«Никто не думал всерьез, что наши поставят возле трассы мангал». Как белорусы смотрят биатлон за границей

Биатлонные гонки традиционно находятся в топе спортивных трансляций. Белорусы семьями собираются у телевизоров, чтобы посмотреть очередной старт. Но самые преданные фаны-энтузиасты выезжают вслед за биатлонистами на этапы Кубка мира. Спортивный фотограф Денис Костюченко, посетивший почти все европейские этапы, рассказал, какие в реальности Фуркад и Бьорндален и почему белорусских биатлонных болельщиков прозвали «катастрофой».

Фото

Продленка, фотокружок, Уши Дизль

В начальных классах школы я оставался после уроков на продленку. Однажды ребята позвали поиграть в футбол. Оказалось, это была игровая тренировка секции по биатлону. После занятия меня спросили: «Хочешь записаться к нам? Мы катаемся на лыжах и стреляем». Я подумал, что стрелять – это круто, не имея понятия, что такое биатлон, и записался в группу. Примерно тогда же познакомился с фотоаппаратом. Девочки ходили в дом творчества на шитье, а мальчики – на фотокружок. Эти увлечения затянули меня и со временем соединились в работе спортивного фотографа. Помню, после школы приходил домой и сразу включал Евроспорт. В середине 90-х гонки транслировали с немецкими комментариями. Тогда немецкая женская эстафета с Уши Дизль и Катрин Апель в составе была непобедима: преследовательницы финишировали за ними в двух-трех минутах.

Цветы от Туры Бергер

Я мечтал съездить на этап Кубка мира и посмотреть на большой биатлон вживую. Россияне первыми начали организовывать выезды. В 2006 году ребята отправились на двух автобусах из Москвы в Контиолахти. Но выезд, который обходился в то время в 300 евро, казался мне очень дорогим. Где-то с 2008 года белорусские фаны тоже стали группироваться по четыре-пять человек и регулярно выезжать на этапы Кубка мира. Первый массовый выезд белорусов состоялся в 2013 году на этап Кубка мира в Хохфильцен. Дорога с проживанием и билетами на старты стоила те же 300 евро, но спустя 7 лет это уже было не такой большой суммой, народ собрался менее чем за сутки.

Тот выезд был омрачен аварией большегрузов, из-за которой остановилось движение на горной дороге, и наши болельщики пропустили почти весь женский спринт, хотя ехали поддержать Дарью Домрачеву. Перебрасывались смс-сообщениями с белорусскими ребятами, которые были на стадионе и вели для опоздавших текстовую онлайн-трансляцию. Зато по прибытии толпа наших фанатов столкнулась с Турой Бергер. Она в тот день как раз выиграла спринт. Норвежка раздала автографы, со всеми сфотографировалась, отдала свой бип и даже цветы с награждения, что считается серьезным трофеем для болельщика.

бел

Автобаны только снятся

После Олимпиады в Сочи белорусские турфирмы начали разрабатывать программы поездок на этапы Кубка мира. Хотя сейчас люди сами могут спланировать такой трип. Еще десять лет назад интернет не был так развит. А сегодня достаточно зайти на Booking.com, забронировать жилье, проложить маршрут и выехать. Но надо знать нюансы планирования таких поездок. Мы привыкли, что Раубичи находятся под Минском – можно без труда снять квартиру в мегаполисе и за пятнадцать минут добраться до комплекса.

Однако основные биатлонные места находятся в горах, а не около больших населенных пунктов. Ближайшие города – в 70 километрах, и добираться до мест проведения гонок нужно не по автобанам, а узкими горными дорогами. Если по пути на стадион в Антхольц перед вами будет ехать трактор со скоростью 30 километров в час, придется под него подстраиваться, потому что обогнать там просто негде. Не надо ожидать, что биатлонные стадионы – масштабные объекты. После Раубичей, где отстроен и продуман целый спортивный комплекс, непривычно приезжать в Хохфильцен: стадион находится на территории воинской части, а пресс-центр раньше был и вовсе в спортивном зале, где призеры сидели на пресс-конференции под баскетбольным щитом с кольцом. К чемпионату мира 2017 года там, правда, провели реконструкцию.

