15 игроков НБА, за которыми можно наблюдать вечно

Блог «Фонарь» – о тех, кто заставляет забыть, что баскетбол – это просто игра.

Старт

Расселл Уэстбрук («Оклахома»)

Что привносит: безумный коктейль из бешеных данков, экзальтированных празднований и игры, от которой всю дорогу веет дистиллированным сумасшествием.

Лучшая характеристика: «О чем бы ни шла речь, я всегда говорю: «Почему бы нет?»

Почему заставляет забыть о своих недостатках:

Адепты командного баскетбола уверены, что болельщиков привлекает именно сплочение вокруг единой цели и превращение звезд в многоликую целостность. Но это не совсем так. Болельщиков привлекают крайности, обретение ярко выраженного облика, каким бы он ни был. Коллективное упражнение по перетягиванию каната от «Сперс» – гуд. «Айверсон на стероидах» – тоже гуд.

Баскетбольные достоинства Уэстбрука для многих оставались столь же сомнительными, как и его вкусы в одежде. «Не тру ПГ», «тормозит лучшего игрока лиги», «тупой», много бросает не по делу, уничтожает командный баскетбол «Тандер» уже на ранних стадиях, выглядит как взбесившийся Микеланджело (и это не представитель Ренессанса)… На весь негатив, который в последние годы включил каждый из недостатков Расса, он ответил дикой тирадой в начале сезона: «Вне зависимости от того, что происходит вокруг, для меня важно постоянно находиться в атакующей стадии. Я уже это говорил и буду повторять вновь, моя задача – постоянно атаковать».

Вот так вот он и атакует. В защите, забывая о команде и часто подставляя партнеров, когда вылетает на соперников, словно они вломились к нему в дом. На подборе, устремляясь к цели безотносительно соотношения своих и чужих. В проходах, летя вперед даже тогда, когда его голова по-прежнему требует пребывания в больничке. Лупя из-за дуги так, словно считает несправедливым, когда отмечают Стефа Карри, а не его. И празднуя свои успехи в таком дерзком стиле, что это задевает даже арбитров.

Баскетбол – не хоккей, эта игра, которая максимально персонализирована. И тем удивительнее, когда еще недавно крайне неприятный персонаж, фрик, единоличник и провокатор становится главным шоуменом лиги. Можно сколько угодно отстаивать основы «правильного баскетбола», но нужно оставить Уэстбруку право играть так, как он считает нужным. Потому что это крайне зрелищно.

Круче какого киногероя

Кейт Мосс из НБА. 20 вещей, которые нужно знать о Расселле Уэстбруке

Тони Аллен («Мемфис»)

Что привносит: вечно бурлящий фонтан спаянных воедино защиты и эмоций, который то взрывается невероятной струей, то становится едва заметен.

Лучшая характеристика: «Мне очень нравились «Бэд Бойз», но частенько судьи не позволяют мне играть так. Приходится где-то действовать умнее, а не то я получу фолы уже в начале игры… Моя цель заключается в том, чтобы закрывать моего игрока, пока у него есть силы. Мне надо сделать так, чтобы я повлиял на исход матча. Это единственное, что имеет значение. Плевать, что там люди говорят про меня – мне не нужны их похвалы».

Почему заставляет забыть о своих недостатках: Недостатки Тони Аллена являются продолжением его достоинств. Именно поэтому в данном списке он занимает место классического представителя 3&D. В защите Аллен практически безупречен, готов задушить соперника, который его вроде бы и не замечает, подходит к обороне с аналитических позициях и перед матчами тщательно изучает соперников, придумывает спонтанные танцы-вулканические взрывы радости после важных перехватов и отстаивает перед арбитрами право на легкое членовредительство. Все это позволяет всем нам снисходительнее относиться к экспромтам Аллена на чужой половине площадки, где каждое его появление оборачивается маленьким приключением – то партнеры начнут его штрафовать за промахи из-под кольца, то он нанесет себе травму, пытаясь поставить сверху во время остановки. Grindfather – обладатель одного из самых веселых твиттеров в НБА, так что логично, что самоирония не отпускает его и на работе.

