Олег Иванов: «Только при мне в «Динамо» было «6 + 1», а не «6 + 1 + 2 запасных + 2 паспорта»

Бывший спортивный директор «Динамо» рассказывает истории из жизни клуба, о которых вы даже не догадывались. 

alt

В 2004-2007 годах Олег Иванов был генеральным директором хоккейного клуба «Динамо-Минск». Команда тогда стала обладателем Кубка Беларуси, серебряным и бронзовым призером чемпионата. Это были первые серьезные достижения «Динамо» после возрождения клуба, ициниированного тогдашним министром МВД и председателем ФХРБ Владимиром Наумовым. Те успехи связаны в том числе и с Ивановым как руководителем клуба.

В 2007-2009 годах Иванов возглавлял гандбольный клуб «БНТУ-БелАЗ». Потом в сезоне-2010/11 снова был приглашен в обновленное «Динамо» Юрием Бородичем. Работал там по договору подряда. А в самом трудном для «Динамо» сезоне в КХЛ – 2013/14 – стал спортивным директором клуба , но проработал лишь восемь с половиной месяцев. После увольнения его функции перешли к Владимиру Бережкову.

Игорь Петрулевич встретился с Олегом Ивановым, чтобы узнать его динамовскую историю – о том, как работалось с Андриевским и Субботкиным, как писались три заявления на уход, как были привезены в Минск Чичу, Эллисон и другие лидеры последующих динамовских сезонов, а также о многом другом. Правда, интервью началось с вопроса самого Иванова.  

– С чего вдруг журналист портала, который с завидным постоянством «полоскал» меня, выплескивая массу негативной информации, причем зачастую ту, которая не совсем соответствовала действительности, неожиданно решил предоставить мне возможность высказаться?

– О самом трудном для «Динамо» сезоне в КХЛ – 2013/14 – сказано очень мало. До сих пор нет ответов на многие вопросы.  Хоккейные эксперты подсказали, что именно вы поможете разобраться в этой теме. 

– Просто у журналистов действительно очень серьезные возможности по формированию общественного мнения. Вы можете призывать бойкотировать белорусский хоккей в лице минского «Динамо», защищая своего коллегу. Можете, если вам это удобно и выгодно, элементарные невоспитанность, хамство, вседозволенность и безнаказанность назвать смелостью суждений и харизматичностью. Можете позволить себе писать о хоккее, элементарно не зная правил этой игры. В общем, много чего можете себе позволить. В основном, вы – люди молодые, поэтому хочу пожелать вам относиться к своей профессии более ответственно и порядочно, а значит, и по-настоящему профессионально.

– Принято. Давайте теперь о вас. Начнем с истории о вашей работе в «Динамо» еще в период ОЧБ. В СМИ нередко можно было прочесть, что тогда вы занимались лишь общими организационными вопросами, не касаясь спортивной составляющей. Это действительно так?

– Ну конечно это не так. В то время в клубе не было должности спортивного директора или генерального менеджера. За все отвечал и всем занимался генеральный директор. И комплектованием команды в том числе. Или, если хотите, в первую очередь. Тогда я и познакомился с рядом агентов, которые сейчас в КХЛ на слуху. Это Вячеслав Махренский, Игорь Парашкин, Роберт Шпаленка, Марк Лапуш и другие.

Считаю, что и в сезона- 2005/06 и 2007/08 удалось собрать хорошие команды, но выделил бы сезон 2005/06. Именно тогда мы впервые выиграли Кубок страны и серебряные медали. В команде были собраны опытные белорусские мастера: Гальченюк, Бекбулатов, Скабелка, Макрицкий, Журик, Дудик, Микульчик, Хмыль. Сильные легионеры: Мурзин, Чербаев, Богдановский, Бутурлин, Седлак, Громов. Перспективная молодежь: Кулаков, Сенкевич, Эберт, Гусов, который Вячеслав, Мильчаков, Ерашов. В фарм-клубе были Сушко, Горанин, Демагин, Хафизов… Может, не упомянул кого, без обид, давно уже было.