Хохф

Австрия

Белорусская шашлычная в Контиолахти

Первая организованная группа белорусских болельщиков из 50 человек создала на трибунах такой фан-сектор, что немцы назвали их «Russian catastrophe». Белорусы очень громко и дружно поддерживали наших биатлонистов, заглушая всех остальных. Иностранцы не всегда разграничивают белорусов, русских и украинцев. Наши ребята не просто вопят: «Давай, давай!», а конкретно поддерживают спортсменов по именам. Биатлонисты мчатся на скорости 30 километров в час, поэтому заготавливать длинные кричалки, как на матчи «Динамо», нет смысла. Я помню ситуацию из Контиолахти, когда наши болельщики спрашивали, можно ли около трассы поставить мангал. Думал, это такой военно-морской юмор, но нет – они зашли на территорию стадиона с мангалом, дровами, углями и реально пожарили шашлыки.

Белорусы

Биатлонные лайфхаки

Биатлонные болельщики должны решать вопрос с жильем за год до приезда. На этапы Кубка мира съезжаются примерно 20 команд. Средний штат сборной – 25 человек. Прибавьте к ним журналистов, работников IBU и 20 тысяч болельщиков – средняя посещаемость европейских этапов. Всем этим людям надо где-то разместиться. Поэтому мой первый совет – бронируйте жилье как минимум за год до приезда. Если сейчас поискать жилье в Рупольдинге на период этапа 2018 года, то вариантов наверняка уже не будет. Горные гостиницы выбирают не только фаны биатлона, но и люди, которые приезжают в эти места кататься на горных лыжах. Соответственно, и цены в сезон становятся на порядок выше. Спонтанно можно сорваться в Тюмень или в Осло, куда летают лоукосты и где много вариантов размещения в городах. Самый выгодный транспорт для поездок на гонки Кубка мира – это машина. Она позволяет быть мобильным, выбирать жилье не рядом со стадионами и посещать достопримечательности.

Сказочный Антхольц и дешевый Нове-Место

Самыми бюджетными выходят поездки в Нове-Место. На человека такой трип обойдется примерно в 150 евро. Этап проходит в 70 километрах от города Брно и 160 от Праги, где полно гостиниц и хостелов. Если добираться на машине, то дорога на одного пассажира будет стоить 50 евро. Добавьте к этому 60 евро (среднюю стоимость четырех ночей в апартаментах) и 30 евро (билеты на биатлонные старты). Цены на входные билеты разнятся от этапа к этапу. Например, в немецком Рупольдинге «пакет» билетов на трибуну – 140 евро. А в Нове-Место можно даже бесплатно занять стоячие места вдоль трассы. Поездка в Италию будет стоить где-то в два раза дороже, чем в Чехию. Но невероятной красоты Антхольц – то место, с которого надо начинать визиты на этапы Кубка мира. Не зря почти все биатлонисты говорят, что это их любимый этап – там синее-синее небо, деревья, одетые в снежные шапки, и слепящее солнце.

Антх

Итали

Обыск по-белорусски

Из-за языкового барьера случаются курьезные ситуации. Как-то я проходил белорусско-польскую границу. Пограничник спрашивает: «Куда едете?». Я отвечаю: «На биатлон». Он говорит, что это очень круто и интересуется, есть ли с собой «бронь». Я сразу подумал, что ему надо показать бронь на жилье. А я всегда ее распечатываю, чтобы было подтверждение цели визита. Показываю лист А4, а пограничник удивленно: «Не та бронь, пойдем посмотрим в багажнике». Я выхожу из машины, не понимая, что происходит. И тут он показывает на свой пистолет и объясняет: «Вот такая бронь – зброя есть?». Мы рассмеялись и разошлись на позитиве.

«Пьяные палатки»

Биатлонные фаны – это огромная интернациональная семья. В футболе многие болельщики настроены агрессивно, они лезут в драки и ищут поводы для конфликтов. В биатлоне же болельщики разных стран угощают друг друга тем, что принесли во фляге. Здесь нет понятия «ты не из наших». Я нередко встречал иностранцев с белорусскими флагами, которые болели за Дашу Домрачеву. Пару раз подходил к этим ребятам и переворачивал им флаги, а то они держали белорусский флаг зеленой частью вверх.

