«Суммы были такие, что просто не успевал тратить». Экс-капитан сборной Беларуси – о доходах и вложениях во время карьеры

Денежная сторона большого футбола.

Защитник Сергей Штанюк был капитаном сборной Беларуси и сделал карьеру в весьма денежных странах – России и Англии. После футбола он ушел в бизнес, который удалось построить с игроцких сбережений. Впрочем, у Штанюка случались и неудачные инвестиции. О том, как правильно распоряжаться деньгами, экс-футболист рассказывает совместному проекту Lacerta и Tribuna.com.

– Ваша профессиональная карьера стартовала в самом начале 90-х, когда вы три года отыграли за «Динамо-93». В то время футболист мог хорошо зарабатывать?

– Если брать среднюю зарплату по Беларуси, то мы, игроки, получали, конечно, больше (средняя зарплата в 1993 году равнялась 25-30 долларам – Tribuna.com). Тем более мы играли в «Динамо», а это флагман белорусского футбола. Но стоит сказать, что в то время мало кто из футболистов думал о деньгах. Шло становление новой страны, формирование чемпионата. Происходило много вещей, которые выходили на первый план.

Когда я подписывал первый профессиональный контракт, честно скажу, никаких условий не диктовал, никаких денег не просил. «Динамо» предложило соглашение на три с половиной года – я поставил подпись, но играл потом несколько сезонов за «Динамо-93». О каких-то цифрах даже не думал, тем более мне тогда было всего 18 – хотелось в первую очередь играть. Тем не менее, повторюсь, даже в том возрасте мне удавалось получать больше, чем среднестатистическому рабочему в стране.

Все помнят, какое было время в начале 90-х, как развивалась страна. И поэтому могу однозначно сказать: мы не шиковали. Да, о будущем еще не задумывался, жил сегодняшним днем, деньги не откладывал. Мог и повеселиться, и отдохнуть, но футбол все равно всегда стоял на первом месте.

– Когда в 1994 году начали играть за первую команду «Динамо», получали уже совершенно другие деньги?

– Да, к тому же появилась премиальная система, влиявшая на заработок. Кстати, забегая вперед, в середине 90-х, когда подписал контракт с московским «Динамо», встретился с интересной ситуацией: у 90 процентов состава была абсолютно одинаковая зарплата. Независимо от регалий футболиста, от его опыта. Несколько действительно заслуженных человек могли, наверное, получать чуть больше, но в основном цифры у всех были идентичны. И, конечно, были неплохие премиальные.

– В минском «Динамо» акцент делался на премиях?

– Да, и в основном они приходили благодаря еврокубкам, как, впрочем, и сейчас. Помню, в сезоне-1995/96 Кубка УЕФА мы неплохо выступили, дошли до 1/16 финала, обыграли по пути румынскую «Университатю», венскую «Аустрию», но споткнулись о немецкий «Вердер». И вот тогда динамовцы получили действительно неплохие премиальные.

– А эти дополнительные деньги всегда выплачивались открыто или бывали дополнительные премии в конвертах?

– В своей карьере я встречал разные способы выплаты. В Минске все было чисто, а вот когда выступал в России, случалось, что после важных побед заходили в раздевалку спонсоры, какие-то влиятельные люди, и давали дополнительные премиальные в конвертах.

***

– Когда вы переехали в Россию в 1996 году, естественно, стали получать куда больше, чем в Беларуси. Голова не закружилась от сумм?

– Немного было, признаюсь честно. Не скажу, что сошел с ума, все-таки вырос в скромной обстановке, но в Москве появилось необычное ощущение. В Минске мог, условно говоря, за год получить 10 тысяч долларов, а когда стал играть в России, сумму в три раза большую могли выплатить чуть ли не после одного поединка, учитывая премиальные и какие-то бонусы. Это, конечно, запомнилось.

– Москва – город соблазнов?

– Есть такое. С ребятами ходили в ночные клубы, но без фанатизма. За одну ночь не спускал ползарплаты, тем более казино, какие-то азартные игры мне никогда не были интересны. Если с парнями шли в ночной клуб, то мог купить пару коктейлей, еще что-то. Затраты сотнями долларов не исчислялись.

– Когда доходы резко увеличились, возникало желание купить что-то шикарное, исполнить какую-нибудь давнюю мечту?

– Не сказал бы, что о чем-то грандиозном мечтал, но вот брендовую одежду мог себе позволить. Или, например, какой-нибудь новый, более современный автомобиль.

