«Динамо» опять вышло в плей-офф КХЛ под выборы и протесты. Вспоминаем, как Плошча-2010 повлияла на клуб, и чем ситуация тогда отличалась от нынешней

Марек Сикора сейчас разносит власть, а 10 лет назад тренер промолчал.

После того, как 22 февраля «Йокерит» обыграл «Витязь» и лишил подольский клуб математических шансов на выход в плей-офф КХЛ, официальным участником нокаут-раунда стало минское «Динамо» – в трех оставшихся турах подопечные Крэйга Вудкрофта уже не упадут ниже восьмого (и не поднимутся выше пятого) места в Западной конференции. «Зубры» пятый раз в своей истории пробились в постсезон – правда, ни в одной из предыдущих попыток клубу не удавалось пройти дальше первого этапа. Ближе всего к преодолению этого рубежа минчане были десять лет назад: тогда «Динамо» впервые попало в плей-офф, став восьмым на Западе, – и едва не сотворило сенсацию, лишь в седьмом матче уступив дорогу победителю конференции «Локомотиву».

Те три победы над ярославцами до сих пор составляют более половины всех викторий «зубров» в нокаут-раунде (суммарно во всех остальных сериях удалось выиграть только дважды) – так что кампанию-2010/11, пожалуй, можно назвать самой успешной в истории клуба в рамках КХЛ. Сейчас минчане будут пытаться превзойти тот результат – а мы попробуем найти параллели и различия между тем, в каком состоянии клуб находился тогда, и состоянием, в котором он находится сейчас.

В свете событий, разворачивающихся в Беларуси последние семь месяцев, первое приходящее на ум сходство – то, что сезон-2010/11, равно как и нынешний-2020/21, стартовал в год проведения президентских выборов. В 2010-м ЦИК насчитал Лукашенко почти 80 процентов голосов – и вечером 19 декабря в Минске начали собираться люди, заподозрившие фальсификации. Тогда на митинг, оставшийся в истории Беларуси под названием «Плошча-2010», вышло по разным оценкам от 15 до 60 тысяч человек. 

Акция началась на Октябрьской площади, но потом протестующие пошли по проспекту Независимости к Дому правительства. Там предполагаемые провокаторы начали бить стекла, дав ОМОНу и спецназу повод для зачистки – силовики брутально управились за семь минут. Всего, по оценкам правозащитников, в ту ночь были задержано около 800 человек, большинство из которых получили штрафы и сутки за административные правонарушения. 49 арестованных, включая нескольких экс-кандидатов в президенты, осудили по уголовному делу о массовых беспорядках – многие получили реальные тюремные сроки.

У тех событий хватало и других примет нынешнего времени: многим протестующим досталось от силовиков еще на «Плошчы», задержанных также били и создавали ужасные условия в местах заключения – запрещали передачи, не давали пить, не пускали адвокатов. Однако, в отличие от 2020-го, репрессии режима тогда не сподвигли белорусов еще более массово выйти на улицы, а подавили протест в зародыше – 20 и 21 декабря небольшие группы минчан еще провели несколько акций, после чего все окончательно затихло, и Беларусь на долгие десять лет занырнула в стабильность.

Со стороны «Динамо» на «Плошчу-2010» никакой реакции не последовало. С нынешним опытом удивляться этому вообще не приходится, но даже и без него все вполне объяснимо. Молчание самого клуба, наблюдательный совет которого тогда возглавлял экс-начальник службы безопасности Лукашенко Юрий Бородич, уж точно можно было предположить (государственный все-таки проект). Да и от хоккеистов «Динамо» ожидать яркой гражданской позиции не приходилось – как минимум потому, что среди 30 сыгравших за «Динамо» в том сезоне человек лишь 12 были белорусами (внедрение лимитов на легионеров в клубе с подачи носителя черного шлема началось только в 2011-м). К тому же тогда соцсети только начинали развиваться, поэтому с инструментами для высказывания была напряженка. А тут еще и выборы выпали на полуторанедельную паузу в календаре КХЛ – сразу семеро динамовцев уехали в кэмп сборной, а остальные наверняка переводили дух от сезона, а не переживали из-за протестов.

Промолчал и тренерский штаб, в котором из белорусов был только Александр Андриевский, а начальником над всеми был Марек Сикора. 20 декабря чешский специалист пообщался с «Прессболом», и это был чисто спортивный разговор – про последние игры, нюансы ростера и возможные подписания. Через пару дней минчане в матче КХЛ уступили «Нефтехимику» – после него Сикора лишь отвесил дежурные комплименты и соперникам, и собственным подопечным, которые бились-боролись. И то молчание чеха резко контрастирует с его реакцией на события в Беларуси в 2020-м: он несколько раз высказывался против проведения в Минске чемпионата мира, осуждал то, что в стране «избивают, а может быть, даже убивают мирных людей» и называл действия режима «варварством» (хотя и не особо верил в победу протеста, потому что «русские не позволят демократии приблизиться к своим границам»).

