«Буяльский не виноват, что мы не можем найти в сборную десять человек». Снытина – о баскетболе и жизни после него

Вы точно знаете, кто такая Катя Снытина. Ее имя неразрывно связано с белорусским баскетболом, а национальную сборную без нее просто невозможно представить. Она прошла долгий путь к тому, чтобы стать профессиональной баскетболисткой. Она была в той сборной, которая впервые выступила на чемпионате Европы. Она была в той сборной, которая впервые привезла белорусский баскетбол на Олимпийские игры.

* * *

- Как все начиналось? Как вы пришли в баскетбол?

– Все из-за родителей. Не могу сказать, что они меня как-то подталкивали. В то время, когда я росла, они уже были обычными людьми, если можно так сказать. Они не играли в баскетбол профессионально, но выходные и всякие дружеские тусовки были именно баскетбольные. По выходным они собирались своей компанией друзей и играли. Это было настолько привычно для меня, что никогда не стоял вопрос, чем я буду дальше заниматься.

- С самого детства было понятно, что жизнь будет связана с баскетболом?

– Да, конечно. Все свободное время я проводила на площадке с папой, а мы с детьми мячи подавали. Меня не заставляли это делать, просто это было мое времяпрепровождение. Баскетбол так гармонично вписался в мою жизнь, что чего-то другого для себя в своей жизни я не видела.

- Как проходило детство у такого спортивного ребенка?

– Где-то в 11 лет мы переехали и все те друзья и знакомые, которые у меня были на первом месте жительства, все это осталось там. В то время не было мессенджеров, мы не переписывались. Я пошла в другую школу, где сразу попала в свою будущую команду, костяк 1985 года. У меня не было ни времени, ни желания заводить каких-то друзей вне баскетбола. Нас было человек пятнадцать, с кем я училась и тренировалась, ездила летом во все наши лагеря. Тренер всегда пытался дать один месяц отдыха без баскетбола, когда все летние спортивные мероприятия заканчивались. В свободное время летом с родителями и сестрой ехали в Крым, у нас был семейный отдых.

В 14-15 лет я пропустила все тусовки, но я не могу сказать, что об этом жалею или жалела тогда. Я училась в обычной школе, просто у нас был спорткласс. В принципе я видела, что есть другая жизнь. Но она была мне неинтересна. Мне хватало моей команды, моего окружения. Я не стремилась попасть в ту неспортивную, как говорят, нормальную жизнь ребенка.

- Были ли в детстве кумиры из мира спорта и баскетбола?

– Сейчас я буду звучать, как древняя старуха, но все наше знакомство с заокеанским баскетболом, когда я росла, проходило в три или четыре утра по телевизору. Мы пытались не спать, причем это было посреди недели. Но когда я знакомилась с баскетболом, это были «Чикаго Буллз» и «Юта Джаз». Так чтобы: «О, Майкл – это все!», такого я не помню. Мне нравился набор игроков: Майкл Скотти вообще молодец, Карл Мэлоун – машина, Родман, Джон Стоктон. Но как такового кумира, чтобы с плакатом на стене, у меня никогда не было.

В классе девятом появились кассеты с видео уличного баскетбола AND1. Эти кассеты мы засматривали до дыр, слушали эту музыку, смотрели эти финты, все эти пасы не глядя, переводы под ногами. Мы пытались повторять. Играли на улице возле школы на простой асфальтной площадке с двумя кольцами. Тренер был недоволен, говорил: «Насмотритесь всякой ерунды, потом теряете мячи на ровном месте!»

- Вы выступали в молодежных сборных Беларуси. Самое лучшее воспоминание, которое связано с ними?

– В 2001 году в испанской Мурсии проходили Молодежные Олимпийские игры. Изначально это было захватывающее мероприятие, мы ехали большой белорусской делегацией, было много народу и все такие красивые в красивой белорусской форме. Я это очень хорошо помню, потому что тогда мы стали вторыми. Это было очень неожиданно для всех – и для нас тоже.