И тренерский штаб был классный – профессор Любомир Покович и порядочные мужики Василий Панков и Андрей Дмитриев, отлично разбирающиеся в хоккее. Моей задачей было подобрать Любомиру в тренерский штаб таких помощников, чтобы они были сподвижниками, единомышленниками, а не стояли за спиной у главного тренера «с фигой» в кармане. К сожалению, доводилось мне видеть и такое. Считаю, с этой задачей я справился. У нас многое получилось. Ну, а сам Покович – это заслуга Наумова, он привез его в Беларусь. Не могу не сказать добрых слов в адрес Владимира Владимировича. Считаю, он очень много сделал для белорусского хоккея. Уж не мне судить, каким он был министром, но спортивный руководитель – сильнейший. Несмотря ни на что, с большим уважением отношусь к нему. Мне трудно это объяснить, все на каком-то подсознательном уровне. С ним было очень непросто, но в то же время очень интересно работать.

– Говорят, вы были неудобным спортивным функционером для руководителей высокого ранга.

– Ну, что значит неудобный? Я же не «мягкий уголок» :). И почему был? Я же жив и здоров, у меня прекрасное давление, здоровый сон, отличный аппетит :). Просто имел свое мнение по различным вопросам, которое далеко не всегда совпадало с позицией людей, имеющих колоссальное влияние в нашем хоккее. Из-за этого периодически оказывался «вне игры» :). Впрочем, так же, как и сейчас. Вообще, о том периоде можно говорить очень долго и много, там происходило немало интересного. Приходилось порой принимать непростые решения, прямо скажем, в ущерб своей карьере.

– Давайте перейдем к вашей работе спортивным директором в сезоне-2013/14. Как вы охарактеризуете этот период?

– Принято считать, что сезон-2013/14, когда я трудился в команде, был провальным. Я с этим не согласен. Это был самый правильный и честный сезон за всю историю выступлений «Динамо» в КХЛ. В том смысле, что мы действительно работали по системе «6+1» для легионеров, а не пытались ее как-то «обойти, обхитрить, обмануть». В моем понимании «Динамо» – социальный проект, направленный на развитие хоккея в стране. Исходя из этого, нужно было раскручивать эту команду, формировать в отношении ее общественное мнение.

Я прекрасно отдавал себе отчет, что будет невероятно тяжело противостоять клубам КХЛ команде, сформированной, в основном, из белорусских хоккеистов, приглашенных из нашего внутреннего чемпионата. Давление на клуб, который становился по-настоящему белорусским, было колоссальным.

Мне еще до начала сезона звонили и российские хоккейные специалисты, и наши, причем люди авторитетные, мною уважаемые, и говорили практически одно и то же, предсказывая в каждом матче поражения со счетом 0:10, 0:7, а 0:5 – это просто за счастье. Полторы-две тысячи зрителей на красавице «Минск-Арене», «похоронный марш и вынос тела». Ответ всем у меня был один – не дождетесь. В итоге, «Динамо» того сезона оказалось вторым по посещаемости в КХЛ. Это говорит, во-первых, о том, что большинство болельщиков все-таки поверили в белорусов и остались с командой, а во-вторых, профессионально работала служба маркетинга клуба.

Никакого тандема с Андриевским у нас не было и быть не могло

Думаю, стратегическая задача на сезон была выполнена – наши парни мужали, прибавляли в мастерстве, становились опытнее и увереннее в себе. Таким образом, закладывался фундамент будущих успехов как самого «Динамо», так и сборной страны.

В том «провальном сезоне», конечно, было больше поражений, чем побед. Но были у нас и просто потрясающие матчи. Мы обыгрывали «Магнитку», команды из Челябинска, Нижнего Новгорода, Омска... И что важно, практически нашими белорусскими хоккеистами.

И легионеры сезона-2014/15 совсем не ради вежливости говорили, что успех в «регулярке» был возможен по той причине, что хороши были белорусы. Они здорово помогали. А ребята, над которыми посмеивались в начале сезона-2013/14, становились лидерами в следующем сезоне.

– Что вы можете сказать о работе в тандеме с Александром Андриевским?