– А когда купили первую машину?

– Еще в Минске, в 1994 году, когда подписал контракт с «Динамо». За BMW третьей серии отдал что-то около тысячи долларов. Машина побывала в свое время в авариях, поэтому и стоила недорого. Купил ее, ребята подремонтировали, и потом пару лет на ней ездил. Насколько помню, к моменту покупки у меня скопилась определенная сумма, поэтому получил очередную зарплату, доложил немного и купил.

– Насколько помню, с владельцем минского «Динамо» Евгением Хвастовичем вы еще пытались договориться о покупке вам квартиры, но босс не пошел на это.

– Да, с Хвастовичем по этому поводу уже в конце моей минской карьеры был не самый приятный разговор. Он не пошел на мои условия. А уже в начале 1996-го я поехал на Кубок Содружества, после которого и получил предложение от московского «Динамо». Там сразу обозначило мне условия контракта: такие-то бонусы, подъемные в размере 10 тысяч долларов и зарплата.

– Она прописывалась в долларах или рублях?

– Тогда еще в долларах. И разница с Минском была существенной. Я даже не успевал все тратить, поэтому постоянно какая-то сумма оставалась, целенаправленно копить не приходилось. Плюс жилье предоставлял клуб, снимал квартиру. Не в центре Москвы, но и не на самой окраине. Как сейчас помню, недалеко от метро «Кантемировская», рядом с Каширским шоссе. Три месяца, пока шли сборы, супруга жила в Минске, а уже потом я ее перевез. Тогда же купил себе другую машину – «Опель». Правда, даже не вспомню, сколько она стоила. Но, наверное, это самая существенная покупка на то время, потому что в основном тратил на какие-то мелочи, на жизнь. Ничего сверхъестественного. Плюс зарплата в «Динамо» была такая, что позволяла спокойно и без каких-либо затруднений уехать в отпуск в любую, даже самую экзотическую, страну. Зарплата, премиальные – пару десятков тысяч долларов не выходило, но сумма все равно серьезная.

– Вы спокойно играете, живете, занимаетесь семьей, и тут наступает 1998 год – дефолт в России. Как он отразился на футболистах?

– А я бы не сказал, что мы его сильно заметили. Я больше запомнил 1996 год, когда за президентское кресло активно боролись Ельцин и Зюганов. Страна фактически замерла, все были на паузе и ждали, чем же все закончится. Если бы победил Зюганов, то была бы совсем другая страна. И вот в том сезоне случилась небольшая задержка зарплат. Какие-то деньги давали, но далеко не в полном объеме. Когда выборы прошли, нам абсолютно все отдали, даже с процентами. Приятный сюрприз :).

– Финансовые условия контракта, где зарплата была прописана в долларах, из-за дефолта не пересматривались?

– Нет, все осталось, как прежде. Как уже сказал, больше проблем было в 1996-м. А в 1998 году все было четко, несмотря ни на что.

– Зарплатных карточек тогда еще не было?

– Нет, с ними столкнулся уже в Англии. А в Москве мы получали зарплату и премиальные наличными. Команда приезжала на базу, каждый расписывался в ведомости, получал свои деньги и уезжал. Я вообще скажу, что в «Динамо» для футболистов было сделано все, чтобы они ни о чем кроме спорта не думали. То, что мы получали деньги наличкой, позволяло не уйти в финансовый загул. Карточки ведь расслабляют, особо не следишь за тратами. А тут совсем другая история, всегда видишь, сколько осталось. Поэтому даже когда или жена моя, или мы вместе шли по магазинам, особо много не тратили. И каких-то сверхъестественных покупок не совершали.

***

– Вы уже упомянули Англию, но до нее был небольшой период в Бельгии, в «Антверпене».

– К тому времени у меня появился агент из Англии, и пока решались вопросы с трудоустройством в Чемпионшипе (втором дивизионе английского футбола – Tribuna.com), получением рабочей визы и так далее, он меня пристроил в «Антверпен». Благо у агента с руководством были хорошие отношения. Несколько месяцев я в Бельгии тренировался, не подписывая полноценный контракт. «Антверпен» был перевалочным пунктом, поэтому были соответствующие финансовые нюансы. Клуб платил мне совсем небольшие деньги, благо предоставил жилье – пару месяцев пришлось пожить в гостинице. Были и свои какие-то деньги, скопленные за предыдущие годы. Так что особых проблем в Бельгии я не испытывал.