Еще было такое, когда наш 85-й год отправили играть за 84-й, но мы тогда из группы даже не вышли. На этом мое выступление за молодежные сборные закончилось. Не знаю, что на тот момент происходило в федерации, всю информацию нам передавал тренер. Он сказал, что федерация не подала заявку, поэтому мы не поехали на чемпионат Европы.

- В июле в Минске пройдет молодежный чемпионат мира по баскетболу среди девушек. Следили за жеребьевкой в марте?

– Посмотрела минут пять, как Таня Троина вытаскивает шары с командами.

- Каковы шансы белорусской сборной в группе?

– У нас в группе Япония, Колумбия и Франция. По странам звучит так, что мы можем выйти из группы. Я это говорю не потому, что мы белорусы, а они там из Колумбии или Японии. Это чемпионат мира и это домашний чемпионат, я только сейчас осознаю, что это домашний чемпионат для наших девчонок! Им по 17 лет и они могут это сделать – я уверена. Они могут дойти до медалей. Я не знаю, как они играют, но уверена, я хочу быть уверена, что наши девчонки могут это сделать. Надеюсь, что у них такая же уверенность в своих собственных силах. Без этого трудно играть, очень трудно.

У тебя могут быть одинаковые физические данные с другой командой, ты будешь также высоко прыгать и быстро бегать. После того, когда ты это осознаешь, побеждает тот, кто больше верит или тот, кто больше хочет. Я надеюсь, что девчонки подойдут к этому чемпионату в оптимальной форме, все у них будет хорошо, и они будут бороться за каждый мяч, за каждый подбор и секунду. У них все получится.

- Вы можете работать мотивационным спикером с нашим девочками.

– Если я буду в июле в Минске, то я буду точно на чемпионате. Если им понадобится что-нибудь от меня, то я на связи. Я могу присоединиться, поддержать, помочь.

снытина

- В одном из интервью вы сказали, что бронза чемпионата Европы в 2007 году самый лучший момент в вашей карьере. Почему Евробаскет, а не участие в двух Олимпиадах?

– На одной из Олимпиад нам давали статистику. Получается, что ты один из шести миллиардов людей на планете входишь в те десять тысяч спортсменов, которые один раз в четыре года играют между собой. Ощущения от Олимпиады – это кайф. Рио и Пекин –  было супер! Но при этом, когда турнир заканчивается, а у тебя нет медалей, то этот турнир считается провальным. Пока женская сборная не возьмет любую медаль на официальном турнире, та бронза будет самой лучшей.

- Самый важный вопрос для болельщиков сборной Беларуси: почему вы все такие валидольные? Ни один матч невозможно смотреть спокойно.

– Если бы у меня был ответ на этот вопрос, то мы по-другому бы играли. Почему мы валидольные? Я помню, что был какой-то чемпионат Европы, кто-то из болельщиков написал, что-то типа у меня валидол закончился. Это были комментарии на каком-то форуме. Потом на чемпионате Европы в 2015-м мне приходит сообщение в социальной сети. Там коробка валидола, а на нём моё лицо вклеено. После этого поддерживали статус валидольной команды, не давали вам расслабиться.

- Какой чемпионат Европы был самым валидольным, если не считать Евробаскет-2007?

– В 2007 году чемпионат Европы вообще не валидольный был, на спокойствии прошли. Уже все эмоции сглажены временем, но казалось, что все идет так мягко и плавно, и вот – медаль. Мы два раза были четвертыми на Европе и один раз на чемпионате мира, но я на мире не играла. Для меня это был валидол, когда в полуфинале ты проигрываешь команде, которая выходит в финал, гарантировав себе медаль. Были два полуфинала – в Риге и Будапеште – после них уже мне нужен был валидол.

- Кто-нибудь в сборной спорит на что-нибудь?