Круче какого киногероя

Пол Пирс («Вашингтон»)

Что привносит: бесценный комплект неоднозначно понимаемой олдскульности: трэштока/брюзжания и борьбы со временем на площадки, колеблющейся между «Правда!» и «Куда ты лезешь, старая калоша?!»

Лучшая характеристика: «Ред Ауэрбах сказал мне: «Тебя зовут Пол Пирс, всегда помни, кто ты такой». Понимание того, кто ты такой – это говорить себе: «Ты хорош, ты уверен в себе, и никогда не нужно это забывать». И это помогло мне. Когда дела складываются не очень хорошо, я всегда думал: «Нужно помнить, кто ты. Не отходить от этого. Не позволять неудачам сломать себя».

Почему заставляет забыть о своих недостатках: Недостатки Пола Пирса носят естественный характер, а раз так, то его схватка с природой становится еще значимее, чем противостояния реальным противникам. Легендарный форвард никогда не блистал атлетизмом, а теперь окончательно застолбил за собой кафедру профессора Андре Миллера, сделав свою обширную корму главным инструментом борьбы с юными мизераблями. Дерзкие подопечные Пирса не всегда делятся с ним мячом, особенно на ключевых отрезках матчей, но он не требует какого-то внимания к себе: Пирс делает вроде бы все то же, что и всегда – совмещает тягучие неторопливые проходы, толкание пятой точкой в посте с проникновенными трехочковыми и остроумными передачами. Это все вроде бы и выглядит неброско, зато все так же крайне эффективно – и на фоне летающих супергероев выглядит высокомерной пощечиной, бархатной революцией в черно-белом стиле.

Круче какого киногероя

Дрэймонд Грин («Голден Стэйт»)

Что привносит: Эмоциональность, не признающую каких-либо искусственных барьеров.

Лучшая характеристика: «По-моему, Чарльз Баркли был ниже меня. Он должен поддерживать меня. Возможно, он думает, что я не могу стать чемпионом, потому что он не смог. Посмотрим, у меня еще много времени. Парень, ни разу не выигравший чемпионат, не может много рассуждать о чемпионстве, не так ли? Не знаю, много ли он добился за карьеру со своей командой. Да, он играл в финале, но говорить о том, что они не выиграли, потому что слишком маленький... Может быть, он не стал чемпионом, потому что был слишком маленьким»

Почему заставляет забыть о своих недостатках: На самом деле, недостатки Дрэймонда Грина и создают вокруг него ту среду вечных сомнений, которая для него оказывается столь необходимой. Грин – маленький, Грин не умеет бросать, Грин не заслуживает максимального контракта – Грин ходит по интернету, старательно записывает за каждым, кто пытается его поддеть и потом освежает память перед выходом на площадку (и, возможно, даже в перерывах).

Естественно, он не настолько плох, как кажется. Естественно, у него довольно весомый послужной список. Естественно, именно в этой команде все его достоинства кажутся в два раза ярче. Суть не в этом. Та самая маниакальная страсть Джордана искать вызовы везде, где только можно, в случае с Грином приобретает еще более обостренные формы: Джордан хотя бы держал это в себе, тогда как форвард «Голден Стэйт» уже за пару сезонов успел застолбить за собой хотя бы право номинироваться на звание «главный тролль» года. Он показывает соперникам языки, не скрывает, что ряд из них являются его личными врагами, воюет с экспертами. Он даже на собственного тренера периодически покрикивает… В случае с Грином эмоциональные выбросы остаются в пределах нормы, какие бы аномальные формы они ни приобретали.

Круче какого киногероя

ДеМаркус Казинс («Сакраменто»)

Что привносит: уникальное умение накалять общекомандный антагонизм к сопернику и выпадать из игры. И все это практически одновременно.

Лучшая характеристика: «У меня вопрос для всех – как вы собираетесь остановить божественный план? Как вы собираетесь сделать это? Как вы собираетесь сделать это? Я хочу знать, как вы собираетесь остановить божественный план? Этот город сделал так, что мне пришлось пройти через многое, и я всегда оставался лояльным и преданным. Эй, я просто хочу знать, как вы собираетесь остановить Божественный план? Бог заготовил свои самые сложные испытания для самых сильных душ»

Почему заставляет забыть о своих недостатках: Играть с Казинсом довольно сложно, но зато наблюдать за ним одно удовольствие. На данный момент именно потому, что едва заметные и порой вроде бы несущественные недостатки запарывают картину полнейшего благолепия.

