нужно искать во внутренней системе. Есть ли у Дании, которая играет на чемпионате Европы, больше денег и лучшие условия? Я сомневаюсь. Просто у них другой подход», – сказал министр.

И тут для начала нужно констатировать очевидное: да, у Дании гораздо больше денег, чем у Беларуси – в первую очередь на уровне экономики стран. Чтобы понять масштаб разрыва, даже не нужно лезть в какие-то сложные показатели, будет достаточно и вполне бытового – средней зарплаты. В Дании эта цифра до вычета налогов составляет 38854 кроны в месяц, что эквивалентно 5210 евро. На руки же жители скандинавской страны получают около 3100 евро. В Беларуси средняя зарплата за сентябрь оказалась равно 1442 рублям «грязными». От этой суммы нужно отнять 13 процентов подоходного налога и 1 процент взносов в ФСЗН. Итог – 1240 рублей или 440 евро. Таким образом, между заработками датчан и беларусов мы фиксируем семикратную разницу.

В части футбольных денег от скандинавов нас также отделяет пропасть. И прежде чем вдаваться в детали, отмечаем вводную: в Дании бюджетные деньги тратятся только на массовый спорт. Профессиональные же клубы могут рассчитывать исключительно на себя – у них не может быть ни владельца, ни спонсора, аффилированного с государством. «Это просто незаконно. Если государство будет спонсировать клуб – например, выкупит право на название стадиона, – то потратит на это деньги налогоплательщиков, в том числе других клубов. Забрать деньги у одной команды, чтобы отдать другой? Это же просто нечестно», – говорит журналист новостного агентства Ritzau Миккел Лангер.

Сейчас в датской Суперлиге выступает 12 клубов, и общая стоимость их игроков, согласно данным Transfermarkt, составляет 240 млн евро. Всех футболистов из состава 15 участников ЧБ-2021 (без учета разорившегося «Спутника») немецкий оценил в три раза дешевле – 78 млн евро.

Впрочем, цифры эти весьма условны, и чаще всего из беларусской «вышки» уходят свободными агентами. В истории нашего чемпионата набралось лишь 14 игроков, за которых заплатили более миллиона евро: последним за такие деньги прошлым летом в «Локомотив» перебрался Виталий Лисакович, а рекордные 3,5 млн отдавали за Ренана Брессана («Алания») и Виталия Кутузова («Милан»). 

В Дании выгодно расставаться с футболистами получается несравнимо чаще. Те же 14 продаж дороже миллиона евро местные клубы провернули только за последнее трансферное окно! А три из них и вовсе потянули на заоблачные для ЧБ деньги: Фрэнк Онеяка за 10 млн евро перебрался из «Мидтьюлланд» в играющий в АПЛ «Брентфорд», Мохаммеда Дарами за 12 млн евро – из «Копенгагена» в «Аякс», а «Ренн» из Лиги 1 отвалил 15 млн евро «Нордшелланду» за Камалдина Сулеймана.  

Этим трем командам удается вести дела наиболее успешно, но зарабатывают не только они. Например, в сезоне-2018/19 в рейтинге десяти самых прибыльных клубов Северной Европы ровно половина представляла Данию:

  • «Копенгаген» вышел в плюс на 15,6 млн евро (1-е место)
  • «Мидтьюлланд» – 8,9 млн (2)
  • «Нордшелланд» – 3,1 млн (4)
  • «Оденсе» – 1,6 млн (9)
  • «Орхус» – 1,4 млн (10)

Чтобы максимизировать трансферную прибыль, датские клубы серьезно вкладываются в свои академии. 8 из 12 представителей местной Суперлиги ежегодно тратят на подготовку молодых футболистов более миллиона евро – в беларусской «вышке» есть команды с более скромным общим бюджетом. Причем речь тут не о покупке перспективных юниоров (до 13 лет трансферы в стране вообще запрещены – это помогает развиваться маленьким локальным ФК), а об инвестициях в тренерский состав и инфраструктуру. Согласно отчету УЕФА, Дания лидирует в Европе по среднему количеству полей на клуб: у профессиональной команды 6,4 полноразмерных натуральных поля и 2,9 искусственных или гибридных.