– Нет, такого нет. Единственный спор был между мной и Настей Веремеенко. Это было в 2007 году, когда я без устали поправляла свою челку. Настя мне все время говорила: «Давай, я тебя постригу». В итоге я ляпнула, что если возьмем медаль на Европе, то пусть стрижет. Пожали руки. Оп, и медаль. Настя взяла ножницы из докторской сумки, они еще были такие древние, ржавые, скрипучие. После нашей последней игры она подстригла меня в своем номере. При этом она все время переходила с одной стороны на другую: «Ой, вот здесь чуть подравняю, здесь чуть-чуть». Закончилось тем, что я выглядела как неудачный эксперимент. После этого я больше ни с кем не спорила.

- После этого больше никто друг с другом не спорил?

– Сейчас может быть кто-то друг с другом и спорит, но ставки уже не такие серьезные.

- Таня Троина рассказывала, что в рамках женской сборной проводилось мало социальных проектов. Почему?

– Если честно, то этот вопрос не ко мне. У нас со «Спартаком» было сотрудничество, был спонсор «Милавица». Этим летом нас приглашали на Palova 3x3: меня, Наталью Трофимову, Женю Степанову и Сашу Тарасову. Наверное, это единственное, что сборная делала. Сейчас я понимаю, что бренд и упаковка – это важно. Если бы тогда я имела хоть половину представления, что у меня есть сейчас в голове, то конечно я бы что-нибудь предприняла. Я не знаю, почему это все не делалось. И я не думаю, что это будет делаться в будущем, у меня нет такого чувства, что какие-то проекты у нас будут в сборной с федерацией. Я знаю, что Лена Левченко давала мастер-класс в Минске в одной школе, но это была ее личная инициатива. Сборная – это же так звучит, а если погуглить, то ничего и не найдешь, кроме какого-то фотосета четыре года назад. А кто вообще должен этим заниматься?

- Менеджер?

– Менеджер команды? Менеджер федерации? Пиар-менеджер? У нас была Ира Жилач, которая делала по максимуму, она выкладывалась на 100 процентов. «Милавица» и «Спартак» – это ее заслуга. Все крупицы, которые у нас были, благодаря ей.

- Есть ли сейчас в Беларуси молодые баскетболистки, которые смогут заменить костяк сборной?

– Сейчас нет, так чтобы заменить стартовую пятерку. Нет баскетболисток, которые могли бы прийти на место, и смогли бы давать такой же результат, играть на таком уровне, как мы.

- Как так могло произойти, что мы не можем отыскать молодых спортсменов?

– Я не знаю. Если бы у меня был ответ на этот вопрос, то у нас было бы все хорошо в футболе, в волейболе и везде.

- Дело в том, что ни у кого нет ответов. Тогда кому задавать такие вопросы?

– Я ничего не могу сказать про то, как отбираются дети. Ничего не могу сказать о тренерской работе на детских этапах. Я сталкиваюсь с теми людьми, которые уже выросли и находятся в сборной. Они не выглядят как мы.

- Что с ними не так? У них нет такого запала, какой был у вас?

– В последние два года по физической подготовке все хорошо. Раньше был провал полный в физических кондициях. Они просто не могли бегать. Даже на тренировках не могли отбегать с нами полтора часа. Были не те скорости, а если скорость была, то они просто теряли мяч, потому что на очень высокой скорости все движения должны быть намного четче. Физуха вроде есть, вроде и люди есть, на каждом сборе я вижу новые лица или девчонок, которые работают с нами год или два. Но чего-то в них не хватает.

- Чего не хватает?

– Я пришла в сборную в 17 лет. Тогда я первый раз увидела Свету Вольную. Это были как раз ее сезоны, когда она в Евролиге была в топе по очкам. Кстати, не знаю, правда или нет, но девчонки говорили, что на Свету можно было спокойно идти и ставить в букмекерские конторы, что она забьет в матче Евролиги больше 15 очков. Понятно, что она была звездой белорусского баскетбола.