Казинс – обладатель лучшего атакующего арсенала среди центровых.

Казинс умеет защищаться.

Казинс доказал свою вменяемость на уровне сборной.

Казинс вроде бы понимает, что нужно для победы, восхищается Тимом Данканом и гневается на партнеров за промашки.

Но на деле все получается как-то криво, и на вечных руинах «Сакраменто» высится вечно недовольная гримаса Казинса, создающее дополнительное измерение для просмотра матчей «Кингс». Казинс недоволен партнерами, Казинс недоволен судьями, Казинс недоволен соперниками, Казинс недоволен руководством, Казинс недоволен журналистами… Борьба за совершенство мира в таком богом забытом месте, как Сакраменто, вроде бы обречена на поражение, но Казинс ведет ее так страстно, что хочется все же посмотреть, чем все это закончится.

Круче какого героя

Резервисты

Стефен Карри («Голден Стэйт»)

Что привносит: трехочковые в движении, дриблинг на грани абсурда и передачи, застигающие всех врасплох – в общем, коллекцию кунштюков, полностью разрушающую границу между реальным и фантастическим.

Лучшая характеристика: «Кто лучше с точки зрения атаки, я или ЛеБрон? Я».

Почему заставляет забыть о своих недостатках: Карри – первый в списке игроков НБА, лидирующих по упоминанию в контексте слова «чудо». Он – первый уже по тому, что вытворяет на площадке. Но вид непритязательного младенца, с интересом вглядывающимся в неизведанный мир, выводит его на недостижимую высоту – когда чудо исходит от мальчика с ангельским ликом, оно становится Чудом.

А когда речь заходит о Чудесах, то вспоминать о тщедушном теле, не самой грозной защите и умении хладнокровно переключать передачи и прибавлять тогда, когда это нужно команде остается лишь страстным поклонникам Джеймса Хардена. Титул MVP в данном случае совершенно ни при чем: как и в случае со Стивом Нэшем, всегда будет казаться, что он получен не совсем заслуженно и обусловлен не столько доминированием на площадке, сколько всеобщим обожанием, а обожание всегда иррационально. И это важнее всего: из десяти болельщиков НБА десять предпочтут ждать все новых экспромтов от Карри, а не считать количество штрафных, пробитых Бородой.

Круче какого киногероя

Джамал Кроуфорд («Клипперс»)

Что привносит: полный комплект стритболиста, тем более красочный, что исполняется дядечкой, которому через 10 дней стукнет 35.

Лучшая характеристика: «Атаковать для меня легко. Но есть и другие области, где я могу прибавлять».

Почему заставляет забыть о своих недостатках: Безобразная защита Кроуфорда – вещь, конечно, сама по себе знаменитая. Но, так как в этом смысле у него ничего не меняется, то от него не просят ничего больше, кроме выработанной за долгое время и столь же долгое время оттачиваемой до совершенства роли лучшего запасного – агрессивно выйти, пофеерить, сломать защиту дьявольским наскоком, завалить несколько безумных трехочковых через руки. Кроуфорд уже давно видится реальным прототипом дядюшки Дрю, приз лучшему шестому вроде бы давно носит его имя, те, кто списывали Джамала после разрыва крестов, уже сами ушли на пенсию – но все это не мешает мастеру сногсшибательных кроссоверов, сверхдальних трехочковых и штучек, для которых нет адекватного описания, напоминать об уличных корнях баскетбола. Наследника Джамала уже видно, но легче от этого не становится.

Круче какого киногероя

20 самых дерзких проникновений стритбола на площадки НБА

Айзейя Томас («Бостон»)

Что привносит: мстительность 80-го уровня

Лучшая характеристика: «Я всегда был коротышкой, но это ничего не значит, я привык. Это какой-то навык, нечто такое, чему я научился с детства. Я всегда прорывался внутрь и завершал против здоровяков. Могу забивать, облетая их, хитрить и многое другое. В конечном счёте, это мастерство.