– Непростой для меня вопрос, но отвечу предельно откровенно. Считаю, что мы с Александром Леонидовичем должны быть предельно честны перед болельщиками и общественностью. Никакого тандема у нас не было, да и быть не могло. Дело в том, что Андриевский всеми фибрами своей души не принимал формулу «6+1» и связанные с ней перемены в клубе. Делать то, во что ты совершенно не веришь, считаю противоестественным. О чем можно говорить, если на дворе июнь, команды практически нет, а генеральный директор и главный тренер улетают в отпуск? Я был готов расстаться с Андриевским на второй же день, как приступил к работе в клубе. Но у меня не было на это полномочий. Я и сейчас абсолютно убежден ,что с таким настроением, какое тогда было у Андриевского, он не нужен был клубу вообще ни в какой ипостаси, а уж тем более в качестве главного тренера. При этом я не говорю, что Андриевский – плохой тренер. То, что он умеет и может работать, он доказал во Владивостоке. Но я уверен, что это был совсем другой Андриевский с точки зрения психологии. Вот это и есть ключевой и самый тяжелый момент моей работы в клубе. Убежден, в первую очередь должен назначаться генеральный менеджер (или спортивный директор) и иметь соответствующие полномочия, потом он и только он под свою личную ответственность должен подписывать главного тренера. Естественно, это будет единомышленник, «заточенный» для решения поставленных перед клубом задач. Потом они вместе формируют тренерский штаб и комплектуют команду. Вот тогда это и будет единое целое и единый кулак.

– В этом смысле Бережкову повезло с Поковичем больше, чем вам с Андриевским?

– Везение здесь не при чем. Просто были учтены ошибки прошлого сезона. Генеральный менеджер, коим стал Владимир Петрович, получил соответствующие этой должности большие полномочия. Возможность самостоятельно принимать решения, связанные с комплектованием тренерского штаба, своих помощников и хоккеистов. Никто не мешал ему подписать в качестве главного тренера Любомира, это была его инициатива и желание. А затем вместе они проделали отличную работу.

С финансовыми возможностями Бережкова можно было позволить себе иметь и план «B», и «C», и «D». Я мог иметь только план «Ж» :).

Причем Бережков не лукавил, когда говорил, что селекцию, по сути, провел Покович, а ему только оставалось подписать тех игроков, которых хотел Любомир. Перестраховывался? Думаю, да. Но совсем не лукавил. Еще у Владимира было два шикарных бонуса: первый – это то, что он мог себе позволить подписать некоторых хоккеистов без согласования с Любомиром, при этом отлично понимая, что Покович как истинный профессионал и порядочный человек будет работать с этими игроками и выжимать из них максимум для решения поставленных задач и достижения необходимого результата. А не «убивать» их, чтобы показать некомпетентность и селекционные просчеты генерального менеджера. Уж поверьте мне на слово, это дорогого стоит. Второй бонус – стабильный и понятный бюджет. Пусть и не выдающийся по меркам КХЛ, но далеко не убогий. А главное – стабильный и понятный.

Я об этом мог только мечтать. Не буду здесь жонглировать цифрами, но поверьте, клуб в сезоне-2013/14 потратил на легионеров значительно меньше, чем в сезоне-2014/15. С финансовыми возможностями Бережкова можно было позволить себе иметь и план «B», и «C», и «D». Я мог иметь только план «Ж» :). Деньги не играют в хоккей. Но и без денег в хоккей не играют.

– Насколько мне известно, именно вы начали работу по лидерам будущего сезона. Это правда?

– Да. Мы уже начали готовиться с Поковичем к следующему сезону. В нашем расширенном списке на тот момент были Чичу, Веске, Лингле, Щехура и Элиссон. Шварны мы не рассматривали, Бэйлена ни я, ни Любомир в то время не знали. Тогда я предлагал ему рассмотреть защитника атакующего плана Ти-Джей Бреннана. Уже когда меня не было, агент Дмитрий Еремин предложил Любомиру кандидатуру Ника Бэйлена. Покович вместе с Владимиром Копатем тщательно «прокачали» того и другого, после чего остановили свой выбор на Бэйлене – и, как мы все уже знаем, не ошиблись.

– Что вы можете сказать о подписанных вами легионерах?

– Ни о Томаше Суровы, ни о Дереке Миче, ни о Джейкобе Микфликере не могу сказать плохого слова, а уж тем более назвать их «средненькими  и серенькими». Это спортсмены высокого уровня. Когда я подписал Мича, Глен Хэнлон поздравлял меня и говорил, что это успех. Наверное, он кое-что понимает в хоккее. Что касается Микфликера, то как только менеджеры «Лугано» узнали о его проблемах в «Динамо», они моментально предложили ему контракт, несмотря на то, что в швейцарской лиге тоже существует лимит на легионеров. Это говорит о многом. Думаю, ни у кого нет сомнений, что в менеджменте «Лугано» дураков нет. Почти уверен, если бы мне удалось подписать в том сезоне Чичу, Лингле, Веске, что, кстати, было вполне реально, они вряд ли бы показали такую же стабильную и результативную игру, как в сезоне-2014/15.