У нас начались сборы. Дали задание играть один на один. Она была такой быстрой! А я ее раздражала, потому что очень грязно играла в защите, не успевала за ней ногами, приходилось фолить. Я ее раздражала, я это знала, она как-то сказала: «Еще раз от меня оттолкнешься – получишь». Я ей говорю, что когда-нибудь обязательно ее накрою. И тем летом я постоянно думала, что это сделаю, что когда-нибудь достану этот мячик.

Я у нее много расспрашивала про Евролигу, про жизнь за границей. Позже я с Леной Левченко познакомилась, узнавала про женскую НБА и тренировки. От Лены я первый раз в жизни узнала, что спортсмены должны определенным образом питаться.

- Молодежь у вас интересуется чем-нибудь, как вы это когда-то делали?

– Сейчас можно всю информацию погуглить, но никто из молодых ко мне не подходил и не спрашивал чего-нибудь. Например, про турецкий чемпионат или как себя к плей-офф подготовить. Для меня было нормально интересоваться информацией у людей, которые намного круче, успешнее и сильнее меня. Не надо читать каких-то заумных книг, не надо нанимать суперпрофессионалов, если у тебя есть человек, который на уровень тебя выше и он играет с тобой в одной команде. Ты называешь его по имени, ты с ним переодеваешься в одной раздевалке, ты с ним ездишь по две-три недели на выезды или сидишь в Раубичах в замкнутом пространстве – спроси ты что-нибудь! Тебе это неинтересно или тебе это не надо? Это в тех людях, которые пришли в сборную, мне это интересно. Что у них в голове вообще происходит? Им это не надо? Физически они уже готовы играть. Не могу сказать, что у них не поставлена техника броска или ведения. Приходят люди, они уже умеют играть в баскетбол. Но у них не хватает чего-то внутри, чтобы я на них посмотрела и сказала: «О, вот эта заиграет когда-нибудь».

- А есть такие баскетболистки, которые когда-нибудь заиграют по вашему мнению?

– Мне Мосько нравится. Для своей позиции она может спокойно заиграть и, самое главное, уехать. Еще Ксюша Малашко. У нее есть такое: «У меня мяч – никому не отдам, сама брошу». В принципе, это хорошее качество. Бывает такое, когда готовы играть какую-нибудь комбинацию, а она получает мяч и пуляет в сторону кольца. Я закачу глаза и в следующий раз просто не дам ей передачу. Но она это делает. По крайней мере, мое внимание она этим привлекает. Хорошо, что есть такой человек в сборной, который возьмет и сам решит. Если она забьет, то нет вообще никаких проблем. Жду, что эти девочки заиграют, что будут с нами вместе плечом к плечу.

- В нашей сборной есть проблема с молодыми игроками на позиции первого номера…

– Могу назвать Настю Сущик, потому что человек может. Я не знаю, где наши первые номера. Я предпочитаю отталкиваться от того, что есть Саша Тарасова, есть Алекс и есть Ольга. Три человека на одну позицию – играть можно. Почему нет? Три человека на одну позицию – это же супер. Мы ждем молодежь, но пока что с этими тремя людьми у нас есть время.

баскетбол

- Вернемся на пару лет назад. Вы знали до официального объявления, что Буяльский после Рио не будет тренировать сборную?

– Ходили слухи. Женский коллектив – это очень много слухов, они могут быть правдивыми или нет. Олимпиада закончилась, мы понимали, что с нашим результатом Буяльскому точно перепадет. Нам перепало во время Рио, я имею в виду, комментарии болельщиков. Закончилась Олимпиада, когда проводилось заседание по итогам, то никого уже не было в стране. После Рио я через пять дней получила визу и уехала в Турцию. В то время уже ходили слухи, но у меня начался чемпионат и новый сезон – было не до этого.