норги

На этапах есть зоны гостеприимства, которые в народе называют «пьяными палатками». Пиво там льется рекой, повсюду аромат жареных колбасок, люди танцуют на столах и просят «повторить». Даже в Норвегии, где бокал пива стоит 10 евро, находятся ребята, которые упиваются «в дрова». В Осло вдоль трассы организаторы разжигают костры, чтобы фанаты грелись и жарили сосиски. Болельщики проводят на стадионах по 5-7 часов, поэтому им нужно согреваться горячими напитками или тем же глинтвейном, который продают на каждом шагу. Но я ни разу не видел потасовок с участием пьяных. Народ становится веселым, а не агрессивным.

fnv

По соседству с великими

В 1994 году, когда Бьорндален только начинал свое восхождение, мне было 12 лет. А на прошлом чемпионате мира я единственный из корреспондентов заполучил фото с ним после масс-старта. Раньше тоже было много шансов сделать фотку с великим норвежцем, но у меня нет пунктика «коллекционировать фото со спортсменами». Были разговоры о том, что чемпионат мира в Осло может стать последним для Бьорндалена, поэтому я решил не упускать возможность.

На весеннем чемпионате мира моим соседом в гостинице в Холменколлене был Мартен Фуркад. Но я не вздыхал: «Да это же сам Фуркад!» Пару раз случайно пересеклись с ним в холле. Как-то я выходил из помещения, загруженный фототехникой – два фотоаппарата, несколько объективов в рюкзаке, сумка с ноутбуком. Фуркад заметил, что у меня заняты руки, придержал дверь. Другой болельщик сразу бы достал телефон и сфоткался с Мартеном, а у меня даже не возникло такой мысли.

Тайм-менеджмент

Рабочий день фотографа начинается за четыре часа до старта гонки. Я стараюсь подмечать интересные детали, которые могут быть интересны аудитории: баннеры, достопримечательности, панорамы. Например, в Рупольдинге есть памятник Рикко Гроссу. Перед гонкой я фотографирую пристрелку, чтобы во время соревнований сконцентрироваться на съемке борьбы на трассе. Спортивный фотограф всегда находится в азарте. Попробуйте словить момент вылета пороховых газов из дула. Не так-то просто. Всегда приятно фотографировать лидеров – у них красивая, поставленная техника. А середнячков сложно снять в красивой позе.

порох

Сегодня каждый человек, который купил «зеркалку», называет себя фотографом. Но снимать спорт, особенно биатлон, Формулу-1, теннис, – это искусство. У нас никто не учит на спортивного фотографа, поэтому поначалу я практиковался на любительских соревнованиях. Сегодня у наших подрастающих биатлонистов и многих спортсменов из национальной команды стоят аватарки, сделанные мной. Часто фотографы начинают снимать свадьбы и неплохо на этом зарабатывают. Это же намного проще: молодожены в любом случае купят снимки, потому что они нужны им для семейного объема, и будут месяцами ждать, пока фотограф все обработает. Спортивный фотограф трудится в бешеном ритме: через пару часов после гонки твоя фотография будет уже никому не нужна. Да и убедить какое-то СМИ купить фото становится все сложнее. 

коры

Переводчик Домрачева

Фотографы имеют доступ в некоторые зоны, куда не попасть обычным болельщикам. Например, я могу зайти на тренерскую биржу. Манишка «Priority» дает возможность снимать в непосредственной близости со стрелковыми ковриками. Я хожу на пресс-конференции после гонок. Они всегда проходят очень весело и непосредственно, биатлонисты любят подкалывать друг друга – особенно норвежцы. В последние годы на прессухах всегда работает русскоязычный переводчик. А раньше бывали разные казусы: на этапе в Эстерсунде Даша Домрачева была в призерах с Витой Семеренко. Украинке задают вопрос на английском, а она не понимает. Тогда Даша выступила в качестве переводчика и спасла ситуацию. Не все спортсмены из постсоветского пространства говорят на иностранном языке.

фин

Десять отличий

В реальности биатлонисты оказываются немного другими, чем в кадре: и внешне, и по поведению. Во-первых, они намного миниатюрнее, чем кажется по телевизору. Я думал, что Шипулин – гигант, а в жизни он обычный парень чуть выше среднего роста. Наши девчонки – совсем миниатюрные: дунешь – сломаются. Дмитрий Губерниев – великан по сравнению с биатлонистами, он два метра ростом. Как-то Дмитрий брал интервью у Екатерины Юрловой и спустился перед ней на колени. Так они оказались практически одного роста. Габаритных спортсменов нет, все сухие.