А Шуинар, конечно, ошибка. Понимал, что хоккеист, который почти полгода был не у дел, вряд ли поможет. Но дал слабину и пошел на эту авантюру.

– Принято считать, что Эрик Шуинар – самoe провальное приобретение «Динамо» за восемь лет. Вы согласны?

– Если кому-то так хочется считать, ради Бога. На самом деле Эрик – мастеровитый хоккеист, но он был совершено не готов физически. А времени приводить его в порядок у нас не было.

Вспомните, как начинали в «Динамо» тот же Тейлор или Джефф Глэсс. Если бы с ними расстались в течении первого месяца их пребывания в клубе, как было с Шуинаром, думаю, любой из них мог «отобрать» у Эрика это «почетное звание».

– На одной из пресс-конференций Бережков утверждал, что отговаривал вас от этого трансфера.

– Это неправда. До совершения сделки у нас точно не было разговора с Бережковым о Шуинаре.

– И все-таки как вы лично оцениваете свою селекционную работу? Худшее подписание – понятно. А главная ваша трансферная победа?

– Вы знаете, когда команда была уже укомплектована, ко мне подошел Любомир и сказал: «Олег, помнишь, восемь лет назад, когда ты закончил комплектование команды, я сказал тебе большое спасибо за хорошую работу, которую ты проделал. Сказал, что теперь пришло наше время – время тренерского штаба, поработать так же хорошо, как это сделал ты. Так вот, спустя восемь лет я вновь говорю тебе большое спасибо за хорошо проделанную работу. И теперь вновь пришло время тренерского штаба поработать так же хорошо, как это сделал ты». Давно знаю Поковича, причем достаточно хорошо. Он такими словами не бросается.

У нас получается не просто Лаланд Кевин, а «Кевин в золотом», как в КВНе

От себя могу сказать, что уж если я и не преуспел в селекции, то и не провалил ее. Это точно. Слишком многое зависело не от меня. И это правда. Так было.

А трансферная победа – Алексей Калюжный. Я думаю, и для него это оказалось большой удачей. Алексей – человек с непростым характером, но профессионал и патриот до мозга костей. Настоящий капитан. И этим все сказано.

– Бережков вернул одного легионера-белоруса – Лингле – и пролоббировал выдачу белорусского паспорта Бэйлену. У вас была мысль заняться натурализацией и тем самым облегчить себе задачу по решению формулы «6+1»?

– Я категорически против этого. Мне смешно слушать рассказы про точечную паспортизацию. Какая же она точечная? Она у нас уже давно многоточечная. В ней пора ставить жирную точку. Давайте посмотрим на ростер нашей сборной, включая тренерский штаб (хоть пока у них и нет белорусских паспортов): Дэйв Льюис, Михаэль Ленер, Крэйг Вудкрофт, Кевин Лаланд, Чарльз Лингле, Джефф Плэтт, Ник Бэйлен. Ничего себе сборная Беларуси! А если добавить сюда еще бывших россиян, которые уже давно получили наши паспорта, у нас хоть 3-4 человека родом из Беларуси наберется? Чем занимаемся в последние годы? Строим ледовые дворцы и раздаем паспорта. Лично у меня только такое ощущение. Я не верю в бескорыстную любовь легионеров к нашей родине. Для них это место, где они зарабатывают деньги.

Свежий пример – Кевин Лаланд. Он перестал быть востребованным в КХЛ. Насколько мне известно, было поставлено четкое условие: не подпишите в «Динамо» – не приеду в сборную. В итоге, клуб выкупает права на него у ЦСКА, что требует средств, и подписывает с ним контракт на три года, что тоже стоит немалых денег. В итоге, у нас получается не просто Кевин, а «Кевин в золотом», как в КВНе. И смешно, и очень грустно.

Желание облегчить себе задачу по решению формулы «6+1» очередной раздачей паспортов и увеличением количества легионеров в заявочном ростере у меня не было. Зачем переворачивать все с ног на голову? Тогда уже у нас не «6+1», а «6+1+2 запасных+2 паспорта».