- Маша Попова и Настя Веремеенко рассказывали, что не ожидали, что Буяльский может уйти. А вы говорите, что в принципе все было предсказуемо…

– Предсказуемо в том плане, что что-то произойдет. Какой-то слух уже ходил. Это было в воздухе. Было понятно, что НОК и Рыженков были недовольны нашим результатом. Но мы точно не знали, полетят наши головы или нет.

- После ухода Буяльского из сборной, председатель федерации критиковал экс-тренера за невыполненную работу, в частности за то, что Анатолий Сергеевич не построил пирамиду женского баскетбола в Беларуси. Как вы к этому отнеслись?

– Я помню этот момент. Было обидно, что всю ответственность за весь женский белорусский баскетбол они положили на Анатолия Сергеевича. На его плечи положили весь баскетбол – от детского до национальной сборной. В этом плане мне показалось, что это было несправедливо. Мы не показали результат, а Анатолию Сергеевичу из-за этого перепало. Обвинять главного тренера национальной сборной в том, что нет детей и нет замены – это перебор. Я считаю, что Анатолий Сергеевич дал нам очень много, он отдавал всего себя. То, что нет подрастающего поколения, что мы не можем найти десять игроков в сборную на смену – это не вина Буяльского.

- Трофимова стала главным тренером после Буяльского. В сборной об этом знали заранее?

– Скажу, что ходили слухи. Ведь слухи ходят, потому что что-то происходит. Кто-то с кем-то делится информацией, кто-то в федерации что-то знает, это переходит к нам. Вся информация мусолится и перекручивается. Понятно, что нужен был главный тренер, но никто не был на 100 процентов уверен, что им станет Трофимова.

- Ходили и такие слухи, что тренером сборной могут стать такие специалисты как Ната Хейкова или Марина Малькович, которые заменят Трофимову на посту главного тренера во время ее беременности…

– Я никогда не слышала, что Малькович собиралась стать тренером сборной Беларуси. И Ната Хейкова тоже. Естественно, мы с девчонками это обсуждали, но нам не казалось, что будет какой-то зарубежный специалист. Если и искать кого-то на замену, то на две игры, потому что Трофимова главный тренер. Зачем менять тренера, если не ясно, как команда играет с ней. Когда сказали, что Ольга Подобед будет у нас вторым тренером, то для меня это было логично.

- Наша женская сборная выступает лучше, чем мужская. Почему в Беларуси так сложилось, что девчонки играют лучше парней?

– Я не знаю. Может, через десять лет все будет наоборот. Наши мужики будут в топе в любом виде спорта, а девчонки будут пытаться выходить из группы. Я утрирую, конечно. Сейчас мне приятно слышать, когда говорят, что женщины тянут на своих хрупких плечах весь белорусский спорт. Как это происходит и почему? Но звучит отлично.

- В августе 2017 года баскетбол 3х3 стал олимпийским видом спорта. Думали ли когда-нибудь выступать в баскетболе 3х3?

– Думала. У меня такая цель: быть на Олимпиаде в 2020 году. Будет трудно с национальной командой – получится или нет, я не знаю. Но когда узнала, что 3х3 стал олимпийским видом спорта, поняла, что это мой коридор. Очень долго ФИБА всех мусолила, месяцев семь общалась с Юрой Волком из белорусской федерации, который отвечает за баскетбол 3х3. Я ему периодически писала и спрашивала обо всем. В итоге ФИБА определилась со всеми квалификациями. В этом феврале Юра Волк мне сказал, что шансов поехать на Олимпиаду для сборной Беларуси нет. Это все из-за рейтинговых очков, которые нужно было набирать в течение лет пяти. Меня это не оттолкнуло. Я сказала папе: «Что ты думаешь, если летом я поеду играть в 3х3?». И он мне говорит: «Ты всю жизнь играешь в 5х5. Баскетбол 3х3 – не то, к чему ты привыкла. Резиновая площадка – это не то. И вообще это не та игра, к которой ты привыкла. Зачем переключаться сейчас?» Папа не отговаривал, он просто дал совет.