– Агенту вы отчисляли какой-то процент от зарплаты?

– Нет, у него были свои условия. Есть футболисты, в контрактах которых прописывается сумма, которую получает агент. Но в моем случае было так, что мой посредник подписывал с клубом, с тем же «Сток Сити», свой отдельный контракт. И вот там уже была сумма, которая полагалась агенту. То есть те деньги, которые были в моем соглашении, шли только мне. К слову, агентом у меня был англичанин, бывший футболист. Очень достойный и порядочный человек. От сотрудничества с ним остались очень приятные воспоминания.

– После переезда в Англию зарплата выросла в разы?

– Не сказал бы. Да, «Сток Сити» – это второй клуб в истории английского футбола, у него богатые традиции, но все-таки команда выступала в Чемпионшипе. И деньги, которые мне там предложили, не особо отличались от тех, что я получал в московском «Динамо». Но, опять же, я особо о зарплатах не думал. Переезжал в Англию, чтобы помочь команде пробиться в Премьер-лигу, самому там поиграть. К сожалению, не получилось этого сделать. Тем не менее остался всем доволен, английский этап карьеры оставил только приятные воспоминания.

– Вас несколько раз признавали лучшим игроком команды по версии болельщиков.

– Да, но вот каких-то дополнительных денежных дивидендов от этого не было, никакие премии и бонусы мне не полагались. Все такие признания – чисто для поднятия морального духа.

– Зарплата в «Сток Сити» была прописана в фунтах?

– Да, при этом я столкнулся с новой системой выплат: деньги приходили на карточку не раз в месяц, как было в Москве или Минске, а каждую неделю. Англия вообще во многом отличается. Если обсуждается зарплата, то говорят о том, какие деньги получают в неделю, а не в месяц. В «Сток Сити», к слову, ни разу не столкнулся с какими- то задержками. Все четко, все вовремя.

– Человеку, который до этого распределял деньги на месяц, пришлось перестраиваться на новую систему доходов и расходов?

– А распределять особо и не пришлось, суммы были такие, что просто не успевал тратить :). К тому же мне уже было 27-28 лет, начинал потихоньку задумываться о том, как и что делать после карьеры. Поэтому все под чистую не тратил.

– У вас были какие-нибудь личные спонсорские контракты?

– Нет, ничего такого. Да и не забывайте, что мы же не в АПЛ играли, поэтому внимание к нам не было повышенным. Я получал зарплату, премиальные за победы. Все, больше никаких бонусов не было.

– Что насчет штрафов? Они были в «Сток Сити»?

– Нет. А вот где точно штрафы применялись, так это во время моего последнего сезона в московском «Динамо» при Валерии Газзаеве. Причем штрафы давались не за опоздание, не за какую-то другую провинность. У Газзаева штраф больше был стимулом для футболистов в определенных игровых ситуациях. Например, подается угловой, есть человек, который закрывает дальнюю штангу. И если после подачи этот игрок не успевает замкнуть передачу, то к нему применяется штраф. Но, насколько помню, все всегда успевали, всегда старались.

– Вернемся к Англии. Вы говорили, что не успевали тратить свою зарплату.

– Я жил в основном футболом, много где не гулял, не ездил. Плюс клуб снимал мне небольшой домик. Единственное, коммуналку я оплачивал сам, и помню, что набегала приличная сумма. За то же телевидение приходилось отдавать до 100 фунтов. Чтобы было понятнее, нужно сказать, что соотношение фунта к доллару в то время было один к полутора. В общем, по сравнению с Беларусью и Россией цифры выходили немаленькие. Хотя я не занимался разными сравнениями и пересчетами. Живешь в Англии – следуй тамошним правилам и ориентируйся на местные цены.

– Машину клуб предоставлял?

– Да, дали праворульную «Хёндай Сонату». Думал, будет много проблем с вождением, но нет, все прекрасно. Единственное, когда сворачивал с главной дороги на второстепенную, мог заехать на встречную полосу. Заправлял машину сам. Сколько уходило на бензин не помню, зарплата была такая, что не беспокоился по этому поводу.

– В магазинах цены сравнивали?

– Да, поначалу переводил в доллары, в рубли. И могу сказать, что выходила достаточно немаленькая сумма, затраты на продукты существенные. Например, мы с супругой ездили закупаться раз в три дня, брали только самое необходимое, без каких-то изысков, королевских креветок. И отдавали за поход в среднем фунтов 30-50, то есть около 75 долларов. На самом деле немало.