Во-вторых, не все весельчаки в кадре оказываются такими же приветливыми с болельщиками в жизни. Норвежцы редко останавливаются с фанатами, они, как и русские, более высокомерны, чем немцы и французы. Часто говорят, что Фуркад – позер, но я ни разу не видел, чтобы он отказал кому-то в автографе или селфи. Даша Домрачева всегда благодарит болельщиков, улыбается им и машет на финише, а есть такие, которые даже не смотрят в сторону трибун.

Топовые биатлонисты работают на публику. На чемпионате мира в Осло до последних метров была борьба за золото масс-старта между Йоханнесом Бо и Мартеном Фуркадом. Француз – самый принципиальный соперник норвежской команды. Эмиль-Хегле Свенсен два раза останавливался на трассе около большого экрана, чтобы посмотреть стрельбу лидеров и финишные разборки мини-Бо и Фуркада. Да, Свенсен к тому моменту уже ни на что весомое не претендовал, но все равно это было очень вальяжным поведением. Когда он увидел, что Йоханнес выиграл, сделал жест «Ес!» и поехал дальше.

Минута славы

В Контиолахти меня однажды лишили аккредитации. Не стоит думать, что с этой карточкой ты царь, король и бог. Для фотографов существует много ограничений: нельзя просто так бегать по трассе, находиться в неположенных местах. Пишущие журналисты и вовсе не имеют доступа на трек. Во время гонки в Контиолахти я фотографировал спортсменов и решил сократить дистанцию, перебежав трассу. Оглянулся, заметил, что ближайшая камера в 300 метрах от меня, и смело пересек лыжню. А в двадцати метрах позади ехал Йоханнес Бо, который в тот день как раз и выиграл гонку. Камера с большим зумом исказила картинку, и зрителям показалось по телевизору, что я перебежал дорогу прямо перед биатлонистом. Через минут пять ко мне подошли представители IBU и сняли аккредитацию, потому что я попал в телетрансляцию. Остальные гонки я досматривал на трибунах как обычный зритель. Были и другие случаи попадания в кадр, но без лишения аккредитации :).

кадр

Русские в Европе

Биатлонные фаны не слишком назойливые, хотя иногда такие встречаются. В Холменколлене спортсмены живут в отеле, находящемся в 500 метрах от трассы. Болельщики тоже могут заселиться туда. Но если ты будешь навязчивым, доставать и постоянно караулить спортсменов, то работники отеля сделают замечание или даже пригрозят выселением – зависит от ситуации. Российские фаны нашли более легкий путь: они приходили в эту гостиницу и ловили спортсменов для того, чтобы сфотографироваться или взять автограф. А вскоре смекнули: если скинуть куртку, можно еще и поужинать бесплатно. Потом в этом отеле ввели пропускную систему на время проведения соревнований.

Чистый кайф

Мне не удалось побывать на этапах Кубка мира в роли спортсмена, но счастлив быть там по другую сторону объектива.Туда тянет снова и снова. Каждый год я жду начала сезона. Для обычного биатлонного фана биатлон начинается за пять минут до гонки со старта телетрансляции, а для истинного болельщика – за сутки, когда он выезжает на этап Кубка мира. Я никогда не думаю, на что мог бы потратить деньги вместо поездок на биатлон. Сколько люди готовы заплатить за фотографию с Бьорндаленом?

Бьорд

Одно дело словить его в магазине с бананами, а другое – сфотографироваться, когда он только сошел с подиума с медалью чемпионата мира да еще на фоне зрительских трибун. Мне осталось посетить Эстерсунд, Оберхоф, Ханты-Мансийск, Пхенчхан и североамериканские этапы. Веселье начинается.

Фото: Денис Костюченко.

Этот пост опубликован в блоге на Tribuna.com. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
На большом огне
+48
Реклама 18+
Популярные комментарии
Кальтер
+8
Интересная статья! Спасибо.
sash0704
+4
Оооочень интересно получилось!!!
Степан
+2
Интересно. Спасибо.
Написать комментарий 4 комментария
Реклама 18+