- Вы вместе с Таней Лихтарович помогали организовывать стритбольный турнир Red Bull King of the Rock несколько лет назад.

– Было очень весело. У нас было агентство Mike Diesel, Red Bull предложил сотрудничать, потому что компания переходила на баскетбольный формат. Red Bull был связан со спортом, а не с вечеринками и алкоголем, как сейчас думают. По всему миру проводился стритбольный турнир 1х1. Мы сотрудничали с Red Bull два года, было прикольно и интересно.

- А почему больше не проходит турнир?

– Потом Red Bull закрыл свое представительство в Беларуси или представительство осталось, но они решили не проводить баскетбол. Но сейчас King of the Rock у нас не проводится не потому, что нет Mike Diesel, а потому что они сами отказались.

- Почему закрылась ваша совместная компания с Таней Лихтарович Mike Diesel?

– Это оказалось неприбыльно, у нас были финансовые убытки. Это было баскетбольное агентство. Саша Пушкина, наша общая подруга, которая в принципе все сделала для Mike Diesel, получила лицензию агента ФИБА. Мы сотрудничали с белорусскими игроками, пытались их продвигать. Но за все время существования мы не то, что в плюс не вышли, мы вообще никуда не вышли. С моими знаниями сейчас могу сказать, что мы не умели продавать, но было прикольно. Для меня это была дистанционная работа. Я могла провести две тренировки в день и до часа ночи смотреть видео и делать из них нарезки для людей, которых мы пытались продвигать. А как еще набираться опыта? Ты что-то делаешь, у тебя не получается – огорчаться тупо, нужно воспринимать это как опыт.

- Продвигали только белорусских игроков?

– Сначала представляли только белорусских игроков. После того, как открыли официальный сайт, стали светиться на баскетбольных ресурсах, тогда нам на почту посыпались письма со всего мира. Мы даже представляли несколько американских игроков.

- Значит, тогда вам просто не хватило опыта?

– Сейчас я понимаю, что да. Человек должен делать то, что он умеет, чтобы от этого сотрудничества выиграть и выйти в плюс. Мы попросили нашу подругу Сашу Пушкину, которая пиар-менеджер, продавать баскетболистов. Сейчас звучит вообще нелогично, но тогда казалось, что мы разберемся. Было приятно говорить, что у меня есть баскетбольное агентство. Остались приятные воспоминания.

* * *

katya

- Какой клуб отложил серьезный отпечаток на вашей профессиональной карьере?

– Сейчас я скажу, что это «Хатай». Я познакомилась с тренером, он пригласил меня в свою команду «Самсун». Это было так вовремя, потому что тогда я вообще не наслаждалась баскетболом.

- В чем была причина?

– У меня было два сезона, о которых я сейчас думаю, что они были интересными, но тогда было иначе. Казалось, что они совсем дурацкие. Первый сезон – это выступление в турецком чемпионате, состав был хорошим, по фамилиям игроков звучало неплохо, но мы все проигрывали. Руководство решило увольнять игроков. Это была первая команда в моей жизни, которая меня уволила. Я позвонила своему агенту, а он сказал, что это просто так не происходит, что нужно разорвать контракт, что связываются с агентом. В итоге они пытались со мной разорвать контракт по самым выгодным для себя условиям, чтобы мне пришлось выплачивать дополнительно еще четыре месяца. Они запрещали тренироваться вместе с командой, я шла заниматься в соседний зал, потому что мне нельзя было находиться с командой. Так получилось, что в своей последней игре за них я очень неудачно упала и не могла левой рукой двигать. Я все равно не могла играть, а они меня как раз уволили, поэтому еще все удачно совпало.

- Это первый сезон, а второй?