– В Англии, как вы уже сказали, столкнулись с карточками?

– Да, и стало немного тяжелее контролировать расходы :). Как-то психологически расслаблялся.

– Самая большая покупка, совершенная в Англии?

– Ничего сверхъестественного не приобретал, потому что не было смысла в этом. Если бы собрался остаться в Англии на постоянной основе, тогда, может, задумался бы о доме, о еще чем-то. Единственное, я купил подержанный «Лексус». Но много на нем не проездил, потому что через пару месяцев после покупки отправился играть в Россию. Насколько помню, отдал за него в районе 20 тысяч фунтов, для Англии это нормальная цена. Когда уезжал, оставил ребяткам, которые машину продали фактически за те же деньги и перевели мне потом все на карточку.

– А что касается шоппинга в выходные, посещения магазинов одежды?

– В Сток-он-Тренте не было больших магазинов, поэтому приходилось ездить в Манчестер, Бирмингем – то есть в близлежащие города.

– Сколько денег уходило на одежду?

– Точно не скажу, но однозначно одежда там стоит очень дорого. Куча магазинов брендовой одежды, даже для самих англичан цены высокие. Например, за куртку можно было отдать до 300 фунтов. Ничего, вроде бы, из себя не представляет, но вот за марку приходится платить. Мы с супругой старались обходиться без таких покупок, но и скидки, какие-то распродажи не искали. Зарплата позволяла купить себе что-то хорошее.

– Путешествовали по Англии?

– Нет, особо не наездил. Был в Манчестере, Бирмингеме и Лондоне. Столица Британии – однозначно самый дорогой город, в котором тогда побывал. В не самом шикарном ресторане за двоих можно было отдать 50-100 фунтов за ужин. По ресторанам мы особо много и не ходили. Жизнь в Лондоне недешевая, причем цены везде высокие, независимо от того, туристическое это место или окраина города.

***

– После Англии вы вернулись в Россию, и по финансам пришлось спуститься с небес на землю?

– Как раз нет. В отношении футбола, атмосферы, конечно, Россия проигрывала Англии, но не в финансовом плане. Когда подписал контракт с «Шинником» в 2003 году, российский футбол по части денег был на подъеме, поэтому и зарплату мне предложили достаточно неплохую, практическую такую же, как в «Сток Сити».

Я задумывался о будущем, деньги уже выходили на первый план. Делал какие-то инвестиции. И одно из вложений оказалось очень неудачным. Товарищи предложили вложиться в производство макарон. Купили оборудование, помещение. По цифрам все было прекрасно, но когда столкнулись с реальностью, я понял, что не стоило этого делать, не стоило туда влезать. Сейчас понимаю, что если уж заниматься бизнесом, надо полностью вникать в это все, следить и не ждать, что ты будешь играть, а параллельно тебе будут капать деньги. Может, бывают случаи, когда все происходит хорошо, но это редкость.

– Почему бизнес не задался?

– Об этом можно долго рассуждать, но если в двух слова: мы столкнулись с государственной системой, которая не позволила развиваться. То есть мы поставляли продукцию, а нам вовремя не оплачивали поставки, пользовались своим положением. А что мы могли против госмашины? В итоге работали себе в минус, и решили, что лучше все это прекратить. Производство продержалось буквально пару месяцев. К счастью, удалось продать производственное помещение.

– Вы лично потеряли много денег?

– Точную цифру не помню, но сумма вышла очень приличная. Не пару тысяч долларов. Это были те деньги, которые потихоньку накапливались за время карьеры, откладывались. Так их и потерял.

Я, кстати, через интервью хочу предупредить футболистов, которые задумываются о вложениях в бизнес. Если у вас есть деньги, то рядом могут появиться люди с предложениями стать инвестором, как-то помочь. Нужно к таким людям относиться повнимательнее, не бросаться на всё. Иначе можно потерять много денег. Ну а если вложились, то стоит помнить, что не будет так: ты играешь, а тебе доллары капают на карточку. Если бизнесом занимаешься, посвящай ему много времени, тогда и будет какой-то положительный итог. Или, например, некоторые покупают недвижимость в надежде, что будут сдавать квартиры и получать дополнительный доход. Тоже ошибка. За недвижимостью нужно следить, вести дела, не отвлекаясь на что-то другое.