Зарабатывают датчане не только на продажах футболистов, а еще и на ТВ-правах – но для этого пришлось провести серьезные реформы. По итогам сезона-2014/15 местный чемпионат находился на 22-й строчке в таблице коэффициентов УЕФА – прямо вслед за беларусским. Скандинавов такая ситуация абсолютно не устраивала, и они решились на изменения. Для этого пригласили Hypercube – исследовательско-консалтинговую компанию, которая оценивает все вокруг футбола (от влияния времени начала матча на рейтинги до финансового состояния регионов) и предлагает лигам новые форматы. Где-то – деление на группы во второй части сезона, где-то – даже группы + последующий плей-офф. Самые известные проекты компании – Эредивизи, чемпионат Бельгии, австрийская Бундеслига, новый формат Лиги чемпионов-2024.

Для Дании Hypercube придумал девять возможных форматов, из которых клубы выбрали следующий: 14 команд играют два круга, затем первая шестерка разыгрывала места в еврокубках, а остальные делятся на две четверки: в первой 7, 10, 11 и 14 места, во второй – 8 ,9, 12 и 13. Победители этих групп рубились между собой за стык за Лигу Европы, а проигравшие – за вылет. Изменили формат только перед стартом прошлого сезона. Чемпионат сократили до 12 команд и немного упростили второй этап: теперь лига делится на две шестерки. В верхней идет борьба за еврокубки (прямые путевки получают три лучшие команды), а в нижней – за сохранение места в лиге (две худшие выбывают напрямую). В последнем матче сезона четвертая команда из первой шестерки и лучшая из второй шестерки разыгрывают еще одно место в еврокубках.

Оба формата имеют два ключевых преимущества: возрастает количество матчей грандов, но при этом мотивация есть и у тех, кто не попал в топ-пульку – шансы на еврокубки у них все равно остаются. И эти изменения дали свои плоды: по итогам сезона-20/21 чемпионат Дании стал 14-м в таблице коэффициентов УЕФА («вышка» опустилась на 29-ю строчку). Кроме того, за счет реформ местная Суперлига превратилась в привлекательный ТВ-продукт – в 2021-м был подписан новый телеконтракт, по которому за права на трансляцию платится 53,8 млн евро (12-й показатель в Европе). То есть в среднем каждому клубу ежегодно будет доставаться 4,48 млн евро (это небольшое упрощение, потому что попадающие в топ-6 будут зарабатывать больше). Про доходы белфутбола с ТВ-трансляций на этом фоне говорить даже неловко: по словам Владимира Базанова, после того, как ЧБ на старте пандемии оказался единственным турниром в Европе, права на него купили некоторые зарубежные каналы – и общая прибыль составила 216 тысяч евро.

Кроме того, датские клубы зарабатывают в еврокубках. В нынешнем сезоне четыре из пяти представителей местной Суперлиги добрались до групповых этапов – по два в Лиге Европы («Мидтьюлланд» и «Брондбю) и Лиге Конференций («Раннерс» и «Копенгаген»). Последний в сезоне-20/21 занял в чемпионате третье место и в стартовом раунде квалификации попал на завоевавшее бронзу в ЧБ «Торпедо-БелАЗ». И то противостояние наглядно продемонстрировало, что между беларусским и датским футболом сейчас пропасть не только в деньгах, но и прямо на поле – победы «Копенгагена» 5:0 и 4:1.

Напоследок вновь вернемся к словам министра Ковальчука (кстати, в Дании вообще не существует такой структуры как Минспорта). Рассуждая в свежем интервью о футболе, он, конечно, не обошелся без вечной мантры: «Нашим специалистам нужно начинать с детского спорта, чтобы понимать, что делается правильно, а что нет, какие техники используются, пересматривать планы тренировок, что по ним делается». 

Подкидываем идею: просто присмотритесь к опыту страны, расположенной на территории размером с Гомельскую область и населением 5,8 млн человек (в Беларуси – 9,3), которая вышла в полуфинал Евро-2020 и сейчас находится в топ-10 рейтинга ФИФА.

Почему так лихо играет Дания, а не мы? Пошаговый рассказ об их реформах (матчи без счета и лиги без таблиц до 13 лет)

Фото: Getty Images, globallookpress.com

+15
Популярные комментарии
kosta444441
+21
Может этот "министр " читать не умеет?, с его умственными способностями и так всё понятно)))
[BATE]_shahid_[BLR]
+13
Этот министр ничего не ведает, кроме как кроссворды разгадывать, как на прошлой работе
zhenik7887
+11
Распечатать и отправить, пусть неандерталец почитает,если конечно умеет
Написать комментарий 7 комментариев
Реклама 18+