– Из «Тарсуса» я уехала в «Монпелье», мы стали чемпионами Франции. В следующем году я уехала в Венгрию. И опять команда не может ничего выиграть. В середине сезона мне приходит сообщение в WhatsApp: «Катя, ты уволена. Не приходи завтра на тренировку». Я думаю, вы издеваетесь? Турки хотя бы пригласили в офис президента, а президент мне сам сказал об увольнении. Здесь мне просто пишут смс.

Меня уволили, уже прошло пару дней, а тренер вызывает к себе в офис. Честно скажу, у меня был отвратительный сезон. Я была вторым человеком по росту в команде. Моей центровой была африканка, которая очень быстро фолилась, могла за три минуты получить четыре фола и ее убирали с площадки. Мне приходилось играть центровой – это был ужасный опыт. И вот меня вызывает тренер и говорит: «Катя, если ты обещаешь мне, что будешь играть лучше, то я поговорю с руководством, ты будешь в команде». Я ему говорю: «Тренер, вы себе представляете, я вам сейчас в офисе обещаю, что буду играть лучше? Почему вы думаете, что до этого я не выкладывалась? И сейчас, когда я пообещаю, как пионер, то буду играть лучше?»

Я пообещала, он поговорил с руководством, меня вернули в команду. На ту игру я настраивалась как на последнюю битву, как триста спартанцев – надо было выстоять. И, конечно же, я хорошо не сыграла. У каждого было такое, что ты что-то делаешь, но этого недостаточно. Сейчас я могу сказать, что рада, что такая история была. Есть что рассказать. Все, что ни делается, – к лучшему. Если сейчас что-то плохое произошло, то ты просто не знаешь, к чему хорошему это тебя ведет.

- Вы рассказали, что у вас было два не очень удачных сезона: один в Турции, один в Венгрии. Как спортсмены преодолевают такие спады?

– Бухают, наверное.

- Серьезно?

– Нет, бухать и спады – это значит не выходить из ямы. Это не вариант – еще глубже себя закапываешь.

- Как психологически это преодолевали?

– В первом турецком клубе, откуда меня уволили, я ходила бегать на футбольное поле. Турция, жара, побегать можно только с утра, потому что позже у тебя солнечный удар будет. Надо было идти или рано утром, или поздно вечером. Мне очень не хотелось это делать. Но я вставала. Получается, что у тебя ничего не остается, кроме как изо дня в день  понемногу себя «лепить». Ты не знаешь, с кем ты подпишешь следующий контракт, когда ты его подпишешь. Отбрасывать мысли, что хочешь домой в Минск и бегаешь, даже если кажется, что это бессмысленно.

- Как выкарабкаться из ямы?

– Нужно читать книги, например, истории спортсменов, которые вытащили себя. Но если ты после этого ничего не сделаешь, то это все будет зря. Нужен маленький шаг, маленькая тренировка. Со временем меня отпустило чуть-чуть, я начала больше бегать, больше тренироваться. Потом начала от этого получать удовольствие. Потом появился контракт, и это пришло тогда, когда я расслабилась. В этом году мы вылетели из Кубка ФИБА, проиграли 23 очка «Венеции». Я помню свои первые минуты после игры. Смотрю, как «Венеция» прыгает, как они радуются, как они друг друга поздравляют. Смотрю и думаю: «Хочу я посмотреть, к чему хорошему меня это приведет». Это был сарказм, конечно же. Все те увольнения и плохие сезоны показали, что в итоге к чему-то хорошему я приду. Тогда стояла и думала: «Что такого хорошего должно случиться, что перекроет это поражение?!» Вот и сейчас жду это хорошее.

katya

- Карьера спортсмена невечная. Вы думали, чем хотели бы заниматься, когда закончите с баскетболом?