– Какие деньги вы имели в период игры в Ярославле?

– О цифрах говорить не будем, но, как уже рассказывал, в отличие от Англии иногда приходили спонсоры и просто выдавали дополнительные премиальные за победы.

– Вы как-то рассказывали, что в России премиальные доходили до 15-20 тысяч долларов.

– Во Владивостоке, когда выступал за «Луч-Энергию», бывали такие цифры. Когда в конце сезона проходили важнейшие игры и многое в турнирной таблице решалось, бывало, что приезжали люди с деньгами и нас фактически стимулировали, чтобы мы победили. Ничего криминального в этом не вижу. И цифры тогда были даже больше, чем 20 тысяч долларов на человека. А так, если не отходить от Владивостока, футболисты, которые там играют, должны понимать, за что они играют. У меня, например, тогда была самая большая зарплата за время карьеры. Но приходилось совершать многочасовые перелеты, а это не всегда хорошо сказывается на здоровье. До этапа во Владивостоке у меня никогда не было проблем с сердцем, но постоянные перелеты отразились, появились вопросы. И это все наверняка укоротило мою карьеру.

– Получая большую зарплату, жили на широкую ногу?

– Нет, потому что снова же думал о будущем. Покупал коммерческую недвижимость, вкладывал деньги в долевое строительство. Вот как раз молодым игрокам могу посоветовать, что после 28-29 лет стоит задумываться о том, как и на что жить после завершения карьеры.

– Последними клубами в вашей карьере были «Ростов» и «Алания». Туда шли больше для того, чтобы заработать?

– Можно сказать и так. Если бы денег хватало, то, наверное, закончил бы и раньше, уже после Владивостока. Но поиграл еще за «Ростов» и «Аланию». Хотя, знаете, если бы после Владикавказа мне поступило из Беларуси достойное предложение, в том числе в финансовом плане, то побегал бы, поиграл бы на опыте. Но такого предложения не было, поэтому в 36 закончил.

– Еще знаю, что определенные деньги вы получали, играя за сборную. Где-то 2-3 тысячи долларов.

– Когда нас вызывали в главную команду страны, вообще не задумывались о каких-то деньгах. Парни играли в достойных клубах, имели хорошие контракты, поэтому даже если бы не платили за игры в форме сборной, то все равно бы приезжали.

***

– Расскажите про свое самое удачное вложение денег.

– Сложно сказать, покупал и инвестировал во многое. Но, оглянувшись, могу сказать однозначно, что в начале 2000-х, когда играл в Ярославе, нужно было покупать недвижимость. В Беларуси тогда квартиры стоили намного дешевле, чем сейчас. И, наверное, стоило купить несколько, чтобы потом, когда цена подрастет, продать или просто сдавать. Получал бы дополнительную прибыль. Но это понимаю уже сейчас.

– Что посоветуете молодым футболистам, у которых есть деньги? Во что лучше вложить?

– Ничего нового и экстраординарного не скажу. В недвижимость, в долевое строительство. Пока ты играешь, твои деньги точно никуда не денутся. Когда закончишь карьеру, можешь заняться бизнесом. И для поднятия, для развития ту же квартиру можно продать, получить определенную прибыль.

– Можете вспомнить свою самую бесполезную трату денег?

– Опять же, минус – это вложение денег в макаронное производство. А вот что касается каких-то покупок, то я деньги на ветер не бросал, не так был воспитан. Поэтому бесполезных покупок точно не совершал.

Фото: legioner.kulichki.com, probusiness.io

 

+10
Популярные комментарии
Evgeny Selemenev
+7
- Сколько получали в минском Динамо?
- Не скажу.
- Сколько получали в московском Динамо?
- Не скажу.
- Сколько получали в Стоке (это Англия, это было 100 лет назад)
- Не скажу. Но деньги шли на карточку! И макароны там дорогие!
- Ок, сколько получали в Шиннике, Луче, Алании...?
- Не скажу, но больше всего за карьеру! Я смог вложиться в макароны!
- Дайте совет молодым футболистам?
- Не советую вкладываться в макароны!

А так интервью интересное, и картинки хорошие.
alikat7883
+2
Когда-то летел с Сергеем из Лондона в Минск. Добрый и хороший человек. Сказал тогда, что летит спасать Малофеева). Яскович тоже летел тогда)
Советский белорус
+1
Далеко от спорта.
Написать комментарий 6 комментариев