Как бы там ни было, тогдашнее молчание не принесло никакого ущерба имиджу клуба. Напротив, именно в сезоне-2010/11 «Динамо» начало превращаться из команды, привлекавшей в первую очередь хардкорных хоккейных болельщиков, в настоящее городское явление – поддерживать здорово прокачавшихся в маркетинге и работе с аудиторией «зубров» стали даже не очень близкие к спорту минчане и жители расположенных поблизости городов. В итоге в среднем на матчи регулярки ходило 10,5 тысяч болельщиков (и это при том, что в начале сезона цифра была раза в три меньше), а на финише сезона и в плей-офф на «Минск-Арене» стабильно были аншлаги. Тогда «Динамо» стало лучшим клубом по посещаемости в КХЛ и вошло общеевропейскую тройку по этому показателю.

А теперь переносимся в настоящее, в котором у «зубров» все далеко не так радужно. Клуб собрал крепкую банду из молодых белорусов и качественных легионеров (которых много – в какой-то момент в ростере было полтора десятка иностранцев), доверил ее Крэйгу Вудкрофту и выбрался в плей-офф. Еще год назад множество болельщиков наверняка было бы в восторге от такого расклада – но сейчас все иначе. Глубокий политический кризис в стране в целом не способствует погружению белорусов в спортивное зрелище. А «Динамо» к тому же на этот раз хотя бы выдержать нейтралитет не смогло – и для очень многих сейчас стойко ассоциируется с режимом Лукашенко.

Первый шаг к принятию одной из сторон конфликта клуб сделал 7 августа, в полном составе приняв участие в досрочном голосовании, резонно считавшемся идеальной площадкой для фальсификаций. Тогда клуб понес первые потери – отказавшись освещать это мероприятие, его покинули начальник управления маркетинга Роман Стронгин и пресс-секретарь Роман Шевцов. Спустя неделю после выборов бессрочный бойкот домашних игр «Динамо» начал фан-клуб «зубров» – самые активные болельщики заявили, что им «стыдно отождествлять себя с гражданами, которые поддерживают беспредел силовиков и геноцид белорусского народа». Вскоре фанатов на секторе заменили курсантами МЧС в одинаковых штанах.

Обращение активных болельщиков было адресовано Дмитрию Баскову, который тогда являлся гендиром клуба, а спустя месяц, уже став председателем ФХБ, поменялся местами с Игорем Шуневичем и занял пост главы Набсовета минчан. И фигура тренера команды Лукашенко явно стала ключевой в неприятии многими белорусами «Динамо» в нынешнем его виде – уж слишком очевидно Басков близок к верхушке режима и слишком часто он попадал в максимально неприглядные истории (танцы с красно-зеленым флагом на обочине, употребление чего-то очень похожего на крепкий алкоголь под песню «Саня останется с нами», возможное участие в закончившейся смертью Романа Бондаренко охоте «неравнодушных граждан» на БЧБ-ленты в чужих дворах, сливы разговоров о «Массандре» и так далее).

При этом самим хоккеистам «Динамо» нужно в какой-то степени отдать должное: пусть они и не поддержали обращение спортсменов за честные выборы и против насилия, но и провластное письмо никто из них пока не подписал. Хотя были разговоры, что их активно уговаривает сделать это специально сформированная тройка – да, отсылка к НКВД всплывает сама собой – из главного тренера Крэйга Вудкрофта и его ассистентов Павла Перепехина и Андрея Мезина (к слову, основного вратаря «зубров» в сезоне-10/11). Казалось, что автографы вот-вот появятся на специальном сайте, но их по-прежнему нет. Возможно, именно это помогло «Динамо» даже в ковидный сезон сохранить приличную посещаемость – в среднем на домашние игры приходит 4278 человек при нынешней максимальной вместимости «Минск-Арены» в районе 5 тысяч зрителей.

Но все равно вокруг клуба сформировался очень нездоровый ореол, который неприемлем для многих белорусов. Достаточно спросить что-нибудь про «Динамо» в социальных сетях – и получается такое.

А вы будете следить и болеть за «зубров» в Кубке Гагарина?

Белоруса в НХЛ подняли из «команды такси» и отправили на тающий лед возле озера – его команда жестко проиграла

Под уже не домашний ЧМ в хоккейную сборную готовят заокеанскую троицу – в «Динамо» блещет лишь один (его хотели убрать первым)

Фото: «Динамо-Минск», TUT.BY

+2
Реклама 18+
Популярные комментарии
Sergio
+2
Про что статья?
Написать комментарий
Реклама 18+