Люди постоянно спрашивают меня об этом, и я реально не могу объяснить. Просто иду в краску и, даже находясь в воздухе, пытаюсь как-то извернуться, уйти от «горшков». Единственное, в чем уверен на все сто – я врываюсь под кольцо без страха. Иногда я попадаю под блок, что ж, бывает. Я не придаю этому большого значения, просто встаю с паркета и снова иду в проход».

Почему заставляет забыть о своих недостатках: Можно сколько угодно обсуждать защиту в исполнении Айзейи Томаса и его физическую неполноценность, но две вещи восхищают: во-первых, то, с каким бесстрашием самый маленький игрок НБА устремляется под щит, во-вторых, то, как ему сложно даются взаимоотношения с окружающим миром – Томас готов устроить скандал даже вокруг обыкновенного флопа, что уж тут говорить про команды, которые дерзнули от него отказаться…

Круче какого киногероя

Ник Янг («Лейкерс»)

Что привносит: ничем не мотивированное веселье.

Лучшая характеристика: «Дельфин играл со всеми, делал то, что обычно делают дельфины, все эти звуки «Ак, ак». Пришла моя очередь прокатиться вместе с ним. По какой-то причине он все время тащил меня на дно. Он хотел утопить меня. Но я понял, что происходит и выскочил из воды.

Дельфин все время шел на глубину. Он пытался убить меня. А еще он пытался забрать Игги. Он был дружелюбен, целовал ее и все такое. Он пытался забрать мою женщину»

Почему заставляет забыть о своих недостатках: Любая американская лига устроена таким образом, что уже к середине сезона точно определяется «зона интереса» и «зона болота». С «зоной интереса» все понятно, а вот «болото» порождает исключительно негативные эмоции, и чаще всего случается так, что большинство просто делает вид, что клубов из этой зоны не существует. Когда же кто-то из них где-то выплывает хоть в каком-то виде, то наворачивается скупая слеза, а в горле ощущается комок сопереживания неудачникам, вынужденным доигрывать сезон непонятно зачем. Ник Янг – идеальная фигура для подобных команд, так как просыпается с мыслью о том, что его жизнь – это одна сплошная мечта, а слуги, специально нанятые для того, чтобы доставлять обувь на конкретный день из домика для обуви – это в сто крат круче, чем вымышленные мифы о победах, чемпионских командах и прочих амбициях, от которых ничего, кроме несварения желудка, не бывает.

Круче какого киногероя

Антикризис-2015. Ник Янг как доказательство того, что клоуны – важнейшая часть спорта

Яннис Адетокумбо («Милуоки»)

Что привносит: атлетизм будущего – когда через 20 столетий научаться искусственно изменять тела, чтобы придавать им форму, наилучшим образом подходящую для той или иной профессии – настругают 400 Яннисов, гуттаперчевых семифутеров с огромными ладонями и нереальным прыжком.

Лучшая характеристика: «Видеть Янниса вживую – это как смотреть на смесь молодого Скотти Пиппена, молодого Кевина Дюрэнта и осьминога. Ему только 20, он преодолевает 9 метров одним шагом, играет на четырех позициях, имеет руки как у Фредди Крюгера, скоро может пробить отметку в семь футов – с точки зрения физики его не с кем сравнивать. Есть 20-процентный шанс на то, что он станет вторым Дариусом Майлзом (потрясающий талант, без позиции, ничего не получилось), 30-процентный шанс на то, что он станет невероятно ценным талантом, опасным на обеих сторонах площадки, и 50-процентный шанс, что он выдаст что-то в стиле Уэстбрука в ближайшие три года. Вы только посмотрите на это. СПАСАЙТЕСЬ, ПОКА НЕ ПОЗДНО!!!!»

Почему заставляет забыть о своих недостатках: Когда человеку 20 лет, никто не смотрит на его недостатки.

Круче какого киногероя

Мэтт Барнс («Клипперс»)

Что привносит: часто не мотивированную агрессию, безупречную улыбку и не отпускающее ощущение, что оказался на баскетбольной площадке по какому-то недоразумению.

Лучшая характеристика: «Меня оштрафовали на 25 тысяч за то, что я пнул стакан с Gatorade. Если бы я пнул ЛеБрона, то НБА наверняка отправила бы меня за решетку».

Почему заставляет забыть о своих недостатках: Черт его знает.