– Такие мысли стали посещать рано. В 25 лет у меня была операция на ахиллах, тяжелый восстановительный процесс, я не играла практически два года. У меня даже есть где-то фотография со Дня рождения, когда мне исполнилось 25. На столе стоит торт, я в гипсе и рядом стоят костыли, а у меня лицо такое потерянное. Я вообще не понимала, что происходит. Я не была готова к нормальной жизни. Я не знала, чем заниматься. Это было страшно, если честно. Я думала над тем, что будет дальше.  В тот момент мне попалась книга, в которой была простая фраза: «Если ты не знаешь, чем хочешь заниматься, и ты любишь деньги, значит продавай». В какой-то момент я поняла, что хватит искать то, к чему у тебя лежит душа. Продажи, обмен – это то, что идет из древних времен. Тогда первобытные люди меняли красивый камень на белку, сейчас деньги на Iphone. Продажи – это было, есть и будет всегда. Главное – научиться продавать. А как научиться? Просто нужно прийти к человеку, который умеет это делать и попросить, чтобы он научил и тебя.

- Сейчас вы занимаетесь продажами?

– Баскетболом и продажами. Я нашла в интернете предпринимателя, который торгует из Китая на российском  рынке. Он проводит обучающие курсы, вот у него я и учусь. 

ФОТО:  FIBA.basketball, TUT.by, Pressball 

+39
Популярные комментарии
+7
bubnoff.alexandr
дзякуй, што з’явілася гэта вельмі каштоўнае інтэрв’ю.

Іншая справа, аўтар не пажадаў, альбо не здолеў зразумець сутнасць некаторых глабальных думак Екацярыны Вялікай (для беларускага баскетбола)

распішу свае адчуванні і вывады "з-за прытна" (па ходу артыкула)

1. Беларускія дзіцячыя трэнеры і ў гады юнацтва Екацярыны не даюць прагрэсіраваць гадаванцам, патрабуюць спрошчвання гульні, "Тренер был недоволен, говорил: «Насмотритесь всякой ерунды, потом теряете мячи на ровном месте!»"

Вывад - як і ў футболе, толькі наглыя, безбашанныя дзеці могуць стаць нармальнымі спарцменамі еўрапейскага ўзроўню... Таму што пасылаюць неспецыяліста і робяць сваю гульню не прасцей, а больш разнастайней. Усе астатнія фарміруюцца беларускімі ціпа трэнерамі прымітывам

Дадатак - гэта прызнанне ўбогасці, адсутнасці нават слова - трэнерская беларуская баскетбольная школа, калі толькі адна ад адной дзяўчынкі даведваюцца аб неабходнасці правільнага харчавання для спарцмена.

Вывад - патрэбныя замежныя коучы... І як Грыгас у зборнай, і ў дзіцячых акадэміях (якіх у нас па баскетболу няма)

2.Беларускім юнакам не хапае агрэсіі, імпэту біцца кожную секунду. Яны нават не маюць смеласці кініць вызаў старшаму пакаленню

3.толькі ў апошнія два гады з’явіліся новыя дзяўчаты ў беларускім баскетболе, нармальна тэхнічна і фізічна падрыхтаваныя.

4.Няма нармальных узаемазносін між маладымі і ветэранамі зборнай. І гэта праблема, у якой вінаваты і абодва бакі, і трэнерскі штаб

5. Апошні, асабісты вывад. Самы галоўны. ЕКАЦЯРЫНА СТАЛА БАСКЕТБАЛІСТКАЙ У ТОЙ МОМАНТ, КАЛІ ЎСЁ БЫЛО ДРЭННА. А ЯНА ЦЯРПЕЛА І БЕГАЛА.

Вось зараз, з дадзенымі каментарыямі, прабачце за нахабства, я лічу вельмі каштоўным даць прачытаць дадзены артыкул усім дзяўчатам, што збіраюцца стаць баскетбалісткамі... Ну і пацанам, калі такія ёсць
Написать комментарий 1 комментарий

Еще по теме

Реклама 18+