Субботкин просил взять на работу якобы мне необходимого скаута – Дмитрия Нарсисяна

Вообще, я считаю, что решить проблемы, накопившиеся в нашем хоккее за годы, в течение сезона-двух просто невозможно. Как будто бы наш хоккей принял таблетку и сразу же выздоровел, так не бывает. Любое действие, как та же формула «6+1», имеет как свои плюсы, так и минусы. На мой взгляд, здесь плюсов больше.

И так во всем. Панацеи просто нет. Всегда было и будет все строится методом проб и ошибок. Другое дело, что ошибки нужно стараться свести к минимуму. Лично я убежден в том, что нужно всячески развивать, повышать уровень, престиж и статус нашего отечественного чемпионата. Ни в коем случае нельзя превращать его в первенство коллективов физкультуры. Это будет катастрофа!

– Вы несколько раз пытались уволиться из «Динамо», но вас не отпускали. Расскажите, в чем там была суть истории.

– Первое заявление было написано после выхода письма болельщиков, где они во всех бедах обвинили меня. Я хотел услышать от руководства, есть ли у меня кредит доверия. Но гендиректор Субботкин шарахался от меня в коридорах динамовского офиса, делая вид, что не замечал. Только позже я оценил всю прелесть такой ситуации. Я мог спокойно работать. Мне никто не мешал :).

Некоторое время спустя удалось поговорить с ним. Во время нашей беседы Максим дал понять, что все будет решаться на Наблюдательном совете, и решение может быть самым радикальным. Я написал заявление об уходе, даже дату там не ставил. Так и сказал: «Поставите, когда сочтете нужным. Просто проинформируйте Наблюдательный совет, что такое заявление есть, и там могут принять любое решение, а я с ним соглашусь». Заявление отклонили.

alt

История со вторым заявлением несколько сложнее. Дело в том, что Максим Владимирович, скажем так, очень мне рекомендовал, чтобы я написал на его имя служебную записку, в которой бы просил взять на работу якобы мне необходимого скаута – Дмитрия Нарсисяна. Я этого человека в глаза не видел. Не знаю вообще. И должен был фактически письменно за него поручиться. Абсурд! Конечно, я отказал. Но уже хорошо зная стиль руководства Максима, не сомневался, что нормально работать он мне уже не даст. Наши отношения обострились. Я прямо все объяснил тренерскому штабу и сказал, что буду уходить. Вот так и было написано второе заявление. Его отклонил НС.

Но отношения с Субботкиным только ухудшались. В конце концов, с его стороны последовали очередные странные телодвижения. Эти моменты не буду выносить на публику. Но наши отношения достигли точки невозврата. Работать вместе в одной организации нам было уже невозможно. Вот тогда я и встретился с Владимиром Бережковым – к тому моменту уже членом НС и кризисным управляющим «Динамо». В принципе, Владимир ситуацию знал хорошо. Мне нужно было лишь понять, кого он поддерживает. Он встал на сторону Субботкина. Каждый из нас сделал свой выбор. Вот и все. Вот так и было написано третье заявление. Хочу лишь подчеркнуть, что никакой паники у меня никогда не было. Но работать в коллективе, где ты становишься «телом инородным» – глупо, бессмысленно да и просто невозможно.

– Вы планируете вернуться в большой спорт?

– Прямо сейчас нет абсолютно никого желания. Хотя пути Господни неисповедимы...

Пользуясь предоставленной мне возможностью, хочу сказать слова поддержки Юрию Александровичу Чижу и всей его семье. Пожелать здоровья, мужества, терпения, оптимизма, веры и скорейшего и самого благоприятного разрешения сложившейся ситуации. 12 лет назад, когда у меня умерла жена и я остался один с двумя несовершеннолетними детьми мой друг Александр Попов и Юрий Чиж поддержали меня в это тяжелое время и помогли. 

Фото: Юлия Чепа.

+65
Популярные комментарии
sash0704
+28
Да, про Максимку бобруйского уже не первый человек отзывается "хорошо", не зря, получается, закрыли.
Ulasen
0
цікава наконт Суботкіна і Беражкова.
denis.bo
+19
C самого начала сезона 13/14 было ощущение, что Иванов - порядочный и честный мужик, просто стал заложником ситуации, когда с одной стороны завышенные ожидания болел, а с другой - формула и маленький бюджет.
Написать комментарий 23 комментария
Реклама 18+