Круче какого киногероя

F*ck the haters. Почему Мэтт Барнс – самый важный игрок НБА прямо сейчас

Жоаким Ноа («Чикаго»)

Что привносит: энергетику, от которой у вас забегают мурашки, безотносительно того, за Ноа вы или против, умение защищаться против самых маленьких разыгрывающих и элитных центровых и культуру паса, которая восхитила бы даже Брэда Миллера.

Лучшая характеристика: «Я рад за ЛеБрона Джеймса. Он вернулся домой. Все счастливы. Но я надеюсь, мы сможем надрать ему задницу столько раз, сколько это вообще возможно».

Почему заставляет забыть о своих недостатках: Энергетика Ноа – продолжение United Center. Как его все ненавидят в других местах, так его обожают здесь. Он заряжается от болельщиков и начинает носиться как потерявший голову от веселья щенок. Болельщики заряжаются от его криков, прыжков и постоянного выплеска эмоций. Один из самых классных эпизодов прошлого сезона – Ноа-старший на трибуне дает интервью и теряет дар, когда его сынок начинает вытворять что-то не слишком затейливое, но такое бодрое, что пробирает насквозь.

Именно так.

Круче какого киногероя

Дерясь за право быть самим собой. Как Жоаким Ноа стал лучшим центровым

Зак Рэндолф/Марк Газоль («Мемфис»)

Что привносят: хладнокровную методичность старорежимной передней линии, строящей работу на основательности, чувстве локте, кропотливой работе в защите и исходящей уверенности в том, что сейчас всем будет больно.

Лучшая характеристика: « Я посмотрю, что будет 1 ноября. Тогда и буду думать, что делать дальше. И посмотрю, что собирается делать Марк. Я бы хотел поехать туда, куда отправится и он. Я бы хотел говорить с ним и тусить с моим большим другом».

Почему заставляет забыть о своих недостатках: История дружбы Зака Рэндолфа и Марка Газоля – это совершенно невероятный сюжет, которому уступит любая кинодрама. Бывший толстый мешок вернулся в почти родной город. Встретил тут бывшего гангстера, который успешно перевоспитался под его благотворным влиянием. Вместе они отыграли в городе, ставшем родным для них обоих, много лет и прошли через важные успехи и не менее важные неудачи. У истории вроде бы отсутствует концовка – ну, там скромные трудяги из Мемфиса убирают гламурных парней из Окленда, хипстеров Оклахомы и становятся новыми героями рабочей Америки в противостоянии с королем, который снова проколется на какой-нибудь фигне. Но и так мысль о подобном фоне, конечно, превращает наблюдение за матчами «Гризлис» в душераздирающее шоу для домохозяек.

Круче каких киногероев

Глен Дэвис («Клипперс»)

Что привносит: эмоциональную поддержку, высочайший уровень которой заставил заплакать Стива Балмера.

Лучшая характеристика: «Мы не пытаемся произвести впечатление на скептиков и заставить их в нас поверить. Только если мы сами в себя поверим, наши возможности станут безграничны».

Почему заставляет забыть о своих недостатках: Глен Дэвис навсегда вошел в историю НБА благодаря двум моментам: обиде на Кевина Гарнетта и неожиданному взрыву в серии с «Лейкерс», включая сюда и эпичное празднование в компании с Нэйтом Робинсоном. (Ну, и еще бессмертной сцене в мотеле, но опустим ее, дабы не вводить ограничение «18+»). Короче, проявлениям беспрецедентной эмоциональности. В этом сезоне Дэвис окончательно адаптировался к «Клипперс» и больше не желает курить в сторонке – теперь именно он – главный претендент на статус лучшего болельщика сезона, который не только сопереживает партнерам, участвует в постоянном диалоге с арбитрами, но и добавляет академичной игре «Клипперс» смачных прыжков, празднований и такого эмоционального заряда, что его местонахождение можно определить даже через экран монитора, даже если толстяк не попал в его рамки.

Круче какого киногероя

PS. Если есть желание увеличить список до сотни, то можно свой гнев на автора направить в полезное русло и самовыразиться в комментариях. Добавляются новые персонажи, когда наберется пятерка.

Фото: REUTERS/Mark D. Smith/USA TODAY Sports

+11
Написать комментарий